Сидя на космическом унитазе

Автор:
Annia
Печать
дата:
8 января 2010 23:53
Просмотров:
2063
Комментариев:
1
Этот рассказ не рекомендуется читать слишком утонченным барышням и дамам.
Просьба отнестись к написанному с юмором =)))


Сидя на космическом унитазе


"Пятиминутка" опять растянулась на два часа. Плохо, когда мужик поутру приносит с собой на работу свои личные проблемы. Если же он не просто мужик, а шеф и командир войсковой части, - плохо втройне. Вот и сегодня шеф гундел, орал, визжал, грозил,вставлял и впаивал, а потом поднялся к себе в кабинет и закрылся там до обеда.
После такого утречка сразу идти работать не хочется. Офицеры, курящие и некурящие, собрались под тенистой акацией в дальнем углу парка. Несколько минут мы молчим и смотрим на Савву.

- Ну и жизнь! - вздыхает Вадик. - Савва! А расскажи-ка нам про говно!
Улыбаясь уголками губ, Савелий глубоко затягивается сигаретой, медленно выпускает дым и рассказывает.
В любом коллективе есть человек, которому позволено если не все, то очень многое. Других за такое порвут коллеги и начальство, а этому можно все. Савва и есть такой человек, в лабиринтах памяти он хранит тысячи историй про человеческие экскременты, смачно их рассказывает и, странное дело, вроде бы от этого впору негодовать, а люди смеются и им становится легче. Первая услышанная от него история убила меня наповал.
Студентом третьего курса Савва ехал в субботу домой в переполненной душной электричке. Накануне он поел в привокзальном кафе несвежей окрошки и... случилось страшное. Туалетов в электричках не предусмотрено. Оставалось рвать стоп-кран или устроить гуманитарную катастрофу. Расталкивая стоящих в проходе людей, побледневший Савва выскочил в тамбур, где тоже было полно народу, рванул на себя дверь, и в межвагонном пространстве, раскорячившись на вибрирующих стыковочных ступенях, феерически облегчился, уделав при этом ботинки. Носовые платки и салфетки в карманах у студентов не водятся, была только пачка сигарет, которые Савва пересыпал в карман, фольгированной оберткой попытался совершить гигиеническую процедуру, но сделал только существенно хуже. Со вздохом подтянув штаны, Савва вышел в тамбур.
- Братишка! - обратился к нему какой-то дядька. - У тебя закурить не найдется?
Савва улыбнулся, запустил пальцы в карман и вытащил оттуда перепачканные говном сигареты. Если бы не вмешались друзья, его бы на ходу выбросили из поезда.
- Прости, братишка, - сказал Савва мужику, - с кем не бывает?
Подумав с минуту оппонент согласился.

На этот раз, под акацией, Савва рассказал как он гостил у своего родственника за полярным кругом. После долгого застолья гостю захотелось облегчиться. Хозяин сказал, что туалета в доме нет. Дом стоит на сваях на вечной мерзлоте: выходишь на деревянный подмост вроде балкона, садишься, и держась за поручни, с трехметровой высоты "делаешь дела".
- Вы не поверите, пацаны, - восклицает Савва, - внизу было пусто, но как только я начал "давить повидло", подо мной раздалось сопение и какое-то щелканье. Оборачиваюсь и вижу в свете полярного сияния - ездовые собаки, повизгивая, хватают на лету дымящиеся колбаски!
После такого рассказа двухчасовые инсинуации шефа сразу забываются, и мы веселой гурьбой отправляемся работать.

Пытаясь найти обьяснение Саввиным странностям, я порылся в книгах по психологии и узнал, что в "закрытых" мужских коллективах (в армии, тюрьме, на судах дальнего плавания) существует такой феномен, как "принизить вожделенное". Суть его в том что лишенные радостей полноценной жизни мужики говорят гадости обо всей этой недоступной им жизни. и чем гаже говорят, тем легче им становится.
- Савва, расскажи про говно! - снова просят офицеры. Савва улыбается и, выпуская сигаретный дым, рассказывает, как он шел по глухой тайге, где, конечно же, ему приспичило, и он, устроившись поудобнее в зарослях папоротника, с удовольствием "дал кладку"
- А дальше? - не выдержав паузы, спрашивают офицеры.
- Дальше?! - восклицает Савва. - Дальше вот что, братцы: оборачиваюсь, а моей кладки нет! В полной тишине, в полумгле кто-то подкрался ко мне сзади и ее съел. Это же тайга, братцы! Мне стало страшно. Как же я бежал оттуда, как бежал!

Очередную историю Савва рассказал шефу прямо на утреннем совещании. Виноват был сам командир, прицепившийся к Савве с расспросами:
- Вы же хороший токсиколог! Но что вы сделали как врач? Вы осмотрели личный состав? Сколько человек вы осмотрели? Тридцать пять? А вы в трусы к ним заглядывали? Что вы там обнаружили в трусах у тридцати-пяти человек?
И вот тут Савва по-военному выпалил:
- Обнаружил двадцать пять сургучных котлет!
- Каких котлет? - не понял командир. - Почему сургучных?
- А потому что жопу они не вытирают! - ответил Савва.
Аудитория скорчилась от хохота.
Все свободны! - сказал шеф, поднялся к себе и заперся до обеда.

Как минимум два раза в год у нас обьявляли оргпериод. В это время в частях и учреждениях офицеры сидят на службе до десяти часов вечера. В один из таких вечеров я поднялся в отдел, где служил Савва. Было грустно и разговор не клеился. Мы выпили по стопке спирта, закусили консервами и стали пить кофе.
Савелий, - неожиданно обратился к Савве его начальник отдела, - развесели нас!
Савва грустно посмотрел на своего начальника, навел на него указательный палец и... громко пукнул. К всеобщему изумлению в момент "выстрела" стул сломался, и подполковник с грохотом упал на пол.
- Попал! Попал! - радостно закричали офицеры.
И в этот момент в лабораторию вошёл командир части.

В очередной отпуск Савва неожиданно уехал зимой, обьяснив сослуживцам:
- Хотим с женой на лыжах покататься!
Скучно нам стало жить без Савелия. Едва мы его дождались, сразу же попросили рассказать, не было ли у него в отпуске чего-нибудь такого.
- Конечно, было, - вздохнул Савва.
И рассказал, что однажды утром жена затемпературила, и он после завтрака отправился на лыжах в лес один, отъехал подальше, покормил сухариками белок, и тут ему конечно же приспичило. В общем, по-быстрому "дал кладку" и в хорошем настроении поехал домой.
- Ну и что? - спросил кто-то из слушателей.
- А то, братцы, - ответил Савва. - Человек я южный, в глаза лыж не видел, вот и выдавил пасту прямо на собственные лыжи и естественно привез все это в санаторий.
Но и на юге Савве "везет": однажды он рассказал, как уплыл далеко в море, долго лежал на спине, а когда захотелось, "даванул повидло" и тут же глубоко нырнул, чтобы не перепачкаться. А когда вынырнул...
- Вы не поверите, братцы - прямо перед носом плавает "коричневая медуза"!

Савва жил рядом с частью и каждое утро выводил в наш парк погулять своего бассет-хаунда Даню. В тот раз я был дежурным и, когда на рассвете вышел на крыльцо сразу увидел Савву.
- Утро доброе! - поздоровался Савелий.
Тут из кустов вышел Даня - добрый, вислоухий, лупоглазый и с коричневым субстратом на усах.
- Опять кладку съел! - воскликнул Савва и, увидев, что меня передернуло, добавил: - Придем домой - опять отрыгнет на ковролин.
Кое-что в этом мире я повидал, но тут отправился блевать, может быть, потому, что у меня даже натощак воображение работает неплохо.

Ожднажды по пути на службу я увидал забавное обьявление, наклеенное на троллейбусной остановке, сорвал его и, когда шеф в очеедной раз затянул часовую "песню акына", послал листок по рядам Савве. Пока бумажка дошла до Савелия, все, кто ее прочел скорчились. А когда шеф возмущенно заорал: "Что там у вас? Прочтите вслух! Я тоже хочу посмеяться!", Савва встал и громко прочел:
- Делаю кладку из материала заказчика!

А еще Савве являлись привидения.
Ездил он на рыбалку к подножию известной горы Госфорт, отошел ночью по большой нужде от берега карьера и увидел двоих мужиков в старинных красных мундирах.
- Сидят себе, давят пасту и беседуют вроде по-итальянски. И ружья старинные со штыками к дереву прислонили.
Шутки шутками, но в первую Крымскую войну в этом самом месте стоял в карантине итальянский корпус, который неаполитанский король прислал в помощь французам и англичанам. В пути десять тысяч итальянцев обкакались и сошли с кораблей изможденные от дизентерии. Перепуганные англичане не пустили итальянцев на позиции, а поставили их в карантин, в то самое место, где полтора века спустя решил порыбачить Савелий. Через месяц от кровавого поноса умерли пять тысяч человек, остальных, похожих на живых скелетов, отправили морем обратно в Италию.
Самое любопытное, что Савва историей не увлекался и никак не мог об этом знать.

Новый офицер, которых прибыл к нам в часть, был "космонавтом": читал Рериха, Блаватскую и совсем не понимал нашего корпоративного юмора.
- Товарищи, я не понимаю! Один рассказывает о дерьме, и все смеются.
А однажды он назидательно сказал Савве:
- Ты договоришься до того, что будешь лежать парализованный в этом самом! С такими вещами не шутят!

Когда я уволился со службы и уезжал, настроение было неважным.
- Понимаешь сказал я Савве, подошедшему ко мне на прощальном банкете, я как будто на другую планету улетаю, и не знаю, как буду жить.
Савва просиял и, подманив меня пальцем, прошептал:
- Тогда тебе непременно надо знать, как устроен унитаз на космическом корабле. Он напоминает пылесос с воронкой на конце шланга. Когда тебе станет плохо ты приставляешь воронку, нажимаешь на кнопку "вкл" и давишь повидло! И учти, самое страшное - это когда всё это разлетается в невесомости по всему кораблю. В добрый путь, Витька!
Я нашел себя в новой жизни, но когда мне бывает грустно, я представляю себя сидящем на космическом унитазе, и жизнь сразу налаживается...

0 не понравился
9 понравился пост
 
Незарегистрированные посетители не могут оценивать посты
 
 
 
 

 
 
 
 

Информация

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Оставлять свои CRAZY комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Пожалуйста пройдите простую процедуру регистрации или авторизируйтесь под своим логином. Также вы можете войти на сайт, используя существующий профиль в социальных сетях (Вконтакте, Одноклассники, Facebook, Twitter и другие)

 
 
 
 
 
Наверх