Пустите меня на манеж...

Автор:
kisal
Печать
дата:
26 декабря 2007 20:04
Просмотров:
962
Комментариев:
3
ПУСТИТЕ МЕНЯ НА МАНЕЖ...

-Ну, все! Труба! - я плюхнулся на скамейку и, закурив, пустил дым в потолок - Макарыч жену с дочкой в отпуск отправил. На Ридну Неньку. Чувствую - предстоят нам веселые дни... Или ночи... А скорей всего - и то, и другое. Он на радостях прямо в аэропорту квасить начал, как только трап от самолета отъехал.
- И что, ты его там оставил? - поинтересовался Серега
- Не, к Мишке отвез - теперь там гудят, у Мишки семейство к теще укатило.
Так, что у них там в полном разгаре все, еще и в цирк собрались, клоуны!
- Цирк- это хорошо. Может сходить? - задумчиво проговорил Генка.
- Ага. Если патруль не повяжет, так Макарыч тебя там и поимеет в извращенной форме. За неимением жены, - усмехнулся я.
От штаба, грохоча сапогами, прибежал дневальный.
- Тащ сержант! - запыхавшись, доложил он Генке, - Там вас к телефону!
- Кто? - Генка лениво повернул голову.
- Прапорщик Малышев
- Иди, скажи, что не нашел меня, спроси что передать, - Генке очень не хотелось вставать и топать в штаб.
- Он сказал, что вы в курилке сидите и это скажете, - доложил дневальный, - И еще сказал, что если через три минуты вас не будет у телефона, то через десять он будет здесь сам, и поимеет в извращенной форме!
- Что, так и сказал? - развеселился Серега. Дневальный молча кивнул, - Ген, так тебе даже в цирк идти не надо, подожди десять минут только. Полный сервис на дому! Все для клиентов!..
- Бля! Приказ через месяц, мне вообще положено лежать, ничего не делать и дембеля ждать... - Генка, ворча, поднялся и направился в сторону штаба. Минут через пять он вернулся, сел на прежнее место и закурив, лениво потянулся.
- Макарыч, удод! Дневальному не сказать было, чтобы тебя искал! Нет, сержанта Милютина ему подавай!..
- Так ты помдеж, тебе по должности положено. Что, меня требует?
- Вы поразительно догадливы, сэр! - съязвил Генка - Сказал, чтобы через двадцать минут машина у подъезда стояла. Не иначе, в цирк поедут.
Теперь настала очередь возмущаться мне:
- Таксиста нашли! Я вообще Горелова вожу, а то, что он в отпуске, а дежурка без стартера стоит - не мое дело!..
- Вот Горелов вернется, ему и пожалуйся!.. В цирковом буфете пиво наверняка есть, попроси Юрика, чтобы купил, - Серега протянул мне рубль, Генка вытащил из кармана еще один...


* * *

Юрик работал униформистом в цирке. Подавал - принимал реквизит, устанавливал конструкции, страховал артистов. Ему было уже далеко за сорок, но все, даже дети называли его Юриком. Он не обижался. Юрик был очень добрый и безотказный. Когда-то Юрик выступал на арене с акробатическими номерами. В однокомнатной хрущевке, где он и не жил почти, на стене висели его старые афиши. И имя Юрия Завьялова в цирковом мире было довольно известным. Но однажды, на репетиции, рухнула конструкция, на которой он работал. Юрик серьезно повредил спину, выступать уже не мог, но и без цирка тоже не мог. Вернулся в Уссурийск, в оставшуюся от умершей матери квартиру, и устроился в местный цирк. Семьей Юрик обзавестись так и не успел, да и, похоже, не стремился к этому. А жил, большую часть времени, в цирковой общаге, громко именующейся гостиницей.
- Не могу я долго один быть, - говорил он мне как-то за пивом, - День-два дома поживу, и опять в общагу. Там люди, там мне комфортней... Всю жизнь по гостиницам, привыкнуть к дому уже не могу.
Познакомились мы с Юриком еще год назад, когда Макарыч снюхался с директором цирка. Какие общие дела могли быть у щирого хохла Макарыча с пожилым очкастым евреем Гофманом - непонятно совершенно. Настолько они были разные. Но видимо что-то связывало их, потому что Макарыча я возил туда нередко. И пока тот решал свои дела, мы с Юриком сидели в реквизиторской, и попивая чаек, вели задушевные беседы. Как-то сразу он располагал к себе и мягкой улыбкой, и негромким голосом. И всегда помогал купить выпивку, ибо кто ее нам, служивым, продаст?..
Макарыч, заботясь о солдатах и пользуясь связями в цирке, регулярно отправлял туда личный состав в порядке обеспечения досуга. Как только приезжала на гастроли очередная труппа, Макарыч ехал к Гофману, а вечером бойцы дружно шли в цирк. Те, кто был в наряде, попадали туда на следующий день. За время службы мы посмотрели не одно представление и не только цирковое. Тут гастролировали и музыканты, и театральные актеры. Я даже взял автограф у выступавшего здесь Леонида Каневского, которого все тогда знали как майора Томина из популярного сериала. Правда, потом подарил его Сереге для дембельского альбома. Все равно не именной был. « С наилучшими пожеланиями! Майор Томин - Л.Каневский.». Серега спер в библиотеке журнал «Советский экран», вырезал оттуда его фото, приклеил рядом с цирковой программкой, на которой расписался Каневский и очень этим артефактом гордился.

«Из всех искусств важнейшим для народа является кино!» - этот лозунг знают все. Но не все знают, что полностью фраза звучала так: «Из всех искусств важнейшими для народа являются кино и цирк!»

Н скажу, что был полный аншлаг, но публики в тот вечер хватало. Саратовский цирк приехал на десятидневные гастроли уже три дня назад, и на первом представлении мы побывать, конечно же, успели. Ничего особенного, обычная программа. Причем, далеко не высший класс. Да и не ездили сюда ведущие цирковые артисты. Чаще всего под громким названием скрывалась обычная сборная труппа. Московский цирк приезжал, но звезд, таких, например, как Кио, Запашные и Никулин здесь и близко не было. Второй состав... Или третий. Думаю, что и тут была какая то сборная цирковая команда из Саратова.
Макарыч и Мишка уселись в ложе, где их уже дожидались две какие то дамочки. Вечер у наших бравых прапоров разворачивался по давно обкатанному сценарию. В антракте наверняка будет сделан звонок в часть с приказом топить баню и наполнять бассейн... Ну, до чего банально, даже зубы сводит!.. И потом меня еще заставят этих боевых подруг по домам развозить... А может они к подругам и поедут? Оба ведь холостые сегодня... Глядишь, и не дойдет сегодня до бани.
Юрик, виновато разведя руками - дескать, и рад бы пообщаться, но работа, погоди до антракта, освобожусь - подойду, кивнул мне на свою каптерку и умчался куда-то в сторону клеток с хищниками. Смотреть представление я не стал, сидя в уголке реквизиторской, пытался извлекать звуки из обшарпанной гитары. Юрик иногда играл под настроение, да и еще, наверное, кто-то... Дежурный инструмент, украшенный разными автографами и подписями, видимо, имел здесь постоянную прописку.
Первое отделение заканчивалось. Кинув взгляд на часы, я вышел в поисках Юрика. Нужно ведь было попросить его пива купить, а то вдруг в антракте зрители выпьют все - и как мне потом пустому возвращаться?..

- Уважаемая публика!!! - раздалось с арены, - А сейчас впервые на манеже, только вчера прилетевшая из Европы, обворожительная Ольга Стрельцова! Смеррртельный номер под куполом цирка!!!
Интересно, а почему я этого не видел когда ходил? Хотя, если верить шпрехшталмейстеру, вчера прилетела, а мы тут были позавчера. Да и музыка заиграла совсем непохожая на то, что игралось раньше. Редкая вещь - тема из фильма Стэнли Кубрика «Заводной апельсин». По радио это не звучало в то время, да и фильм под запретом был. А мелодия очень красивая...
Заинтересованный, я тихонько пробрался к кулисе, посмотреть номер. Свет погас, из-под купола спустился канат. В луче прожектора возникла девушка. Сказать, что она была красива, значит, ничего не сказать! Длинные темные волосы и фантастическая фигурка! Даже сейчас, повидав за много лет уже немало, я не могу припомнить ничего более совершенного. Что она вытворяла под куполом - это тоже было вопреки всем законам физики и возможностей человеческого тела. Воздушная эквилибристика. Так, кажется, это называлось.
Замерев, я любовался девушкой, которая невероятно пластично выполняла немыслимые трюки на головокружительной высоте. Наконец, совершив на раскручивающемся канате что-то уж вовсе невероятное, она скользнула вниз и замерла в голубом луче, раскинув руки. Вспыхнул свет, грянул марш и обрушился немыслимой силы шквал аплодисментов. Среди мужской половины зала равнодушных не было. Не вожделеть такую девушку мог, пожалуй, только слепой.
Откуда то сбоку появился Юрик, улыбаясь, кивнул мне на реквизиторскую. Вдруг из глубины коридора послышалась возня и шум
- Пустите мене на манэж!!! Я тоби шо казав?!! Та не чепляй мени!!! - пьяный Макарыч без фуражки, в расстегнутом кителе и с галстуком на плече пытался прорваться сквозь удерживающих его униформистов и артистов - Пустите мене на манэж!!!
Ну, ни хрена себе! Видать, Макарыч еще принял на грудь, потому что хохлацкий акцент в его речи обычно возрастал прямо пропорционально выпитому. Насмотрелся, называется! Нельзя ему без подготовки таких девушек показывать! Я благоразумно спрятался за шторой. Откуда-то появившийся, Гофман, сумел увести Макарыча к себе в кабинет. Мы с Юриком обменялись понимающими взглядами, зашли в реквизиторскую и прикрыли дверь.
- Юрик, а что за девушка? Почему ее раньше не было? - не задать этот вопрос я просто не мог, перед глазами все еще стояла изящная фигурка на арене.
- Оля? Она вчера приехала. В труппе ее вообще не было, и в программе тоже. Номер сольный у нее. Реквизита специального не нужно. Я только страховал. Петрович, администратор, видимо, знает, что к чему. В программу вставил сразу.
- Красивая.... - восхищенно произнес я - Просто богиня! Сложена идеально.
- Ну не совсем идеально - улыбнулся Юрик - Девяносто-шестьдесят-девяносто тут не катят. Я же ей страховку цеплял. Так шестидесяти там нет, пятьдесят-пятьдесят пять от силы. Что, конечно же, не делает ее менее красивой, правда?..
- Юр, я чего пришел-то, - с трудом отвлекся я от мыслей о девушке - Купи пива, а?.. Мне сам понимаешь, не продадут, а мы вечером глотнули бы за твое здоровье, - я протянул ему три мятых рублевки. Юрик понимающе улыбнулся и, прихватив валявшуюся на продавленном кресле, сумку с надписью «Олимпиада-80», вышел из реквизиторской. Я, взяв гитару, устроился в кресле, и вновь мысли потекли в единственном на сегодняшний вечер направлении. Да!.. Это что-то!.... Эх, бля!.. Чужие мы на этом празднике жизни!... Вот был бы на гражданке... Хотя, какое там!.. Такие девушки не могут быть свободными, наверняка там кто-нибудь из таких же цирковых артистов, а может даже муж... Я, сам того не замечая, уже давно наигрывал ту самую музыкальную тему из ее номера. Дверь приоткрылась, в полутемную реквизиторскую неслышно скользнула невысокая фигурка. Я поднял глаза. Передо мной стояла Она.
Правда, уже в халатике, накинутом на оголенные плечи.
- А где Юрик? Склонив голову набок, девушка с любопытством уставилась на меня. Я, закрыл глаза, потряс головой и вновь открыл. Видение не исчезало. Вскочив с кресла, жестом предложил ей сесть.
- Сейчас придет - хриплым от волнения голосом проговорил я.
- Я тут посижу, не возражаешь?.. - и голос ее был именно такой, как я и представлял. Мягкий и негромкий... Да что же это делается?! В один только голос можно влюбиться, даже не видя ее. А глаза!.. Темные, почти черные, опушенные длинными ресницами... Повезло же кому то...
Дверь приоткрылась, впустив Юрика, тащившего сумку, звякавшую пивными бутылками.
- Оля! - заулыбался он, - Ты ко мне? Случилось что?..
- Юрик, я у тебя посижу? А то там какой-то прапор озабоченный... Мне Гофман шепнул, чтобы у тебя посидела, пока не уедет.
- Да, конечно, какие вопросы! Вы уже познакомились?
- Не успели еще, - она сверкнула улыбкой.
- Знакомься, Карел! Это Оля! - представил мне ее Юрик.
- Карел? - она подняла бровь, - Почему Карел?
- Потому что из Карелии. Позывной такой у него.
- А имя у тебя есть?... - вопросительно посмотрела на меня Ольга.
- Есть, - я, улыбнувшись, представился, - Правда, отвык уже от него за два года, Карелом все величают.
- А я зашла, испугалась поначалу, думала, что тот прапор, куда теперь бежать?.. - негромко рассмеялась она.
- К счастью, не прапор, но, к сожалению, привез его сюда именно я - так уж получилось.
- И что, он всегда такой?
- Он сегодня жену в отпуск отправил, теперь отрывается. Так-то мужик сравнительно неплохой, но, тебя увидев, и у трезвого башню снесет, что тут о пьяном Макарыче говорить? - попытался я сделать комплимент.
Юрик, оставив нас одних, куда-то исчез. Представление продолжалось, на арене дрессировщик работал с хищниками.
- Как галантный кавалер я должен был бы угостить даму шампанским, - я уже оправился от потрясения, вызванного Ольгиным появлением, - Но, к сожалению, шампанским не располагаю. Если, конечно, дама не брезгует пивом, то нет проблем! Пиво у нас есть.
- Спасибо, я не пью пиво, - улыбнулась она, - Так ты не прапор... Кто ты?.. Офицер?..
- Как ни странно, даже не офицер. Сержант. Срочник.
- Что-то не похоже, - недоверчиво прищурилась она.
- Честное слово! - я прижал ладонь к сердцу, - Я же не всегда погоны носил.
- А чем ты занимался до того, как носил погоны?
- Просиживал штаны на лекциях, готовясь стать архитектором. Но так получилось, что пришлось на два года об этом забыть.
- Интересно... Расскажешь?
- Не сейчас, - пустил я пробный шар. А вдруг получится, встретимся еще раз. И кто знает, что там дальше будет... - Долгая история, а мне скоро увозить твой сегодняшний кошмар...
- А потом? После того как ты его увезешь?
- Не знаю, - честно признался я, - Но, если получится, обязательно вернусь и расскажу. Если тебе интересно, конечно.
Ольга улыбнулась:
-Да... Мне интересно.

* * *


Откровенно говоря, я не особо надеялся, что вечером вновь увижусь с Ольгой. Наверняка, она уже в гостинице или еще где, все-таки после представления уже часа полтора прошло. Да и слова о том, что ей интересно, как ни крути, всего лишь слова.
Юрик еще не должен был уйти, сумка с пивом оставалась у него, и он сказал, что если я не смогу забрать до одиннадцати, то, как-нибудь сам к забору принесет и Генку вызовет. Понимал Юрик, что могу я и не приехать - кто знает, что взбредет в пьяную Макарычеву голову? Однако же, так и не прорвавшись на манеж, Макарыч, успокоенный то ли Гофманом, то ли Мишкой и дамами, вроде как угомонился, и, позволив усадить себя на заднем сидении, обняв обеих женщин за плечи, скомандовал трогаться по направлению к ресторану. Мишка, более трезвый, сообразил, что поскольку они в форме, то кабак может закончиться комендатурой, и после долгих выяснений куда ехать, наконец, было принято решение продолжать вечер дома у одной из дам, ибо ехать к Макарычу или к Мишке те отказались категорически.
- Возвращайся в часть, потребуешься - вызовем! - Мишка был краток, - Через десять минут позвоню, проверю.
Макарыч, оторвавшись от спутницы, строго помахал пальцем у меня перед носом, попытавшись что-то сказать, но грудастая блондинка, по-хозяйски зацепив под руку, целеустремленно потащила его к подъезду.
В том, что Мишка будет звонить и проверять, я сильно сомневался. В том, что они раньше утра отсюда не выйдут, был почти уверен. Уж больно вожделенно дамы смотрели на своих кавалеров. Так что, если те и сумеют вырваться из этого плена, то не раньше, чем к утру. И если есть там телефон, наверняка спрячут его эти подруги или отключат, дабы не мешал. По части сегодня был Мирошин, который знал, что я повез его коллег праздновать временное избавление от семейных уз. А докладывать ему, что отправили меня в часть, я думаю, вряд ли они станут. Да и Мишка, хоть и являлся начальством, закрывал глаза на многое. Тем более, сейчас, когда приказ через месяц - почти гражданские. Мы это понимали, и старались его не подводить, потому как спросят с него, если что. Он-то всего лишь прапор, а над ним много начальства, и далеко не все нормальные. Один замполит чего стоит!..
Подъехав с тыла к цирку, я заглушил двигатель и посмотрел на часы. Без двадцати одиннадцать, Юрик наверняка еще здесь. Машина на том же месте стоит, увидит - подойдет. В окне горел свет, слышались чьи-то голоса, смех и застольный шум. Видимо, артисты отмечали окончание рабочего дня. Я вышел на воздух и закурил.
Спустя десять минут, в двери появился знакомый силуэт. Юрик! Ну, порядок! Не ушел, честно дождался. Хотя, поскольку застолье, нетрудно догадаться, что и он в нем участие принимает. Но никогда я не видел Юрика пьяным... Пил он мало, ему было важно общение. Бутылочку-другую пива, или сто грамм, или пару бокалов вина... Именно от него я перенял привычку никогда не смешивать напитки.
- Ну, что, отвез? - улыбнулся Юрик
- Отвез. Мадамы их сняли качественно, раньше утра, думаю, не выпустят. Оголодали тетки, да и Макарыч не прочь оттянуться, наверное. Вряд ли его законная супруга в постели изысками балует. Я его понимаю и не осуждаю.
- С чего это ты решил, что не балует?.. - заинтересовался Юрик.
- А он сам Мишке, пока из аэропорта ехали, по пьяни жаловался. Дескать, пока замуж не вышла - никаких проблем, ничего невозможного! Где угодно, как угодно, когда угодно! Только намекни - и настроение всегда есть, и месячные не помеха! И минета просить не нужно было, сама инициативу проявляла, да так, что простыню в жопу засасывала! А после того, как родила, очень быстро повела себя так, будто в монастыре всю жизнь воспитывалась. Раз в год, и по великим праздникам, в миссионерской позе, а о минете только вспоминать осталось...Сама и виновата, что он по бабам ходит... Чего ты смеешься?..
- Да нет, ничего. Вспомнил, как он на манеж рвался. Может, не стоило его удерживать? Публике лишнее веселье. Подумают - клоун...
- Ага, Ольга бы от этого клоуна обратно под купол забралась. А он - за ней. Нет! Такой хоккей нам не нужен! Какой ни есть, а начальник! Комендатура прихватит, разборки начнутся... Кому это надо?
- Да я так, теоретизирую... Сейчас пойду, пиво принесу.
. Юрик, подмигнув мне, исчез в темноте. Через пару минут он появился откуда-то сбоку, и осторожно поставил на землю тихо звякнувшую сумку.
- Юрик, так ты бы себе-то взял парочку - я наклонился вытащить бутылки.
- Не надо! - он мягко удержал меня, - У меня есть, а вам самим мало. Да и поздно уже...
Поняв это, как намек, я протянул ему руку.
- Спасибо, выручил!..
- Карел! - Юрик придержал меня за локоть - Не уезжай пока, я сейчас! - он быстрым шагом направился к двери. Может, решил домой поехать сегодня? Подвезем, какие проблемы?.. Я задрал голову, любуясь усыпанным звездами, бархатно-черным небом. В темноте, вспыхивая проблесковыми огнями, медленно плыл самолет... Эх! На него бы - и домой!.. Ну, ничего! Недолго осталось!..

- Сержант! - из-за спины вдруг негромко окликнул мелодичный голос, звучавший у меня в ушах весь сегодняшний вечер, - Так ты расскажешь мне о том, как попал в армию?..
Сердце замерло, пропустив удар. Я обернулся. Неслышно подошедшая Ольга, стояла рядом, в накинутой на плечи легкой курточке, - Или тебе нужно ехать? - улыбнулась она.
Ну, Юрик!.. - благодарно подумал я, - Кто как не он, сказал ей, что я здесь! И наверняка ведь, общался он с ней - ведь я то уехал, а они остались в реквизиторской, и уходить не собирались. И обо мне, наверное, что-то такое сказал или разговор подвел к тому, что заинтересовалась девушка моей скромной персоной.... Мечты начинали понемногу становиться явью. Пришла!.. Значит, я ей интересен, все же...
- Нет, ехать мне уже не нужно никуда. Разве только в часть. Но это подождет.
- Проблем не будет? Хватятся - а тебя нет... - улыбалась Ольга. От нее слабо пахло вином и яблоками.
- Сегодня не хватятся. Если прапора в часть не явятся ночью
- А они могут явиться?
- Маловероятно - улыбнулся я - Там их на такую жесткую сцепку прихватили, что даже и захотят - не вырвутся. Так что, мадемуазель, прошу располагать мной, как считаете нужным, - щелкнул я каблуками, и коротко поклонился
- Сейчас ты очень похож на офицера, причем белогвардейского, - она присела в шутливом реверансе, склонив голову и лукаво глядя на меня.
- Я и советского изображал, когда в самоход ходил в лейтенантской форме. Правда, потом от патруля километра три через заборы и огороды удирал.
- Догнали? - деловито поинтересовалась Ольга.
- Розарио Агро еще никто не догонял! - смеясь, ответил я фразой из фильма.
Порыв ветра взметнул ей волосы и попытался сорвать с плеч куртку. Ольга зябко поежилась.
- Я могу принести бушлат из машины, все-таки это потеплей чем ветровка. Или, если не сочтешь мое приглашение невежливым - можем в машине посидеть - там удобней.
- Не сочту. - Ольга поправила волосы, - Я немного пьяна сегодня... Вы проводите меня до машины, Розарио?...

* * *

-...Вот так я здесь и оказался, - закончил я свою одиссею. Ольга, посерьезневшая, смотрела в ветровое стекло. Небо как-то быстро затянуло тучами, редкие дождевые капли уже стекали по стеклу и с барабанным стуком шлепались на брезентовую крышу .
- У тебя девушка есть? - не поворачивая головы, произнесла она .
- Была, - тоже глядя вперед, негромко ответил я
Мы одновременно посмотрели друг на друга.
- Бросила?.. Ты не отвечай, если тебе неприятно.
- Да нет, ничего... Я, наверное, внутренне уже был готов к этому, когда расставались. Что-то было такое в ее глазах. Хоть и плакала искренне, и письма писала чуть не каждый день поначалу. И последнее письмо, о том, что, дескать, больше меня обманывать не может, выходит замуж и просит забыть, было недавно совсем. Когда всех сослуживцев уже давно побросали подруги. А я все ждал, когда же до меня очередь дойдет.... И когда дошла, пополам с горечью и разочарованием, даже облегчение какое то испытал, если это можно так назвать. Или, скорее, убедился в закономерности происходящего, что ли?.. Хотя, все равно, что-то там внутри осталось. Не любовь, нет... Какая там любовь?.. Ну, это как осколок или пулю извлекут, а рана все равно болит. Потом затягивается, и все становится на свои места...
Ольга внимательно смотрела мне в глаза.
- Знаешь, почему-то я тебе верю - тихо сказала она, не отрывая взгляда. - А ты хочешь узнать, почему я здесь?
- Вопрос не в том хочу ли я знать. Вопрос в том, хочешь ли ты этим поделиться... Нужно ли тебе это?
- И опять ты меня приятно удивляешь. Наверное, я не ошиблась, когда подумала, что с тобой будет интересно общаться... - она вздохнула и вновь уставилась в стекло, наблюдая за медленно стекающими каплями.
- У меня тоже не слишком веселая история.... Ты прав, мне нужно с кем-то поделиться, выговориться... Цирковой мир слишком маленький и замкнутый, и любая информация очень быстро становится всеобщим достоянием. А я этого не хочу. Я вообще не люблю, когда мое имя поминают всуе. А уж сейчас...
Был человек.... Хотя, почему - был? Он есть, живет и здравствует. Но для меня он именно был. Нет его. Вычеркнула из своей жизни.... И я даже любила его, как мне казалось.... Жили вместе. Выступали в одной труппе.... И недавно мне нужно было улететь к родителям на неделю. Мама неважно себя чувствовала. Он оставался. Простились, он меня в самолет посадил.... А потом случилось, что не долетели. Что-то там не в порядке, вернулись, крутились над городом, топливо вырабатывали, сели, и через три часа после вылета, я уже подъезжала к дому. Сказали, раньше девяти утра не отправят, так что мне в аэропорту сидеть? Сумку в багаже оставила, поехала домой. А там... - она передернула плечами от омерзения, - А там, как говорится, - без комментариев... И знаешь, что противнее всего? Что был он с администраторшей труппы - вульгарной сорокалетней бабой, с пудом золота на пальцах и шее. Вошла неслышно - успела полюбоваться на них, пока заметили. Такаааая любовь! Ну, прямо голубки!... Так это ! ничтожество еще и оправдывался в коридоре, дескать, пришлось ему эту «сучку крашену» уестествлять, чтобы она в зарубежное турне нас протолкнула! - Ольга выругалась, - Пришлось!.. Прямо, как в анекдоте -у и плачу!.. Я тебя не слишком шокирую?.. И знаешь, что он кричал, когда понял, что я ухожу, и ухожу навсегда?.. Что мне до нее в постели, как до Пекина раком! Что я - фригидное бревно и прочие приятные вещи... Хорошо - у меня вещей немного было, одежду в чемодан покидала, ключи на пол бросила и ушла. Совсем. Утром улетела. Неделю у родителей провела. Возвращаться не стала. Отбила в цирк телеграмму, что рассчитываюсь, узнала, что Петрович с труппой по Дальнему Востоку гастролирует, связалась с ним, и приехала... Он меня давно к себе работать звал, поэтому сразу и аванс телеграфом выслал, и номер в программу включил....
Я сидел, не в силах понять, каким же нужно быть идиотом, чтобы изменить такой девушке не то что с сорокалетней теткой, а вообще с кем бы то ни было.
- Знаешь, Оль, - помолчав, произнес я, - Не стоит он твоих нервов. И тебя не стоил. Меня один мудрый человек научил, что все происходящее с нами - это уроки. Из всего мы извлекаем какой-то опыт. Ничего не бывает просто так - все взаимосвязано, все предрешено и запрограммировано свыше в этом мире. И еще он научил находить положительные моменты в даже, казалось бы, самых тяжелых ситуациях...
- Все предрешено свыше... - задумчиво проговорила она, - И наш этот разговор, он тоже был запрограммирован где-то там, и мой приезд сюда... и даже твой пьяный прапор. Ведь, если бы не он, мы могли и не встретиться... Интересно.... Знаешь, тебе, наверное, нужно было не на архитектурный, а на философский поступать... - Ольга, глядя в стекло, медленно наматывала на палец прядь волос, - Я знаю, что он меня не стоит, но ты правильно сказал - осколок извлекли, а боль еще осталась... - она взглянула на часы, - Спасибо тебе!.. Знаешь, мы поговорили, и мне стало значительно легче... Правда!.. И я бы еще с удовольствием посидела с тобой, но скоро утро уже, хватятся тебя в части. У меня-то сегодня представления нет, репетиция вечером, могу позволить себе спать весь день, а ты езжай!
- Знала бы ты, как мне не хочется этого делать! - грустно улыбнулся я - Может, это прозвучит банально, но я очень хотел бы увидеть тебя снова...
Ольга пристально и серьезно смотрела мне в глаза
- А ты действительно очень этого хочешь? - тихо спросила она
- Очень
Ольга молчала, не отводя взгляда. Затем быстро коснулась губами моей щеки и, выскользнув из машины, исчезла в ночной темноте.


* * *


Весь день я ходил, и так и этак пытаясь осмыслить Ольгины слова. На шутку это было непохоже - больно уж серьезный взгляд у ней был. Хотя, я к концу службы стал смотреть на многие вещи с известной долей здорового цинизма, и не особо тешил себя радужными надеждами. Знал, что чем больше нафантазируешь и планов понастроишь, тем больше вероятность облома.... Но не шла она из головы - хоть тресни!.. И когда вечером повез Макарыча с Мишкой по уже знакомому адресу, на обратном пути не мог не заехать в цирк. Руки сами руль повернули. Да и сумку Юрику отдать нужно было.
На арене артисты репетировали свои номера, в гулкой тишине эхом разносились голоса. Юрика я нашел на страховке. Задрав голову, он смотрел под купол. Ольга, с невероятной быстротой раскрутившись на канате, раскинув руки, скользила вниз головой, почти не касаясь его, и лишь в последний момент каким-то неуловимым грациозным движением, как будто обвившись вокруг каната, остановила падение и, приняв вертикальное положение, коснулась носками опилок арены. Отцепив лонжу, она благодарно кивнула Юрику, но, заметив рядом с ним меня,.подошла, и ни слова не говоря, подтолкнула по направлению к реквизиторской.
- Зачем ты пришел? - она холодно смотрела на меня
- Хотел увидеть... - проговорил я, чувствуя, что, наверное, сделал что-то не то.
- Увидел?.. - Ольга была серьезна, и похоже не на шутку сердита.
- Оль, я, наверное, сделал что то не так? Не сердись, пожалуйста, я не хотел тебя обидеть, поверь! Заехал Юрику сумку отдать, ну и не мог не попытаться тебя найти...
Ольгин взгляд чуть потеплел, но всего лишь чуть-чуть...
- Пожалуйста, никогда не приходи и не ищи меня здесь! - голос ее был совсем не такой как вчера. Он не стал другим, но в нем явственно прорезался металл - Я сама виновата, что сразу тебе не сказала - и вот так получилось.... Я не хочу, чтобы ты приходил сюда!
- Хорошо, не буду... - растерянно проговорил я
- Не обижайся, ладно?.. - уже нормальным голосом произнесла она, и. улыбнувшись, скрылась в глубине коридора.
- Я, озадаченно смотрел ей вслед. Из реквизиторской вышел Юрик.
- Пойдем, посидим, поболтаем, я чайку заварил. Не торопишься?..
- Да не особо, минут двадцать есть - взглянул я на часы
Чай был ароматный и вкусный. Я, не торопясь, отхлебывал обжигающий напиток. А мысли были далеко... Юрик, заметив мое состояние, ободряюще похлопал по плечу:
- Не переживай, все будет хорошо!
Я посмотрел на него. Юрик, с понимающей улыбкой, повторил: - Все будет хорошо!..

* * *

-Карел! К телефону тебя! - высунулся из открытого окна Генка - Давай живей, пока дежурный с ужина не явился!
Я. не мудрствуя лукаво, перемахнул через низенький заборчик, огораживающий газон под окнами штаба, и, подтянувшись, перевалился через подоконник.
- Кто? - шепотом спросил я Генку
- Свои. Юрик - негромко ответил он - Давай быстро, я пока на шухере постою.
- Привет, Юрик! - прижал я трубку к уху - Какие проблемы?
- Пока никаких, все нормально! Ты завтра вечером ко мне сможешь подойти после десяти? - поинтересовался он.
- В цирк?
- Нет, домой.
- Смогу, наверное, после отбоя. Завтра Мишка дежурным, вроде как никуда не собирался. Если только начальство не приедет.... Хотя суббота - не должны бы, по идее. А что?
- Да ничего, посидеть, попить, пообщаться.... Компания неплохая...
- Лады! Постараюсь! - я немного воспрянул духом. Компания - значит артисты. А если так, то может и Ольга там будет... Жизнь продолжается! Недаром же Юрик сказал, что все будет хорошо!..

Облезлая пятиэтажка, где была квартира Юрика, находилась не слишком далеко от части, за кварталом одноэтажных домишек. В гостях у него я бывал не раз - не всегда он в цирке жил. Обычно Юрик обитал здесь иногда, в перерывах между гастролями, когда цирк пустел, и народу в общаге не было. Небольшая однокомнатная квартира, притом, что хозяин почти не бывал здесь, содержалась в образцовом порядке. Хотя, по логике вещей, должны были быть и паутина по углам, и пустые бутылки, и расхлябанные двери, и облезлая ванна, и постоянно текущий унитаз и грохочущий холодильник.... Так вот, ничего этого не было. Все чисто, исправно, отремонтировано...Руки у Юрика росли из нужного места. Как он сам мне поведал, вернувшись сюда, не стал спиваться от безделья, а полностью отремонтировал квартиру. Потом, сделав все, что можно, заскучал - все же одному тоскливо, как ни крути, и перебрался в цирковую общагу. Там он и жил, попутно еще и на полставки подрабатывая сторожем в цирке. А квартира служила д! ля встреч с дамами, дружеских посиделок и отдыха от всего, если вдруг ему хотелось какое-то время побыть одному.

-Когда вернешься то? - Генка тоскливо вздохнул - Хоть в клюве принеси чего-нибудь! И как обставляться будешь, если вдруг что?
- А что если вдруг? - прыгая на одной ноге, я надевал его джинсы - Блин, ну ты кабан, хоть веревкой подвязывай! Я их, не расстегивая, снять могу!
- Не нравится - не ешь! - Генка критически осматривал меня - Возьми ремень. И вообще, большие - не маленькие! Или лейтенантом иди - опыт есть!
- Не, нах! Раз удрал, второй может и не получиться! Лучше уж так, - я натянул футболку и надел куртку. Затем, надев кроссовки, затолкал форму вместе с сапогами, в стоящую на хоздворе, старую бетономешалку.
- Ну, будем надеяться, без эксцессов пройдет!
- Ты подумал, как обставишься? Хоть и Мишка сегодня, а вдруг Гнус придет считать?
- Тьфу на тебя! - я замахал руками на Генку, - Не поминай к ночи!.. Только его не хватало!
Однако же, его слова заставили меня задуматься.
- Значится так! - подражая Жеглову, произнес я - Держи ключи, загони «уазик» в бокс и пломбу на воротах поставь - я бережно вытащил из-под обложки военного билета плоский кругляшок из эпоксидки, - Не дай Бог, поломаешь!
- А потом что? - Генка непонимающе смотрел на меня.
- А потом, если что, скажешь, что Зубко меня забрал - кто проверять рискнет? Тем более, он сегодня тут был. Где день, там и вечер! Его нет, меня нет, «уазика» тоже нет. Зубко ночью не явится, Горелов в отпуске, с Мишки взятки гладки! Зубко забрал - и все дела!
- Это так глупо, что, пожалуй, может и сработать! - ответил Генка фразой из «Блефа», недавно шедшего в местном кинотеатре, и поэтому не вполне еще нами забытого - Давай! Удачи! Ты у Юрика будешь?.. Нет, я, конечно, тебя вряд ли побегу оттуда вытаскивать, но я же знать должен, мало ли что?
- Я, кивнув, хлопнул его по плечу, перелез через забор и скрылся в вечерних сумерках.

.
* * *

Четвертый подъезд, пятый этаж. Я подошел к двери и прислушался. Странно. Шума нет застольного, может, и нет еще никого? Хотя дверь добротная, тяжелая, с глазком - постарался Юрик, наверное, звукоизоляция хорошая. Пожав плечами, нажал кнопку звонка. Длинный - два коротких - длинный - короткий... Обычно свои звонили таким позывным. Ну, мы с Генкой во всяком случае. Может, для других другая комбинация была, не знаю...
После недолгой паузы щелкнул замок.
Дверь отворилась.
В полумраке прихожей стояла Ольга.
- Не ждал? - улыбнулась она - Ну, что ты как столб? Так и будешь в дверях торчать?..
Я шагнул в прихожую, закрыв за собой дверь, и стоял, пытаясь осмыслить происходящее. - А Юрик?.. - глупо спросил я.
- А Юрика не будет. - Ольга безмятежно улыбалась, - Никого не будет. Это я его попросила, чтобы он тебе позвонил вчера.... Удался сюрприз?.. Вижу, что удался - видел бы ты себя сейчас! До конца гастролей четыре дня. Юрик мне ключ дал и сказал, что могу здесь жить. Он очень добрый и мудрый, и все понимает... Ну, что ты стоишь? Ты ведь этого хотел?..- тихо произнесла она, - Ты хотел меня видеть, и я здесь... Неужели тебе нужно объяснять, что делать дальше?..
Я осторожно коснулся ее щеки, Ольга по-кошачьи потерлась об мою ладонь: - Пойдем на кухню, откроешь вино... Не мне же этим заниматься, правда?...

Только под утро мы, наконец, сумели заставить себя оторваться друг от друга. Выбравшись на кухню и разлив по бокалам остатки «Алиготе», я вернулся в комнату и обнаружил Ольгу спящей. На красиво очерченных губах застыла легкая улыбка, полуприкрытое простыней тело неудержимо манило к себе. Поставив бокалы на стол, присел на край тахты и, не в силах отвести взгляд, осторожно убрал с ее щеки темную прядь волос. Глянул на часы... Да... Черт бы побрал всю эту службу!.. Ну, как можно куда-то уйти?! Особенно сейчас... Но какой-то внутренний зуммер уже предостерегающе звенел. Два часа до подъема - тут уж все мыслимые допуски давно просрочены.
Быстро одевшись, я наклонился поцеловать ее. Ольга, не открывая глаз, потянулась мне навстречу и обвила руками шею.
- Я так не хочу, чтобы ты уходил! - шепнула она, щекоча губами мое ухо, - Я буду ждать тебя сегодня... и завтра... и послезавтра.... Ты ведь придешь, правда?..
- Конечно! Не знаю во сколько, но приду... Попробовал бы я не прийти после всего, что было!.. - тихо засмеялся я...
- Попробовала бы я не хотеть, чтобы ты пришел, после всего, что было! - прошептала она...

* * *

- Где ночью шлялся? - Мишка буравил меня рентгеновским взглядом - Басни про то, что Зубко тебя забрал, можешь замполиту оставить! Я знаю, где Зубко был. И знаю, что тебя там точно не было! Ну?!..
- Миш, считай, что я герой-партизан! Я же тебя не спрашиваю, где ты ночуешь! - пожал я плечами, намекая на их с Макарычем последний анабазис - Ну, съел ведь Гнус эту инфу! Он Зубко боится как черт ладана, посмел бы проверять!..
- Вы, дембеля, совсем оборзели! - Мишка, ломая спички, прикурил и глубоко затянулся - Милютин, это твое счастье, что я сходу въехал в твои басни. Что Гнус не начал широкомасштабные поиски и выяснения. Мне-то нахрена из-за вас свою жопу подставлять?! Вы дембельнетесь, а мне тут оставаться!.. Парни, я сам таким был, все понимаю, но неужели до увольнения не дотерпеть?! Знаете же Гнуса, если не в дисбат упечет, так на киче до дембеля продержит, и дембель тридцать первого декабря организует... Ну, не строить же мне вас, в самом деле!.. И прекрати улыбаться! - рявкнул он на меня - Бля, как кот, сметаны нажравшийся! Лимон съешь, что ли, а то у тебя рожа такая, как будто тебе досрочный дембель объявили и билет на самолет вручили!..
- Миш! Ты не переживай так! Все нормально, все под контролем... - Генка виновато переминался с ноги на ногу - Если бы общее построение - он через десять минут после команды в строю бы стоял!
Мишка саркастически усмехнулся - Так и думал! Значит, поблизости где-то нору нашли.... И оповещение придумали... Смотрите мне! Покрывать не буду больше!..

- А Мишка-то прав, - Генка задумчиво почесал в затылке, - надо какую-нибудь систему оповещения придумать. А то попухнем, как пить дать.
- Придумаем, - улыбаясь, произнес я
- Ты уж действительно лимон бы съел - Генка усмехнулся - Что, правда, такой супер?..
- Ты ее не видел. А то бы не спрашивал...

1 не понравился
2 понравился пост
 
Незарегистрированные посетители не могут оценивать посты
 
 
 
 

 
 
 
 

Комментарии

 
 

 
 
 
zetter
Дата:
(26 декабря 2007 20:18)
#1
по моему-хрень
 
лул :D
Томская область > Северск [ссылка]
0 / 0
 
 
 
 
 
 
111145
Дата:
(26 декабря 2007 20:22)
#2
взято с верда, скопипастено не до конца. а так рассказ чем-то трогающий..
Томск [ссылка]
0 / 0
 
 
 
 
 
 
Нервный
Дата:
(26 декабря 2007 20:51)
#3
Красиво, аж зачитался.. автору пять
 
Две нации, между которыми нет ни связи, ни сочувствия; которые так же не знают привычек, мыслей и чувств друг друга, как обитатели разных планет; которые по-разному воспитывают детей, питаются разной пищей, учат разным манерам; которые живут по разным законам... Богатые и бедные. © Бенджамин Дизраэли
Томск [ссылка]
0 / 0
 
 
 

 
 
 
 
 
 
 
 

Информация

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Оставлять свои CRAZY комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Пожалуйста пройдите простую процедуру регистрации или авторизируйтесь под своим логином. Также вы можете войти на сайт, используя существующий профиль в социальных сетях (Вконтакте, Одноклассники, Facebook, Twitter и другие)

 
 
 
 
 
Наверх