Автор:
LK-4D4
Печать
дата:
17 мая 2016 14:55
Просмотров:
1893
Комментариев:
4
"Ложь"



И сказал Люцифер:
– Одежда прикрывает тело, а ложь – душу. И то, и другое человеку необходимо. Чтобы прикрыть свой срам.





«Не поднимай тяжести свыше твоей силы».
Книга Премудрости Иисуса,
сына Сирахова.







1.


– Алло!.. Да... Да... – Юлечка некоторое время внимательно слушала, потом испуганно проговорила. – Ой, Вы знаете, давайте я Вам лучше мужа дам!
– Слушай, Серёж, тут из института какого-то звонят, на, возьми! – сделав круглые глаза, торопливым шепотом пояснила она своему мужу, Сергею Карнаеву, протягивая ему трубку.
Карнаев с неудовольствием поморщился. Он только было собрался немного поработать… Какой там еще «институт»!?.. Что им надо? Опять чего-нибудь…
– Да! – «Здравствуйте, Сергей Филиппович. Это с Вами из Института социальных исследований говорят, – голос в трубке был предельно корректен. – Мы сейчас проводим социологическое исследование среди молодых семей. Вы с Вашей супругой не хотели бы в нем поучаствовать?
– Нет, – отрывисто буркнул Карнаев, считая разговор оконченным.
Так я и знал!.. Что что-нибудь подобное. На фиг, спрашивается, мне эта головная боль?!.. Эта канитель… Щас вот прямо! Всё брошу и в институт к вам помчусь! В исследовании вашем дурацком участвовать.
– Видите ли, Сергей Филиппович. Мы ведь очень богатая организация… (Карнаев невольно насторожился. Деньги!?) С очень большими возможностями… – вкрадчиво продолжала искушать трубка. – Естественно, Ваше участие будет оплачено… Щедро оплачено! Мы ведь Вам не просто так позвонили. Ваша семья была отобрана нами среди многих тысяч других. На жесткой конкурсной основе.
– «Щедро» – это сколько? – шутливым тоном поинтересовался Карнаев. Сто рублей?
– Пять тысяч долларов.
Карнаев чуть трубку от неожиданности не выронил. Пять тысяч долларов!!!??? Да у него зарплата 500 баксов!!
– Пять тысяч долларов? – севшим внезапно голосом недоверчиво переспросил он. – Это что, шутка?
– Никаких шуток, Сергей Филиппович! – невозмутимо ответили в трубке. – Я же говорю Вам, мы очень серьезная организация. Это исследование финансируется государством и рядом крупнейших банков. В рамках обширной социальной программы.
– И что же мы должны будем делать за пять тысяч долларов? – криво усмехнулся Карнаев. Через обруч по команде прыгать? Как дрессированный пудель?.. пудели?..
– Ничего особенного, Сергей Филиппович. Всего лишь заполнить анкету. Пройти тестирование.

____________________________


– Итак, всё очень просто! – мужчина поочередно улыбнулся им обоим. Сначала Карнаеву, потом отдельно робко жавшейся к мужу Юле. Вообще он был крайне любезен и предупредителен, этот сотрудник Института социальных исследований. – Садитесь сейчас за столы и отвечайте на наши вопросы. Просто подчеркивайте нужный ответ. Вы, Сергей Филиппович, вот за этот стол, а Юлия Андреевна – за тот, – мужчина указал на пустые столы. – Вопросов много, несколько тысяч, так что настраивайтесь примерно часа на два-на три, не меньше.
Если непонятно что будет, ну, или просто чего потребуется – спрашивайте, не стесняйтесь! Я здесь же, в комнате буду находиться, рядом с вами.
Мы раньше на компьютере такое тестирование проводили, – словно извиняясь, с виноватой улыбкой пояснил он, заметив несколько удивленный взгляд, который Карнаев кинул на толстенную кипу лежащих на столах листов с вопросами, – но потом отказались от этого. Не все, знаете ли, работать на компьютере умеют. Даже на элементарном уровне. С той же мышкой, к примеру. Это отвлекает… мешает сосредоточиться на вопросах… В общем, решили в итоге вернуться к старому, проверенному методу. Ручка и бумага. А в компьютер мы уж потом сами всё перенесем. Своими силами. Так лучше.
Карнаев мысленно пожал плечами. Лучше, так лучше. Им виднее. Хотя, конечно, дикость какая-то! Анахронизм. Двадцать первый век, компьютеры кругом!.. А тут – ручка и бумага… А еще говорят: серьезные люди!..
Впрочем, мне-то что? Хозяин барин. Лишь бы деньги заплатили. Кстати, насчет денег!.. Неплохо бы поинтересоваться… Что и как… А то, анкету-то мы сейчас заполним… И дальше что?..
– Деньги Вам будут выплачены в течение 24-х часов, – словно услышав эти его мысли, спокойно сказал в тот же момент мужчина. Карнаеву даже неловко как-то стало. Как будто и впрямь его мысли только что подслушали. – Переведены на специальный счет в Сбербанке, открытый на Ваше имя.
А налоги мы с них должны платить? – хотел было задать давно уже вертевшийся у него на языке вопрос Карнаев, но как-то не решился. Денег-то еще никаких нет! Надо хоть анкеты сначала заполнить!.. А то, чего шкуру неубитого медведя делить…
– Ладно, давайте, наверное, приступим, если Вы не возражаете? – после небольшой паузы с еле заметной усмешкой предложил сотрудник института. Казалось, он видел Карнаева насквозь.
– Да, конечно… – смущенно промямлил тот, пряча глаза. Ему почему-то было стыдно.

____________________________


– Так,.. прекрасно,.. – мужчина быстро, с чисто профессиональной ловкостью и сноровкой, один за другим просматривал листы с ответами. – Прекрасно… Пре-красно!.. Замечательно! – с видимым удовольствием заключил он, аккуратно откладывая листы в сторону.
– Да, забирайте! – коротко кивнул он неслышно, как тень, подошедшему в этот момент к столу лаборанту.
– Итак, Сергей Филиппович!.. Юлия Андреевна!.. благодарю вас обоих за участие в нашем исследовании. Было очень приятно с вами познакомиться, сотрудничать и вообще иметь дело! – чуть приподнятым тоном – вероятно, чтобы подчеркнуть важность момента – с шутливой торжественностью произнес мужчина, одобрительно глядя на чету Карнаевых.
– Да!.. спасибо!.. нам тоже!.. – несколько вразнобой ответили те и оживленно между собой переглянулись.
«Неужели мы действительно только что заработали целых пять тысяч долларов!?» – казалось, написано было в глазах у каждого из них.
Карнаеву, тем не менее, всё еще так до конца и не верилось.
Слишком уж всё!.. Легко всё как-то!.. Несерьезно!.. Что они, в самом деле, дураки, что ли, в этом институте сидят, чтобы вот так вот, запросто, за здорово живешь, по пять косарей всем подряд отваливать!? Да на ветер фактически выбрасывать!
Прям тебе: запомнил бумажку – получай барашка! Пять тысяч долларов. Ага! Как же! Да на таких сказочных условиях и за 500 долларов желающих было бы хоть отбавляй! Хоть пруд пруди! Отбоя б не было! Очереди бы километровые в этот институт стояли! Да за какие там 500! За сотку!
Так что наверняка тут подвох какой-нибудь кроется. Лажа какая-нибудь. Доллары тоже, наверное, какие-нибудь сказочные. Как и всё остальное.
– Теперь вот что! – мужчина замолчал, по очереди оглядывая притихших супругов.
Сердце у Карнаева ёкнуло.
Ну, точно!.. – суматошно подумал он. – Вот оно!.. Так я и знал!.. Так я и знал!..
Мужчина снова чуть заметно усмехнулся.
– Да не волнуйтесь Вы так, Сергей Филиппович! – мягко заметил он. – Ничего Вашим деньгам не угрожает. Всё будет именно так, как мы с Вами и условились. Уже завтра пять тысяч долларов будут у Вас на счету в Сбербанке.
(Карнаев незаметно перевел дух и слегка расслабился. Да и черт с ним! Пусть видит! Приличия приличиями, а денежки, знаете ли… Да еще такие! «Ах, какие крупные деньжищи!», как в песне поется. Обязательно завтра с утра проверю!!)
– Более того! – мужчина сделал новую паузу и опять посмотрел сначала на Карнаева, потом на Юлю. – Я предлагаю вам принять участие и во второй части нашего эксперимента… исследования!
(Карнаев с женой внимательно слушали.)
В настоящее время мы активно занимаемся проблемами молодых семей. К сожалению, процент разводов среди них сегодня крайне высок. И это не может нас не беспокоить. Браки распадаются, от этого страдают прежде всего дети и пр. и пр. Ну, в общем, проблем много.
Нашим институтом в этой связи разработан сейчас целый комплекс мер: советов, рекомендаций, цель которых – укрепить семью, улучшить отношения между супругами, сделать семью более сильной, устойчивой – а значит, и более здоровой и более счастливой!
Согласитесь, что это очень важная и благая цель! Ведь сильная семья – это сильное государство! – мужчина вопросительно взглянул на чету Карнаевых.
Те дружно кивнули. Хотя слово «благая» прозвучало в строгой и вяловатой в остальном речи их лектора каким-то странным причудливым диссонансом и потому невольно резануло Карнаеву слух. Ему почему-то почудилась вдруг в нем какая-то скрытая то ли издёвка, то ли насмешка. Совершенно здесь, в этих чопорных, скучных академических стенах неуместная. Какая-то фальшивая нотка. Дребезжание. Треньканье балалайки в чистом и мощном звуке органа. Словно бы всё происходящее сейчас было на самом-то деле не более чем фарс, водевильчик, розыгрыш, какая-то странная шутовская комедия с куплетами и переодеваниями.
«Благими целями дорога в ад вымощена!» – неожиданно вдруг припомнилось ему. – Ну, или намерениями. Один хрен! Хм!.. Откуда бы это?.. Из Библии?..
– Итак, – невозмутимо продолжал между тем мужчина, – для того, чтобы решить какие бы то ни было проблемы, необходимо прежде всего постараться отыскать их истоки; понять первопричины, их вызывающие; попытаться осознать, с чем же они, эти проблемы связаны, почему они вообще возникают? Иными словами, обнаружить, образно говоря, корень «зла»! – мужчина остановился и со значением посмотрел на своих слушателей.
Те безмолвно внимали.
– И по нашему твердому убеждению, – назидательно поднял он вверх указательный палец, – подкрепленному, кстати, многолетними исследованиями, корень зла этот – ложь!! Да, ложь! Ложь, ложь и ложь!
Ложь, с течением времени неизбежно появляющаяся, так или иначе вкрадывающаяся, втирающаяся, вползающая ужом в отношения между супругами; и потом их незаметно и исподволь, постепенно, подтачивающая, разлагающая и разъедающая; подобно тому, как ржавчина, корроста, постепенно разъедает и разрушает даже самый твердый, прочный и кажущийся несокрушимым металл! Коррозия металлов! Коррозия любви.
Стоит только появиться первому пятнышку лжи, этой проказе! ржавчине! на чистой, светлой и незамутненной поверхности любви, брака – как всё, конец! Рано или поздно всё рухнет. Это теперь лишь вопрос времени.
Вы согласны? – неожиданно снова обратился лектор к зачарованно слушавшим его супругам Карнаевым.
Те опять поспешно закивали.
– Хорошо… – мужчина заложил руки за спину и неторопливо прошелся по комнате.
Карнаев с женой прилежно следили за ним глазами, как загипнотизированные.
– Так вот, – мужчина остановился и поднял голову. – Устраните причину, удалите из отношений ложь! вырвите ее с корнем! Как негодный сорняк! – и вместе с ней сразу же исчезнут и все проблемы. Да, но как это сделать? – вновь взглянул он на Карнаевых.
Те послушно и безропотно ждали. А действительно, как?
– Очень просто! – тоном опытного оратора категорично и безапелляционно отчеканил мужчина. – Надо лишить людей этой возможности!! Возможности лгать!
Ну, или, по крайней мере, максимально затруднить им этот процесс, – он опять вдруг как-то странно хмыкнул, но уже через мгновенье снова уверенно продолжил свои «объяснения».
– С этой целью нами создана специальная компьютерная программа. «Момент истины», как мы ее между собой называем, – мужчина кинул беглый взгляд на Карнаева и чему-то усмехнулся. – Работает она следующим образом.
Оба супруга проходят сначала предварительное тестирование. Ну, то самое, которое вы только что прошли. Отвечают на вопросы специально разработанной нашим институтом анкеты.
Программа обрабатывает потом эти ответы, анализирует их и на этой основе создает начальную, так сказать, грубую, первичную модель личности каждого из тестируемых. Вопросом очень много, некоторые из них неявно дублируют друг друга, так что обмануть программу, ввести ее в заблуждение практически невозможно. Даже в случае умышленно ложных ответов на те или иные вопросы общая картина всё равно в итоге получается в целом истинная.
(Это еще что?! – хмуро подумал Карнаев. – Про это речи не было! Это уже, как в мультфильме: а мы вас посчитали!)
Мужчина опять мельком взглянул на Карнаева и неторопливо продолжил.
– После того, как базовые модели личности обоих супругов созданы, им предлагается добровольно, – слово «добровольно» мужчина интонационно выделил, – я подчеркиваю: добровольно! – повторил он, в упор глядя на Карнаева, – принять участие во второй части исследования.
В случае их согласия на квартире у них устанавливается специальное оборудование. В частности, видеокамеры, непрерывно фиксирующие все их разговоры, отслеживающие мимические и поведенческие особенности каждого из них и пр. и пр. Эта информация немедленно передается компьютеру, который затем анализирует ее, обрабатывает и на основе полученных результатов постоянно корректирует и коррелирует базовые личностные модели обоих супругов, внося в них соответствующие поправки, изменения и дополнения и делая их, таким образом, всё более реалистическими и приближенными к оригиналу.
Так что очень скоро степень соответствия становится очень высокой, совпадение практически полным – модель становится практически неотличимой от оригинала.
Собственно, по тому же самому принципу всё ведь происходит и у людей… – мужчина задумчиво покивал головой в такт каким-то своим мыслям.
– Люди общаются и на основе этого общения строят между собой отношения, составляют мнение друг о друге, то есть фактически формируют личностную модель партнера.
По тому же самому принципу действует и наш компьютер, с той лишь разницей, что у него гораздо больше возможностей для анализа.
Например, если один из супругов лжёт, второй может этого и не заметить, а компьютер заметит обязательно. Мимика чуть-чуть другая, жесты, тембр голоса, интонации, поведение в целом… В общем, компьютер обмануть гораздо сложнее. А при непрерывном сканировании – попросту невозможно. Он же мало того, что всеведущ, он ведь еще и беспристрастен и объективен. Ничему заранее не верит и ни на какие уловки не поддается. Ни на слёзы, ни на «обиды»!.. Никаких эмоций! Голый разум.
Вы следите за моей мыслью? – мужчина сделал очередную паузу.
– Ну да… – не совсем уверенно протянула Юленька.
– Ничего-ничего! – ободрил ее мужчина. – Всё не так сложно, как кажется. Вы, Юлия Андреевна, с Вашим живым умом в два счета разберетесь, уверяю Вас! Это, как телефон. Начни инструкцию читать – ну, ничего не понятно!.. А стоит только взять в руки… понажимать пару кнопочек…
Итак, резюмирую! – перевел он взгляд на Карнаева.
– Через некоторое время компьютер создаст личностные модели супругов, практически неотличимые от оригиналов. По крайней мере, на элементарном, бытовом уровне. А большего для наших целей и не требуется! Большего нам и не надо!
Конечно, вы не можете спросить компьютер, ну, вернее, компьютерную модель вашей горячо любимой жены: что ты чувствуешь, дорогая, слушая Брамса? но вы вполне можете у нее поинтересоваться: а где же ты, милая, была вчера вечером? И она вам ответит. Правду!
– Погодите-ка! – пораженно переспросил Карнаев. – Так с ней можно разговаривать? С этой компьютерной моделью?
– Конечно, – ласково улыбнулся ему мужчина. – А почему бы и нет? Можно. Задавать вопросы. Любые! И она вам будет отвечать. Только правду! В этом-то и соль! В этом-то и суть проекта!
Лишить человека возможности лгать! Обманывать партнера. Человек слаб – надо помочь ему!
Как вы можете лгать, зная, что жена всегда может вас проверить? Просто задав те же самые вопросы вашей компьютерной модели.
– И что же она ответит, эта модель? – недоверчиво усмехнулся Карнаев. – На вопрос, к примеру, где я был вчера вечером? «Пиво пил у Сашки»? Если она и о существовании этого Сашки-то знать не знает!
– Разумеется, не знает! – улыбка мужчины стала еще шире и лучезарней. – И поэтому так она и не ответит. Она ответит просто: «был у приятеля и пил пиво».
– Может, она уж и скажет заодно, какое? – с деревянной усмешкой попытался пошутить Карнаев. Хотя, признаться, ему было не до смеха. – «Клинское», там?.. Или «Бочаров»?.. И сколько именно? Бутылок-литров?
– Конечно, скажет! – тем же шутливым тоном заверил его мужчина. – И какое, и сколько именно… Хоть бутылок, хоть литров… Там же не только видеокамеры в комплекте оборудования входят. Датчики разные тоже. Анализирующие ваше дыхание, пульс, температуру тела…
– Вы это серьезно!? – вытаращился на него Карнаев.
– Конечно, – пожал плечами тот. – А почему это Вас, собственно, так удивляет? Что тут особенного? Это же всего лишь вопрос денег.
Кстати, насчет денег.
(Карнаева опять почему-то передернуло. Ему опять вдруг почудилось в этих словах какая-то чертовщинка. Какая-то скрытая издевочка. Его словно передразнивали. Поддразнивали постоянно. Подтрунивали, подшучивали над ним. Словно озвучивали вслух его же собственные тайные мысли и мыслишки.
Это же были его слова! Его собственная фраза! Именно она, в таком именно виде пришла ему в голову при заполнении анкеты!)
– В случае Вашего согласия Вы будете получать ежемесячно по 5 тысяч долларов, – мужчина назвал эту сумму с такой легкостью и так небрежно, как если бы речь шла о пяти рублях. – Причем в любой момент по Вашему требованию исследование может быть прекращено.
Если Вы не возражаете, и если у Вас есть с собой паспорта, то все необходимые документы мы можем подписать прямо сейчас.
– Я не знаю… Это как-то всё слишком неожиданно… Нам надо посоветоваться… подумать... – растерянно забормотал Карнаев.
Он был просто в трансе каком-то от всего услышанного. Голова шла кругом! Камеры,.. датчики,.. деньги… Пять тысяч долларов…
– А чего там думать! – неожиданно вмешалась молчавшая до этого Юлия. – Конечно, мы согласны! Давайте ваши бумаги. Паспорта у нас с собой.



2.


Карнаев опасливо покосился на глазок видеокамеры. Ему было не по себе. Он никак не мог к ним привыкнуть. К камерам этим,.. микрофонам!.. К тому, что за ним теперь постоянно подсматривают!.. подслушивают!.. Впрочем, устанавливающие оборудование техники заверили его, что это временно. Только первые день-два. А потом всё пройдет. И вообще внимания обращать не будешь.
Может, оно, конечно и так… Пёс его знает! Ладно, посмотрим. Поживем-увидим.
Пока же он чувствовал себя как рыба в стеклянной банке. Ловил себя постоянно на том, что даже ходит теперь перед камерой как-то по-другому. Почесаться, блин, лишний раз стесняется! Черт-те что!! В собственном доме!..
Юлька тоже хороша! «Чего там думать!.. Мы согласны!..» Кто это «мы»? Я, например…
Карнаев опять, в очередной раз уличил себя в том, что украдкой поглядывает на ближайшую камеру.
А-а!.. бл*дь! Даись оно всё в рот!! Корытом! За пять тонн зелени в месяц пусть снимают! Во всех видах и ракурсах. Я согласен.

____________________________


Через месяц Карнаев с удивлением вспоминал, что камеры его когда-то смущали. Сейчас он и ним настолько привык, что вообще не замечал. Как будто их и не было.
Хотя понатыканы они были повсюду. Даже в ванной. Разве что в туалете уж не стали устанавливать. Да и то… Карнаев не был уже ни в чем уверен.
Да и черт с ними! Пусть смотрят, если хотят. Делов то! Эка невидаль! В Интернете, вон, и не такое показывают. Причем даром. Тоже наустанавливают у себя в квартире камеры везде – и вперед! На весь мир транслируют. В режиме реального времени. Любуйтесь, люди добрые, как я прямо сейчас… Тьфу! Пакость.
А тут институт научный… Серьезные дяди в белых халатах… Да плевать! Это всё равно, что врача стыдиться. Ладно, короче. Проехали. Бабульки бы только исправно платили!
Вот Юлька, кстати, могла бы и постесняться. Да. Хоть немного. Хоть для приличия. Тем более, что в институте этом, как Карнаев успел заметить, действительно почти одни только дяди работают. Тётей он чего-то там вообще не видел!..
А ей, похоже, как с гуся вода. Что на нее неизвестно кто теперь глазеет. Когда она в ванной, к примеру, моется. Плещется там часами. Как царевна-лебедь. Карнаев, честно говоря, думал, что она… Ну, более, что ли… Стыдливая!.. Целомудренная… Н-да… Ладно. Замнём для ясности. Тили-тили-бумбия! Сижу на тумбе я.
Карнаев, посвистывая, прошелся взад-вперед по комнате.
Н-да… А ведь можно было бы… Кнопочку сейчас нажать!.. Н-да… Всего-то и делов. «А чего это ты, милая, в ванную так последнее время зачастила?» Н-да… Так-так-так-так-так!
Он остановился и рассеянно побарабанил пальцами по столу.
Тэк-с. Ну, так что?
Карнаев задумчиво обвел глазами комнату. Потом взгляд его, словно невзначай, остановился на компьютере. Компьютер манил его теперь неудержимо. Постоянно! Ежечасно. Ежеминутно. И чем дальше, тем больше. Мысль, что стоит только нажать кнопку – вот эту! вот прямо сейчас! – и узнаешь о своей жене всё! услышишь все ее секреты! Выведаешь все ее самые сокровенные тайны! – была совершенно нестерпима. Это было какое-то поистине дьявольское искушение.
Бедная Ева! – вздохнул про себя Карнаев. – Как я тебя теперь понимаю!.. Протяни только руку – и!.. Вот оно, яблочко! Наливное. Ну, как тут можно устоять!?
«Черт, а как же договор? – напомнил себе он. – Договорчик!..» – «Так ведь она же не узнает!» – тут же нежно шепнул ему на ушко чей-то тихий, вкрадчивый голос.
Да и вообще! – начал заводить он сам себя. – Что за дела! Какие у нее могут быть от меня секреты!? Тайны!?.. От собственного мужа! А если ей нечего скрывать!.. А если есть!.. А, черт! Включить, что ли?!
Карнаев протянул уже руку к компьютеру и тут же отдернул ее, словно обжёгшись. Он вдруг вспомнил, что камеры ведь за ним наблюдают сейчас!.. Вместе с этими датчиками грёбаными. И компьютер, значит, всё видит и всё понимает. Все его метания и терзанья. Страдания молодого Вертера. Иудинские.
Да и ладно! Пусть видит. Чего он там может «понимать»!.. Железяка несчастная. Не его собачье дело! Ну так?!..

Вообще-то у них с женой был договор. Они его сразу заключили, когда вернулись тогда домой из института.
Будем делать вид, что ничего не происходит. Что нет никаких камер и никакого компьютера. Мы и так друг другу верим!.. и незачем нам проверяться!.. И вообще это унизительно!.. А согласились мы на всё это только ради денег. Для пополнения семейного бюджета. Чтобы лишние пять тысяч баксов в месяц поиметь. Вот и всё.
Так мы всех перехитрим! И деньги получим, и на отношениях наших это никак не скажется. Всё же тут только от нас самих зависит!.. Никто же нас не заставляет компьютер включать!.. Так что!.. Дорогой!.. Дорогая!.. Ах!.. Наша любовь и не такое испытание выдержит!.. Правда!?.. Ведь правда!?.. Мы же любим друг друга!.. А значит!…
Ну, и всё прочее в том же самом духе. Еще горы такой же точно сентиментальной и патетической чепухи. Много чего они тогда друг другу наговорили! Крепко держась за руки и преданно глядя друг другу в глаза. Юленька, кажется, даже плакала. Н-да… «Перехитрим».
Последнее время Карнаев всё чаще начинал подозревать, что они сами себя перехитрили.
На словах-то всегда всё просто. «Будь честным!.. Будь добрым! Будь хорошим!.. И всё тогда и у тебя будет хорошо!» Ага! «Будь»!.. Так что, включить?!..
Ладно, – решил он про себя, – брошу монету. Орел – включаю!
Монета покатилась по столу и со звоном упала на пол.
А, черт, решка!.. Нет, это не считается! Так дело не пойдет! Она упала! Надо перебросить… Ну-с… Блин, опять решка!.. Она упала! Надо перебросить… Ну-с… Блин, опять решка!..
Ладно, чего я как мальчик, в самом деле! Глупостями какими-то занимаюсь! В орёл-решку играю. Дурью маюсь. Детский сад какой-то!.. Мужик я или нет, в конце-то концов!? Могу я сам решение принять!? Без всяких там монеток? Хоть раз в жизни! Решил – делай! Пацан сказал – пацан сделал. Вот так! Сказал: включу!..
Экран мягко засветился.
А если Юлька сейчас придет!? – мелькнула в голове у Карнаева опасливая мысль, и он воровато оглянулся.
В комнате, естественно, никого не было. Да и вообще, «придти» жена его сейчас ну, никак не могла, и Карнаеву это было прекрасно известно. Она в данный момент на работе сидела, в своей конторе, и Карнаев специально ей туда только что звонил, чтобы в этом убедиться. («Ах, Юлечка, я тебя совсем забыл спросить!..») Для подстраховки. Чтобы нюансиков никаких ненужных не возникло. В процессе, так сказать… Сбоев. Чтобы без помех!..
По всей видимости, решение включить сегодня компьютер было принято им еще вчера или позавчера, просто он сам стеснялся себе пока в этом признаться. Именно сегодня, поскольку такой удобный случай выпадает нечасто. Он целый день дома, а жена на работе. И придет только вечером. Так что можно ничего не опасаться. Хе-хек-с!..
– Здравствуйте! – раздался за спиной Карнаева приятный женский голос, и он чуть не подпрыгнул от неожиданности. Кто это!? – Компьютер готов к работе. Жду Ваших указаний.
Это что, значит, компьютер разговаривает!? – ошалело сообразил Карнаев. – Мама дорогая!.. Ну, и ну! Чудеса техники. Ай да институтик!.. Я такое раньше только в кино видал!
– Э-э… э-э…
(Что говорить-то? – лихорадочно завертелось у него в голове. – Как с ним вообще общаться? «Здравствуйте, глубокоуважаемый компьютер!»)
– Я хочу поговорить со своей женой.
– Хорошо, соединяю.
Карнаев услышал характерные щелчки набираемого телефонного номера.
Это он ей на работу звонит! – обмирая от ужаса, понял он.
– Нет-нет, не надо!! Отставить!!! – не успев даже больше ничего подумать, тут же в паническом страхе закричал Карнаев.
Щелчки прекратились.
У-уф!.. – Карнаев с трудом перевел дух и схватился рукой за сердце. – Так и помереть недолго. Или заикой на всю жизнь остаться. От таких, бл*дь, стрессиков!
П-п-п-п-п-ривет д-д-д-д-дорогая! Это я. Твой глупый з-з-зайка! В смысле, заика. Тьфу, черт!
Ладно, надо впредь за базаром следить. Поаккуратнее мысли свои формулировать. Компьютер, он же тупой, как валенок. По х*ю ему всё. Что ему скажешь, то он и делает. Это он только кажется таким умным. А на самом деле – обычная железка. Как нож. Всё равно ему, чего резать. Хоть колбасу, хоть голову. Что прикажут. Н-да-с.
– Нет, Вы меня неправильно поняли, – тщательно подбирая на сей раз слова, снова начал он.
(Блин, как с ним все-таки разговаривать-то? «Вы»? «Ты»? Бред какой-то! «Ты» – как-то язык не поворачивается. Он-то ко мне на «Вы»! Да и вообще! «Неудобно как-то, первая игра!»)
– Я хотел бы побеседовать с компьютерной моделью моей жены.
– Привет, дорогой! – радостно завопил компьютер голосом Юльки.
Карнаев вторично чуть не подпрыгнул и облился холодным потом.
– Э-э… Привет… Это ты, Юль?.. – не зная, что сказать, растерянно забормотал он, слепо шаря руками по столу и чувствуя, как пот заливает ему глаза.
– Что с тобой? – удивленно спросила жена… или компьютер… Карнаев уже ничего не понимал!
А-а-а! черт! – он изо всех сил ткнул пальцем в кнопку «Power».
Экран погас.
В комнате воцарилась тишина. Только за окном всё так же безмятежно щебетали птички. Чирикали. Воробьи. А х*й ли им? У них такиханутых компьютеров нет. На всю голову. На весь процессор. И какой только мудак его программировал!!??
Карнаев дрожащей рукой достал из кармана носовой платок и вытер вспотевший лоб.
Ф-у-у!.. Ну, и ну!.. Я ох*еваю, дорогие товарищи! От таких, бл*дь, компьютеров. Взять бы этого программиста… И по сусалам ему!.. по сусалам!
Карнаев с наслаждением представил себе эту картинку и слегка успокоился.
Так, ладно. Главное, не волноваться! Спокойствие! Главное, спокойствие! Как учил великий Карлсон. «Бодрость духа, грация и пластика!» Попробуем еще раз. Теперь уже зная заранее, с кем имеем дело. С полными мудаками. От которых можно ждать всего. Ну, и ладно. «Со мною нож, решил я: что ж!» «Меня так просто не возьмешь». «Держитесь, гады!» Вот именно, «держитесь»!
Так, включаем…
– Здравствуйте, – услышал Карнаев знакомый мелодичный голос. – Компьютер готов к работе. Жду Ваших указаний.
– А можешь ты говорить мужским голосом? – сразу же взял он быка за рога, решив больше не валять дурака и вообще не церемониться. Это же обычная программа! Набор команд. Чего я веду себя, как последний идиот!?
– Да, конечно. Так нормально? – закрыв глаза, можно было поклясться, что перед вами средних лет мужчина с сочным, глубоким баритоном, но Карнаев твердо решил больше на всё это внимания не обращать и вообще на все эти вражьи, компьютерные уловки не поддаваться.
– Да, – коротко ответил он. – Мне нужна компьютерная модель моей жены. Но только пусть она молчит. Просто отвечает на мои вопросы – и всё.
– Хорошо, – послушно согласился компьютер. (То-то же!) – Нужно ли вам визуальное изображение объекта?
– Что это такое? – подозрительно осведомился Карнаев. – Её лицо на экране?
– Да, – коротко подтвердил компьютер своим прекрасным баритоном. – Изображение лица объекта на экране.
– Ну-у… – заколебался Карнаев. – Нет, не надо! – не решился всё же он. (Обойдемся на первый раз без лица).
Экран погас. Карнаев подождал немного. Ничего не происходило.
– Ну, и что? – вслух спросил он. – В чем дело?
– Задавайте вопросы.
Карнаев сглотнул. Черт! Как будто и правда Юлька говорит! Что бы спросить?..
– Ты мне изменяешь? – брякнул он первое, что пришло ему в голову и невольно затаил дыхание. А вдруг!?..
– Нет, – с огромным облегчением услышал он. Фу-у!.. Можно расслабиться!..
– Почему? – тут же, не думая, задал он свой следующий вопрос.
– Потому что я тебя люблю!
Карнаев самодовольно улыбнулся и вальяжно откинулся в кресле.
– А за что ты меня любишь?
– Ты самый лучший! Самый умный, самый добрый, самый красивый. Самый-самый! Я тебя очень люблю! Очень-очень-очень! – нежно заворковал компьютер голосом ластящейся в постели жены.
Карнаев чуть не заурчал от удовольствия. Как кот, которому хозяйка ласково чешет за ухом.
На протяжении последующих трех часов он задал компьютеру еще кучу самых хитрых и каверзных вопросов. И убедился, что жены его любит, боготворит, обожает!.. Что он котик, рыбка, птичка!.. Пусик, мусик и пр. и пр.
Карнаев даже не стал у нее всяких там страшных тайн выведывать. Были у него поначалу разные на этот счет мыслишки… В грязном женином бельеце покопаться. Это же так пикантно!.. Так интересно!..
А занималась ли ты мастурбацией?.. А где?.. А как именно?.. А как ты относишься к сексу с женщиной?.. А делала ли ты кому-нибудь до меня минет?.. И т.д. и т.п. Да много чего можно было бы повыспрашивать!..
Да… Можно было бы… Но он подумал-подумал – и не стал. А зачем? И так всё хорошо. Зачем всё портить? Ну, делала – и делала. Мало ли кто кому чего делал! Какая разница, если она меня сейчас действительно любит!? Действительно!! И я теперь в этом абсолютно уверен! Абсолютно!! На все сто процентов.
Все ведь эти вопросы оттого только и задаются, в голову лезут и интересны лишь постольку, поскольку ставят под сомнение искренность чувств партнера к тебе.
Вчера у него сосала, сегодня – у меня!.. – вот в таком примерно направлении мысли развиваются. А завтра у кого будет? – сразу же невольно приходит в голову. – Кто… или что под руку подвернется? Тому-то ведь, вчерашнему, она, небось, тоже в вечной любви клялась?! Как мне сегодня. Дамочки ведь наши без этого не могут. Без вечной любви. Даже пальчиками лишний раз пошевелить. А уж не то, что язычком!
А если же сомнений нет…
Короче, от добра добра не ищут! Не буди лихо, пока оно тихо. Ну, и всё прочее, в том же беспробудно-бодром, жизнеутверждающем тоне.
Целый ворох народных премудростей у нас на этот счет припасён. Цельный кладезь. Бездна целая! Истин, проверенных веками. Поколениями. Бесчисленными толпами, мириадами, сонмом целым не в меру расторопных, настойчивых и любознательных предков наших, бедолаг и горемык, иванушек-дурачков, которые еще во времена оно, при царе Горохе, на собственных лбах и боках испытали, что из всего этого обычно проистекает. Лично выяснили, что бывает, если мирно до того спящее лихо из пустого озорства да бахвальства будить начать.
Выяснили, и потом нам, славным их потомкам, вопя и стеная, строго-настрого заповедали: ни а коем случае!!... ни при каких обстоятельствах!.. никогда!!!..
Так что, нет уж!.. На фиг-на фиг!

____________________________


Прошел еще месяц. Карнаев за это время совсем уже освоился. И с камерами («Какие еще камеры?.. А, ну, да…»), и с компьютером. С компьютером он теперь общался постоянно. Как молодая царица с зеркальцем из известной пушкинской сказки. Просто не мог уже без него!
«Свет мой, зеркальце скажи, да всю правду доложи!.. Я ль на свете всех милее?.. Всех румяней и белее?..» – «Ты, конечно, спору нет!»
«Ты меня любишь?.. А за что?.. А что тебе во мне больше всего нравится?..» И т.д. и т.п.
Так-то он, может, и постеснялся бы и спрашивать. У самой Юли. Постыдился бы. А компьютера чего стыдиться? Чего его спросишь – то он и ответит. И, естественно, теперь с видеокартинкой, с изображением лица жены во весь экран, тающей от любви и нежно шепчущей ему оттуда, с экрана, свои пылкие и страстные признания. Причем настоящие признания, подлинные, сомневаться в которых не приходилось!
Хорошо-о!.. Так хорошо, что Карнаев уже даже и бояться как-то подсознательно начинал. Что слишком уж всё как-то!… Не бывает так в жизни. Не бывает! Чтобы всё только хорошо. Должно обязательно что-нибудь случиться! Непременно!
Да и в сказке ведь в этой проклятой всё в конце концов плохо кончилось. Совсем не тем, на что царица эта глупая рассчитывала. В один прекрасный день зеркальце-то ей и выдало!..
Вот и мне так же, в один прекрасный день компьютер возьмет, да и скажет!..
Извини, мол, дорогой!.. Парень ты, конечно, хоть куда!.. «Всех румяней и белее, спору нет». «Но царевна всё ж милее!» В смысле, Иван-царевич.
Как же он меня глубоко и сильно любит! А-ах!.. Тебе, мой милый, такие глубины даже и не снились. Они для тебя вообще недоступны! Разве можно его и твою любовь сравнивать. Смешно даже! Его гора-аздо больше!.. Гора-аздо!.. Сантиметров, этак, на пять как минимум. Так что…
Дорасти вот до него сначала. А чего мне от твоей «румяности»!?
Да ну!.. Бред… Я же контролирую ситуацию. Нет у нее пока на горизонте никакого Иван-царевича! Со своей огромной любовью. А как только появится, я сразу узнаю. И меры соответствующие приму. Так что до сравнений, даст Бог, дело вообще и не дойдет. У кого чего больше…
Можно же будет у нее и повыпытывать: а отчего?.. а почему?.. А что тебя, дорогая, не устраивает?.. А что надо сделать?..
То есть не у нее, конечно, а у ее компьютерного двойника. У модели. В общем, разберемся, я думаю. Возможностей – море. С этим чудо-компьютером. Дай Бог здоровья его создателям! Есть же у нас в стране умные люди! Есть!
Действительно, панацея от всех бед. От всех семейных проблем и неурядиц.
Нет лжи – нет сомнений. А нет сомнений – нет проблем. Вот она – нехитрая грамматика любви. Арифметика прочного семейного счастья. Уверенность!! Уверенность, уверенность и еще раз уверенность! Что ты любим! Что нет никаких Иван-царевичей! Равно как и королевичей и прочих принцев. Что есть только ты! Что один плюс один – это два! А не три и, уж тем более, не четыре и не пять. Тьфу-тьфу-тьфу!
Да ну, прямо!… Забиваю себе голову! Судьбу драчу. Действительно, накликаешь еще тут!.. А ну-ка!?..
«Юль, ты меня любишь?» … Ну, то-то же!

…………………………………………………


Так продолжалось довольно долго. Пока однажды Карнаев совершенно случайно не обратил вдруг внимание на какую-то ма-аленькую такую единичку в левом верхнем углу экрана. Малю-юсенькую-премалюсенькую!..
А это еще что? Была она раньше? Чего-то я не замечал… Может, просто внимания не обращал?..
– Эй, что это там за единичка в левом верхнем углу экрана? – небрежно обратился Карнаев к компьютеру.
– Режим работы, – бесстрастно проинформировал его тот. (Голос ему, что ли, сменить?.. – лениво подумал Карнаев. – Надоел мне этот его баритон.)
– Что это такое? Какой еще «режим»? – зевнул Карнаев, собираясь уже отключаться. (А,.. понятно… Бред какой-то… Что-то техническое…)
– Существует два режима работы, – начал монотонно перечислять компьютер. Карнаев опять зевнул. – Первый и второй. По умолчанию включается первый. Режим характеризует уровень истинности ответов компьютерной модели.
– Что? – Карнаев так и застыл с раскрытым ртом посередине своего зевка. – Что ты сказал? Что он характеризует?
– Режим характеризует уровень истинности ответов компьютерной модели», – равнодушно повторил компьютер.
– Какой еще «уровень»!? – судорожно выпрямился в кресле Карнаев. – Что это значит?! А сейчас она мне что, разве не всю правду говорит!?
– Всю, – так же равнодушно подтвердил компьютер.
– Так в чем же дело!?
– Уточните вопрос.
Карнаев скрипнул зубами.
– Твою мать! – не разжимая губ, тихо и злобно выругался он.
Такое иногда случалось. И раньше. Такие вот идиотские реплики выслушивать. Типа «уточните вопрос». Правда, последнее время всё реже. Он ведь теперь научился, вроде, ясно и четко свои вопросы формулировать.
«Вроде»!.. Это, брат, нервы!.. Нервы, нервы, нервы… Нервишки у нас шалят-с. Да-с. Надо успокоиться. Успокоиться-успокоиться-успокоиться!.. Ус-по-ко-ить-ся. Во-от так!..
А теперь все сначала. И поподробнее.
– Дай мне всю информацию об этих режимах, – Карнаев старался говорить возможно более спокойно, но голос у него дрожал и срывался. Он уже нутром чуял надвигающуюся катастрофу.
Вот оно!.. Во-то-но! Так я и знал! Вот он, подвох!
– Существует два режима работы, – невозмутимо-ровный баритоном компьютера раздражал теперь Карнаева безмерно! Он еле сдерживался. – Первый и второй. Режим характеризует уровень истинности ответов компьютерной модели.
(Это я уже слышал! Кретин!! Дальше-то что!?)
По умолчанию включается первый режим.
(Ёб твою мать!.. Ты меня уморить хочешь!!??)
Это так называемый бытовой режим, – всё так же усыпляюще-нудно бубнил компьютер. Как, бл*дь, пономарь поминанье! Словно ничего и не происходило!
– В этом случае модель отвечает Вам на языке своего прототипа – оперирует его лексикой, терминами, словами, понятиями, смысловыми категориями. То есть, по сути, разговаривает с Вами на обычном, нормальном, человеческом языке. В данном случае, на языке Вашей жены. С учетом уровня ее культуры, образования и пр. и пр.
Скажем, на вопрос: «Любишь ли ты меня?» Ваша жена в этом режиме, точнее, ее компьютерная модель, ответит Вам просто: «Да,.. Нет,.. Не знаю», ну, или что-то в этом роде.
– А что она мне ответит во втором режиме? – не выдержал Карнаев, хотя и поклялся себе молчать и просто слушать. (Да пока ты, бл*дь, до дела дойдешь!.. С этой своей обстоятельностью!.. Заебал!)
– Второй режим предполагает большую степень детализации, откровенности, – хладнокровно пояснил компьютер. – Модель будет разговаривать с Вами так, как будто она находится на приеме у психотерапевта.
Она не просто скажет: «люблю», а попытается проанализировать природу своих чувств, установить их причину, рассказать, что ее в них устраивает, а что нет. Объяснить, что она вообще понимает в данном случае под словом «любовь».
Иными словами, во втором режиме Вы общаетесь фактически не с сознанием модели, а с ее подсознанием. Она признается Вам в том, в чем она зачастую не признается даже самой себе.
– Включи второй режим! – негромко приказал Карнаев.
– Я не могу этого сделать, – совершенно неожиданно услышал он. – Этот режим доступен только для сотрудников института.
– Что-о?.. – чуть привстал со своего кресла пораженный Карнаев, хватая ртом воздух. – В общем, так! – через секунду задушенным от ярости голосом начал он. – Я хочу знать правду о своей жене, и я ее узнаю! ВСЮ правду! Как мне и было обещано. А не только ту ее часть, которую многоуважаемые сотрудники института соблаговолят мне выдать.
Либо ты включаешь сейчас же этот свой долбаный второй режим, либо я вообще прекращаю с вами все отношения! Немедленно!! И катитесь из моей квартиры к этакой матери!!! К едрене-фене! Со всеми своими камерами и примочками!! – уже не сдерживаясь, во весь голос заорал Карнаев.
– Пожалуйста, подождите одну минуточку, – мелодично пропел компьютер и замолчал.
Карнаев откинулся назад в кресле. Сердце у него стучало. Руки дрожали.
Во черт! – подумал он, вытянул перед собой сжатые кулаки и уставился на них, пытаясь успокоиться. – Довели, сволочи! Достали-таки! Я вам покажу: «только для сотрудников!»!.. Это что ж, какие-то там «сотрудники» знают о моей жене больше, чем я сам?! Ее родной муж! Так, что ли, получается?
Вообще мысль о том, что и «сотрудники» ведь могут расспрашивать их обоих: и его, и его жену – точнее, модели эти проклятые! – о чем угодно, была крайне неприятна. Прямо-таки болезненна! Раньше он об этом как-то не задумывался.
Дьявол! Зря мы, наверное, вообще во все это ввязались! – вдруг мелькнуло у него в голове. – Писанулись. Есть ведь у человека какие-то тайники души, куда никого пускать не следует. Никаких «сотрудников». Что-то глубоко интимное. Своё! Личное.
А с другой стороны, если это «глубоко интимное», «своё» и «личное» на компьютере промоделировать можно, то, что же тут «своего»? «Глубокого» и «интимного»? – тут же пришло ему в голову, и он скривился, как от зубной боли. – Какие же это «тайники», если они любым гвоздем с легкостью открываются? Обычный ширпотреб. Как и у всех. Магазин готового платья. Готовых душ.
Если я уверен, что моя компьютерная модель, этот дешёвый суррогат, душеимитатор! полностью меня заменяет и исчерпывает…

– Здравствуйте, Сергей Филиппович! – Карнаев вздрогнул и с удивлением поднял глаза.
С экрана на него, улыбаясь, смотрел его старый знакомый. Тот самый мужчина, с которым они тогда в институте разговаривали. У которого анкеты заполняли и договор потом подписывали.
А как же?.. – пораженно подумал Карнаев и сразу же опомнился. – Поня-ятно… Интернеты там всякие… Модемы-кабеля… Режимы реального времени… Интерфейсы… Поня-ятно… Так вот оно, значит, как всё обстоит?.. Я-ясно…
– Так какие у Вас проблемы? – так и не дождавшись ответного приветствия, спокойно поинтересовался мужчина.
– Я хочу переключиться на второй режим, – отчеканивая каждое слово, медленно произнес Карнаев.
– Вы же знаете, Сергей Филиппович, этот режим предназначен только для служебного пользования. Только для сотрудников института, – мягко заметил его собеседник.
– Мне нужен второй режим, – упрямо повторил Карнаев. – Иначе я разрываю договор.
– Послушайте, Сергей Филиппович! – мужчина вздохнул и укоризненно посмотрел на Карнаева. – Ну, зачем Вам всё это надо? А? У Вас сейчас прекрасные отношения в семье. Жена Вас любит. Вы её. Ну, чего Вам еще надо? Вот жена Ваша, кстати, гораздо мудрее Вас! Она никакого второго режима не требует.
– Что!!?? – в состоянии, близком к шоковому, вытаращился на него Карнаев. – Так она тоже?!.. Тоже!!?? – слов ему не хватало.
– Ну, разумеется, Сергей Филиппович! – любезно пришел ему на помощь мужчина. – А чему Вы, собственно, так удивляетесь? Женщины вообще по натуре очень любопытны. Разве Вы этого не знали? Вспомните Еву! – мужчина как-то странно усмехнулся. («Ева… Ева… – внезапно кольнуло Карнаева. – Что-то ведь такое было… Что-то я такое думал… Когда компьютер первый раз включал…» Впрочем, ему сейчас было не до того).
– И… что она спрашивает?.. – Карнаев все еще не мог придти в себя от изумления.
– То же, что и все!.. ничего необычного. Любите ли Вы ее? Красива ли она? Ну, и некоторые чисто женские вопросы, которые Вам знать незачем. Маленькие женские тайны, – мужчина чуть заметно подмигнул Карнаеву.
– И… что же я… отвечаю? – густо покраснел тот и отвел глаза.
Мужчина лишь молча пожал плечами, выразительно глядя на Карнаева.
– Ах, да… – пробормотал Карнаев. – И… мои ответы… ее устраивают? – несмело поинтересовался он, по-прежнему избегая смотреть в лицо своему компьютерному визави.
– Вполне, – заверил его тот. – Абсолютно. Да Вы, Сергей Филиппович, могли бы и сами всё выяснить, просто побеседовать с Вашей собственной моделью. Она бы Вам всё и рассказала. Какие именно вопросы задает ей Юлия Андреевна, как часто они беседуют и пр. и пр. (А действительно!.. – потрясённо подумал Карнаев. – Ну, я и мудак!) Юлия Андреевна, между прочим, именно так обычно поступает.
– Что-о-о!!??.. – Карнаев побагровел и начал опять медленно привставать со своего кресла. Глаза его, казалось, сейчас вылезут из орбит. – Что-о?!.. Вы хотите сказать?.. Что она знает, что я беседую с ее моделью и потом расспрашивает ее о наших с ней разговорах!?
– Конечно, – ласково улыбнулся ему мужчина.
Карнаев в изнеможении рухнул обратно в кресло, закрыл глаза и низко опустил голову. Ему казалось, что он сейчас сгорит со стыда.
Бог мог!.. Бог мой!.. – бессвязно вертелось у него в голове. Так стыдно ему еще не было никогда в жизни.
А вдруг он врет!? – неожиданно укололо его, и он вздрогнул и исподлобья с подозрением покосился на экран.
А действительно!?.. Чтобы с толку меня сбить. И от второго режима отвлечь, – эта счастливая догадка придала ему сил.
Да и вообще! – Карнаев постепенно оправлялся от своего первоначального шока и быстро приходил в себя. К нему возвращалась способность здраво рассуждать.
Что это меняет? Что Юлька тоже за мной подсматривает. Ну, и пусть себе подсматривает. Если ей так интересно. Я ведь тоже в конце концов не ангел. Если уж на то пошло. Тоже не устоял… Не удержался… Да даже лучше! Я же перед ней чист, аки стеклышко. Аж самому противно. Так что пусть убедится! Короче, ко второму режиму все это никакого отношения не имеет! Ровным счетом. Так что нечего мне лапшу на уши вешать. Умники!..
– И тем не менее я все-таки хочу второй режим! – твердо взглянул он в глаза своему собеседнику и выжидательно замолчал. (Ну?! Что теперь?)
– Ах, Сергей Филиппович, Сергей Филиппович!.. – мужчина сокрушённо покачал головой и тяжело вздохнул. – Ну, что Вы, право, как ребенок?! «Хочу новую игрушку!» – мужчина опять остановился и посмотрел на Карнаева, как будто призывая того образумиться.
Карнаев молчал. Мужчина опять покачал головой и снова вздохнул.
– Ладно, давайте уж я Вам тогда кое-что объясню. По крайней мере, попытаюсь.
Второй режим – это режим для специалиста-психолога. Врача!
Вам же не приходит в голову настаивать на своем присутствии при осмотре Вашей супруги гинекологом. Или, скажем, проктологом. И при обсуждении ее чисто женских гинекологических проблем. Цвета, интенсивности и запаха ее менструальных выделений, пучит ли у нее по утрам живот во время месячных и пр. и пр. Для врача всё это норма, просто показатель состояния здоровья женщины, а для Вас может оказаться самым настоящим шоком. Вы, может, даже и не подозреваете, что выделения Вашей горячо любимой супруги могут чем-то там пахнуть. Или что у нее живот по утрам может пучить.
И правильно! И не надо Вам этого подозревать. Не надо во всё это лезть! Ваша супруга здорова. Всё! Дальше углубляться не следует. Не надо пытаться лично выяснить, а что же это значит? Зачем? Вы не специалист. Незачем Вам копаться в анализах ее кала и мочи. Да и ничего Вы там не увидите и не поймете!
Не надо рассматривать под микроскопом чистую, гладкую и здоровую кожу женщины. Под микроскопом она грязная и морщинистая. На ней кишат бактерии, микробы. Микроклещи, грибки, личинки и пр. и пр. Ну, и что? Это еще ровным счетом ни о чем не говорит. Это всего лишь жизнь. Если количество грязи не превышает некоего предельного допустимого уровня – всё в порядке. Организм здоров!
Ваша супруга – практически идеальная женщина. Жена. У нее ни любовников, ни воздыхателей; она Вас боготворит и обожает. Любит!! Всё! Хватит. На этом и следует остановиться.
– Я хочу попасть во второй режим, – тупо повторил Карнаев.
В нем словно что-то заклинило. Да и вообще, странное дело. Всё, что говорил мужчина, было очень правильно, логично и убедительно. Но чем больше Карнаев его слушал, тем сильнее ему хотелось туда попасть. На этот самый запретный второй уровень. То бишь, режим. Там была какая-то загадка, тайна. И она его манила и притягивала. Влекла неудержимо!
И чего это его, кстати сказать, так уговаривают? А? Им-то что? Ну, хочу и хочу. Выделения, видите ли, менструальные у женщин пахнут! Ах, ну, надо же! Удивили! Всё! Немедленно развод! Что вы из меня дурака-то делаете?! Я Вам, слава богу, не мальчик. Давно уже.
«Повышенный уровень детализации»?.. Или как там компьютер этот ихний выразился?.. Ну, не важно. Сейчас узнаем. Что Юлька под словом «любовь» понимает. На «повышенном уровне детализации».
Черт, интересно вот, ну, прямо сил нет! Так вот и зудит, и зудит!.. так вот и подманивает. Ну, кажется, всё бы отдал! Лишь бы только хоть одним глазком на всё это взглянуть!.. Хоть издалека!
Ах, ты, блин горелый! И этот сухарь засушенный мне тут еще нотации какие-то там свои занудные читает!.. Морали-нравоучения!.. «Сергей Филиппович!.. Сергей Филиппович!..» Да пошел ты! Думаешь, меня этим хоть сколько-нибудь проймешь?! Отговоришь?
Конечно, тебе этого не понять, как это человеку просто любопытно может быть! Вот любопытно – и всё!! У тебя и эмоции-то все, наверное, давным-давно поатрофировались, отсохли и отпали за ненадобностью, как хвост у питекантропа. Ты и забыл уж, небось, что это вообще такое, эмоции! Ты сам теперь как компьютер. Целесообразность, рациональность и голая логика. И ничего больше. А зачем? Мешает думать! Как и все эти грёбаные ученые. Моральные уроды, бл*дь, в натуре. Оборотни в халатах. По виду человек, а на самом деле!..
Понятно, что тебе ничего не понятно. Что может быть «понятно» компьютеру? «Уточните вопрос»!
А я, слава богу, не ученый. И не компьютер. И не урод. Я не оборотень. Я простой,.. обычный… Советско-российский… В меру глупый… Короче, «я не Лермонтов, не Пушкин, я простой поэт Кукушкин»! А потому не надо меня уговаривать, а просто подавайте мне второй режим! А не то!..
Нечего было меня тогда дразнить и вообще мне его показывать! А теперь уже всё. Поздняк. Поезд ушел. Финита! «Вино открыто, надо его выпить». Выжрать!. Вылакать. До дна. Всю бутылку! Три литра?.. Не важно! Наливай!
И я выпью! Выпью!! Еще как выпью-то! «Уж если я чего решил, я выпью-т обязательно!» Да! Вот именно. Обязательно.
В общем, «хочу харчо!» Хо-чу. Хочу!!

Наверное, психологом собеседник Карнаева был действительно замечательным. А может, он просто всё знал заранее, проконсультировавшись предварительно с компьютерной моделью своего легкомысленного и упрямого подопытного. Исследуемого объекта. Как бы то ни было, но он больше ничего не сказал. Просто посмотрел с видимым сожалением на красного и взъерошенного Карнаева и негромко произнес:
– Хорошо. Включите… ему второй режим.
После чего, не прощаясь, исчез с экрана.
В слове «ему», произнесенному с небольшой заминкой, Карнаеву отчетливо послышалось: «этому мудаку». Но это его уже не волновало. Ни в малейшей степени! «Ему» было всё равно. Наплевать! Главное, что цель была достигнута.
В левом верхнем углу экрана отчетливо горела теперь маленькая двойка.



3.


Теперь, когда он наконец всё преодолел и сокрушил, всего достиг и добился, Карнаев внезапно ощутил какую-то запоздалую робость. Словно сам испугался своего головокружительного успеха. Можно было начинать, время шло, жена уже могла в любой момент нагрянуть, а он всё мялся и медлил.
Черт! А может, и правда?.. А?.. Ну его?!.. «Пока еще не поздно»?.. «Нам делать остановку»… А?.. «Кондуктор, нажми на тормоза»?..
Ему вдруг страстно захотелось, чтобы Юлька прямо сейчас вернулась, и всё сорвалось. По независящим от него причинам и обстоятельствам. «Увы!.. Ну, что ж поделаешь!..»
Он встал и бесцельно прошелся по комнате.
Ну?.. И хочется, и колется, и мамка не велит! Ну!?.. С богом?!.. Или не «с богом»?.. Чего я сейчас такое прямо услышу? Противное, как менструальные выделения… Даже представить себе не могу! Ну, любит и любит. «Я Вас люблю, чего же боле!» Вот именно. Чего? «Боле». И чего «мене»? Что там еще за «более детальный уровень конкретизации»?
Люблю, конечно, но местами? Выборочно? Вот это место люблю, а вот это – не очень? И вообще, кое-где убавить, а кое-где прибавить – и цены бы тебе тогда не было!? И никакого мне Иван-царевича не надо!
Так, что ли?.. Ч-черт-те знает!.. Не знаю.
Короче, надо на что-то решаться. Юлька сейчас придет. Второго такого шанса может и не быть. Хрена лысого они мне еще раз второй режим этот включат. Чует мое сердце! Это я их сейчас просто врасплох застал, несостыковка у них просто какая-то произошла. Настучат еще, чего доброго, Юльке, чем я тут занимаюсь!..
От этой мысли Карнаева прямо в жар бросило. Но она, эта мысль, и положила конец его сомнениям.
Всё! Надо действовать! Назад дороги всё равно уже нет!
Кое-как справившись с собой, он, затаив дыхание, запинающимся голосом спросил:
– Юль, т-ты меня л-любишь?..
– Да! – тотчас услышал он знакомый юлькин голос и буквально обмер от удивления. Он ожидал всего, чего угодно, но только не этого!
Карнаев ошарашенно перевел взгляд в левый верхний угол экрана. Двойка! Ну, и что?.. Где все эти страшные откровения. Что всё это значит?
– Изображение! – поспешно скомандовал он.
На экране появилось спокойное и безмятежное лицо жены. Всё, как всегда. Ничего необычного.
Ну, и чего? – растерянно повторил про себя Карнаев. – Что за х*йня?
– А почему? – чуть поколебавшись, задал он вслух свой следующий дежурный вопрос.
Он всегда так спрашивал. Именно в таком порядке:
«Ты меня любишь?» («Да!»), «А почему?» («Ты самый-самый-самый!.. Самый распресамый! Мой дусик-мусик-пусик. Ты на свете всех милее, всех румяней и белее!»)
– Ты меня устраиваешь, – раздался вдруг в тишине ровный и холодный голос жены, и Карнаев чуть со стула не упал. Со своего кресла. Настолько он был вторично потрясен.
Он уже решил было, что ничего не работает. Нет никакого второго режима! Или, вернее, что жена его настолько любит, что он и в этом режиме сейчас снова получит свою ежедневную порцию соплей и восторгов. Привычного уже за последнее время фимиама.
А это что?! Как она говорит!.. Какой рассудительный, отстраненный, ледяной тон! Аж мороз по коже!.. Господи-боже! Это его Юля?
– Конечно, ты далеко не то, о чем я в юности мечтала, не принц на белом коне, но в принципе ничего, – Карнаев буквально примерз к своему креслу, напряженно ловя каждое слово. («Не принц», но «в принц-ипе», – с каким-то тоскливым ёрничаньем механически поздравил он сам себя. – Игра слов. Каламбурчик-с.) – Далеко не худший вариант. Вряд ли я смогла бы найти тогда что-то лучшее. Годы уже поджимали, да и некогда было особо искать.
(Нижняя челюсть у Карнаева отвалилась.)
Я же в институте училась. Свободного времени мало, на курсе никого нет… Слава еще богу, что ты тогда так удачно подвернулся.
– Что значит: подвернулся!? – с трудом шевеля непослушными губами, просипел Карнаев. – Мы же влюбились друг в друга! Влюбились!! С первого взгляда! Это была судьба!
– Да, я сразу решила про себя, что это мой шанс! – подтвердила Юлия. – И что его ни в коем случае нельзя упускать.
– Так, ты что, играла тогда?! Ты на самом деле меня не любила?! – Карнаеву показалось, что на него сверху обрушился какой-то огромный, чудовищный сугроб и накрыл его с головой. Ему вдруг стало холодно и тяжело дышать.
– Конечно, определенный элемент игры безусловно присутствовал, – согласно кивнула Юля, – но в принципе, повторяю, ты мне нравился. Так что игрой в полной мере это назвать нельзя. Просто я точно знала, чего я хочу. И вела себя соответственно. Вот и всё. Но это же вполне естественно, – слегка пожала она плечом. – Все девушки себя так ведут.
– Что значит: соответственно?.. – безнадежно пробормотал Карнаев, даже, собственно, ни к кому конкретно в этот момент и не обращаясь. Он просто чувствовал, что холод проникает теперь и внутрь. Заползает в душу. Леденит сердце.
– Например, я долго колебалась, стоит ли вступать с тобой в половые отношения до свадьбы, – невозмутимо пояснила … Юля.
Карнаев на мгновенье вскинул глаза и тут же их отвел. Вынести пустого и светлого, ничего не выражающего взгляда этого сидящего перед ним напротив… существа он не мог. «Бог ты мой!.. Бог ты мой!..» – беспомощно твердил он про себя. Перед глазами всё плыло.
– Но у тебя же до меня никого не было! – проваливаясь уже в какую-то бездонную трясину, как за последнюю соломинку пытался ухватиться Карнаев. – Кроме мимолетной связи еще в школе, с каким-то там одноклассником. Ошибка молодости.
– Это тоже обычная рабочая версия всех девушек. Самая распространенная, – равнодушно прокомментировала… копия.
(Карнаев обнаружил вдруг, что в процессе разговора он как-то незаметно перестал думать об этом компьютерном монстре как о своей жене. Человек бы так отвечать не смог! Это его не то, чтобы успокоило, но ему всё же стало чуть легче.)
– На самом деле у меня было два любовника уже в институте. И плюс еще один, третий – женатый мужчина, гораздо старше меня. С ним я случайно познакомилась в тот период, когда встречалась с тобой.
– И ты с ним трахалась, когда встречалась со мной!? – Карнаев не верил своим ушам. – А передо мной недотрогу разыгрывала!?
– Да, естественно, я была с ними в близких отношениях, – лицо на компьютере по-прежнему ничего не выражало. – Мне нужны были деньги, поскольку я хотела выйти за тебя замуж и старалась тебе понравиться. Я должна была хорошо выглядеть, следить за собой и красиво одеваться.
– И чем ты с ним занималась? – непроизвольно вырвалось у Карнаева. Этот дурацкий вопрос всех мужчин!
– Что тебя конкретно интересует? – деловито осведомилась копия. – В каких именно позах? Какими именно видами секса? Предупреждаю, что тут моя информация может быть и не совсем точной. Степень соответствия примерно на уровне 92%. Например, нынешний размер анального отверстия объекта и характер имеющихся там микротравм позволяет с уверенностью…
– Хватит!!! – истерически закричал Карнаев.
В комнате воцарилась тишина. Компьютерная Юленька всё так же бесстрастно и невозмутимо взирала с экрана на своего реального, живого мужа и ждала от него дальнейших указаний. Следующих вопросов.
– Послушай, – Карнаев потёр себе ладонью лоб, собираясь с мыслями. – Так значит, ты мне дала перед свадьбой вполне обдуманно… А не в порыве страсти и не в силах больше сдерживаться, как ты тогда всё это представила… Понятно… Так… Голый расчет… Перед свадьбой можно дать… Даже нужно! Что вот, мол, как я тебя люблю!.. Всем жертвую!.. Отдаю тебе самое дорогое!.. Видишь, как я тебе доверяю!
– Нет, – неожиданно вмешалась вдруг копия.
– Что «нет»? – не понял Карнаев. – Ты же сама сказала…
– Не совсем так, – пояснила копия. – Я вовсе не собиралась вступать с тобой в близкие отношения до свадьбы. Я всё же сочла тогда это нецелесообразным. Это получилось случайно.
– Как это «случайно»? Спонтанно?! Импульсивно? Значит, всё-таки страсть?!
Карнаев сочувствовал, что в нем, вопреки всему, зашевелилась какая-то слабая надежда.
(Хоть какой-то проблеск истины, искренности, чувства, чего-то человеческого! в этом море, океане! лжи, лицемерия и расчета, каким, оказывается, было пропитано, пронизано всё поведение до свадьбы его жены!
Хотя сама-то она, похоже, так не считает. И искренно полагает, что всё это нормально.
Врать, обманывать на каждом шагу! Трахаться с каким-то там женатым мужиком, чтобы платье себе новое купить. И мне, видите ли, понравиться!.. Бред какой-то! Зазеркалье.
Я уже ничего не понимаю! Какой-то совершенно другой мир у этих баб. Другая психика. Жестче всё как-то. И проще.
Дала – взяла. Товар – деньги. Вот и всё! А чего всё усложнять? Любовь любовью… А дело делом… Чего всё в одну кучу-то валить? Мешать! Водку с пивом. Шампанское с водкой. Поэзию с прозой. Всему свое время и место. «Время обнимать и время уклоняться от объятий». Время давать и время романтически вздыхать. Стишки под луною слушать.
Может, это и правда у них так оно и надо? А иначе ведь так в девках на всю жизнь и останешься. Закиснешь. Через пару лет заматереешь и в семена пойдешь. И вообще уже никого интересовать не будешь. Ни в каком качестве. Со всеми своими амбициями и недаваниями. Можешь их тогда засунуть себе куда-нибудь. Все сразу! Вместо вибратора.
Как в известном анекдоте, про студенток. Про курсы. С первого по пятый.
«Никому, никому, никому!» – «Одному, одному, одному!» – «Одному и еще кое-кому!..» – «Всем, всем, всем!» – «Кому!!??»
Во-во!.. «Кому!?» На каком там курсе Юлька-то тогда училась?.. На третьем?.. Всё правильно. «Одному и еще кое-кому!..» Ёб твою мать!!)

– У меня была задержка. (Карнаев раскрыл рот.) И я решила, что забеременела. Поэтому я вынуждена была переспать с тобой, чтобы сказать потом в случае чего, что ребенок твой.
– Матерь божья! – Карнаев невидящими глазами уставился на экран. – Мамочки!.. Какой ужас! Какая грязь!.. («Вы, наверное, даже и не представляете себе, что выделения Вашей горячо любимой супруги чем-то там пахнут!» – отчетливо, словно наяву, прозвучали внезапно в его ушах издевательски-язвительные слова того… деятеля… из института; и его аж передернуло от отвращения.)
– Но потом оказалось, что я ошиблась, – после паузы («Задержки»! – с горьким сарказмом подумал Карнаев) успокоила его компьютерная супруга. – Я не была беременна.
– Откуда ты всё это можешь знать? – глухо спросил он. – Про любовников, про беременность?.. Из анкеты этой дурацкой? Ну, подсматривали вы тут за нами всё это время. Ну, и что? Что вы там могли увидеть?
Компьютер молчал.
– Я тебя спрашиваю! – срывающимся голосом закричал Карнаев и стукнул кулаком по столу. – Отвечай!!
Казалось, модель колеблется
– Я проходила гинекологическое обследование, – наконец осторожно заметила она. – И отвечала там на некоторые вопросы…
– Которые тебе там задавали, – горько усмехнулся Карнаев, сразу всё поняв. – Точнее, Юльке задавали. Под видом заботы о её здоровье. А тебе уже потом ответы ее сообщили. Ну, ясно! надо же всё о клиенте выведать! Всю подноготную. Для его же собственного блага. Для полноты его психологического портрета.
Государственная ж программа, бл*дь! Деньги тратятся. Налогоплательщиков. Так что карт-бланш. Зеленая улица. Делайте, что хотите! Так, что ли?..
А это всё законно?.. Такие вот методы?.. Это, часом, не вмешательство в личную жизнь?.. И врачебная этика как же?.. Впрочем, какая там, в п*зду, «этика»!..
В п*зде! – тут же грязно сострил он и расхохотался. – Предупреждали же меня: не надо там копаться! Нет там никакой этики! И никакой морали. Ничего там нет, кроме чужой спермы и дурно пахнущих менструальных выделений вашей собственной супруги. Какой кошмар!.. Какой ужас!..
Карнаев нервно потёр руки. Он чувствовал себя совершенно раздавленным и уничтоженным. Всё, чему он верил… Самое дорогое, ценное, святое в его жизни…
Модель наблюдала за ним абсолютно бесстрастно.
– Слушай! – Карнаев поднял глаза и посмотрел на модель в упор, впервые обращаясь к ней не как к своей жене, а как к какому-то самостоятельному существу, постороннему и независимому, чуть ли не своему сообщнику. – А она сейчас может мне изменить? Ну, если кого-нибудь встретит? Лучше, чем я. Богаче, умнее… Красивее, в конце концов! Я же для нее не идеал.
– Это маловероятно, – уклончиво ответила модель.
– Что маловероятно? – цинично усмехнулся Карнаев. – Что лучше кого-нибудь встретит? Почему? Я такой хороший?
– Я имела в виду не это, – Карнаеву вдруг показалось, что в глазах, модели мелькнуло на миг сожаленье.
Точь-в-точь как у того мужика из института. Когда он давал Карнаеву «добро» на второй режим. На экскурсию в ад. Но это, конечно же, был не более, чем обман зрения. Блики на экране. На мониторе. Какие там, скажите на милость, могут быть у робота эмоции? У киборга? У программы!?
– Во-первых, в принципе, повторяю, меня сейчас всё устраивает, – начала обстоятельно перечислять модель. – Я вовсе не хочу всем рисковать ради каких-то сомнительных авантюр. Тем более, что по натуре я, как и большинство женщин, достаточно консервативна, – модель упорно говорила о жене Карнаева только в первом лице, как о себе. Вероятно, она просто была так запрограммирована. – Во-вторых, при моем нынешнем образе жизни: работа – дом, встретить кого-нибудь нового достаточно сложно. На работе же подходящих объектов нет.
(Карнаева опять, в который уже раз, болезненно кольнуло. «Подходящих объектов нет!» Эх, Юлька, Юлька!..)
В-третьих…
– Ладно, хватит! – бесцеремонно оборвал ее Карнаев. (Юлька сейчас уже придёт. С минуты на минуту.) – «Во-первых!.. во-вторых!..» А просто моральных барьеров у тебя нет? Запретов! Табу! Что нельзя этого делать!? Нельзя предавать!! Независимо ни от чего! Ни от каких там «во-первых» и «во-вторых»! Нельзя, и всё!! Нельзя!!!
– Уточните вопрос, – спокойно попросила модель.
– Это… кто мне сейчас ответил? – помолчав немного, негромко осведомился Карнаев, глядя модели прямо в глаза. – Моя жена или компьютер? У кого проблемы с моралью?
– Уточните вопрос, – снова раздался в тишине все тот же холодный и уверенный и одновременно такой близкий, родной и до боли знакомый голос.
– Так кто же ты? – тихо, не отрываясь от экрана глаз, прошептал Карнаев. – Ангел или демон? Или просто дитя неразумное? Ведаешь ли ты, что творишь?
– Уточните вопрос.


____________________________
____________________________




И сказал задумчиво Сын Люцифера:
– Мне жаль того человека…
И ответил Люцифер Своему Сыну:
– Никогда не жалей глупца. Жалость порождает желание помочь. А глупцу помочь невозможно.
И спросил у Люцифера Его Сын:
– Так кто же все-таки та женщина? Ангел или демон?
И ответил Люцифер Своему Сыну:
– Человек. Всего лишь человек.



(c) - С.П. Мавроди - "Сын Люцифера", гл. 36


 
 
 
 

 
 
 
 

Комментарии

 
 

 
 
 
Links234
Дата:
(17 мая 2016 16:07)
#1
Не читал, но осуждаю (с)
Владимир [ссылка]
3 / 13
 
 
 
 
 
 
kymix
Дата:
(17 мая 2016 20:45)
#2
Карнаев - дебил. Желаю Юльке встретить более умного мужика.
Томская область > Северск [ссылка]
3 / 1
 
 
 
 
 
 
svy
Дата:
(18 мая 2016 10:40)
#3
От Мавродия так и сквозит женаненавистничеством. Это не первый его рассказ в таком ключе.
Санкт-Петербург [ссылка]
0 / 0
 
 
 
 
 
 
LK-4D4
Дата:
(18 мая 2016 10:44)
#4
Цитата: svy
От Мавродия так и сквозит женаненавистничеством. Это не первый его рассказ в таком ключе.
А что до этого читал?
Томск [ссылка]
2 / 5
 
 
 

 
 
 
 
 
 
 
 

Информация

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Оставлять свои CRAZY комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Пожалуйста пройдите простую процедуру регистрации или авторизируйтесь под своим логином. Также вы можете войти на сайт, используя существующий профиль в социальных сетях (Вконтакте, Одноклассники, Facebook, Twitter и другие)

 
 
 
 
 
Наверх