Автор:
v1nsent
Печать
дата:
24 июля 2008 18:35
Просмотров:
1051
Комментариев:
1
Одиночество мужчин


Иногда я с ужасом думаю, каково быть мужчиной.
По большому счету, о нем, о мужчине никто не думает. Каково ему жить?
О тюленях и морских котиках думают больше.
Все (не будем показывать пальцем) думают только о том, любит-нелюбит. Делает-не делает. Приедет-не приедет. Изменит- не изменит. Женщина, зависимая от мужчины, похожа на пленника, которому вывернули руки и привязали локтевыми суставами к кому-то другому. К ее мужчине. Чуть он шевельнется, она шипит- "мне больно!" Когда он замирает, она дергает -- ты чего замер? ты жив? Ты ко мне относишься?
Это я утрирую, как всегда. Но большому счету, всмотритесь в зеркало. По-настоящему думать о мужчине может женщина, которая либо от него ничего уже не ждет, либо которую он называет мамой.

Все больше моих знакомых мужчин жалуются на одиночество. Выглядят одинокими. Выбирают одиночество. Иногда им нужно, чтобы мы их просто погладили и не задавали вопросов. К стыду своему, я могу погладить, но в большинстве случаев не удержусь от вопросов. Потому что беспокоюсь за себя. Относится ли он ко мне. Большинство моих знакомых женщин так или иначе, не мытьем так катаньем, вытягивают из мужчин отношение. Хоть какое-нибудь.
Между тем, мужчина устает и закрывает глаза. Он больше не хочет видеть ни свой бизнес, ни свою женщину, ни свою глобальную ответственность за все. Если у него что-то не получается, он мудак. Он живет с ощущением "я мудак", и у него нет волшебного слова "зато". Это у нас все проще. У меня не все ладно на работе, но зато муж хороший. У меня ни мужа, ни работы, но зато ноги. И грудь. Ну да, я толстая, но зато Катька еще толще. У мужчин это "зато" почему-то не работает. Правила их честны, строги и просты. У тебя яйца большие, но зато нет карьеры? Ну ты и мудак. У тебя бентли, но зато нет любимой женщины? Ну ты и мудак. У тебя есть любимая женщина, но зато нет бентли? ну ты и мудак!
Они вечно встроены в конкуренцию -- раз, и в иерархию -- два. Они вечно выясняют, кто из них щенок и кто главный на площадке. И иногда, приходя домой, они просто хотят лечь лицом вниз и закрыть глаза. В одиночестве. Потому что если не в одиночестве -- то опять мудак. Слабак и тюфтя. Я бы никогда не смогла быть мужчиной. Я слабак и тюфтя, и часто реву под одеялом. И мне никто слова не скажет. Я сама себе слова не скажу. А у настоящих героев жесткое табу на жаление себя.
Я была молода, а мой муж строил бизнес. В 90-е годы. Он приходил домой и ложился, закрыв глаза. А я хотела, чтобы он со мной поговорил. И он говорил. Едва живой от усталости.
Потом, уже в своей незамужней жизни, я хотела от любимых мужчин еще чего-то. Чтобы любил. Чтобы женился. Чтобы розы. Не делай мне больно. Не шевелись. Или нет. Шевелись - и делай мне хорошо. Что они при этом чувствуют? Чем дальше в лес, тем меньше я в этом понимаю. И когда у меня хватает фантазии представить, что им надо иногда чтобы их просто приняли и поняли, и молчали, и принесли чай, и все это - не сегодня и не завтра, а долго, долго, пока все не наладится -- тогда мне кажется, что я все понимаю. Тогда исчезает пол, и остаются просто два взрослых человека, которые могут сделать друг для друга что-то хорошее. Поддерживающее. Дружеское. Любящее.
Я впервые в жизни об этом всерьез думаю. Мне кажется, они становятся все более одиноки и заброшены на фоне всех этих курсов для стерв и женской самостоятельности. И им нельзя никому об этом говорить, об этом своем нарастающем одиночестве. И из этого жалельного места, из этого беспокойства у меня больше никак не получается что-то от мужчины хотеть. Хотя с точки зрения успешных женщин я получаюсь полный мудак. Ведь у меня нет шубы, мужа и даже регулярной смски "спокойной ночи". Поэтому не берите с меня пример, не надо.
--------------------------------------------------------------------------------
Про женский ум и мужскую глупость


Одиночество мужчин - это очередное доказательство того, что женщины умнее мужчин. Ведь не умением же брать в уме неопределенные интегралы и даже не количеством заработанных денег изменяется ум и глупость.
Умный это тот, кто а) живет счастливо. Чем бОльшую часть времени живет счастливо – тем умнее; б) добивается поставленных целей. Именно в этом порядке. Что толку добиваться целей – если они не радуют?! В моей картине мира, сидеть под пальмой в позе лотоса и млеть от счастья, тоже невелик ум. Тут к месту будет процитировать чужую мудрость:
Мой небосвод кристально ясен,
И полон радужных картин,
Не потому, что мир прекрасен,
А потому что я - кретин....
Короче нам не туда. Но я отвлекся. Итак, женщины умнее мужчин. Готов это доказать на примерах:
Женщины реже упираются за результат, но чаще им пользуются. Мужчина – бизнесмен, женщина домохозяйка. Знакомая картина. Наоборот бывает, но крайне редко. Общество к этому почему-то относится плохо. Сами женщины, в массе своей, кстати тоже. Таких мужчин они не любят. Покусился на святое :) Это наша экологическая ниша.
Женщины понимают, что зачем упираться, если можно кричать из группы поддержки. «Давай-давай, ты можешь!». Ум тут еще проявляется и в том, чтобы заранее поставить «на ту лошадь». Чтобы стать генеральшей – нужно выйти замуж за лейтенанта. А генералами становятся не все. Но ведь становятся.
Женщины, радуются мелочам, просто процитирую: «У меня не все ладно на работе, но зато муж хороший. У меня ни мужа, ни работы, но зато ноги. И грудь. Ну да, я толстая, но зато Катька еще толще…». Женщины помнят, что нет никакого завтра, есть только сейчас. И единственный повод жить – получать от жизни радость. Сегодня.
Неважно от чего, главное радость и главное сегодня. Получают ее от всего. Погоды, еды, мужчин, женщин, красненькой машинки, черных лаковых сапожек, того что у соседа корова сдохла, и так далее. Женщины радуются не только обладанию вещью, но и выбору и примерке. Женщинам важно не только вкусно покушать, но и где, с кем и какой при этом вид будет из окна.
Женщины включают блондинку. Даже самая умная женщина легко свой ум скрывает, когда этого показывать не надо. Выглядеть дурой не зазорно, если за это тебя отпустит пузатый гаишник, если за это кто-то сделает твою работу, поможет, настроит компьютер, напишет курсовую, откроет, прикроет, пропустит вперед.
Выглядеть дурой, блондинкой, неумехой, поворачивать через встречку под бибиканье всех 4х рядов, это всего лишь способ получить желаемое и умнее тот, кто получил, а не тот, кто круто при этом выглядел. Женщины не воспринимают любую ситуацию как еще одну возможность достать линейку и изменить у кого длиннее.
Женщины флиртуют. По сути, это следствие из предыдущих 2х пунктов. Во-первых, во флирте радует и развлекает сам процесс, во-вторых – это еще один элегантный способ получить желаемое. Этот способ дает шикарную возможность в любом случае не получать прямой отказ. Всегда можно отыграть назад «и снова здравствуйте».
Да, мужской подход, сжигать мосты, гнать воинов только вперед, каждый бой как последний – подход рабочий, не спорю. Александр Македонский благодаря нему покорил почти всю Азию. С другой стороны, благодаря нему же он мирно склеил ласты в 33 года. Кстати, никто не знает, что сдалось с его женами?! :)
Женщины относятся бережнее к своему здоровью и внешнему виду. Понимая, а может быть, чувствуя, что, во-первых, здоровье ломается быстро, а восстанавливается медленно. И главное, девочки гораздо раньше мальчиков понимают, что внешность это не только цель, но и средство. Средство получить желаемое легче, быстрее и проще. Не надо им пренебрегать.
Не самое важное, быть может, но уж очень показательное. Что делает мужик, когда у нее появляется соперник. Идет бить морду, прекращает с ним всякое общение, не разговаривает, старается переплюнуть супостата по всем параметрам. Что делает женщина. Она становится лучшей подругой. :) Ну и какой подход, спрошу я вас эффективнее?
--------------------------------------------------------------------------------
Почему мы любим гадов и равнодушны к паинькам?


Вы никогда не задумывались над тем, почему Вам (или Вашему другу) нравятся Остап Бендер, папаша Мюллер или, скажем, Волк из "Ну, погоди", а вот княжна Марья или Джейн Эйр, наоборот, раздражают? Ну, или просто оставляют равнодушными. На этот счёт психологи,социологи и другие "-ологи" давно знают ответ на этот вопрос. Вернее, этих ответов много, и, что самое удивительное - все правильные.

Ответ №1.

Оказывается, мы не любим тех, кого нам ставят в пример. Нас ещё в школе начинает бесить формулировка сочинения: "За что мне нравится Катерина?" (имеется в виду пьеса А.Н. Островского "Гроза") А она мне (и многим из вас) вовсе не нравится! А вот Кабаниха из той же пьесы вполне колоритная сволочь. Нас с самого раннего возраста учат, что Золушкой быть хорошо, а её сестры - бяки и что надо очень много трудиться и годами спать на чердаке, чтобы потом тебя полюбил Принц или ещё какой-нибудь олигарх с особняком и аквапарком на крыше оного. Нас бесят все эти примерные персонажи, как бесят примерные одноклассники. Поэтому мы подсознательно (и - сознательно) тянемся к тем, кто этих примерных мутузит - мы таким образом "мстим" навязанному положительному персонажу.

Ответ №2.

Мы жалеем "плохого" , ибо нам кажется, что "хорошему" всё равно достанется и полцарства, и прочий цирк с конями, а если учитывать, что в книгах часто "добро побеждает зло", то побеждённый, избитый, изгнанный, заплёванный, не пропущенный в Рио-де-Жанейро (нужное - подчеркнуть) отрицательный персонаж достоин нашего сочувствия.

Большинству из нас хочется, чтобы милый Волк наконец-то сожрал глумливо-прилизанного Зайца. Многим из нас жалко поверженного гада-Наполеона (а некоторым ещё и Гитлера). А кое-кому - Карла XII. Вот лично мне хочется, чтобы гад Фридрих Великий победил в Семилетней войне!!!

Ответ №3.

Отрицательные герои всегда гораздо более колоритны. Почему это происходит? Вовсе не потому, что в реальной жизни пахан завсегда интереснее профессора математики, а потому что автор при создании "бяки" никогда не наступает на горло собственной песне - он даёт своей фантазии разгуляться по полной программе. Особенно это видно в книгах и кинофильмах советского периода. Как правило, лучше всего оказываются выписаны не картонные комсомольцы-добровольцы, а НЭПманши или фашисты.

Лукреция Борджиа или Екатерина Медичи куда интреснее, чем тусклые дамочки, типа Марии Лещинской (жены Людовика XV) или Марии-Терезы (жены Людовика XIV).

Положительный герой почти всегда выписан по канону. Он, в конечном итоге, похож на своего положительного собрата из другого произведения другого автора. Отрицательные же всегда разные. Даже, если нам очень не нравится тот или иной отрицательный персонаж (например, Барбара Крайн из "17 мгновений весны"), всё равно её "линия" смотрится с интересом.

Многие девочки, увлечённые Тюдорами, признаются, что не выносят Генриха VIII, но интересуются его личностью и всей этой свистопляской с жёнами. Причём, наибольший интерес представляют не Екатерина Арагонская, Анна Клевская и Катарина Парр (ну, очень порядочные дамы), а "ведьма" Энн Болейн и "распутница" Кэт Ховард.

Ответ №4.

Как известно, положительный герой всегда что-нибудь претерпевает - его отправляют в тёмный и сырой работный дом, его бьют мачехи и чужие дядьки, его пытают фашисты, его убивают на дуэли (хотя, он и был прав), его называют сумасшедшим и он в отчаянии кричит: "Карету мне, карету!" В общем, жизнь положительного героя полна унижений и всяческого горя. Так вот. Мы не хотим быть на месте положительного героя. Нам нафиг не нужен никакой призовой Принц после многолетней изнуряловки. Нам больше хочется быть золушкиными сёстрами, которые и после сестрицыного триумфа не пошли побираться. Ну, не хотим мы быть Крошечкой-Хаврошечкой и всё тут!

Лирическое отступление-1: Плохой-Хороший персонаж.

Однако не всё так просто, и авторы, когда хотят создать что-нибудь приключенческое, намеренно наделяют своего положительного героя массой "отрицательных" качеств. Например, Незнайка, д`Артаньян, Оливер Твист, Пеппи, Том Сойер, Денис Кораблёв, Швейк, Анжелика - все эти положительные герои "родом" из нашего детства и нашей юности, отнюдь, не паиньки и это намеренно подчёркивается авторами. Потому что тусклый Знайка при всех его очках и заумностях, неинтересен читателю. Он попросту не способен на приключение. Вот лично вы хотели бы дружить со Знайкой? Я - нет.
...И резкий, грубый и где-то даже аморальный Глеб Жеглов в 1000 раз интереснее правильного Шарапова. Не находите?

Ответ №5.

Отрицательные герои часто не лишены обаяния. Например, О.Бендер, Джек Воробей или фашисты из "Мгновений". Большинству всё-таки хочется, чтобы Остап нашёл бриллианты в стульях. Есть даже такое понятие, как "обаяние зла". Многим артистам нравится играть именно гадов, например, Яго или Бабу-Ягу. А сколько обаяния в одном из главных злодеев мировой литературы - кардинале Ришелье...

Ответ №6.

Многие отрицательные персонажи - комичны. Это добавляет им баллов. Например, Марфушка из "Морозко" или Плюшкин. Нам нравится их высмеивать, поэтому мы с интересом наблюдаем именно их "линию". Нам весело читать про дуру - Эллочку, мы радуемся при виде Маньки-Облигации и её друзей-рецидивистов, типа Кирпича или Копчёного.

Ответ №7.

Очень часто отрицательный герой обладает притягательной внешностью , например, Миледи, Драко Малфой или Элен Безухова. Уголовник Фокс тоже хорош собой. Часто автор противопоставляет красивого-отрицательного героя некрасивому-положительному. Например, Шарлотта Бронте сознательно наделяет Джорджиану Рид и Бланш Ингрэм ослепительной красотой, тогда как Джейн Эйр - типичная "серая мышка". Жорж Санд делает свою добродетельную Консуэло - смуглой худышкой, а её врагиню - Кориллу, напротив, пышной прекрасной blondie. Точно также, как неказистая девочка Наташа Ростова противопоставлена блестящей Элен.

Из той же серии - противопоставление красивых, чисто вымытых, одетых в очень привлекательные мундиры, фашистов и запылённых, небритых советских воинов...

Ответ №7.

Плохой часто нравится потому, что он... - плохой. Нонконформистам часто доставляет удовольствие любить что-нибудь гадкое (я не имею в виду тёплую водку и потных женщин). Например, лично знаю ребёнка, который (к неудовольствию родных) говорил всем: "Я - чечен". Другой ребёнок подался в "готы", чтобы насолить чинным родителям.

Один мой знакомый в своё время заявлял, что он - сатанист только для того, чтобы противопоставить себя набожной и тихой матери. Причём, сатанистом он не был и не знал, что это такое. Просто кто-то когда-то ему сказал, что именно таким образом можно довести до белого каления любого православного. Следуя такой нехитрой логике, молодёжь в XVIII веке козяряла своим вольтерьянством, в XIX - ницшеанством, в XX - чегеварством и так далее...

Сказать всем: "А я люблю Чезаре Борджиа!" - это вызов обществу. Это щекочет нервы...

***

В общем, ответов много и, возможно, у Вас есть свой, персональный ответ на вопрос, почему Уилл Тёрнер нравится всё-таки меньше, чем Джек Воробей?
--------------------------------------------------------------------------------
Путь воина


Первые десять лет жизни он был просто Кот. Сильная, наглая тварь серо-коричневого окраса, с плотной длинной шерстью, сбившейся на боках в вечные колтуны. Непроходящие глубокие царапины на морде и изодранные в лохмотья уши придавали ему совершенно бандитский вид. На просторах нашей старой и запущенной квартиры он, как гордый и свободный нохча, жил грабежом и разбоем. За ее пределами не брезговал и насилием. Требовал соблюдения прав и клал свой маленький, но изрядно натруженный х*й, на все обязанности. Будучи центровым по району, он немилосердно п*здил всех окрестных котов, совершенно неадекватно отвечая на малейшие поползновения в свою сторону. Порой казалось, что в него вселился несгибаемый дух великого каратиста Масутацы Оямы, именно с таким неистово-киокушиновским напором бросался он на всех соперников, сметая их, разметая в пух и прах даже мысли о каком-то сопротивлении.
Имя у него появилось лишь тогда, когда подросла дочь, и назвала его для унификации Тима, так же как и тещиного домашнего засюсюканного уйобка, вечно ссущего под диваном. Кот же был суров. Принимая меня за равного, жену и дочь он определенно ставил ниже себя в семейной иерархии и относился к ним со снисходительным презрением. Малая, подрастая приняла такой расклад как есть , жена же, получив в руки штурвал управления мною, попыталась было с наскока подмять под себя и Кота. Однако х*й. Натыкаясь в финальной стадии бурного медовомесячного соития на угрюмо насупленный, как у седьмой бэхи, полуприщур, сквозь который Кот брезгливо наблюдал за хозяйской потной возней она каждый смущалась, и прервавшись на полуфрикции запахивалась в простыню, требуя убрать это наглое животное . Добившись нужного результата Кот задрав хвост уходил сам.

Гордость никогда не позволяла ему просить, он всегда или требовал или брал с боем. Заботливо положенная женой в чистую мисочку еда заветривалась и пропадала. Голодный и злой, он снисходил до участия в семейном обеде: усевшись перед столом на свободный табурет клал голову на стол и закрывал глаза, демонстрируя полное безразличие к происходящему. Но стоило отвлечься лишь на секунду – из под стола стремительным хуком вылетала растопыренная, с выпущенными когтями, лапа и неуловимым движением выхватывала с ближайшей тарелки котлету или сосиску. Такую же точно, как в его миске. Заслуженно получив от меня увесистого пинка, он не выпуская добычу пролетал юзом кухню и прихожую и с грохотом врезавшись в дверь ванны как ни в чем не бывало поднимался и гордо задрав хвост шел обратно, чтобы у моих ног спокойно съесть честно заработанный кусок. Мы, несмотря ни на что, уважали друг друга, но и правила тоже надо было соблюдать. Закон есть закон.
Он был из первого помета соседской кошки. Первый помет как говорят всегда самый сильный. Три серых дымчатых и один грязно-коричневый. Наглым он был с рождения – в то время как другие котята ,найдя свободную сиську затихали и насыщались, он возмущенно пищА ползал вокруг мамаши, игнорируя свободные соски, до тех пор, пока не отгонял кого-нибудь из братьев и не занимал его место.
Рыба была его страстью. Любая: жареная, вареная, соленая, мороженная, протухшая. Но особенно живая. Еду он добывал виртуозно. Как опытный футболист при подаче углового, сломя голову летел на звук открываемого холодильника и путаясь под ногами пытался в суматохе реализовать розыгрыш стандарта. Ни один факт изъятия чего-либо съестного не приходил мимо его нарочито безразличного взора. Все забытое или оставленное хоть на минуту становилось его законной добычей. Поэтому мясо и рыба путешествовали по дому в короткий пас, как шарик у базарного наперсточника, не оставаясь неприкрытыми ни минуты.
Рыба же его чуть не сгубила. Сп*здив как-то ночью у соседей через открытую форточку отрезанный хвост здоровенного, килограмма на три чебака, он припер его конечно же домой, и попытался съесть на ковре в гостиной. Банкет закончился тем, что одна из костей, застряв в горле, проткнула ему пищевод и трахею. Я нашел его около шести утра в забившимся под кухонный уголок. Изо рта шла пена, и сам он был похож на рыбу-шар. Часть выдыхаемого воздуха через дырку поступала под кожу, и Кот надувался буквально на глазах. Было утро субботы. Ветеринарка в этот день работала с 12-ти. Нужно было срочно принимать меры.
Роль спасителя была возложена на соседку – 75 летнюю еврейку, гинеколога в отставке. Разбуженное ни свет ни заря, бабушко-божий одуванчик с голубыми волосами немного поворчало, но отказать не смогло. Тщательно, по Спасокукоцкому-Кочергину , вымыв желтые костлявые ручонки, и надев резиновые перчатки потухшее светило отечественной гинекологии уверенным шагом победителя вошло на кухню.
-Котик, открой- ка ротик.
В руке ее в лучах восходящего солнца блистало полированной нержавейкой нечто, напоминающее формой одновременно утиный клюв, большую прищепку и мужской уд.
Врожденная сметливость подсказала мне, что данный прибор можно смело назвать п*здоскопом. Мои подозрения косвенно подтвердила жена, которая ойкнула, покраснела и стыдливо спряталась в ванну. Удивленный подобной ретирадой Кот небезосновательно решил, что сейчас это устройство, видевшее п*зд больше чем интернет-эксплорер, будут совать ему в рот, и перешел к активной обороне, нанеся несколько глубоких царапин своей потенциальной спасительнице. Бой завершился техническим нокаутом и за явным преимуществом одной из сторон. Пока бабулька, желая Коту различных долгих и мучительных смертей, залечивала боевые раны, я через трип*здыприятеля нашел таки телефон девченки – ветеринарши. Договорились на девять.
Ветеринарка в нашем городе представляет собой большой кирпичный ангар дореволюционной постройки с бетонным полом. Посреди помещения вмонтирован станок для садомазохистских игрищ с крупным рогатым скотом. За хлипкой ширмочкой стоит обитый металлом стол. Это операционная. Очередная спасительница являет собой полненькую молодую перепуганную девицу, к тому же из моей школы, но лет на пять помладше.
- Меня зовут Лена, и ты мне будешь помогать - заявляет она –Крови не боишься?
- Боюсь конечно, а что делать то…
К этому моменту Кот заполнил собой всю спортивную сумку , в которую был посажен для транспортировки и ее пришлось разрезать. Вколов ему во внутреннюю поверхность бедра какуюто хрень, Лена убежала готовить «операционную».
- Он сейчас отрубится, и заноси.
Кот не отрубался . Через пять минут укол повторили. Потом еще. Наконец через полчаса, когда Лена, по ее словам вкатила уже дозу для теленка, страдалец отправился таки в царство Морфея.
Меня начало подташнивать сразу, как только она стала привязывать кошачьи лапы к столу. Ненавижу медицинские запахи. Распластав кота пузом кверху она заставила меня держать его голову , а зама засунув глубоко в пасть пинцет вытащила оттуда здоровенную зазубренную костомаху.
- Этого мало. Нужно его сдуть и обязательно зашить трахею. Я буду резать, а ты держи шею. Можешь не смотреть.
Легко сказать держи шею – Кот к тому времени стал похожим на надутую резиновую перчатку, и понятие шеи было у него столь же относительно, как понятие талии у Лены. Пфииииить – легонько раздалось из кота в тот момент , когда она сделала первый надрез. Я почувствтовал дующую снизу в лицо тоненькую струю воздуха, почему-то пахнущего свежей рыбой. В тот же миг я добавил к нему густой аромат вчерашнего борща и утренних котлет, веером расплескав их вокруг операционного стола.
-Все? Как ни в чем не бывало поинтересовалась Лена – а теперь сдуваем.
И мы стали в четыре руки сгонять воздух к разрезу на горле, так как будто сдували матрас на пляже. После того, как Кот стал похожим на сдувшийся шарик (или г*ндон - кому как нравится), началось самое интересное – ОПЕРАЦЫЯ! По моим ощущениям, когда на преддипломной практике резали котов - у Лены были месячные, ну или там аборт. Тему эту она пропустила. В общем, поиски трахеи превратились в поиски клитора у экипажа подводной лодки. Если б не моя смекалка- искали бы до сих пор. Мылом, говорю, помажь – где пузыри будут, там и дырка. И блеванул еще раз. Но уже в лоток с инструментами, по культурному. А потом вдруг вспомнил, как у Булгакова про трахеотомию читал. Режь, говорю глубже.
Нашла…
Кот в этот момент не знаю с чего начал приходить в себя и метаться на операционном столе, укусил Лену, умудрился освободить задние лапы и снес ими на пол все инструменты. Затем изодрал мне все руки и попытался встать. Несгибаемая русская женщина, оттолкнув меня, грудью придавила к столу беснующегося и всадила ему еще дури. Или святой воды, не помню, потому что мне стало плохо…
Той же ночью, Кот получил от жены погоняло Черч – в честь приснопамятного котика из кладбища домашних животных Кинга. Часа в три ночи, несущаяся сломя голову и ноги в туалет, супружница была встречена ковыляющим, пошатываясь, на негнущихся ногах шарообразным существом , издающим булькающее- каркающие звуки. Начался отходняк и кота пробило на хавчик. Пожрав, он забрался к нам на кровать и принялся вылизывать мне руки. Впервые за всю новейшую историю. Подозреваю, что это было проявление благодарности. Немигающие глаза его при этом были широко открыты и на них были видны прилипшие волоски и кусочки мусора. «Каждый человек сеет, что умеет и пожинает плоды(с)»
Надуваться Кот потом конечно постепенно перестал, но мяукать так не научился. А злополучный тот рыбий хвост он на следующий день таки нашел и доел, для него это было делом принципа. Ибо путь воина – это путь смерти.
--------------------------------------------------------------------------------
Ренегат


Вампир умирать явно не собирался. Нашпигованный серебряными пулями, мокрый от святой воды, проткнутый осиновыми колышками в шести местах, он ворочался на замшелом надгробии, что-то глухо бормотал и пытался подняться. Оставалось последнее средство: приложенное ко лбу упыря распятие должно было выжечь мозг. Ван Хельсинг брезгливо перевернул порождение тьмы и ткнул в него крестом. Вурдалак неожиданно захихикал и непослушными руками стал отталкивать распятие.
- Этого не может быть! – ошарашенно обронил вслух охотник за вампирами.
- Может, - неожиданно отозвался упырь густым хрипловатым басом. – Крест, я чай, католический?
- Ну…
- Хрен гну, - недружелюбно отозвался вампир. – Нам от энтого щекотка только, да изжога потом. Православные мы, паря.
В доказательство вурдалак распахнул на груди полуистлевший саван. Среди бурой поросли на груди запутался крестик на шнурке, причём явно серебряный. Ван Хельсинг от неожиданности сел на соседнее надгробие. О подобном не говорилось ни в «Некрономиконе», ни в «Молоте ведьм», ни даже в пособии «Исчадия ада и как с ними бороться», изданном в Ватикане четыре столетия назад.
Пока охотник собирался с мыслями, упырь, наконец, сел, трубно высморкался и, покряхтывая, стал вытаскивать из себя колышки. Покончив с последним, он покосился на противника:
- Ладно, сынок, пошутковали и будя. Тебя как звать-то?
- Ван Хельсинг, - машинально откликнулся охотник.
- Ван… Ваня, стало быть. Ну, а я Прохор Петрович, так и зови. Нанятый, что ли, Ванюша?
- Се есть моя святая миссия… - пафосным распевом начал Ван Хельсинг, однако Прохор Петрович иронически хмыкнул и перебил:
- Да ладно те... Миссия-комиссия. Видали мы таких миссионеров. Придёт на погост – нет, чтоб, как люди, поздороваться, спросить как житуха, не надо ли чего… Сразу давай колом тыкать. Всю осину в роще перевели. А подосиновики - они ить без неё не растут. Э-э-эх, охотнички, тяму-то нету… Живой ли, мёртвый, а жить всем надо.
- А… а зачем вам подосиновики? – поинтересовался Ван Хельсинг, не обратив внимания на сомнительную логику вурдалака.
- Известно, зачем: на засолку. В гроб дубовый их ссыпешь, рассолом зальёшь, хренку добавишь – вкуснотишша! На закуску первое дело.
- Так вы же это… - охотнику почему-то стало неловко, - должны… ну… кровь пить.
Прохор Петрович поморщился, как от застарелой зубной боли:
- Да пили раньше некоторые. Потом сели, мозгами раскинули и порешили, что нехорошо это, не по-людски как-то. Вампиризм ведь от чего бывает? Гемодефицит – он, вишь ты, ведёт к белковой недостаточности плазмы и снижает осмотическое давление крови. Смекаешь, Иван?
Ван Хельсинг смутился:
- Видите, ли, я практик. Теоретические изыскания ведутся в лабораториях Ватикана. А мы, охотники, как бы…
- Эх, ты, - разочарованно протянул упырь. – Только и знаете, что бошки рубить, неуки. Хучь «Гринпису» челом бей, чтобы освободили от вашего брата. Всхомянетесь потом, да поздно будет... Ну, ладно, Ванюша, глянулся ты мне. Пойдём-ка в гости: покажу, как живём, кой с кем познакомлю. Авось и поумнеешь…
В глубине старого склепа уютно потрескивал костёр. Несколько упырей в разных стадиях разложения грели корявые ладони с отросшими бурыми ногтями. Прохор Петрович сноровисто накрывал на крышку гроба, заменяющую стол. Появились плошки с солёными грибами, огурцами и капустой, тарелка с толсто нарезанным салом. В середину крышки старый вурдалак торжественно установил огромную бутыль с мутной желтоватой жидкостью и несколько щербатых стаканов. Обернувшись к Ван Хельсингу, сидевшему поодаль, Прохор Петрович по-свойски подмигнул:
- Вот энтим и спасаемся. Самогонка на гематогене, гематуха по-нашему… Пару стопок тяпнешь – и организм нормализуется. А ты: «Кровь пьёте…» Темнота ты, Иван, хучь и с цивилизованной державы. Ну, други, давайте за знакомство! Честь-то какая: с самого Ватикана человек приехал решку нам навести.
Вампиры одобрительно заухмылялись и хлопнули по первой. Ван Хельсингом овладела какая-то странная апатия. Не задумываясь, он выцедил свой стакан. Гематуха немного отдавала железом, горчила, но в целом шла неплохо.
…Через пару часов в склепе воцарилась атмосфера обычной дружеской попойки. Ван Хельсинг уже забыл, когда в последний раз ему было так хорошо. Сквозь полусон до него доносились обрывки вурдалачьих разговоров: «Только выкопался, а он по башке мне осиной – хрясь! Ты чё, грю, больной? Креста на те нету…» - «Видите ли, коллега, здесь мы имеем дело с нарушением терморегуляторной функции крови. Снижение относительной плотности, как показывают исследования…» - «Да пошли, говорю, её ж тока позавчера схоронили, свеженькая. Она при жизни-то всем давала, а щас и вовсе ломаться не будет. Эх, живой, аль нежить – было б кого пежить, уаха-ха-ха!». Из оцепенения охотника вывел дружеский толчок локтем.
- Ты, Ванюша, не спи, разговор есть. – Прохор Петрович вдруг стал необыкновенно деловитым. – Скажи-ка ты мне, сынок, сколько тебе Ватикан платит за нас, страдальцев невинных?
В склепе вдруг стало тихо, вурдалаки прислушивались. Ван Хельсинг долго смотрел в землю, затем виновато сказал:
- По три евро с головы… плюс проезд. Питание и проживание за свой счёт.
- Дёшево цените, - задумчиво сказал Прохор Петрович. – То-то, смотрю, отощал ты, Ваня, да обносился весь. А вот чего бы ты сказал, ежели бы с головы – да по тыще евров ваших. Золотом, а?
Охотник оцепенел. Далеко, на границе сознания промелькнуло аскетическое лицо кардинала Дамиани, приглушённым эхом отозвалось: «Отступник да будет проклят!». Но потом суровый облик растворился в картинах недавнего прошлого. Трансильвания, Париж, Лондон, Прага… Бесконечные схватки, ночёвки в дешёвых мотелях, экономия на еде, ноющие раны… Казначей Фра Лоренцо, отсыпающий скупую плату под бесконечное ворчание о недостаточности фондов и дефиците ватиканского бюджета… Какая-то горячая волна стала подниматься изнутри, докатившись до горла сухим комком. Жар сменился бесшабашной решимостью.
- Может, и сторгуемся, - медленно произнёс Ван Хельсинг. – На кого заказ?
- Вот это по-нашему, по-христиански, - обрадовался вампир. – Тут, Ваня, вишь, какая штука… Сам посуди: существуем мы тут мирно, никого не трогаем. А вот, поди ж ты, взялись подсылать к нам таких, как ты, убойцев. То из Рима, то своя Патриархия наймёт, то сами по себе прут невесть откуда. Начитаются, понимаешь ли, Стокера… Вот мы тут и порешили, стало быть, принять энти, как их… превентивные меры, ага. Золотишко имеется: мы клады в купальскую ночь видим. Ну, и разведка поставлена, сам понимаешь. Слухом земля полнится – вот, свои через землю и передают. Короче, делаю тебе от всего нашего обчества, значить, оферту…
Над сельским кладбищем где-то в Калужской глубинке медленно поднималось солнце. Ван Хельсинг шёл по колено в росистой траве и улыбался. На груди пригрелась фляга, от души наполненная гематухой. В левом кармане побрякивал увесистый мешочек с золотом, выданный Прохором Петровичем в качестве аванса. В правом кармане лежала свёрнутая бумага со словесными портретами Блейда, Баффи и Сета Гекко. Жизнь снова обретала смысл…

0 не понравился
12 понравился пост
 
Незарегистрированные посетители не могут оценивать посты
 
 
 
 

 
 
 
 

Информация

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Оставлять свои CRAZY комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Пожалуйста пройдите простую процедуру регистрации или авторизируйтесь под своим логином. Также вы можете войти на сайт, используя существующий профиль в социальных сетях (Вконтакте, Одноклассники, Facebook, Twitter и другие)

 
 
 
 
 
Наверх