Нурсалий и игрушки

Автор:
Arseting
Печать
дата:
16 ноября 2007 08:56
Просмотров:
954
Комментариев:
2
Мамааа, ну мам, а игрушки бывают живые, ну хоть иногда? – уже двадцать
минут маленькая девочка донимала свою маму в отделе игрушек. Она перебегала от игрушки к игрушке, хватала их и бежала к маме уточнять, а вдруг…
- Нет сонц, игрушки не бывают живыми, - каждый раз отвечала уже порядком
утомленная молоденькая мамочка. Эта игра её забавляла но начинала уже надоедать, и каждый раз когда ей казалось что она вот вот уже разозлится дочурка снова подбегала тряся своими белокурыми хвостиками с новой игрушкой в руках и начинала звенеть задорным детским голоском. И всё что она могла сделать в ответ это невольно улыбнуться и сказать малышке, что игрушка снова не живая.



Алинка, так звали девочку, была приглашена на день рождения мальчика, с которым они были в одной группе детского сада. Вот мама и привела ребёнка выбирать подарок. Но выбор порядком затянулся, Алина хотела что-то особенное и непременно живое. Так и переходили они от стойки к стойке, мама уже мысленно представляла масштабы истерики которую закатит дочка если они ничего не выберут, когда неожиданно в отделе появился незнакомец. Он тоже начал перебирать игрушки, но каким-то странным одному ему понятным способом, он брал игрушку, несколько секунд тряс её, подносил к уху и видимо вслушивался.

Нурсалий Аглымбеков, старый монгольский шаман, приходил в этот отдел далеко не первый месяц, после приезда с Монголии он бегал из одного магазина в другой и выбирал игрушки для своих таинственных обрядов. Но снова и снова он уходил расстроенный и недовольный, ему не попадалось ничего подходящего. Игрушки были злыми бездушными, он видел, что создавали их без любви, без желания сделать ребёнку приятно, в них не вложили душу, их призванием был простой заработок денег, так ненавистный Нурсалию. Со слезами на глазах он вспоминал, как из простейших кусков кожи и соломы он делал детям чудесных кукол, которым они просто не могли нарадоваться.

Нурсалий собрался уже было развернуться и уйти, когда к нему подбежала маленькая девочка с гигантским плюшевым медвежонком, который был почти с неё размером и спросила, - Дядь, а медвежонок живой? – Нурсалий опустил взгляд и улыбнулся, на него смотрели большущие глазки, в которых было куча надежды, что ну вот наконец-то, она нашла то что ищет.
- Ну конечно живой, только не сжимай его так сильно, ему же больно, - ответил
он и присел перед девочкой, - только оживают они по ночам, когда такие маленькие дети как ты уже ложатся спать.
- Ух ты, спасибо, спасибо, спасибо, - прозвенела Алинка попрыгала несколько
секунд , и радостно крича побежала к маме. – Вот мам он, живой мы его берём!
Мама улыбнулась, облегчённо вздохнула и хотела взять медведя в руки но тут же услышала, что мы уже взрослые и сами в состоянии носить подарки.

Нурсалий наблюдал за разговором и улыбался, так приятно снова подарить ребёнку кусочек счастья. Когда мама с девочкой ушли, он обвёл взглядом отдел игрушек, прикрыл глаза и тихо сказал, - Сегодня вы живые! – Лёгкая рябь прошла по воздуху, Нурсалий взял с полки оловянного солдатика и снова поднёс к уху, удовлетворённо улыбнулся и пошел к выходу. До закрытия магазина оставалось 15 минут…


Погасла последняя лампочка, охранник совершив свой привычный обход, направился в подсобку, там пробежал взглядом по экранам наблюдения и привычными движениями свернул видео картинку, нацепил наушники, поудобнее умостился в кресле и запустил игрушку, он двое суток ждал своей смены, - Вот уж воистину, работа должна приносить удовольствие, -промычал он, и ушел в виртуальный мир до утра.

- Да уж должна, - прописчал голосок на дне громадной корзины с игрушками.
- Да раздвиньте вы свои сраки, пустите к свету животные, - из неожиданно ожившей корзины, в которой копошились, десятки разноцветных гомонящих игрушек, вылезал расталкивая всех маленький зелёный осьминог.
- Да уж сказал, животные, на себя глянь, мутант-многох*й! – распахнув
маленькой ножкой, свою розовую коробочку на всеобщее обозрение грациозно вышла барби. Ручкой барби поправила свою прическу и пошла в направлении своего дома, вульгарно виляя бёдрами, было видно что первые шаги даются ей с трудом, но марку позорить она не могла.
- Смиррррно! – прокомандовал командир оловянных солдатиков, - Рррравнение
на барби! Троекратным сиськи покажи, папррриветсвуем барби!
- СИСЬКИ ПОКАЖИ!!! СИСЬКИ ПОКАЖИ!!! СИСЬКИ ПОКАЖИ!!! -
прорычало два отряда солдатиков.
- ЫЫЫЫ, - подытожил командир, пуская слюну на китель, просто пожирая
глазами барби, которая в испуге заскочила в домик и закрыла за собой дверь.
- На абардаж! – скомандовал главный, и махнул шашкой, в сторону вино-
водочного отдела, - через вино водочный, мои бравые камрады, я пока не знаю, что это такое но чёткий посыл почувствовал. На ллллево! Шаааагом марш! - и не спуская глаз с домика солдаты направились в путь, теперь каждый из них пускал слюну, и тупа улыбался, - Песню зааапевай! – снова скомандовал он.
- Май хамп, май хамп, май хамп, май хамп, май хамп, - затянули салдаты
песенку.

- Суки нет, та ненадо, ну что же вы делаете!!! – кричал на верхней полке
неваляшка, с каждым шагом солдатиков раскачиваясь всё больше и больше. – Ааастааанааавииитеесь! За что!? – на его пластиковом лице выступили слёзы. – и вот так мне суждено провести мой первый день жизни?!?!

- Поверь мне, это ерунда, лучше болтаться туда сюда, куда страшнее родиться
страшным многохуем, даже когда не знаешь, что это такое! – прописчал осьминог и полез подальше от шума в темноту под полку, - боже, какие они все дураки, и неучи, и… - он перевёл взгляд на домик барби, на секунду задумался, - и бл*ди!

Тем временем, вернувшиеся из пивнухи служивые начали приступ домика барби, вернулись они не с пустыми руками, большой гусеничный танк буксировал ящик пива, слегка присыпаный бутылочками водки, часть пива была тут же вылита в гламурненький бассейн, и слегка разбавлена водочкой. Начались купания!
Первым в домик ворвался командир, уже с трудом удерживая равновесие, он влетел внутрь и набросился на барби! – Говорили тебе покажи сиськи, - рычал он срывая с неё розовые одежды, барби орала так, что половина игрушек закрыла у кого чем было уши. Корзину мягких игрушек привело в восторг то, что многох*й, закрыл уши х*ем, корзина дружно зааплодировала!
- Ха бл*ть! – распахнув ногой дверь, за порог выскочил довольный командир,
- Ура бл*ть! – Прокричал он и победно взмахнул над головой, двумя розовыми
пластмассовыми ногами барби, - теперь не убежит!
- Урррааа! – вторили ему солдаты и в мгновение ока выстроились в длинную
очередь!
Из домика не переставая доносился дикий вопль разодранной куклы. Когда первый солдат собрался уже было сделать шаг в домик, оттуда вылетела широким шагом барби, уронив ошарашенного солдатика на пол. – ах*еть! - подытожил он, провожая взглядом существо стремительно уносящееся в даль.
- Хы двучлен, - прокомментировал осьминог. – Дураки.

- про*бали! Упустили! – размахивая чужими ногами, орал командир, - всех на губу отправлю, в многох*ев превращу! В погоню, разделиться по пять душ и искать!

- Сууууукииииииииии!!!! – не унимался неваляшка, наматывая уже наверное
тысячный круг, - остановиииите!
- Идем, уже идём, друг, мы тебя спасём, - к неваляшке крались близняшки обезьянки.
Неваляшка понял что он обречён, и пока обезьянки поняли в чём суть остановки, неваляха понял две вещи, что такое амплитуда и то, что он попал в ад.

Командир тем временем осознал, что он был в раю, размахивая руками свежепойманой барби, он приветствовал всю игрушечную братию. Пьяные солдаты играли в футбол головой барби, другие солдатики её грубоали, благо дырок теперь хватало на многих.
На футбольном поле солдаты носились за мохнатым мячиком который беспрерывно визжал и старались стукнуть так сильно чтоб он заглох раз и навсегда! Командир болел за голову, и строил планыли с головой, то есть мячом.
Словарный запас головы барби оказался гораздо обширней чем у барби целиком.
Странно, подумал командир. Неожиданно на поле возник опасный момент, но после удара нападающего визжащая по*бень угодила в перекладину ворот и укатилась далеко за поле. Покатилось под полки с игрушками и прикатилась, к осьминогу.
- бл*дь! -сказал осьминог, и сожрал голову.

Обезьянки вошедшие в кураж, продолжали кружить неваляшку с утроенной
энергией, дюрасел хуле…
- Та лучше бы меня меня порвали и вы*бали, чем так здохнуть! – рыдал
неваляшка.
- Легко! - хором ответили солдатики. – и дружно потопали в сторону неваляшки.

Праздник души и тела нарушило появление охранника. Онемевший он тёр глаза и не верил им.
-О Гулливер, мачи его ребзя! - заорал командир, и игрушки бросились вязать его по рукам и ногам. Охранник неистово заорал и попытался бежать, но хитрый многох*й впился ему всем телом в лицо, неваляшка запущенный обезьянками с верхней полки, летел и источал слова благодарности своим спасителям, от точного попадания в голову неваляхи в голову охранник рухнул на землю, остатки барби ему запихнули в рот, чтоб не орал, хотя он уже и не орал. Он лежал и ох*евал, слегка укакавшись.

В этот момент в магазине появился первый луч солнца, игрушки стали падать на пол, осьминог слетел с лица охранника, и упал рядышком. Всё затихло, последней замолкла голова барби.

Его нашла утром уборщица, он лежал на полу среди беспорядочно разбросанных игрушек, рядом с полупустым ящиком пива и бассейна с ним же, в куче собственных фекалий. Лежал и очень тихо молчал. Сначала его уволили за пьянство на рабочем месте, а потом поместили в дурдом.

Друг Алинки отлично отметил день рождения, и её подарок – живой медвежонок, ему понравился больше всех. А Нурсалий теперь сам делает детям игрушки. Злые игрушки в которых не вложили любовь, плохой подарок ребёнку…

 
 
 
 


 
 
 
 

Информация

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Оставлять свои CRAZY комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Пожалуйста пройдите простую процедуру регистрации или авторизируйтесь под своим логином. Также вы можете войти на сайт, используя существующий профиль в социальных сетях (Вконтакте, Одноклассники, Facebook, Twitter и другие)

 
 
 
 
 
Наверх