Всего лишь подруга адмирала

Автор:
Слепой Пью
Печать
дата:
6 октября 2016 00:12
Просмотров:
498
Комментариев:
0
Всего лишь подруга адмирала

Фильм «Леди Гамильтон» 1941 года. В главной роли очаровательная Вивьен Ли


Несколько лет тому назад расцветающая французская толерантность заинтересовалась одним интересным вопросом: почему в учебниках истории 80% места отведено мужчинам, а женщины упоминаются всего на 20% страниц? Было решено написать «женский» учебник истории. Подобрали коллектив авторов, заглянули в старинные документы и выяснили, что женщины играли в истории куда более заметную роль. Так, Александр Македонский, чтобы угодить полюбившейся ему гетере, сжег Персеполь, Антоний потерял голову из-за любви Клеопатры, до него обворожившей великого Цезаря, ну и так далее, и тому подобное. Женщины в средние века предводительствовали войсками, выдерживали осады и управляли государствами. Выяснилось, что многие «великие мужчины» на самом деле были «великими подкаблучниками», и шагу не могли ступить, не посоветовавшись со своими женами или любовницами. Сократа его жена Агриппа обливала помоями, а он был с ней кроток и послушен, хотя бесстрашно обличал афинских аристократов. Людовик XV был, увы, всецело в руках мадам Помпадур, а герцогиня Мальборо за отсутствием мужа выслушивала доклады министров и сменяла адмиралов. О чем, кстати, очень достоверно рассказывается в нашем, не английском, художественном фильме «Стакан воды». Не стал исключением из этого правила и флотоводец Горацио Нельсон, имевший, кроме законной жены, еще и спутницу жизни «леди Гамильтон». О ней мы вам сегодня и расскажем.

Эмма Гамильтон – фаворитка Горацио Нельсона, британского вице-адмирала и великого флотоводца, а также вдохновительница художника-портретиста Джорджа Ромни. Стала известна в высшем свете благодаря своим скандальным любовным интригам. Она была любовницей Гревиля, Гамильтона, Нельсона… Когда лорд Нельсон ушел в мир иной, исчезла и Эмма Гамильтон, хотя пережила своего именитого любовника на десять лет. Об этой неординарной персоне были написаны романы, спустя сто лет после ее смерти была поставлена оперетта, да и кинематограф не остался в стороне, выпустив фильм, посвященный жизни Эммы Гамильтон.

Эмми Лайон, дочь кузнеца Генри Лайона и служанки Мери Лайон, родилась 12 мая 1765 года в местечке Честер графства Чешир. Своего отца Эмма не знала совсем, поскольку спустя месяц после рождения дочери тот умер. Молодая вдова с младенцем на руках вынуждена была отбыть на свою родину, в деревню, к матери Саре Кидд. Воспитывали маленькую Эмми горячо ее любящие бабушка и дедушка, а ее мать вынуждена была зарабатывать на жизнь торговлей углем, который она развозила по домам на маленьком ослике.

Стараясь хоть как-то помочь матери, Эмми в двенадцать лет пошла в няньки к сельскому врачу, хирургу Хоноратусу Ли Томасу. Отслужив верой и правдой год, Эмми отправилась искать лучшую долю в столицу Туманного Альбиона – Лондон.

Дальше подробности ее жизни настолько противоречивы, что и не разберешь, что есть ложь, а что – истина. По всей вероятности, Эмми поступила работать продавщицей в ювелирный магазин. По странному совпадению постоянной покупательницей в магазине была некая дама весьма сомнительной репутации. Хорошенькое личико Эммы привлекло внимание madam, и та предложила Эмме пойти к ней в компаньонки.

Всего лишь подруга адмирала

А здесь она выглядит старше…


В то время в Лондоне бешеной популярностью пользовались публичные лекции некоего Джеймса Грэма, шотландского знахаря и шарлатана по совместительству. Тот прошел курсы обучения искусству магнетизма во Франции. Грэм читал занимательные лекции о вечной жизни, а также продавал направо и налево различные амулеты и лекарства, клятвенно заверяя доверчивых лондонцев в исключительности продаваемых препаратов. Рядом с набережной Темзы Грэм организовал «Храм здоровья», рекомендуемый им как сугубо медицинское заведение, хотя по сути своей это был самый что ни на есть обычный бордель. Отличие было лишь в том, что в этом «Храме» богатые, но, увы, бездетные супруги за разумную плату укладывались в «небесную кровать», свято веря, что им удастся вернуть утраченные способности к зачатию. Эмма принимала самое непосредственное участие в столь благородном деле. Примеряя на себя самые разные маски: от Гебы до античных Медеи и Клеопатры, Эмма должна была пробуждать у мужчин угасшие желания, а ее тонкий вкус и умение носить античные одежды ввели моду на древнегреческий стиль.

Божественную красоту тела Эммы высоко ценили британские художники: сэр Джошуа Рейнольдс и Томас Гейнсборо. Ее красотой был пленен и Иоганн Вольфганг фон Гете, великий германский поэт. А портретист Джордж Ромни, ставший ее страстным поклонником, пригласил девушку позировать в свою мастерскую. Эмма приняла предложение и вскоре сделалась его любимой моделью. Причем она искренне поверила в свою исключительность и решила, что она непременно должна стать актрисой и ее обязательно примут. Но… Драматург Ричард Бринсли Шеридан, к которому она пришла на прослушивание, заявил, что для сцены недостаточно одних внешних данных, а сценических способностей «у вас, мисс, нет».

Всего лишь подруга адмирала

А вот и сам любвеобильный адмирал. Знаменитый Лоуренс Оливье


В 1781 году происходит случайное знакомство Эммы с молодым состоятельным денди, сэром Гарри Фезерстонхо, который был поражен ее красотой и пригласил ее пожить несколько дней на роскошной вилле своего отца в Сассексе. Несколько дней растянулись на полгода. Ну а поскольку на виллу частенько наезжала матушка Гарри, то он, дабы избежать лишних вопросов, перевез ее в коттедж, удаленный на несколько миль от виллы. Эмми наслаждалась жизнью, резвилась как дитя и тратила деньги на наряды и удовольствия, между делом танцуя нагишом на столе. За время пребывания в гостях у Фезерстонхо, она освоила верховую езду и стала еще и великолепной наездницей.

Спустя полгода, когда любовный пыл Гарри поутих настолько, что он стал подумывать о том, как бы ему избавиться от надоевшей Эммы, он узнал, что она беременна. Не придумав ничего лучшего и ничего не объясняя, некогда пылкий любовник спешно с ней расстался. Эмма вернулась не в столицу, а в родную деревню Харден. Там она и родила крошечную Эми. Положение Эммы было настолько тяжелое, что она вынуждена была обратиться за помощью к своим лондонским знакомым. Письма были написаны безграмотно, пестрели многочисленными ошибками, но Эмма умоляла помочь ей, и заклинала не бросать ее в беде.

Всего лишь подруга адмирала

Жена адмирала Нельсона. Возможно, она выглядела и не так,
но все говорят, что и внешностью, и…
умом она не могла сравниться с Эммой


Ангелом-хранителем для Эммы стал сэр Чарльз Гревилл. Эстет, знаток искусства, он пригласил Эмму к себе и поселил ее в загородном доме, обставив его мебелью и всем необходимым по своему вкусу, конечно с учетом того, что здесь будет жить женщина с маленьким ребенком. Гревилл нанял Эмме учителей, и та училась правописанию, музыке и пению. В доме было много книг, и Эмма их с большим удовольствием читала, коротая вечера в одиночестве. Единственной отдушиной для Эммы было посещение художественной мастерской Ромнея. Портретист к тому времени уже имел 24 законченных портрета Эммы, а кроме того, было еще и неимоверное количество набросков. Эмма про себя называла художника «отцом».

Жизнь старого холостяка Гревилла тем временем шла своим чередом. Финансовые дела шли неважно, и он принимает решение: дабы как-то поправить свои дела, необходимо жениться на богатой наследнице. Гревилл не считал себя подлецом и негодяем, а потому дальнейшая судьба Эммы была ему небезразлична. Дело решил случай. В Лондон в то время возвратился его дядюшка, служивший английским послом в Неаполе, сэр лорд Уильям Дуглас Гамильтон. Дамский угодник, весельчак и остроумный собеседник, душа компании, великолепный танцор и певец, скрипач и археолог, дипломат Гамильтон был поражен красотой и обаянием Эммы. 26 апреля 1786 года Эмма со своей матушкой прибывают в Неаполь. В этот день Эмме исполнился 21 год. Гамильтон с большой учтивостью принимает обеих женщин, как будто это дамы из высшего света, и приглашает их пожить в палаццо Sessa, ослепительному по красоте особняку британского посла.

Всего лишь подруга адмирала

Отсутствие руки и глаза не мешало Нельсону командовать!
Глаз он, правда, не потерял, но видел им хуже, чем другим


Эмми пишет Гревиллю восторженные письма, рассказывая ему о бесконечной доброте сэра Уильяма. В них она искренне сожалеет, что не может составить счастья Гамильтону, поскольку сердце ее принадлежит ему, Грэвиллю. Чарльз же дает Эмме «добрый совет» сделаться как можно скорее любовницей его 55-летнего дяди.

Всего лишь подруга адмирала


И вот, в сентябре 1791 года в Лондоне состоялось ее венчание с лордом Гамильтоном. Незадолго до свадьбы она посещает «отца» Ромнея и прощается с ним. Спустя день после свадьбы, чета Гамильтон отправилась в солнечную Италию. По пути они посещают Париж, где императрица Мария-Антуанетта, за которой уже следили и днем, и ночью, тайком передает Эмми некое письмо к своей сестре, неаполитанской королеве Марии-Каролине. В нем императрица настоятельно просила королеву оказать всяческое содействие и покровительство подательнице сего письма. Эмма отплатила добротой за доброту: знакомство переросло в искреннюю дружбу.

22 сентября 1798 года. На залитом солнцем Неаполе творилось что-то невообразимое: весь город высыпал на улицы и ликовал, встречая адмирала Горацио Нельсона, победившего французов в сражении при Абукире. Эмми стояла в толпе восторженных горожан и с обожанием смотрела на героя. Их встреча с Нельсоном произошла несколько раньше, за три месяца до великого триумфа флотоводца.

А 29 сентября, в день рождения Нельсона, Эмма устроила грандиозное по своей пышности торжество. Адмирал писал, что к торжественному обеду было приглашено 80 гостей и еще 1740 были приглашены на бал.

К сожалению, в бочку праздничного меда была добавлена ложка скандального дегтя. Пасынок Нельсона, юноша «осьмнадцати лет» во всеуслышание обвинил своего приемного отца в измене супруге с леди Гамильтон. Скандал быстро «замяли» и гости продолжали веселиться.

Последняя военная кампания не прошла бесследно для Нельсона. Здоровье его несколько пошатнулось, и он с великим удовольствием составил леди Гамильтон компанию в путешествии в Кастель-Маре.

Нельсон доверял Эмме безгранично. Отлучаясь надолго по служебной надобности, Горацио оставлял Эмму за себя, и был уверен, что она справиться со всеми делами. Был случай, когда Эмма принимала «делегацию» от острова Мальта. Она превосходно справилась с этой задачей, полностью выполнив их просьбы. По негласной просьбе Нельсона, пожелавшего доставить Эмме удовольствие, магистр мальтийского ордена, а по совместительству еще и… российский император Павел I, прислал ей в знак благодарности мальтийский крест.

Всего лишь подруга адмирала

Знаменитый сигнал: «Англия надеется, что каждый исполнит
свой долг!» Это было необычно, и это запомнилось. Более
того, появились и подражатели, хотя и на свой лад. Так,
адмирал Того, восхищавшийся Нельсоном, перед Цусимским
сражением поднял сигнал своему флоту: «Судьба империи
зависит от этого сражения. Пусть каждый исполнит свой долг!»
Да, психология англичан и японцев заметно различалась


Некоторое время спустя лорда Гамильтона отзывают с поста посланника в Лондоне в связи с окончанием его миссии в столице. Адмирал отправляется следом за своей любимой. До Вены их сопровождала королева Мария-Каролина.

В 1801 году леди Гамильтон родила Нельсону прелестную дочь Горацию. В том же году Нельсон приобретает небольшой дом в местечке Мертон Плэйс, довольно ветхий, на окраине теперешнего Уимблдона. Там он жил, не таясь, с Эммой, сэром Уильямом и матерью Эммы. Этот странный «брак на троих» вызвал массу пересудов в консервативном британском обществе. Газеты смаковали подробности ее жизни, все было на виду: какие наряды она предпочитала носить, какая мебель стоит у нее дома и даже, что будут подавать сегодня на обед.

Шло время… Яркая красота Эммы начала блекнуть. Из хрупкой утонченной красавицы Эмма превратилась в женщину «в теле». Но это никак не сказалось на ее активной жизни в обществе, в отличие от адмирала, которому вовсе не нравилась жизненная активность Эммы. В итоге леди Гамильтон и Горацио решили отойти от светской суеты и начать новую, размеренную и спокойную жизнь. По этой же причине Эмма отказалась петь в мадридской Королевской опере.

Апрель 1803 года оказался последним в жизни для лорда Гамильтон. Тот скончался на руках у Эммы и Нельсона. Все движимое и недвижимое имущество лорда досталось единственному наследнику, сэру Гревиллю, а супруга получила только вещи да небольшую единовременную сумму. А ровно через две недели после траурной панихиды Гревилл просит Эмму немедленно удалиться из жилища Гамильтонов. Нельсон был крайне возмущен столь недостойным поведением Гревилля. Понимая, в какое бедственное положение попала Эмма, он отписывает ей Мертон Плэйс и, кроме этого, Эмма стала получателем ежемесячной ренты. Начало 1804 года стало счастливым для Нельсона: Эмма родила ему второго ребенка. К сожалению, девочка вскоре скончалась. Чтобы как-то заглушить горе, Эмма стала искать утешение в азартных играх.

Всего лишь подруга адмирала

Картина Джозефа Мэллорда Уильяма Тёрнера
«Трафальгарская битва (1822)


Перед известным Трафальгарским сражением, которое стало для адмирала роковым (и может быть роковым именно потому, что он просто искал способа достойно умереть, чтобы положить конец своему двойственному существованию), Нельсон, заблаговременно составивший завещание, прибавил в него еще один пункт, в котором адмирал просил не бросать на произвол судьбы Эмму Гамильтон и ее дочку. Однако государство не вняло просьбе адмирала. Вдова и вся родня Нельсона получили все, что им полагалось как наследникам по закону, а его обожаемая Эмма и маленькая дочка в итоге остались без гроша. Эмма завязла в долгах, и почти год отсидела в долговой тюрьме. В 1811 году скончалась ее матушка, единственная, кто был с ней все эти годы, поддерживая и помогая, чем можно. Выйдя из тюрьмы, Эмма Гамильтон с Горацией сбежали во Францию.

В начале 1815 года Эмма сильно простудилась и заболела бронхитом. Вовремя не вылеченный, он перешел в пневмонию. Эмме с каждым днем становилось все хуже и хуже. Лишь два портрета, висевших на стене над головой Эммы, напоминали ей о прежней жизни и о людях, которых она горячо любила всю жизнь: матери и любимого адмирала… Пришедшие хоронить леди Гамильтон знакомые и близкие с сочувствием смотрели на рыдающую рядом девушку. О том, что это была Горация, дочь Эммы Гамильтон, так никто и не узнал… Интересный факт: на ее похороны пришли капитаны и офицеры всех английских кораблей, стоявших в Кале, причем они надели парадные мундиры.

Внимание! У вас нет прав для просмотра скрытого текста.

0 не понравился
16 понравился пост
 
Незарегистрированные посетители не могут оценивать посты
 
 
 
 

 
 
 
 

Информация

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Оставлять свои CRAZY комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Пожалуйста пройдите простую процедуру регистрации или авторизируйтесь под своим логином. Также вы можете войти на сайт, используя существующий профиль в социальных сетях (Вконтакте, Одноклассники, Facebook, Twitter и другие)

 
 
 
 
 
Наверх