"Развлечение"

Автор:
LK-4D4
Печать
дата:
13 мая 2016 22:30
Просмотров:
6141
Комментариев:
5
"Развлечение"



И сказал Люцифер:
– Никогда не верь до конца женщине и не воспринимай её всерьёз. Женщина – это всего лишь любопытство плюс легкомыслие.




"Не прилагай греха к греху, ибо и за один не останешься ненаказанным".
Книга премудрости Иисуса,
сына Сирахова.






Ну, и скукотища! – Жанна зевнула и потянулась. – И ещё целую неделю здесь торчать… Да я с ума сойду!
Солнце уже палило вовсю. Время явно шло к двенадцати.
Погода, вроде, хорошая… – Жанна мельком взглянула в окно и опять зевнула. – Ну что, вставать, что ли? Или уж ещё чуток поваляться?.. – она лениво размышляла, всё так же лёжа в постели и не двигаясь. Вставать не хотелось. – Нет, надо вставать! – через некоторое время со вздохом всё же решила она. – Пойду хоть позагораю.
Она ещё немного помедлила, нежась на чистых, пахнущих свежестью простынях в своей уютной, тёпленькой, нагретой за ночь постельке, потом нехотя отбросила тонкое одеяло и села на край кровати. Посидела с полминуты, затем наконец встала и начала медленно одеваться.
Снизу донеслось какое-то металлическое позвякиванье. Жанна замерла и прислушалась. Звук повторился.
Макс там чего-то возится, – сообразила Жанна, инстинктивно оправляя платье и косясь в зеркало.
Максим, четырнадцатилетний сын хозяина, длинный и нескладный, тощий юнец – акселерат, неразговорчивый и угрюмый, жил вместе с Жанной на даче. Жанна первое время ужасно на него злилась и никак не могла понять, чего он всё время дома торчит, день-деньской! – один, летом, на даче!.. не ходит ни к кому,.. сидит как сыч! Ну, она-то ладно, у неё просто получилось всё так по-дурацки: в квартире ремонт, у мужа отпуск только через неделю начнётся… – деваться, словом, некуда! приходится просто эту неделю здесь в тоске маяться! невезуха, короче! – но он-то?!.. молодой парень… Заняться, что ль, нечем? Взял бы подружек, приятелей!.. Оттянулся… А то прямо не выйдешь лишний раз! Чуть что, одеваться всё время надо! Кошмар прямо какой-то!
Не могла, пока однажды не заметила случайно в окне его перекошенное от волнения лицо, выглядывающее из-за занавески, в то время как сама она лежала в купальнике с книжкой на надувном матрасике и загорала.
С этого момента ей всё стало ясно, и она постоянно стала ловить на себе жадные взгляды подростка, замечать его буквально повсюду. В самых неожиданных местах. Затаившегося с биноклем на чердаке, прячущегося в кустах, за забором и пр. и пр.
Поначалу её это раздражало, и она даже подумывала объясниться с ним по этому поводу, но потом стало даже забавлять. Тем более, что никаких других развлечений здесь всё равно не было и не предвиделось. Скучища смертная! Хоть вешайся с тоски.
Запереть её, молодую, красивую, 27-и-летнюю женщину одну на даче! Муженёк её дорогой удружил! Подсиропил. Поживи, говорит, пока недельку у Смирнова на даче. Позагораешь там! Свежий воздух, опять же… Всё равно у него дача пустая стоит.
"Позагораешь"!.. – Жанночка даже краснела от злости и губки в гневе сжимала, когда об этом думала. – И она, как дура последняя, послушала!.. "Недельку"!.. Сколько эта его "неделька" уже длится?!!
Ладно, погоди!.. Я тебе ещё покажу! Я тебе это припомню! – бедный и безобидный муж даже и не подозревал пока ещё, какие, оказывается, над его головой уже сгущаются тучи. Он-то и правда хотел как лучше. Для жены. Ну, действительно, свежий воздух!.. Природа… "Жанночка-Жанночка!.."
"Жанночка"! Я тебе покажу "Жанночка"! Ты у меня, мой милый, попляшешь ещё! Да!
Но это когда ещё будет. Через неделю в лучшем случае. Пока же делать несчастной Жанне было решительно нечего. Кроме как загорать. Но сколько в конце концов можно загорать?! Одной… Забор с четырёх сторон… Как в тюрьме. Скучно!
Поэтому Макс со своим биноклем явился для Жанночки просто манной небесной. Подарком судьбы! Который она очень скоро по достоинству оценила.
Оказалось, что загорать, когда за тобой кто-то подсматривает тайком, наблюдает исподтишка, вовсе даже не скучно! И пусть это всего лишь закомплексованный подросток, мальчишка ещё, ребёнок почти… – всё равно.
Я же для него сейчас самая желанная и прекрасная женщина на свете! "Ребёнок"! Гм!.. Видела я!.. Когда мы сидели тут на днях в низких креслах друг против друга и болтали,.. на мне ещё платьице такое совсем коротенькое было!.. да… какой он… ребёнок!.. Покраснел весь и скорчился, бедный, в три погибели, как будто у него живот вдруг схватило. Плавочки надо, малыш, одевать в таких случаях, плавочки! Чтобы казусов подобных избежать. Не знаешь ещё?
Впрочем, ему это даже шло… Он так был мил… в этот момент. Так весь и зарделся, засмущался. Как красна девица прямо! Это было так… забавно!..
Конечно, я сделала вид, что ничего не заметила!..
Даже ножки ещё немножко раздвинула, чтобы он совсем в это поверил. Окончательно. Что я ничего не заметила, – ехидно подсказала сама себе Жанночка и засмеялась. – Пусть полюбуется!
Настроение у неё поднялось. Она бросила последний взгляд в зеркало, чуть поправила причёску и, весело напевая, спустилась вниз.
Макс, естественно, был там. Он старательно возился с какими-то железками, точнее, усердно делал вид, что возится, а сам в действительности терпеливо поджидал Жанну. И Жанночка это прекрасно видела и понимала. Ей стало ещё веселее.
– Привет, Макс! – кокетливо стрельнула она глазками в его сторону. – Как дела?
– Да, здравствуйте… здравствуй… – как всегда нескладно и невпопад, невнятно пробурчал Макс. (Жанна всё никак не могла приучить его обращаться к ней на "ты". "Ну что за «Вы», в самом деле!.. Как будто мне сто лет уже!.. Я что, такая старая?..")
Жанночка удовлетворённо про себя улыбнулась и в совсем уже превосходном настроении отправилась к сараю умываться.
Солнышко,.. погода отличная!.. Нет, всё-таки какое-то время пожить здесь, конечно, можно… Для разнообразия. Только не слишком долго.


………………………………………………


– Помой посуду, Макс, и клеёнку вытереть не забудь! – небрежно бросила Жанна, поднимаясь из-за стола. – А я позагораю пойду. Пока погода хорошая.
Мальчишка лишь молча кивнул. Последнее время Жанна быстро усвоила в обращении с ним этакую вот повелительно-снисходительную манеру, и ей это сейчас очень нравилось. Она находила это чрезвычайно забавным. Так им командовать. Тем более, что парень выполнял все её распоряжения и приказы совершенно безропотно и беспрекословно. Это было очень удобно. Иметь под рукой такого безмолвного и послушного слугу.
"Макс, принеси то!.. Макс, сделай это!.." И Макс всё немедленно делал и приносил. Право же, очень удобно! Очень!
Ну, а что? Почему нет? И правильно! Она королева, а он её паж. Так и должно быть.

………………………………………..


Жанночка расстелила матрасик. Купальник был сегодня на ней весьма даже откровенный. Весьма. О-очень даже смелый!.. Тонюсенькие такие полосочки сзади и спереди внизу (сзади – так вообще просто ниточка!) и сверху… так только… нечто, чисто символическое. Она его сегодня первый раз одела.
Полежав немного и убедившись, что её верный паладин занял свой излюбленный пост на чердаке, Жанночка начала свою ежедневную игру, к которой она уже успела привыкнуть и без которой просто не могла теперь уже обходиться.
Приступила к наглядной демонстрации своих неотразимых прелестей. Она крутилась, вертелась, изгибалась вся, принимала самые соблазнительные и раскованные позы!.. Мысль, что мальчишка наблюдает сейчас за ней, изнывает и томится от всех этих своих смутных, подростково-юношеских желаний и вожделений, возбуждала её чрезвычайно.
Как жаль, что нельзя совсем обнажиться! Может, топлесс?.. Да нет, с других дач могут увидеть. Слухи поползут. Нехорошо!.. Не стоит, в общем.
Жанночка перевернулась на живот и широко раздвинула ноги. Ей казалось, что она просто-таки чувствует, физически ощущает, как страстный, пылающий взгляд подростка дрожа, гладит её по ногам – снизу вверх,.. ползёт всё выше … выше!.. – жадно ощупывает её голые бёдра,.. ягодицы, буквально прожигает насквозь эту досадную узкую полоску ткани как раз там!.. посередине!.. дразнящую, манящую, скрывающую под собой всё самое заветное и сладкое, все самые волнующие женские тайны, прелести и секреты, о которых вожделеет всегда каждый мужчина…


……………………………………………


Наконец часа через два Жанна решила со вздохом, что хватит. Солнце припекало сегодня не на шутку. Так и сгореть недолго. Несмотря ни на какие крема. (Натирание кремом – это тоже была немаловажная часть той игры, которой Жанночка так охотно занималась на глазах у Макса. Она это делала тщательно и не торопясь,.. везде… всё тело… Поначалу она хотела даже просить Максика спинку ей натирать – она же сама не достанет! – но потом всё же отказалась от этой соблазнительной и многообещающей идеи. Да нет! Не надо. Отцу ещё проболтается, чего доброго. Это уж совсем тогда всё вызывающе и очевидно будет. Не надо!)
Жанночка ещё раз вздохнула и просто по привычке уже незаметно поискала глазами Макса. На чердаке никого не было. Жанночка недовольно нахмурилась и огляделась уже повнимательней. Может, за занавеской в комнате опять спрятался? Или в кустиках поблизости?.. Все излюбленные его места она уже давно знала наизусть.
Макса не было нигде.
Интере-есно!.. Это уже что-то новенькое!
Жанна осмотрелась уже довольно откровенно и, так никого нигде и не обнаружив, негодующе фыркнула и, подхватив с травы пакет со своими пляжными принадлежностями (крем, книжка и прочее барахло), быстро направилась к дому. Настроение у неё начало портиться, и вообще она чувствовала нарастающее раздражение. Она ещё и сама не знала, что она сейчас сделает, когда увидит этого противного Макса, но!..
Макса не было и в доме. Невероятно, но факт.
Так! Всё интереснее и интереснее. Это ещё что за новости?! Куда же это он, скажите на милость, делся? Он что, ушёл? Не стал даже на неё смотреть!? В то время как она там лежала… в таком купальнике!.. В таких позах… Да как он смел!!
Жанночка почувствовала, что досада, негодование, гнев! её прямо-таки переполняют. Если бы этот гадкий Макс ей сейчас на глаза попался, она бы его, наверное, просто на куски разорвала!
Жанна, громко хлопая дверями, осмотрела внизу все комнаты. Нет! Действительно ушёл куда-то. Нет, ну вы только посмотрите на него! А?!.. Да что же это в самом деле такое!!
Она раздражённо схватила свой пакетик и по крутой скрипучей деревянной лестнице стала подниматься наверх, в свою комнату.
Сверху послышался какой-то слабый шорох. Жанночка замерла и прислушалась.
Да нет… Всё тихо… Послышалось, наверное…
Но Жанночка уже знала точно, что не послышалось. Она уже всё поняла. Сердце у неё заколотилось. Быстро, чуть ли не бегом, преодолела она последние ступеньки, вихрем влетела в свою комнату, остановилась посередине и внимательно огляделась.
Может, под кроватью?.. Хм… Или!.. Она словно невзначай приблизилась к стоящему в комнате огромному старинному платяному шкафу и будто случайно незаметно его качнула. Шкаф даже и не шелохнулся. Всё ясно! В шкафу кто-то был. И она отлично знала, кто. Так вот куда он исчез! Молоде-ец!..
Так-так-так!.. О-очень интересно… Ну, прямо о-очень!.. Что же теперь делать-то? А?
Жанна неторопливо прошлась по комнате, размышляя, как ей в этой ситуации поступить.
А как? Я же не знаю, что в шкафу кто-то сидит! Что за мной прямо в моей комнате подглядывают. Такое и представить себе невозможно!
Она почувствовала приятное волнение. Какую-то истому даже. Негу. Да!.. Тут открываются совершенно новые возможности!.. А то загорать уже поднадоело, слегка. Да и чего там! На людях, в купальнике… Детский сад. А зде-есь!..
Ладно, мой верный рыцарь. Ты заслуживаешь награду за свою отчаянную смелость. Так уж и быть! Не такая уж я и бессердечная.
Она достала из тумбочки трусики и лифчик и бросила их на кровать. Подумала немного и заменила выбранное только что бельё на другое, менее прозрачное (Начнём с этого!). Потом повернулась к шкафу спиной (на ней был только купальник – плавочки и лифчик) и стала медленно раздеваться.
Сначала лифчик… Пауза… Ещё немножко подождём, пусть помучается… Посмотрит на неё со спины. Как она стоит в одних только плавочках. Так… Теперь плавочки… Большие пальцы правой и левой руки медленно просовываем под резинку… Замерли!.. Думаем о чём-то важном… Вспоминаем что-то… Так,.. вспомнили. Теперь приспускаем немножко плавочки… Чуть-чуть!.. Опять останавливаемся… задумываемся… Посмотрели вправо,.. влево… Что-то мы там забыли… ах!.. Ещё немножко приспускаем… приспускаем… уже попка, наверное, показалась… Ещё… ещё… до половины… попки… Ой, какое зрелище!.. Любуйся, любуйся, милый!.. Ну ладно, заслужил.
Жанночка, осторожно переступая длинными точёными ножками как молодая лошадка, сняла наконец и плавочки и бросила их на кровать. Теперь она стояла спиной к прячущемуся в шкафу Максу полностью обнажённая.
Может, вперёд немножко нагнуться?.. – подумала она. – Да нет, хватит с него пока. Для первого раза. А то в обморок ещё упадёт. Прямо в шкафу.
Жанна взяла приготовленное заранее бельё и оделась. Сначала лифчик…
(Сейчас я, наверное, ещё сексуальней со спины выгляжу! – с восторгом сообразила она. – В лифчике и без трусиков.
Она еле удержалась, чтобы не покрутить попкой. Или не раздвинуть слегка руками ягодицы.)
Ещё немного помедлила и наконец нехотя одела и трусики. Осторожно, почти не нагибаясь.
На первый раз хватит, мой дорогой! Имей терпение. Не всё же сразу! У нас с тобой ещё всё впереди.


………………………………………………..


Это была пятница. В субботу утром приехали отец Макса и муж Жанны. Муж, с опаской посматривая на жену, запинаясь, сообщил ей, что поездка их откладывается. На работе полный завал. Придётся ей здесь ещё недельку пожить… "А то и две," – пряча глаза, с трудом признался он, ожидая взрыва.
Но, к его удивлению (и величайшему облегчению!), взрыва не последовало. Жанна восприняла всё довольно спокойно.
– Ладно, что ж поделаешь!.. – лишь печально вздохнула она, пригорюнилась слегка и грустно покивала головой. – Надо, так надо…
Макс тоже сообщил отцу, что поживёт ещё на даче.
– А чего сейчас в Москве делать? Жара!


………………………………………………


Следующая неделя промелькнула как один день. Стриптиз перед шкафом вошёл у Жанны в привычку.
Это было так необычно!.. так остро!.. так волнующе!.. Знать, что за тобой подсматривают. Прямо в твоей комнате. А ты этого не знаешь!


……………………………………………….


В следующую пятницу Жанночка уже сидела на кровати к шкафу лицом. Коленочки плотно сжаты. Трусики и лифчик валялись рядом. На ней не было ничего. Абсолютно!
Она помедлила, вздохнула и тихо-тихо, словно сомневаясь, стала раздвигать ноги… Шире… шире…
Мысль, что мальчишка сейчас за ней наблюдает, жгла, пьянила, была нестерпима!.. В таком виде он её ещё не видел ни разу!! О!.. Б-боже!!!
Жанна, не отдавая даже себе отчёта до конца в том, что она делает, порывисто сунула руку между ног и стала себя ласкать.
Ещё!.. Ещё… Ещё… Ещё-ещё-ещё!.. А-а-а!.. Сс!..-сс!..-сс!.. О-оо!..
Она ещё несколько раз конвульсивно дёрнулась всем телом и, обессилев, замерла. Из шкафа не доносилось ни звука. Жанна вяло усмехнулась, шатаясь, встала и начала как во сне одеваться.
Ощущения, только что ею испытанные, были очень сильными. Очень! То, что она испытывала до сих пор с мужем, не шло ни в какое сравнение. Да какое там!.. Даже и речи быть не могло.


…………………………………………………


Приехавший на следующий день муж (Максов отец на этот раз приехать не смог), виновато улыбаясь, объявил ей, что ещё одна неделя! но это уж точно последняя! наскоро исполнил свой супружеский долг (Жанна брезгливо поморщилась, всё это сейчас вспоминая) и опять умчался на свою драгоценную работу.
Ещё одна неделя! – со странным чувством думала она, бродя по пустому дому и прислушиваясь к шорохам наверху (ну что!? залез он там уже?) – Всего только одна! А потом?!..


…………………………………………………



Ощущения от следующего… сеанса были тоже очень сильными. Пожалуй, ещё более даже сильными, чем от первого. Теперь Жанночка делала всё спокойно, не торопясь… Медленно… Не спеша… Она была уверена, что сумеет довести себя до оргазма (раньше, одной, ей это практически никогда не удавалось), а потому не нервничала, не суетилась, стремясь лишь максимально продлить и растянуть удовольствие.
Да!!! Да!-а!.. Да!.. Вот так!.. Во-от так…
Это было приятно… О-очень,.. о-очень,.. о-очень приятно!.. Очень-очень!!
Ещё одна неделя пролетела как сон. Опять наступила пятница.


……………………………………………………….


Жанна в волнении ходила по комнате и кусала губы. Её терзали сомнения. Ну что?.. Рискнуть?.. А чего я боюсь? Всё же в моей власти! – вновь и вновь убеждала себя она. – Я всё буду контролировать. Не захочу – сделаю вид, что просыпаюсь, и всё! Он сразу же убежит.
Она вспомнила, как вчера она с огурцом… Интересно, что он чувствовал, когда всё это видел?.. О-о-о!.. Чёрт!!
Так что же делать? Надо решаться?.. Уже вечер почти, а завтра муж приезжает – может, вообще уедем. Сегодня последний шанс!
А,.. ладно! – наконец бесшабашно махнула рукой она. – Была не была! Чего я, в самом деле!.. Время только теряю.


………………………………………………………


– Макс! – громко позвала Жанна. – Поди, пожалуйста, на секундочку!
Красный как рак Макс вышел из своей комнаты. (Он последнее время вообще явно избегал встречаться с Жанной. И краснел при виде её самым постыдным образом.
Это Жанночку тоже забавляло донельзя. Она иногда его специально вызывала и подолгу с ним самым серьёзным видом беседовала, наслаждаясь его смущением. Ходила она при нём только в самых скромных и строгих одеждах. Наглухо закрытая и застёгнутая на все пуговицы. Воплощение стыдливости и целомудрия.
Тем приятнее и пикантнее было потом… перед шкафом!.. с широко раздвинутыми ногами… Пальчиком… Огурцом…)
– Слушай, Макс! – Жанна смотрела парню прямо в глаза. – Меня бессонница всю неделю мучает. Я сейчас таблетки приму. Снотворное. Очень сильное. Так что ты меня не беспокой и не пытайся будить, если что. Всё равно меня не разбудишь!
Я тебя просто предупреждаю на всякий случай, чтобы ты знал, – добавила она, видя некоторое недоумение в глазах мальчишки (зачем, дескать, она мне всё это рассказывает?). – А то вдруг разбудить меня не сможешь – решишь, что со мной что-то случилось. Что мне плохо. Потому что меня после этого снотворного всё равно не добудишься! До завтрашнего утра. Пока я сама не проснусь. Хоть из пушек пали! Ясно?
– Ясно… – промямлил Макс, бегая глазами.
("Ясно"! – мысленно передразнила его Жанночка. – Посмотрим сейчас, как тебе ясно! Хватит хоть у тебя ума сообразить!.. "Ясно"!..)
Она послала Максу обворожительнейшую улыбку и стала медленно подниматься в своём мини-платьице по крутой лестнице, призывно покачивая бёдрами и наблюдая краем глаза, как он, раскрыв рот, с глупым видом снизу на неё пялится.
"Ясно"!.. – опять с досадой вздохнула она, входя к себе в комнату. – Ничего тебе, по-моему, не ясно! Дурашка.


………………………………………………….


Прошло два часа. Жанночка в очередной раз прислушалась. Ни звука! Дом словно вымер. Тишина – гробовая.
Нетерпеливое ожидание первых минут давно прошло, уступив место лёгкой усталости и разочарованию. Ей было теперь просто скучно.
Было уже совершенно очевидно, что глупый мальчишка воспринял её слова буквально, как просто пожелание и просьбу не шуметь в доме, пока она спит.
А может, оно и к лучшему?.. – снова подумала она, внимательно разглядывая потолок. – Всё-таки это уж, наверное, чересчур было бы!.. Авантюра самая настоящая, – она длинно зевнула и поёрзала под одеялом. – Может, встать?… – её действительно стало уже клонить ко сну. Мысли были всё какие-то вялые, тягучие… – Сказать, что не подействовали таблетки. Чего тут вылёживаться… – Жанна опять зевнула. – Ждать всё равно уже нечего. А так хоть телевизор посмотрю…
Внизу что-то стукнуло. Жанна мгновенно насторожилась и чуть привстала на постели, чутко прислушиваясь. Да нет! Всё тихо. Она расслабилась и опять упала на подушку.
Скрипнула ступенька. Другая… По лестнице кто-то осторожно поднимался.
Жанночка с забившимся сердцем заметалась по кровати, забыв от волнения все свои планы. Ах, да! Она только успела перевернуться на живот и принять расслабленную позу крепко спящего человека (правая нога чуть согнута в колене, левая вытянута).
Дверь медленно, еле слышно приоткрылась. Человек в нерешительности замер на пороге. Помедлил немного, потом шагнул наконец вперёд. Остановился. Пауза. Ещё шаг. Снова остановка.
Сердце у Жанны колотилось неистово, как у пойманной в силки птицы. Вся эта волнующая, романтическая обстановка!.. Игры, тайны, приключения! Загадочность, полумрак, крадущиеся во тьме шаги… Ей было и весело и в то же время жутковато как-то. Она чувствовала себя одновременно и маленькой наивной девчонкой, испуганной и беззащитной, к которой крадётся сейчас в темноте разбойник, людоед! и обольстительной, коварной, развратной до мозга костей взрослой, зрелой женщиной, соблазняющей ребёнка. Одновременно охотником и жертвой!
Страх и всё нарастающее возбуждение причудливейшим образом смешались, слились в душе у неё, образуя какую-то пряную, пьянящую, сладкую и дурманящую смесь. Какой-то немыслимый безумный коктейль!
Ей захотелось раздвинуть ноги пошире, и она еле удержалась, чтобы этого немедленно не сделать (она же спит!). "Зря я трусики надела!" – мельком подумала она.
Она изначально планировала как можно дольше продлить игру – пусть сам её разденет, трусики, лифчик с неё снимет! – но сейчас ей страстно захотелось вдруг, чтобы мальчишка увидел её в эту секунду вот так! лежащей на животе, с широко и бесстыдно раскинутыми голыми ногами, смутно белеющими в полумраке ляжками, ягодицами… без всяких трусиков! в предельно откровенной, зовущей к немедленному соитию, спариванию позе!.. ей хотелось сознавать, что он видит сейчас всё!.. всю её!! целиком! в подробностях и деталях!.. всю!! – чёрную, густую растительность у неё на лобке… между ног… её промежность… набухшие половые губы… чуть раздвинутые призывно и зовуще… анус… всё! каждый мельчайший изгиб, каждый самый потаённый и недоступный обычно ничьему постороннему взору участочек и уголочек её тела!
И чтобы он бросился сейчас на неё, потеряв голову от страсти, раздвинул ей руками ляжки ещё шире и немедленно овладел ею!! Прямо сейчас!!!.. Может быть, в попку?.. Нет, сначала… так!!.. туда!.. х-ха-ч-чу!.. в попку… пусть потом… возможно!.. в-ва-з-змо-ожжно!!!..
Жанна стиснула изо всех сил зубами подушку, чтобы не застонать.
Да нет!.. – всё ещё тяжело дыша, мгновением позже решила она. – Лучше всё-таки не торопиться. Да он и сам не осмелится! Так,.. сразу… Слишком неопытен… Мальчишка…
Щёлкнул выключатель. Макс (это был, конечно, он) зажёг свет.
Зачем?! – на секунду удивилась было Жанночка, щурясь даже с закрытыми глазами, но тут же сообразила. – А, ну да!.. Правильно. Надо же всерьёз проверить, крепко ли я сплю? Прежде чем на такое решаться! Если проснусь сейчас – извинится и скажет какую-нибудь чушь, типа: Вы кричали во сне! я решил посмотреть… извините! – и убежит.
А если уж я потом вдруг проснусь, в процессе!.. то там уж всё равно будет – при свете или без.
Молодец, малыш!.. Соображаешь!..
Да и он к тому же и не справится ведь без света! – неожиданно пришла ей в голову озорная мысль, от которой она чуть не расхохоталась. – Не разберётся, бедный, на ощупь, куда что совать-то! Не попадёт с перепугу. В трусиках моих и лифчиках запутается.
Жанне стало вдруг необыкновенно весело и захотелось какую-нибудь глупость отколоть, какое-нибудь ребячество выкинуть. Сказать, например, что-нибудь "во сне" с серьёзным видом: "Какой же этот Макс дурак!.." или "Опять этот противный мальчишка за мной в бинокль подсматривал! Надо будет его отцу на него нажаловаться!.." Ну, в общем, приколоться!
Макс между тем быстро пересёк комнату. Жанна почувствовала на лице мягкое дуновение воздуха, когда он проходил мимо буквально в метре от её головы.
Это ещё что? – опять мимолётно удивилась она. – Что он делает? Шторы, наверное, на окне проверяет?
Макс тем временем чуть ли не бегом пронёсся мимо недоумевающей Жанны, сбросил с неё одеяло и как-то очень быстро и ловко сдёрнул трусики.
Бедная Жанночка совершенно растерялась. Про своё мгновенное желание, чтобы всё произошло быстро! она давно уже позабыла и ожидала сейчас чего-то, совершенно другого.
Что он будет сначала полчаса одеяло стаскивать – потянет! испугается!.. опять потянет… – потом, дрожа и трепеща от возбуждения и страсти, гладить её,.. прикасаться к её телу, к её ногам!.. к её груди… сначала тихонечко,.. легонько… потом всё смелее… смелее… пока наконец, не в силах уже больше себя контролировать, начнёт её раздевать… неумело… робко… лифчик… трусики… Она ждала любовной игры… Сладостной и долгой. Которую она к тому же может в любой момент прервать. Просто потянуться и сделать вид, что просыпается.
А тут! Так она у него не первая, что ли? Не так уж он и неопытен? Она даже не успела ещё решить, что же теперь ей делать, как он уже навалился на неё сверху всем телом. Секунда!.. И он уже в ней! Он уже с ней совокупляется.
Именно это определение почему-то первым делом пришло ей в голову. Выплыло их каких-то дебрей подсознания. Не занимается с неё любовью, не трахает, не имеет её, даже неёт, если уж на то пошло! – нет! все эти слова предполагают всё же какие-то эмоции, чувства,.. что-то человеческое! – а именно совокупляется. Быстро и деловито, словно дело какое-то делает. Как муравей какой-то со своей муравьиной самкой.
Жанна даже глаза в изумлении открыла. События развивались настолько стремительно, что она была полностью захлестнута ими, застигнута совершенно врасплох, и не успела даже ни собраться с мыслями, ни как-то сориентироваться.
Движения Макса между тем резко ускорились. Он вскочил, обежал кровать (Жанна еле успела закрыть глаза), совершенно бесцеремонно перевернул Жанночку на спину. Через мгновенье по лицу Жанны потекла какая-то тёплая густая жидкость. В ноздри ударил характерный резкий запах спермы. Ещё через мгновенье Жанночка почувствовала, как Макс проводит чем-то влажным и упругим несколько раз по её губами ощутила вкус спермы и у себя во рту.
Это было уже слишком! Жанна решительно зашевелилась, словно просыпаясь.
Какие-то шорохи… рядом… у окна… быстрые шаги… негромко хлопнула дверь. Торопливый скрип ступенек. Всё! Мальчишка исчез.
Жанна лежала на спине не шевелясь, совершенно ошарашенная, с залитым спермой лицом и слегка раздвинутыми ногами.
Что это было? – оторопело спрашивала она себя. – Может, мне приснилось всё это?
Она осторожно поднесла руки к лицу и понюхала пальцы.
Да!.. "Приснилось"!.. Чем бы хоть вытереться?.. Тьфу! И во рту ещё.
Она чувствовала себя как с похмелья. На душе было мерзко и противно. Во рту, впрочем, тоже.
Она тихо встала, отплёвываясь и держа лицо запрокинутым вверх (ещё на кровать сейчас всё прольётся! на простыни! что я завтра хозяину скажу?!), подошла к шкафу, нашла на ощупь какую-то тряпку и вытерлась. Тряпка оказалась ночной рубашкой. Чёрт с ней! Постираю потом.
Жанна постояла немного, с омерзением глядя на себя в зеркало (Макс даже свет, убегая, второпях не погасил!), потом тяжело вздохнула и поплелась одеваться. Она чувствовала себя совершенно разбитой, морально униженной и уничтоженной. Как будто над ней надругались только что, походя изнасиловали. Так, между делом!.. Грубо и бесцеремонно! Использовали, так сказать, по назначению. Как какую-то шваль! Как девку уличную! И кто!!??

………………………………………….


Макс явился только на следующее утро, когда его отец из города приехал. Дома он не ночевал.
Отец Макса сообщил бледной от бешенства Жанне, что муж её сегодня приехать не может, но обещал приехать за ней во вторник или в среду.
– Это точно? – только и поинтересовалась она и, услышав неопределённо-безразличное "сказал, что да…", сразу же ушла в свою комнату, еле сдерживаясь.
Её душила злоба. На весь мир. На всех! На себя, на мужа, на Макса этого проклятого!! На отца его…
Впрочем, отец-то здесь причём? Наоборот, жить здесь разрешил, на своей даче. Чтоб она сгорела, эта его дача!! Вместе с его уродом-сыном!!!
Мысль, что придётся теперь пробыть с ним, с этим самым сыном, наедине ещё 2-3 дня была совершенно нестерпима. Жанночка просто на стенку от злости лезть была готова! Но делать было нечего. Жить ей до вторника было решительно негде. Дома ремонт… Муж этот кретин!! Идиот! Только дурак может свою молодую жену с парнем молодым на даче вдвоём жить оставить! Если бы не он, то и не было бы ничего!
Этим же вечером её ждал ещё один удар. Отец Макса уезжал, оказывается, завтра прямо с утра. (Она-то надеялась, что он пробудет, по крайней мере, до вечера.) Макс, разумеется, оставался. Таким образом Жанне предстояло провести с ним наедине ещё и всё воскресенье!


--------------------------------------------------------


Жанна сидела у себя в комнате и нервно кусала губы. Надо было спускаться. Умываться, завтракать. Да и вообще, не сидеть же сиднем в комнате взаперти целый день!.. Да не целый день даже, а вообще неизвестно сколько! Когда ещё этот дурак-муж приедет!.. "Во вторник"!.. Знаем мы этот "вторник"! Короче, надо было выходить.
А как выходить, если внизу этот Макс постоянно торчит!? Жанна слышала, как он там возится и громыхает чем-то. Она надеялась, что он сам теперь будет избегать встреч с ней, исчезнет куда-нибудь на эти дни, с отцом уедет, но не тут-то было! Он судя по всему и не собирался никуда исчезать и уезжать.
И это Жанночку почему-то пугало. Вообще, наглость конечно, неописуемая. Свет не погасил,.. мерзость эту свою с лица у неё даже не вытер!.. (Жанна, вздрогнув от отвращения, непроизвольно коснулась легонько пальцами щёк, как будто там ещё могла остаться сперма этого!.. этого… гадёныша этого маленького!) О чём он думает! Он же не может не понимать, что я обо всём догадалась! Что он… изнасиловал меня, воспользовавшись моим положением! Он прятаться от меня сейчас должен! дрожать от страха, что я отцу его всё расскажу, мужу!..
А он?!.. Что это значит? Что ещё этот молокосос проклятый на этот раз задумал?! Чёрт меня дёрнул с ним связаться!! Может, он влюбился в меня и надеется, что у нас какие-то отношения с ним теперь наладятся?.. Вот урод! И муж этот, кретин! "Во вторник-среду"!.. Олух царя небесного!
Ладно, – с досадой поморщилась наконец Жанночка и обречённо вздохнула. – Сиди, не сиди, а спускаться надо. Поведу себя с ним, естественно, холодно и неприступно. Чёрт! И главное, сделать вид-то, что я не заметила ничего, нельзя! По вине этого дурака. Свет,.. сперма… Все улики налицо… Ах, да!.. он же и трусики ещё с меня догадался снять! Я же ещё и без трусиков должна была проснуться! Короче, ясно всё, как белый день. Придётся объясняться.
Она ещё раз взглянула на себя в зеркало (а эта светлая футболочка мне идёт!), напустила на себе грозный и суровый вид и решительно открыла дверь.


……………………………………………….


– Максим, нам надо серьёзно поговорить! – строго обратилась Жанночка к понуро сидящему за столом подростку. Тот молча поднял на неё глаза. Он сидел весь сгорбившись, руки у него лежали на коленях. – Не притворяйся, ты знаешь прекрасно, о чём я! – повысила голос Жанна.
Подросток опять потупился. Это ободрило Жанночку чрезвычайно. Все давешние страхи и опасения её ("А вдруг он!.. А что я тогда!?..") мгновенно рассеялись. Она снова обрела уверенность и почувствовала себя хозяйкой положения.
– Ты знаешь, Максим, как это называется!? – с напором начала она свои гневные обличения. – То, что ты совершил?!.. Это подлость! Самая настоящая подлость! Как ты мог?! – Жанночка сделала драматическую паузу, патетически воздев вверх руки. Она горько пожалела, что не видит себя в эту минуту со стороны. Вероятно, она была очень эффектна в такой позе. С искажённым от праведного гнева лицом, с обвиняюще поднятыми вверх руками!.. Немезида! Богиня мести.
Губы у парнишки задрожали. Казалось, что он сейчас расплачется. Жанне его даже жалко вдруг стало. Негативные впечатления от того… неудачного опыта у неё за эти сутки уже в значительной степени подзабылись, стёрлись и притупились в памяти, и сейчас она даже симпатию какую-то опять к этому закомплексованному и глупому полуребёнку стала испытывать. Жалость.
Сама виновата! – с раскаянием подумала она. – Чего я ждала? Он же неопытный ещё совсем. Первый раз к тому же! Первый опыт с женщиной!.. Это для мальчика вообще всегда стресс, а тут ещё такая ситуация! Волнение, страх…
Естественно, растерялся и глупостей понаделал. Неизвестно, кстати, как это вообще теперь не нём скажется! В дальнейшем. Всё-таки такой шок!..

Макс медленно поднял голову. Жанна встретилась с ним глазами и похолодела. Мальчишка вовсе и не думал плакать! Напротив, он нагло смотрел ей прямо в глаза и мерзко ухмылялся. Руки его лежали теперь уже на столе. И в одной из них был пульт.
Мальчишка, всё так же противно ухмыляясь, щёлкнул кнопкой. Жанночка автоматически перевела взгляд на загоревшийся экран телевизора и буквально остолбенела.
На экране было её лицо! Огромное, во весь экран. Она смотрит прямо в камеру и слегка улыбается. Камера медленно отъезжает. Господи-боже! Пресвятая богородица! Она сидит абсолютно голая, плотно сжав колени. Потом колени её начинают раздвигаться… Шире… шире… Камера наезжает туда… между ног. Крупный план. Качество прекрасное. Видно всё, все её физиологические особенности и подробности. Просто порнофильм какой-то! Пособие по гинекологии.
Перспектива опять смещается. Камера отъезжает. Теперь снова видна она вся. Она сидит обнаженная, с раздвинутыми до предела ногами и смотрит с томным выражением прямо в объектив. Потом медленно просовывает правую руку себе между ног и начинает мастурбировать.
Опять крупный план. Её ласкающий клитор палец,.. искажённое приближающимся оргазмом лицо… Вот она судорожно вздрагивает несколько раз всем телом, сладострастно, мучительно стонет и замирает.
Следующий кадр. Она с огурцом.
– Немедленно выключи эту гадость!! – истерически завизжала Жанна, бросилась к телевизору и выдернула из розетки шнур. Экран погас. Жанночка стала судорожно и беспорядочно тыкать пальцем в разные кнопки стоявшего рядом видеомагнитофона, пытаясь достать кассету. Проклятая кассета никак не выскакивала.
– Вы напряжение выключили.
– Что? – непонимающе переспросила Жанна.
– Я говорю, Вы напряжение выключили. Так не достанешь, – спокойно пояснил Макс.
Жанночка лихорадочно сунула опять шнур в розетку. Магнитофон заворчал, заскрежетал и выплюнул наконец кассету. Жанна поспешно схватила её и стиснула в руках.
– У меня ещё есть, – хладнокровно заметил подросток.
– Послушай, ты, маленький ублюдок! – дрожащим от ненависти голосом тихо заговорила Жанна. – Мало того, что ты подглядывал за мной всё это время, так ты ещё и на камеру меня снимал?! Думаешь, тебе это так пройдёт? Я отцу твоему всё расскажу! Мужу пожалуюсь! Он тебе башку оторвёт за это!!
– А Вы дальше посмотрите! – елейным голоском вкрадчиво предложил мальчишка. На губах его играла гаденькая и паскудная улыбочка.
Жанна смотрела на него и чувствовала, что в душе её бушует настоящая буря. Ярость, стыд, страх – всё там смешалось сейчас самым невероятным образом. Страха, пожалуй, было всё-таки больше всего. Она ещё не могла так сразу просчитать всех последствий этого совершенно нового и неожиданного поворота событий, но ничего хорошего всё это ей явно не сулило. Но какая мразь! Какая маленькая дрянь! Какая всё же сволочь!!
– Так Вы будете дальше смотреть? – безмятежно поинтересовался подросток, всё так же мерзко и противно улыбаясь.
– У тебя ещё хватает наглости!.. – набрала было в лёгкие воздуха Жанна и остановилась. Что-то в голосе этого проклятого юнца её насторожило.
Да плевать! – решила про себя она. – Всё равно он всё это уже видел сто раз.
Она быстро подошла к магнитофону и сунула кассету. Улыбка мальчишки стала ещё шире и гаже. Жанна его уже буквально ненавидела. Маленькая, мерзкая дрянь! Крысёныш какой-то!
Так… Опять она с огурцом. Ужас всё-таки какой-то!.. Как же это ужасно со стороны выглядит!
Изображение ускорилось. Жанна перевела глаза и увидела, что Макс нажал перемотку. Теперь все её движения стали ещё к тому же и бесстыдно-комическими. Показанные в ускоренном темпе все эти её дёрганья, ахи-охи.
Жанна стиснула зубы и заставила себя не отводить глаза.
Ладно! Чёрт с ним! Что там ещё этот маленький мерзавец задумал? Так… Последние кадры с этим чёртовым огурцом. Она судорожными движениями засовывает его себе внутрь несколько раз чуть ли не целиком, дёргается и наконец замирает. С блаженной улыбкой кончившей наконец идиотки. Только что слюни изо рта не текут.
Видимо, Жанна на какое-то время всё же закрыла глаза. Во всяком случае, когда она снова посмотрела на экран, изображение там уже шло в нормальном темпе.
Она занимается любовью с Максом. Точнее, Макс занимается с ней любовью. Трахает её, попросту говоря. Она лежит на животе в одном лифчике и уныло смотрит перед собой. Макс лежит на ней, тело его ритмично движется. Следующий кадр. Она лежит уже на спине, глаза закрыты, рот полуоткрыт, Макс сверху мастурбирует ей прямо на лицо. Потом проводит несколько раз перепачканным спермой членом по её губам.
Всё. Конец. Изображение обрывается.
– Ну, и как? – всё тем же приторно-сладеньким голосочком с невинным видом осведомился мальчишка. – Понравилось?
– Так ты снимал, гадёныш, даже, как меня во сне насиловал? – неуверенно произнесла Жанна просто, чтобы выиграть время.
Что-то в только что увиденном её беспокоило, только она никак не могла понять, что. Не сами кадры, не то, что он опять снимал – нет! Этому-то как раз она уже не удивлялась (Так вот он зачем тогда к окну всё время бегал! Это он камеру там ставил! – запоздало сообразила она.) – но что-то там было… что-то было…
Мальчишка опять щёлкнул пультом. Кадры на экране быстро помчались назад. Стоп! Пауза. Она лежит голая в одном лифчике на животе и сверху на ней Макс. Глаза у неё открыты. Открыты!
– Во сне, значит? – ехидно переспросил Макс.
Жанна недоумевающе смотрела на экран. Она не помнила, с открытыми она тогда лежала глазами или с закрытыми? Может, и с открытыми.
Ладно, чёрт с ним! – устало плюнула наконец она. – Чего теперь об этом жалеть. Мужу навру что-нибудь. Что он во сне на меня набросился, я проснулась, но не стала шум поднимать. Или ещё чего-нибудь. Придумаю, короче! Чего он меня, к этому щенку ревновать будет?
– Ну, и дальше что? – холодно поинтересовалась она у с интересом наблюдавшего за ней Макса и тоже откровенно ухмыльнулась ему прямо в лицо. К ней вернулось всё её самообладание. – Зачем ты так хотел, чтобы я это увидела? Мужу, что ли, показать хочешь? Да я…
– Ты что, дура? – грубо оборвал её подросток. – Не понимаешь?
Жанна смотрела на него во все глаза. Она действительно ничего не понимала.
– Мне 14 лет, – хихикнул Макс. – 14! Я же малолетка. Знаешь, как это называется? – он небрежно кивнул на телеэкран. – Совращение малолетних. Ты срок за это получишь! В тюрьму сядешь. За моё совращение, – он снова подленько хихикнул и даже для вящей убедительности несколько раз покивал головой.
– Ты!.. ты!.. – задохнулась Жанна, – ты!..
Ноги у неё подкосились, и она без сил опустилась на стул. Ей вдруг стало очень страшно. Она поняла с ужасающей ясностью, что так оно всё и будет. Что она действительно может "сесть". Законов она, конечно, не знала, но что-то такое слышала. Да чего там "слышала"! Детская порнография. Педофилия. "Маньяк-учитель совращает учеников!" Только об этом все вокруг и говорят. Во всех новостях. Модная тема. Правда, там мужчины везде обычно фигурируют. В качестве совратителей. Но какая, собственно, разница? Мужчина или женщина? Вряд ли законом какое-нибудь различие особое в этом случае предусмотрено. Ну, разве что срок поменьше дадут. Да и то вряд ли.
Так что, если от этого!.. от змеёныша этого заявление будет!.. Или как там это называется?..
Она опять посмотрела на сидящего перед ней подростка. Вид у него был чрезвычайно глупый и самоуверенный. Чувствовалось, что он крайне собой доволен. Какой он умный и как он всё это здорово проделал.
В душе у Жанночки зародилась надежда.
– Ну ладно, Макс, – робким и молящим голосом начала она, медленно и плавно приближаясь к мальчишке, играя глазками и ласково ему улыбаясь. – Мы же друзья! Ну, пошутили и будет! Ты меня провёл, что и говорить. Хотя, конечно, согласились, нехорошо было с твоей стороны всё это на камеру снимать. Ты мне очень нравишься как мужчина, вот я и решила… Не могла же я тебе прямо предложить… я же женщина, мне стыдно, ну, ты сам понимаешь!
Жанна пыталась изо всех сил скрыть свой страх, старалась, чтобы голос её не дрожал, а звучал мягко, искренно и убеждающе. Это было непросто. На самом деле она отчаянно трусила.
Мысль об уголовной ответственности была ужасна! Милиция,.. арест,.. тюрьма… Да нет, это невозможно!! Это из какой-то другой жизни! Какое ещё "совращение малолетних"? Она же просто играла, забавлялась!.. Это же всё не по-настоящему, несерьёзно!.. это было просто развлечение!.. От скуки…
Но она тут же вспоминала все эти кадры чудовищные из этой его кассеты: она мастурбирует перед камерой с бесстыдно раздвинутыми ногами,.. потом ещё с огурцом! (какой стыд! господи! как я могла!?) и наконец… как они в постели… как её мальчишка этот трахает…
Ужас!! У-жас! Каким немыслимым образом я во всё это влипла?! Зачем!!?? Нет, надо во что бы то ни стало эту кассету у него добыть! Во что бы то ни стало! Сыграть на его юношеском тщеславии, самолюбии, льстить ему, уговаривать, молить, унижаться – как угодно!! Но кассету надо добыть!
Жанночка подошла к Максу уже совсем близко. Почти вплотную. Всё-таки это был ещё мальчишка. Жанна отлично видела, что он вроде и понимает всё, и сознаёт, по всей видимости, умом, что она вся сейчас в его власти – и в то же время всё равно робеет. Не решается даже до неё дотронуться. Сидит, набычился весь, покраснел, уставился в пол и даже глаз поднять не смеет.
– Ну, Максик! – Жанночка наклонилась к нему и легонько пальчиком приподняла ему подбородок. – Ну, милый! – нежно проворковала она, наклоняясь ещё ниже и с удовлетворением наблюдая, как он краснеет ещё больше и непроизвольно косится ей за ворот футболки. Хорошо, что она лифчик не одела! – Ну, котик! Ну, отдай мне эту кассету, ну пожалуйста! Ну, зачем она тебе? Что я тебе плохого сделала?
– Хорошо! – голос у Макса прервался. Он судорожно сглотнул и откашлялся. Видно было, что он волнуется, хочет что-то сказать и не решается.
– Ну что, Максик? – мягко подбодрила его Жанночка. – Что ты хочешь сказать? Говори. Так ты мне отдашь кассету? Правда?..
– Отдам!.. Если Вы… – подросток собрался с духом, кинул быстрый взгляд на ласково улыбающуюся ему Жанночку и наконец выпалил. – Если Вы у меня сейчас отсосёте!
– Что-о!!?? – отпрянула от него поражённая донельзя Жанна, хотя, в сущности, всё уже с самого начала должно было бы быть ей очевидно. – Что ты сказал!? У тебя?
Это была ошибка. Мальчишка отчётливо уловил невольно прозвучавшие в её голосе презрительные интонации и сразу же обиделся и замкнулся. Он сидел надувшийся, красный как помидор и угрюмо смотрел куда-то в сторону.
– Масик, милый, ну, извини! – попыталась исправить положение Жанночка. – Я не хотела тебя обидеть!
– Так Вы отказываетесь? – хмуро спросил мальчишка.
– Ну, подожди, Макс! – в панике залепетала Жанна, теряя уже почву под ногами и не зная, что теперь вообще делать. – Ну, не горячись! Давай поговорим! Как ты можешь такое от меня требовать? Это некрасиво с твоей стороны! Это неправильно. Я замужняя женщина…
– Так Вы отказываетесь? – упрямо переспросил мальчишка и встал.
– Ну, Макс! – в отчаянии воскликнула совершенно растерявшаяся и перепуганная насмерть Жанночка. Ей вдруг представилось, что он прямо сейчас отсюда в милицию с этой кассетой пойдёт! – Ну, пожалуйста!.. Я тебя прошу!.. Умоляю!! Не надо!.. Ну, хочешь, я на колени перед собой встану!? – и она действительно бросилась перед ним на колени.
Макс посмотрел на неё сверху вниз и, ничего не отвечая и не отводя от неё глаз, тут же стал трясущимися руками расстёгивать себе штаны. Через мгновенье Жанна, чуть не плача от обиды и униженья, стоя перед ним на коленях, делала ему минет.


……………………………………………..



– Ну, что? – Жанна облизала губы и тщательно вытерла их тыльной стороной ладони. Потом несколько раз сглотнула, чтобы избавиться от вкуса спермы во рту. – Ты обещал!
Макс молча подошёл к магнитофону, вынул из него кассету и протянул Жанночке.
– А копия? – оторопело уставилась на него она.
– А про копию мы не договаривались! – гаденько захихикал юный мучитель. – Копия за отдельную плату!
– Ах, ты, дрянь!! – не помня себя от бешенства закричала Жанна и, широко размахнувшись, изо всех сил хлестнула парня по щеке. – Подонок!
– Ну, Жанна Владимировна, это Вам дорого обойдётся! – подросток с перекошенным от злобы лицом рванулся к двери.
– Ну, Макс, дорогой! Ну, подожди! – рыдающая Жанна бросилась за ним вдогонку. – Ну, извини меня, ну, прости!! Ну, пожалуйста!


………………………………………………..



Последующие два дня до приезда мужа слились для Жанны в один сплошной кошмар. Любовником мальчишка оказался, естественно, никаким. Неумелым, грубым. Ничего у него не получалось. Он злился, комплексовал. Жанне приходилось его постоянно утешать и успокаивать. В общем, это был тихий ужас.
К тому же он, насмотревшись, видимо, видеокассет, требовал от неё все время чего-то нового, необычного. Анальный секс, позы какие-то совершенно немыслимые!.. (Для профессиональных гимнасток, что ли?) Словом, это был кошмар.
В придачу ко всему он, как и большинство подростков, оказался ещё и весьма неопрятным. Непромытым каким-то. Запах этот!.. Из подмышек… и там… и изо рта ещё!.. Фу!
Жанночка попыталась было ему деликатно намекнуть, но он так обиделся, что больше она на эту тему даже и не заикалась. Решив уж вытерпеть всё, лишь бы эту злосчастную кассету получить. И как он её вообще сделал?! У него что, второй магнитофон есть? Впрочем, в технике она ничего не понимала.


……………………………………………



– Так что, Макс? – вскользь бросила Жанна, одеваясь. – Завтра муж приезжает.
– Это ты про кассету, что ль? – развязно спросил подросток.
За эти два дня он совсем обнаглел и обращался теперь с Жанной совершенно бесцеремонно и хамски, как с какой-то служанкой. Жанночка, скрипя зубами, всё терпела.
(Иногда она вспоминала, что всего какую-то неделю назад всё было наоборот, этот наглый щенок бегал у неё на посылках и каждое слово её ловил. Что всего какую-то неделю назад не было ещё никаких кассет, и она была свободным человеком и никого и ничего не боялась. "Господи, неужели это действительно когда-то было?! – при этих мыслях у неё даже слёзы на глаза наворачивались. – Какая же я была тогда дура!")
– Так она внизу на столе лежит, – Макс с хрустом зевнул и, не стесняясь, по-обезьяньи почесал себе между ног.
Жанна брезгливо отвернулась и молча вышла из комнаты.
На столе действительно лежала кассета. Жанна взяла её и некоторое время разглядывала в каком-то болезненном недоумении. Неужели вот из-за этого никчемного куска пластмассы она потеряла всё: стыд, честь, достоинство! Совесть! Отдала себя в полное пользование этому шкодливому, прыщавому щенку, облизывала его грязный член, позволяла делать с собой всё, что угодно. Всё, что только в его маленькие больные мозги придёт. Она чуть усмехнулась и взвесила кассету в руке. Немного же я стою!
– Жанночка! – Жанна подняла глаза. Макс стоял на верхней ступеньке лестницы голый и, ухмыляясь, смотрел на неё. Он даже не потрудился одеться. – Телевизор включи.
Жанна, чувствуя уже в груди знакомый холодок, не говоря ни слова щёлкнула пультом.
Это была часть вторая. Эти их два дня. Сделано всё было очень умело. Сначала шли кадры, как она бросается за ним и умоляет остаться, потом всё остальное. В отличном качестве, в разных позах… И всё время, на протяжении всей кассеты она клянётся Максу в любви, говорит ему, как ей с ним хорошо и т.д. и т.п.
В общем, это была атомная бомба. Если предыдущая кассета ещё оставляла какие-то слабые сомнения, а действительно ли было совращение? то эта кассета не оставляла сомнений уже абсолютно никаких. Всё было ясно как белый день. Взрослая, двадцатисемилетняя замужняя женщина втюрилась как кошка в четырнадцатилетнего мальчишку и соблазнила его. Затащила к себе в постель.
Жанночка смотрела на экран и чувствовала, как по щекам её текут слёзы. Всё! Ловушка захлопнулась. Теперь выхода вообще не было. Эта кассета была такой страшной уликой, что тут и разговаривать было не о чем.
Она недооценила мальчишку. Он оказался гораздо хитрее и умнее, чем она думала. А впрочем, что ей оставалось делать? Когда он первую кассету ей предъявил? Фактически она уже с этого момента была в его власти. Он просто играл с ней. Выхода уже тогда не было. Теперь же!.. Теперь вообще и говорить не о чём. Всё, конец!
– Что, нравится? – Макс не торопясь спустился по лестнице, подошёл к неподвижно стоявшей Жанне и похлопал её по ягодицам. Потом сунул правую руку ей под платье, под трусики, грубо ввёл снизу большой палец во влагалище и сделал им несколько сильных толчков. – Правда, приятно! – коротко хохотнул он. – Ладно, не переживай! Будем и в Москве трахаться, только и всего. Ты же меня любишь, сама говорила. Давай, отсоси у меня ещё разок напоследок, да пойду я. Не хочу с рогоносцем твоим завтра встречаться. Забодает ещё! – он глупо засмеялся над своей собственной остротой.
Жанночка смотрела на него и ясно понимала, что никакого, абсолютно никакого выхода у неё нет. Это был мальчишка, подросток, не очень умный, безжалостный и жестокий, как и все они в этом возрасте. С ним невозможно договориться, невозможно что-то объяснить ему, пробудить в нём жалость. Ему нельзя верить, на его слово нельзя полагаться. Это со взрослым можно искать какие-то компромиссы, а с ним – нет. Она может с ним ещё хоть целый год жить, ублажать его, потакать всем его желаниям, а потом он её всё равно сдаст. Просто обидевшись на что-то, на любой пустяк, которому взрослый бы и не придал никакого значения. Он не знает, что такое благодарность, что такое обещание, что такое совесть!.. Если уж ему втемяшилось что-то в голову, то он…
– Ну, долго мне ещё ждать!? – нетерпеливо бросил Макс и с угрозой посмотрел на Жанну.
Та безропотно опустилась на колени и взяла рукой его полувозбуждённый уже пенис…


……………………………………………….


– Да что с тобой Жанночка? – муж с удивлением и сочувствием смотрел на жену. – Ты всё это время какая-то сама не своя. Ты столько мечтала об этой поездке! Море, солнце…
– Да нет, всё нормально, милый! – Жанна обняла мужа и прижалась к нему всем телом, стискивая изо всех сил губы, чтобы не заплакать. – Я тебя так люблю!


………………………………………………..



Макс явился в первый же день, когда Жанна с мужем вернулись из отпуска. Жанночка открыла ему дверь и остолбенела, увидев его ухмыляющееся лицо.
– Это называется: не ждали! – объявил Макс и, бесцеремонно отстранив Жанну, вошёл в прихожую. – А неплохо тут у тебя! – сообщил он, осматриваясь. – Это чё, рога? – кивнул он на и впрямь висевшие над дверью ветвистые оленьи рога. – Муж днём снимает? Прикольно!
Давай прямо щас, а то я соскучился! – прильнул он к Жанночке, жадно хватая её за грудь.
– Ты с ума сошёл, муж дома! – в непередаваемом ужасе зашептала та, косясь на дверь. – Зачем ты вообще сюда пришёл!? Потом встретимся!
– Да плевал я на твоего козла!! – повысил голос Макс. – Я сейчас хочу! Ну, живо!.. – он грубо развернул Жанну к себе спиной и стал расстёгивать ширинку. – Давай!


………………………………………………..



Когда через несколько минут Макс наконец ушёл, Жанночка быстро прошла в ванную, заперла дверь, включила воду и разрыдалась.
Она снова и снова, дрожа ещё вся от только что пережитого страха, вспоминала, как всего минуту назад, прямо в прихожей!.. как она ожидала обречённо каждую секунду, что вот сейчас дверь откроется, и войдёт муж! Вот сейчас!.. сейчас!..
Всё! Всё было кончено! Это был совершенно отмороженный неуправляемый подросток. Ему было наплевать и на неё, и на себя. Он даже не понимал, что он делает, не соизмерял возможных последствий своих поступков. Что действительно может в любой момент войти муж!.. Убить его, избить до полусмерти!
Он ничего не рассчитывал и рассчитывать ничего не хотел. Ему было всё всё равно. До лампочки!


-----------------------------------------------------


– Бабки принёс?
– На! – Игорь отдал приятелю деньги. – А кто она?
– Неважно, – Макс толкнул дверь и вошёл в комнату. Игорь неуверенно вошёл вслед за ним. На кровати сидела женщина. Молодая, красивая… У Игоря аж дыхание захватило. – Только час! – Макс демонстративно посмотрел на часы и вышел.
– Боже мой! – сказала женщина и закрыла лицо руками. – Боже мой!



===============================



И спросил у Люцифера Его Сын:
– Почему та женщина оказалась в такой ситуации?
И ответил Люцифер Своему Сыну:
– Ей просто не повезло. На её месте могла оказаться любая. Любая другая дочь Евы. Столь же ветреная и легкомысленная.


(c) - С.П. Мавроди - "Сын Люцифера", гл. 55



 
 
 
 

 
 
 
 

Комментарии

 
 

 
 
 
holder
Дата:
(13 мая 2016 22:55)
#1
Пост, как тост на охоте должен быть краткий, как команда, как выстрел, иначе времени на отдых не останется(с).
Томская область > Северск [ссылка]
8 / 1
 
 
 
 
 
 
qwer10
Дата:
(13 мая 2016 23:23)
#2
взял бы тя копирайтером - чую сп*здил
Челябинск [ссылка]
1 / 2
 
 
 
 
 
 
балу
Дата:
(14 мая 2016 02:20)
#3
мужу надо было рассказать, ну побил бы. подростку с переломанными руками и предьявой его папаше было бы тяжелее. А вообще рассказ явно с сайта мечтателей , видимо задрот писал с реалиями не знакомый. В 14 лет могут запросто посадить: 1 за вмешательство в частную жизнь , 2 сьемку скрытой камерой без согласия в письменном виде или устном и 3 вымогательство. А также за изнасилование с использованием одурманивающих спец средств, лица не имеющего возможность себя контроллировать. Малолетка сам на себя собрал доказательную базу. Думаю лет на 12. В судах женщинам верят больше . А тут явно женщина не знала о скрытой сьемке. А последний эпизод сутенерство под принуждением. родителям пацана сразу проще продать его на органы.
Томск [ссылка]
4 / 0
 
 
 
 
 
 
deep_dance
Дата:
(14 мая 2016 16:18)
#4
на всякий можно было дом с уликами сжечь:D
Томская область > Северск [ссылка]
0 / 0
 
 
 
 
 
 
Кargasangeles
Дата:
(15 мая 2016 21:40)
#5
Что делает баба вначале рассказа на букву "В" ? Правильно. Вые....тся. А что делает баба в конце рассказа на букву "Д"? Правильно, Довые....лась.
 
Девушки жалуются постоянно, что у мужчин только одно на уме, но когда мужчины перестают об этом думать - чувствуют себя оскорблёнными. И кто-то мне ещё что-то про женскую логику говорит?
Томск [ссылка]
0 / 0
 
 
 

 
 
 
 
 
 
 
 

Информация

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Оставлять свои CRAZY комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Пожалуйста пройдите простую процедуру регистрации или авторизируйтесь под своим логином. Также вы можете войти на сайт, используя существующий профиль в социальных сетях (Вконтакте, Одноклассники, Facebook, Twitter и другие)

 
 
 
 
 
Наверх