Лучший пират Её Величества

Автор:
Слепой Пью
Печать
дата:
3 января 2016 21:07
Просмотров:
1242
Комментариев:
0
Лучший пират Её Величества


Начало пути Англии к званию торговой сверхдержавы вполне соответствует фразе из книги «Золотой телёнок»: «Все крупные современные состояния нажиты самым бесчестным путём». Мировая торговля тогда, в 1560-е, находилась в руках «великой тройки» — Испании, Португалии и Венеции. Все роли, даже не слишком честные, были поделены, а деньги Англии после правлений Генриха VIII, Эдуарда IV и королевы Марии Тюдор были ой как нужны. Первая «исследовательская» кругосветная экспедиция Фрэнсиса Дрейка 1577–1580 годов принесла в английскую казну около двух годовых бюджетов. Подобный способ борьбы с бюджетным дефицитом пришёлся королеве Елизавете по вкусу.

Англия и её отношения с Испанией в 1558–1585 годах


Финансы Англии были совершенно расстроены, амстердамские купцы давали деньги в долг под немыслимые проценты (до 14 процентов в месяц). Современники говорили:

Лучший пират Её Величества


Тем не менее, торговля с Испанией более-менее шла. Ещё в 1530-е была создана англо-испанская торговая компания, которая приносила акционерам огромные прибыли.

Изначально она называлась «торговое братство Святого Георгия», и ей было разрешено держать торговые представительства в Сан-Лукар-де-Баррадере, Севилье, Кадисе и Пуэрто-де-Санта-Марии. Указом Карла V англичанам был предоставлен режим наибольшего благоприятствования в торговле, отменены некоторые пошлины и было разрешено вывозить товары на своих судах с территории Испании.

Лучший пират Её Величества

Прогулка по Лондону Елизаветы Английской. Гравюра XVI века


Это безоблачное сотрудничество продолжалось примерно до 1561 года. Как раз в этом году новый король Филипп II запретил перевозку испанских товаров на судах иностранных держав, если испанские суда были доступны. Английские торговцы большей частью не приняли этих условий, и в результате в испанских портах процветала незаконная с точки зрения Испании торговля.

В 1563 году Испания наложила временное эмбарго на ввоз товаров в Англию, и связано это было с английскими корсарами. В то же самое время английские торговцы сумели рассориться и с португальскими купцами, поскольку залезли в Гвинею, Берберию и другие области, которые португальцы считали своей вотчиной. Через 5 лет в Гвинее произошёл открытый конфликт – специально посланная португальцами эскадра разгромила и уничтожила экспедицию английского купца Уильяма Винтера, а португальский монарх Себастьян I наложил запрет на торговлю с Англией. Королева Елизавета начала искать выход. А что прикажете делать? Куда прикажете деваться господам англичанам, которые упорно искали своё место под солнцем?

Само собой, процветала контрабанда. Большие перспективы сулила перспектива торговли с тогда ещё «дикой» Московией, тем более что торговый путь туда был открыт Ричардом Ченслором ещё в 1553 году. Но путь в Холмогоры и Архангельск был неудобен – мало того что достаточно длинный, так зимой устье Северной Двины перемерзало, и торговля вовсе прекращалась. Англичанам не раз приходила мысль использовать для торговли с Московским государством порты Балтики.

Судя по всему, первые движения в этом направлении начал тогдашний принц-консорт Англии – муж королевы Марии Тюдор Филипп Испанский. Да-да, тот самый, будущий король Испании и правитель первой по величине империи мира. И тут – вот удача! – Иван Грозный решил пробиться к Балтике и в январе 1588 года начал Ливонскую войну. Это как нельзя лучше отвечало чаяниям англичан. Естественно, со стороны англичан действия русских получили полную поддержку – запахло деньгами, а деньги недавно вступившая на престол Елизавета I Английская пропускать мимо себя не любила.

Лучший пират Её Величества

Ливонская война, цветная польская гравюра XVI века


Весной Иван Васильевич захватил Дерпт и Нарву – теперь Московия получила порты на Балтике. Уже летом 1558 года агент Московской компании Томас Элкок прибыл в Москву с предложением торговать через балтийские порты. Грозный царь дураком не был, и договор был подписан очень быстро. В Московию потекли… товары военного назначения, что очень напрягло Польско-Литовскую Унию, Швецию, Данию, да и весь восток Священной Римской империи. Император Фердинанд I в гневном письме перечислял, что Англия поставляет в Россию ружья, мелкозернистый порох, пушечное железо, амуницию, зажигательные смеси (fire oil) и т.д. Действительно, а что ещё Англия могла предложить?

Сукно тогда более ценилось испанское и фламандское, превосходила английские товары и продукция итальянских оружейников… Англия тогда находилась пока ещё на периферии «мастерских мира», и её товары банально не пользовались спросом. Но военного снаряжения Ивану не хватало, и за английские оружие и припасы он готов был платить живые деньги.

Лучший пират Её Величества

Иван Грозный принимает английских купцов в Кремле


Продолжалась эта вакханалия примерно до 1565 года. К тому времени Ревель захватили шведы (1560 год), чуть ранее (1559) датчане высадились на островах Саарема и Муху. Делёж «Ливонского наследства» шёл полным ходом. В связи с этими событиями против английских торговцев возникла стройная коалиция из умирающей Ганзы, датчан и шведов. Гром грянул в 1565 году, когда датский король Фредерик II специальным указом закрыл Зунд и Бельты для английских купцов, обвинив Елизавету: мол, «англичанка» шведов оружием снабжает, а те только спят и видят, подлецы эдакие, дабы оторвать кусок от датской Эстляндии, Норвегии или вообще, от самой Дании. Вполне возможно, в деле была замешана и Испания, поскольку Филипп II усиление торговых позиций Англии не приветствовал.

Елизавета была в шоке – только-только наладили сбыт пусть не такого «приличного», но хорошо окупаемого товара в новую страну, получили там торговые преференции – и тут на тебе! Пробовали, было, заняться любимой контрабандой – но датский флот показал, что шутить не намерен, и несколько кораблей были просто захвачены и конфискованы вместе с товарами и деньгами.

Ну а что же англо-испанская компания?


Протекционистские меры иберийцев 1568 года поставили многих английских торговцев на грань краха. К сожалению, они не были так объединены и централизованы, как, к примеру, компания Торговых Авантюристов или Московская компания. В результате им пришлось за бесценок распродавать португальские и испанские товары во Франции.

Наконец, в 1574 году была образована централизованная англо-испанская торговая компания, главой которой стал бывший общественный юрист Лондона Джон Мерше. Компания управлялась советом из 24 торговцев, каждый из которых внёс 5 фунтов стерлингов. Всё бы ничего, но в 1577 году, после кругосветного вояжа Дрейка, последовал очередной удар по англо-испанским отношениям. Все 40 членов компании в Испании оказались под угрозой ареста и даже лишения жизни. Для решения этого вопроса сами английские торговцы попросили поехать к Филиппу II испанского генерала Педро де Субиаура, чтобы уверить короля, что купцы Испанской компании были абсолютно не в курсе предприятия Дрейка и осуждают действия своего соотечественника. Более того – они предлагали возместить потери испанской короны из английских товаров, находящихся на территории Испании, которые они были готовы отдать добровольно!

Но из-за этого в самом Лондоне возник конфликт между детищем Мерше и компанией Торговых Авантюристов, которые усмотрели в Испанской компании прямого и явного конкурента. Спорили буквально обо всём – о квотах, которые надо назначить на ввозимый товар, о портах, в которых дозволено разгружаться, о методе реализации, о капитализации компаний… При дворе интересы Испанской компании отстаивал мажордом королевы Джеймс Крофт, а интересы Торговых Авантюристов – Сесил и Рейли.

Трудно сказать, что было бы, если бы возобладала точка зрения Крофта, который предлагал торговать с Испанией, в не воевать, но всё пошло другим путём.

Особый шок у Испании вызвало известие о том, что в 1576 году Англия и Марокканский султанат наладили дипломатические отношения, а послом в Берберии назначили Эдмунда Хогана. К тому же Англия подписала торговый договор с Марокканским султанатом, и теперь в обмен на сахар, селитру и страусиные перья снабжала берберов лесом, порохом и пушками. Таким образом, Англия торговала стратегическими товарами с берберийскими пиратами, и пушки с лейблом «made in England» использовались непосредственно против испанцев, точно так же как и корабли, построенные из английского дуба и бука.

В том самом 1585 году, который оказался критичным для Англии и Испании, лондонскими купцами была создана Берберийская компания, которая получила монополию в торговле с Марокко на 12 лет.

Лучший пират Её Величества

Испано-португальское сражение при завоевании Португалии, 1580 год


После того как Филипп II в 1580 году стал и португальским королём, Елизавета через своего посла Генри Робертса пыталась договориться о поддержке берберами альтернативного претендента дона Антониу. Вспомним, на минуточку, что этот претендент на португальский престол вообще-то был рыцарем-иоаннитом, и заключение им договора с мусульманами – это прямая измена своей религии. Такие действия Англии явно можно трактовать как совершенно недружественные по отношению к Испании.

Ну а 29 мая 1585 года наступила развязка. До предела обострённые отношения между двумя странами ударили по всему, в том числе и по общей торговле. По приказу Филиппа II все английские суда были конфискованы, торговцы и моряки были брошены в тюрьму, и часть из них позже попала под суд Инквизиции.

Елизавета в ответ всем торговцам, пострадавшим от действий испанских властей, начала выдавать корсарские патенты. Это была война.

Начало новой американской экспедиции Дрейка


14 сентября 1585 года из Плимута к берегам Карибского моря отплыло соединение из 21 корабля и 8 пинасов с 2500 солдатами под общим командованием Френсиса Дрейка. Войсками экспедиции командовал генерал-лейтенант Кристофер Карлайл, имевший штаб на 30-пушечном «Тайгере». Авангард под командованием вице-адмирала Мартина Фробишера следовал на «Примроуз». Арьергард возглавлял контр-адмирал Фрэнсис Кноллис на галеоне «Лейстер». Флагманом экспедиции был королевский 47-пушечный «Элизабэт Бонавентуре» (150 моряков, 24 канонира, 76 солдат, капитан – Томас Веннер, флаг адмирала Фрэнсиса Дрейка), остальные корабли являлись вооружёнными приватирами, имевшими кое-какое вооружение, но использовавшимися в первую очередь в качестве войсковых транспортов. Задачей эскадры являлся своего рода симбиоз военной экспедиции с пиратским предприятием по разграблению богатых городов Вест-Индии.

Лучший пират Её Величества

Сэр Фрэнсис Дрейк


Уже 1 октября Дрейк был на траверзе Виго, однако сильный шторм заставил его укрыться в Байоне – маленьком городке на побережье Испании. Губернатор Байоны, узнав о национальной принадлежности авантюристов, запер ворота и держался настороже – с одной стороны, война между Англией и Испанией не была объявлена, с другой – слишком свежи были воспоминания о визите британцев к побережью Чили. Отряд кэптена Симпсона в составе 250 человек, высаженный около крепости, увидел гарнизон, готовый к обороне, и ретировался обратно на корабли. Дабы обезопасить себя от возможного штурма, губернатор послал англичанам торговцев с вином, фруктами, оливковым маслом, яблоками и мармеладом.

Дрейк очень огорчился такой непредвиденной задержке. В ожидании хорошей погоды он на «Лейстере» отправился на разведку к бухте Виго в надежде найти хоть какую-нибудь добычу, но безрезультатно. Губернатор Галисии, своевременно предупреждённый о незваных гостях, собрал для защиты побережья небольшой отряд в 200 аркебузиров и 300 кавалеристов, с которым поспешил к Виго. Дрейк заверил кастильца в том, что не собирается грабить его провинцию, обменялся заложниками, запасся пресной водой и вернулся к главным силам. 11 октября эскадра отправилась дальше.

17 ноября каперы подошли к островам Зелёного Мыса, где неожиданно атаковали и сожгли город Сантьяго, совершенно не готовый к обороне. 1000 солдат под командованием Карлайла высадилась за холмами, скрывавшими побережье, и, сделав 10-километровый ночной марш-бросок, укрылись в небольшой роще около крепости. К стенам были высланы 30 мушкетёров, которым было приказано вести прицельный огонь по обороняющимся испанцам. Дрейк подвёл корабли к гавани и вступил в артиллерийскую дуэль с бастионами города, куда испанцы вскоре направили все резервы.

В этот момент с суши Сантьяго атаковали английские пикинёры, которые вместе с мушкетёрами быстро смяли хлипкие заслоны горожан и ворвались в город, после чего начались обычные для той эпохи грабёж и насилие над местными жителями. Англичане стояли в городе 14 дней, методично собирая на корабли провизию и всё мало-мальски ценное. Действия свои Дрейк цинично оправдывал «отмщением Уильяма Хокинса из Плимута», английского работорговца, которого казнили в Сантьяго тремя годами ранее за контрабандный вывоз «чёрного товара» в Америку.

Сан-Доминго


Утром 10 января 1586 года адмирал достиг Сан-Доминго – жемчужины испанской короны в Карибском море. Плантации этого острова приносили огромный доход в казну Филиппа II. Кроме того, Сан-Доминго, наряду с Картахеной, был центром, куда свозилось серебро с южноамериканских шахт для отправки в метрополию. Небольшой испанский каботажник смог предупредить наместника острова о подошедшем вражеском флоте, и город стал спешно готовиться к обороне. При виде множества парусов прогремел набат, и на бревенчатых стенах показались солдаты, однако англичане спокойно проследовали мимо гавани. Это немного успокоило испанцев, охотно поверивших в то, что каперы имеют целью какой-то другой город. Надежды эти оказались напрасными – на рассвете 11 января 18 судов заполнили собой всё пространство между замыкающими гавань столицы острова мысами Пунта-Торичелла и Матадоро.

Нападающие высадили два десанта в 600 и 700 человек. Эти известия произвели настоящую панику среди горожан. Наместник короля Испании в Сан-Доминго дон Кристобаль де Оваллье принял решение сопротивляться. В главной цитадели города, крепости Форталеза, вербовали всех способных носить оружие, раздавали мушкеты и сабли. Из арсенала выкатили пушки, которые разместили на бастионах. У входа в бухту испанцы затопили три небольших галеаса и галеру, дабы не дать Дрейку приблизиться к порту со стороны моря.

На следующий день, в полдень, 30 испанских кавалеристов атаковали десант, но под метким оружейным огнём были вынуждены уйти в город, потеряв убитыми около 20 человек. Эта неудача ввергла жителей Сан-Доминго в полное уныние – из крепости начался настоящий исход поселенцев, которые уносили с собой не только золото, серебро и драгоценности, но и вещи попроще. Поддавшись панике, бежал и дон Кристобаль де Оваллье, сопровождаемый капитаном одного из потопленных галеасов Хуаном де Мельгарехо и королевским судьёй. Эти «герои» смогли на небольшом баркасе уйти к Гаване, где рассказали о нападении Дрейка, увеличив силы англичан раз в пять. В своём докладе Филиппу II де Оваллье упоминал аж о «45 разного рода кораблях, внезапно атаковавших крепость Сан-Доминго, вверенную мне Вашим Величеством».

Из-за малодушия начальства город оказался отданным на разграбление головорезам Дрейка. В полдень, 12 января 1586 года, англичане без сопротивления вошли в Сан-Доминго. Были захвачены огромные склады с провиантом, в котором каперы терпели уже большую нужду, множество тюков с китайским шёлком, шерстью, а также ценные породы дерева, сложенные для отправки в Метрополию. О потерях обеих сторон говорить и смешно, и грустно одновременно – англичане не потеряли ни одного человека, со стороны испанцев умер только один (!) – бакалавр Франсиско Тостадо, у которого случился сердечный приступ при единственном залпе, произведённом с кораблей Дрейка.

Лучший пират Её Величества

Высадка Дрейка в Сан-Доминго


Своей штаб-квартирой каперы избрали кафедральный собор в центре города, куда сносилась вся добыча. На Сан-Доминго была наложена гигантская контрибуция в 200 тысяч дукатов, и чтобы ускорить её выплату, англичане приступили к грабежу кварталов и насилию над жителями. Изнасилованиям, по словам испанских монахов-доминиканцев, подвергались не только женщины, но и мужчины. Разграбленные дома были подожжены, и город затянуло пожарами. Сгорели церкви Санта-Барбары, Санта-Мерседес, Регины, Сан-Франсиско и Санта-Клары. Вместе с ними погибли очень ценные архивные документы вице-королей Вест-Индии, ведущиеся со времён Колумба.

Оваллье из Гаваны прислал парламентёра с просьбой начать переговоры. В конце концов, сошлись на сумме в 25 тысяч дукатов, которые Дрейку привёз кубинский иезуит Гарсия Фернандес де Торреквемада. Англичане не удовлетворились этим – они организовали ещё и выкуп пленных, то есть попросту предложили сбежавшим жителям оплатить жизни тех, кто остался в городе. Эта операция принесла Дрейку ещё порядка 20 тысяч дукатов. 10 февраля англичане покинули Сан-Доминго. На корабли они погрузили всю артиллерию Форталеза, сахар, кожи, тюки с тканью и многое другое. Город был превращён в кучу полуобгоревших развалин. Тем не менее, за всё время присутствия каперов в городе погибло ещё лишь два испанца – это священник Хуан де Саравиа и мелкий фермер Хуан Ильянес, которые были повешены на Пласа Дуарте за то, что ударили одного из английских капитанов во время изнасилования молодой мулатки.

Лучший пират Её Величества

Фрэнсис Дрейк в вест-индском вояже, 1585 год


Позор для Филиппа II был велик – город, имевший возможности к сопротивлению, сдался, даже не открыв огня. Наместник тайком бежал, обезглавив оборону Сан-Доминго. Дрейк ограбил испанскую корону на 40 тысяч дукатов в серебре и золоте, не считая остальных товаров. Между Вест-Индией и Испанией была введена срочно пакетботная служба, а Филипп обратился к английской королеве с просьбой выдать ему «проклятого пирата Дрейка». Меж тем адмирал уже держал курс к Картахене.

Картахена


18 февраля 1586 года примерно в 4 часа утра у стен Картахены Индейской появились английские корабли, которые встали на якорь примерно в 5 милях от города. На берег был высажен десант в 2000 человек, а у входа в гавань – ещё 300 человек под командованием Карлайла. В этот момент в Картахене находились 30 испанских аркебузиров, 200 индейских лучников и около 300 вооружённых пиками рабов-негров.

Хотя Корбетт пишет о 50 кавалеристах, 450 аркебузирах, 100 пикинерах, а также 400 индейцах-лучниках и 150 аркебузирах-неграх, это очень завышенные данные и, скорее всего, они взяты из отчётов Дрейка или Карлайла. На тот момент в Картахене насчитывалось всего около 30 испанских семей, то есть в городе всего было около 100 испанцев. Взяться большим силам в захолустном городишке, защищённом земляными укреплениями, было просто неоткуда.

У защитников города были две маленькие кулеврины и один фальконет. Картахена оказалась совершенно не готовой к обороне – земляные бастионы Сан-Фелиппе де Барахас и Сан-Лукас эль Кобрейро были захвачены за несколько минут, вход во внутреннюю гавань был открыт. Цепь, закрывающая вход в акваторию порта, даже не была натянута, и с приливом корабли Дрейка вошли во внутреннюю гавань. На рейде было две или три небольшие 11-пушечных галеры, на борту которых находились по 30–40 мушкетёров-негров, гребцы в это время находились на берегу. Англичане без труда захватили их.

Лучший пират Её Величества

Штурм Картахены Индейской


2000 человек, высаженные рядом с городом, к трём часам дня подошли к стенам Картахены. Дозорные на башнях были застигнуты врасплох – только с первым залпом аркебуз испанцы поняли, что их ещё атакует отряд и со стороны берега. Тем временем Дрейк начал обстрел главной цитадели из корабельной артиллерии. Карлайл со своим соединением спустил в заливе Террабомба две галеры. Высадившись в местечке Бокагранде и обойдя небольшую земляную крепость, генерал-лейтенант в сумерках устремился к беззащитному городу.

На его пути встали индейцы-лучники, которые обрушили град стрел на ещё находившихся в воде англичан. Испанские аркебузиры, укрывшиеся за бочками с землей, также вели огонь по нападавшим. Но силы были слишком неравны. Мушкетеры сержант-майора Горинга и пикинёры капитана Симпсона, одетые в железные латы, без труда смогли приблизиться к испанским флешам и дали убийственный залп. Четверо аркебузиров (в том числе и знаменосец) было убито, остальные сдались на милость победителя. Пикинёры врубились в ряды индейских лучников и начали их безжалостно уничтожать. Тем не менее, довольно долго индейцы держались, умело отступая и отстреливаясь. Не испугали их даже мушкетные залпы. Однако потери отряда были очень велики, и, в конце концов, лучники обратились в бегство.

Лучший пират Её Величества

Высадка англичан у Картахены, карта


К 16 часам город был взят. Испанский флаг продолжал развеваться только на главном бастионе города – Кастилло Фуэрте, однако после того как Дрейк подвёл корабли поближе к берегу, испанцы немедленно сдались.

Потери защитников составили 100 человек, из которых львиная доля пришлась на индейцев-лучников. У англичан было 20 убитых и 40 раненых. Успех операции был предрешён не грамотным планированием или какой-либо оригинальной тактической задумкой, а громадным перевесом англичан в живой силе и вооружении.

Дрейк назначил выкуп за город в 40 тысяч дукатов. Власти города возражали, объясняя, что они просто не могут собрать требуемую сумму. После этого сэр Френсис прибегнул к практике Сан-Доминго, устроив грабежи и погромы в Картахене. Но с деньгами действительно было туго. К тому же недалеко от города объявились испанские галеоны, которые смогли уничтожить пинас из эскадры Дрейка, вышедший на разведку. Кроме того, в Картахене от большого количества убитых и незахороненых начиналась эпидемия жёлтой лихорадки. Англичане резко засобирались домой, а сумма выкупа была существенно снижена – до 12 тысяч дукатов. К концу недели испанцы смогли собрать требуемую сумму, и Дрейк торопливо погрузился на корабли. После шестинедельного пребывания англичан в Картахене от города остались одни головешки. Эпидемия жёлтой лихорадки сотрясала эти места ещё два года.

Река Сан-Аугустин


Дрейк отправился к Кубе. Через два или три дня после отплытия из Картахены англичанам пришлось затопить торговый пинас «Ло», доверху загруженный награбленным в Сан-Доминго. Все товары в срочном порядке были перегружены на галеон «Тэлбот», туда же перешла и команда «Ло».

Дрейк обогнул Кубу с запада и направился к Гаване в поисках пресной воды. 27 апреля он достиг мыса Сан-Антонио, но смена ветра помешала ему достичь лагуны Матанзас, где была маленькая речка. На море начался шторм и сильный ливень, который, хотя и нанёс некоторые повреждения кораблям эскадры, помог пополнить запасы пресной воды, потребность в которой была критической.

Лучший пират Её Величества

Английские корабли у берегов Америки


13 мая Дрейк покинул побережье Кубы и 28 числа приблизился к Флориде. Ни адмирал, ни его подчинённые ничего не знали о поселениях испанцев в этих местах, поэтому был высажен десант из 50 человек для разведки местности. Сделав марш-бросок на милю вглубь полуострова, разведчики обнаружили недавно построенный форт, расположившийся в низине, рядом с рекой Сан-Аугустин. Это был посёлок Сан-Хуан. Не поднимая шума, англичане сгрузили на берег 7 орудий и разместили их на возвышенности рядом с фортом. Первое ядро во врагов послал лично Дрейк. Карлайл с 400 солдатами спустился к реке и атаковал форт со стороны городских ворот. В Сан-Хуане в этот момент находилось 17 испанских солдат, 8 кастильских семей, около 150 негров, использовавшихся в качестве рубщиков леса и тростника, и не более 100 индейцев. Стены форта были деревянными, пушек не было совсем.

Вот этой «силище» противостояло 400 солдат Карлайла, 7 пушек и около 300 высадившихся моряков Дрейка. Тем не менее, англичане приступили даже к рытью траншей и ретраншементов! Усилия эти оказались напрасными – после 4 залпов на стене появился испанский офицер с белым флагом. Вошедшие в город со стороны реки матросы не обнаружили никакого сопротивления, все испанцы сумели сбежать в сельву. В доме губернатора была обнаружена казна, в которой было около 2000 фунтов стерлингов.

Лучший пират Её Величества

Высадка у Сан-Аугустина


Подозревая, что дальше по реке находятся и другие поселения испанцев, Дрейк послал туда небольшую партию разведчиков. Из-за водных порогов и непролазных зарослей разведка вернулась назад, сообщив, что выше по реке находится форт Сан-Элен с довольно значительным испанским гарнизоном (примерно 150 человек). Дрейк предложил атаковать посёлок, однако моряки взбунтовались – гарнизон посёлка казался довольно сильным, а перспектив на богатую добычу не было никаких. Адмирал отказался от атаки и приказал вернуться на корабли. Эскадра отплыла к берегам Англии.

Возвращение


20 июля 1586 года экспедиция вернулась в Портсмут. Добыча была сказочной – порядка 60 тысяч фунтов стерлингов, из которых 20 тысяч предназначалось экипажам и солдатам. Общие потери составили 750 человек. Было захвачено 240 пушек (с кораблей и галер в Сантьяго, Сан-Доминго и Картахене), из них 40 железных. Но самым главным открытием стало то, что колонии Мексики и Мейна[1] совершенно беззащитны. Следует отметить, что действия Дрейка были больше похожи на разбойничий налёт, чем на военную операцию. Никакого серьёзного сопротивления испанские поселенцы ему оказать и не могли, а слух о хорошо укреплённых колониях оказался просто мифом. Как заметил вице-король Перу, «вся оборона Индий от врагов заключалась лишь в том, что враги почти ничего не знают о них; а ещё – в тех естественных препятствиях, которые ставит сама земля и непогода, а не в силах, способных им противостоять».

Лучший пират Её Величества

0 не понравился
22 понравился пост
 
Незарегистрированные посетители не могут оценивать посты
 
 
 
 

 
 
 
 

Информация

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Оставлять свои CRAZY комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Пожалуйста пройдите простую процедуру регистрации или авторизируйтесь под своим логином. Также вы можете войти на сайт, используя существующий профиль в социальных сетях (Вконтакте, Одноклассники, Facebook, Twitter и другие)

 
 
 
 
 
Наверх