Может оно само

Автор:
111qwe
Печать
дата:
2 декабря 2018 11:23
Просмотров:
2341
Комментариев:
1
Может оно само


Однажды осенью в нашу больницу приходит мужчина в грязной спецовке и нерешительно мнется у порога приемной.



- Ну чего вы стоите там, заходите, не стесняйтесь! – кричит ему медсестра.

- Да я это.. не местный, - опускает голову пациент. – Но мне надо.

- Заходи, коли надо, - подбадривает его дежурный хирург Валерий Павлович.

Посетитель подходит к врачу, оставляя на линолеуме грязные следы, и нерешительно протягивает руку, замотанную какой-то окровавленной тряпкой.

- Вот, я тут немного поранился.

Врач разматывает тряпку и видит солидный укус. Ладонь в двух местах насквозь.

- Однако. Ну что ж, бывает. Сейчас сделаем.

- Так я же не местный.

- Ну не оставлять же тебя помирать в коридоре. Да и потока пациентов пока нет. Рассказывай.

Оказалось посетитель – рабочий с ближайшей стройки. Приехал месяц назад на заработки из Молдавии. Живет недалеко от стройки, в вагончике вместе с такими же бедолагами из ближнего зарубежья. А недели две назад прибилась к стройке собачонка-дворняжка. Обычная псина, худая и облезлая. Рабочие собаку пожалели, стали подкармливать. Дворняжка быстро привыкла к людям, перестала шарахаться в сторону, встречала рабочих заливистым лаем. В общем, идиллия единения человека и природы.

- А несколько дней назад иду я мимо, - рассказывает рабочий. - Смотрю – Мотька наша ковыляет. Я наклонился, чтобы её по голове погладить. А она вдруг без всякого предупреждения меня зубами. Да так сильно. И убежала.

Хирург осматривает «нехорошие» раны, которые уже начали гноиться.

- Так чего же вы сразу не обращались?

- Так я не местный, говорю же вам, – плачущим голосом говорит рабочий. – У меня ни страховки нет, ни денег.

- Уже первую помощь мы бы вам оказали.

- Да я думал – может оно само пройдет, - вздыхает молдаванин. – А оно не проходит. Я вот уже и кирпич не могу в руку взять. Потому и пришел.

Пациента отвели в перевязочную, обработали раны, наложили повязку.

- Вот что, уважаемый, - говорит Валерий Павлович. – Вы эту собаку поймайте и доставьте вот по этому адресу в санстанцию.

- А зачем? – удивляется строитель.

- Резкая смена поведения, укус человека, который кормил, могут быть признаками бешенства. Поэтому приводите собаку в санстанцию на обследование.

- Так там, наверное, денег попросят, - мнется строитель.

- Ничего не попросят, - категорично говорит хирург. - Они там сами не заинтересованы, чтобы на их территории бешеная собака бегала.

- Да я и не знаю, куда она убежала, - мямлит молдаванин.

- Так, - хмурится врач. – Где ваша стройка?

- Да в двух шагах, через дорогу.

Врач поворачивается к санитарам, играющим в карты.

- Коллеги, возьмите у завхоза какой-нибудь мешок, верёвку и помогите товарищу поймать вероятный источник особо опасного заболевания. Вам всё равно больше делать нечего. Все плановые операции на сегодня закончены.

Мы с Виталиком нехотя поднимаемся. Тянуться неизвестно куда по грязи, на какую-то стройку, ловить какую-то собаку, потом тащить её в санстанцию нам откровенно влом. Но с начальством не поспоришь.

Молдаванин смотрит на нас с недоверием, глаза испуганные, того и гляди сбежит. Виталик аккуратно берет его под локоток. Он кроме нашей хирургии ещё и в психиатрии подрабатывает. Знает, как с людьми обращаться.

Тянемся на стройку. Завхоз СанСаныч выделяет для наших нужд какой-то пыльный дырявый мешок, ещё и ворчит, чтобы вернули потом.

Объект недалеко. Ныряем под шлагбаум, заляпанный целыми кусками засохшей глины, и шлепаем по жидкой грязи. Мимо с ревом, обдавая нас липкими ошметками, проносятся какие-то тяжелые грузовики, рычит экскаватор, сверху поблескивает электросварка. Жизнь кипит.

- Ну, дядя, где твоя Мотька? – спрашивает Виталик.

- Да вечно тут крутится. Сейчас найдем. Слушайте, ребята, а что с ней будет?

- Да ничего особенного, - равнодушно пожимает плечами Виталик. – Отрубят голову, мозг под микроскоп, а там какие-то тельца будут искать. Если найдут – будут тебе в живот уколы делать.

Рабочий внезапно останавливается, как вкопанный.

- Как это голову отрубят? Живой собаке?

- Зачем живой. Усыпят перед этим. Но вообще-то я не знаю, - говорит Виталик. – Я в этом деле мало разбираюсь.

- Но она же только раз меня куснула.

- Слушай, мужик, - злится Виталик. – Ты думаешь нам в удовольствие с тобой под дождем тягаться? Бешенство – смертельная болезнь. Если упустить – то хана тебе, сто процентов.

Молдаванин грустно опускает голову.

- Может оно как-нибудь само?

- Ничего не само! Ищи свою Каштанку!

Полчаса ползаем в опасной близости от башенного крана и экскаваторов. Наконец в каком-то углу на заботливо подстеленной картонке обнаруживается черная собака, которая смотрит на нас доверчиво и сопит, высунув наружу длиннющий язык.

- Она? – уточняет Виталик.

- Она, - кивает строитель. И вдруг лицо его озаряет неожиданная улыбка. – Слушайте, ребята, не надо её ловить.

- Почему это?

- Смотрите какое у неё пузо. Как я сразу не заметил. И соски сильно видны. Щенки у нашей Мотьки будут, вот она и рассердилась на меня, когда я гладить полез.

- Дядя, ты не сочиняй.

- Вот что, граждане медики. Собаку я вам не отдам. Какая она бешеная? Посмотрите – глаза блестят, сидит спокойно. Я там у себя, в Молдавии видел пару раз бешеных лис. Так они совсем не такие. Идите обратно в больницу, а доктору скажите, что не нашли, мол.

- Товарищ, ты в своём уме? Помрешь же.

- Не помру, - твёрдо заявляет рабочий. – Может оно как-нибудь само.

Вернулись мы в больницу и доложили Валерию Павловичу. Тот сначала слегка поругался, а потом позвонил в санстанцию. Через пару часов на стройку нагрянула комиссия санитарных врачей, а с ней собаколовы с мешками и верёвками. Но к тому времени Мотьки и след простыл. А рабочие смотрели на врачей с идиотски-честными лицами.

- Какая собака? Не было никакой собаки. А Михалыч на кабель напоролся.

Долго им рассказывали про смертельную опасность бешенства, про то, что собака может покусать не только Михалыча. Но рабочие только кивали и улыбались. Короче плюнули и ушли. Но Михалыча с собой забрали. Вкатали ему необходимое количество уколов, между прочим, абсолютно бесплатно, и отпустили.

А через несколько месяцев иду я на дежурство мимо забора стройки, а там у самого шлагбаума Мотька сидит. И в снегу возле неё копошатся три темных комочка. Рядом с ними Михалыч с какой-то миской. Улыбается, довольный, что-то собаке рассказывает. Увидел меня, узнал, руку пожал и широким жестом на собак показывает.

- Спасибо вам, что так обо мне беспокоились. И тебе спасибо и доктору передай, чтобы не обижался. Но не могу я вот так запросто живое существо, да ещё и с пузом в расход пустить. Сам понимаешь. А всё хорошо обернулось. Никакое оказалось не бешенство. Я же говорил – всё само собой образовалось.

- Повезло тебе, Миалыч. Мог и концы отдать.

- Ага, - ухмыляется строитель.

Попрощались, и пошел я дальше. А в больнице ещё пару месяцев поговорка ходила. Если встречался какой-нибудь тяжелый случай с криками, беготней и паникой, то Валерий Павлович пожимал плечами и флегматично говорил: «Может оно как-нибудь само».


© Павел Гушинец (Доктор Лобанов)

5 не понравился
11 понравился пост
 
Незарегистрированные посетители не могут оценивать посты
 
 
 
 


 
 
 
 

Информация

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Оставлять свои CRAZY комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Пожалуйста пройдите простую процедуру регистрации или авторизируйтесь под своим логином. Также вы можете войти на сайт, используя существующий профиль в социальных сетях (Вконтакте, Одноклассники, Facebook, Twitter и другие)

 
 
 
 
 
Наверх