Непридуманные рассказы о войне

Автор:
Poha
Печать
дата:
28 апреля 2010 18:11
Просмотров:
2473
Комментариев:
13
Непридуманные рассказы о войне

Шмелькин Семен Федорович

Забыть нельзя простить


Начало истории, которую я хочу рассказать, относится к далекому 1946, первому мирному году. Ленинград, только что переживший блокаду, с трудом приходил в себя, постепенно освобождаясь от руин. Вместе с жителями города в разборке развалин и восстановлении домов участвовали и пленные немцы, которых каждый день откуда-то пригоняли. В частности, они построили в разных районах города много двух-трехэтажные домов. Эти дома оказались очень крепкими, и даже сейчас, через 60лет, не выглядят ветхими, видимо, потому, что строились немцами, характер которых не позволял им строить плохо даже в стране, их победившей.

Я впервые увидел пленных немцев в центре города, на Ковенском переулке, где они восстанавливали лютеранскую церковь, разрушенную в 1942 году.

Мы, мальчишки военных лет, пережившие блокаду, часто прибегали посмотреть на пленных, по вине которых от голода и от обстрелов погибли наши близкие. Честно говоря, у нас, детей, особой ненависти к немцам не было, больше любопытства. Мы видели, как плохо они были одеты. У них были тонкие шинельки, порванные или зашитые кое-как. Правда, мы были одеты не лучше. Но у нас здесь был свой дом, где мы могли согреться, спрятаться от дождя или снежной бури. Немцам же негде было укрыться. Они прятались среди развалин, дрожа и кутаясь в свои промокшие шинели. Чтобы как-то прокормиться, пленные мастерили незатейливые деревянные игрушки, которые они меняли на хлеб.

Со временем мы, ребятня, стали совсем близко подходить к пленным, с любопытством разглядывая их небритые, истощённые голодом лица. Скоро мы даже стали отличать их друг от друга. У нас появились и «свои» немцы, дружески махавшие нам рукой, когда мы после школы прибегали к ним. Мы приносили им кусочки хлеба, к которому ещё сами не успели привыкнуть, да и не имели его вдоволь. Они с жадностью ели хлеб, держа его двумя руками, чтобы не потерять ни крошки драгоценной еды. Иногда мы собирали окурки для них.

Взрослые, однако, нас не поддерживали в нашем стремлении накормить пленных, они не могли забыть себя такими же голодными всего два-три года назад. Они говорили, что если бы всё было наоборот, вряд ли немцы кормили бы русских пленных. Но никто нас не гонял, а иногда сердобольные горожане даже давали для немцев кое-какую одежонку.

Со временем мы узнали несколько немецких слов, таких как «данке» (спасибо), «раухен» (курить) и другие, сопровождаемые характерными знаками.

Особенно часто мы общались с немцем по имени Манфред. Он, был старше других, и казался нам, мальчишкам, стариком. Но ему, как я сейчас понимаю, было около 30-35 лет. Просто он был истощён больше других.

Однажды, в первых числах января 1947 года, Манфред подозвал нас. Мы подошли к нему, отдав еду, оставшуюся после нехитрой рождественской трапезы. Он взял, как и всегда, с благодарностью. И вдруг протянул моему другу спичечный коробок, что-то сказав при этом. Мы ничего не поняли.

Лишь дома, открыв коробок, мы увидели в нем маленький оловянный крестик и кусочек бумажной полоски, видимо, оторванной от газеты, где на немецком языке были написаны какие-то слова и цифры. Тогда мы не поняли, что это были за знаки. Видимо, он хотел нам что-то оставить на память, не надеясь выжить. Положив свой крестик в коробок, Манфред, вероятно, надеялся, что мы сохраним его и записку как память о нём, а ведь больше у него ничего и не было.

Это была последняя встреча с Манфредом. На следующий день стройка опустела: либо немцев перевели на другие, более важные, объекты, либо их стали отпускать домой.

Я переехал в другой район Ленинграда и мои отношения с другом прервались. Правда, мы иногда с ним перезванивались и поздравляли друг друга с праздниками.

Прошли годы. События тех лет не казались мне особенно важными, и я стал их забывать. Но вдруг звонок жены моего друга, прозвучавший в начале 2000 года, вернул меня в послевоенное детство. Женщина попросила меня приехать к ней, чтобы передать мне, как она сказала, тот самый спичечный коробок с крестиком и запиской. Я знал, что мой друг детства недавно умер, но я, к сожалению, не был на его похоронах, и звонок его жены был для меня неожиданным.

Семья моего друга по-прежнему жила в той же коммунальной квартире, в которой я так часто бывал в моём детстве. По дороге к ним я задавал себе вопрос: как же они сохранили тот коробок. И тут я вспомнил, что когда заходил к другу домой, то видел икону, висевшую в углу комнаты, и зажжённую перед ней лампадку. Теперь-то я понимаю, что семья моего друга была верующей. И, вот почему его мать, люто ненавидевшая немцев и из-за блокады, и из-за погибшего на фронте мужа, и из-за своей потерянной молодости, и из-за мысли, что она должна остаться на всю жизнь одной, всё же не выбросила эту коробочку: ведь там же был крестик. И появился он у них в дни Рождества.

Я шёл по давно забытому переулку, и что-то щемило моё сердце: то ли воспоминания детства, то ли память о моём друге, с которым я не встречался более пятидесяти лет.

Меня встретила пожилая женщина и провела в свою комнату. Везде стояли фотографии ее умершего мужа, а в углу висела та же икона.

Женщина предложила мне чай. Я не отказался. Затем она достала тот самый коробок. Я с волнением открыл его и увидел маленький оловянный крестик и изрядно выцветшую записку. Я раскрыл её и только теперь смог прочитать написанное. Там был указан город ? Нюрнберг, улица, номер дома и фамилия Манфреда –Вернер. Жена сказала, что перед смертью муж просил передать этот коробок мне, может быть, он надеялся, что я когда-нибудь увижу «нашего» немца или его родных и верну его, как воспоминание о послевоенных годах.

И вот, в 2007 году, судьба занесла меня в Германию, в тот самый город Нюрнберг, Надеясь отыскать родственников Манфреда или его самого, я взял с собой заветный спичечный коробок. По адресу, указанному в записке, я нашел дом. Он оказался на окраине города. На двери не было номера квартиры, а только фамилия: Вернер. Я нажал звонок. Меня спросили, кто я. И я на немецком языке ответил, что я из России и ищу Манфреда Вернера. Дверь открыли не сразу, видимо, хозяева находились в замешательстве, причину которого я узнал позже.

Я поднялся на второй этаж, где меня встретила полноватая женщина средних лет, седая. Из-за её спины выглядывал молодой мужчина. Я представился еще раз и вошел в небольшую квартирку.

Я спросил, знает ли хозяйка английский, которым я владел лучше немецкого. Получив утвердительный ответ, я достал заветный коробок и открыл его. Молча достал крестик и записку. Женщина с недоумением взяла крестик и взглянула на записку. И она всё поняла. У неё вдруг вырвалось по-немецки: «Майн фатер!» (Мой отец!) Слёзы появились на ее глазах. Она молча прижала крестик к губам, что-то шепча при этом.

Придя в себя, хозяйка сказала мне, что её отец умер в 1975 году. Он часто рассказывал ей о русском плене, о том, что в Ленинграде ему помогли выжить два русских мальчика, и о том, что он оставил им свой адрес, думая, что кто-нибудь из них передаст этот крестик его семье. И вот теперь, через почти 60 лет, его послание дошло до адресата.

Женщина познакомила нас с его внуком, тоже Манфредом. Он был очень похож на своего деда. Хозяйка, скрывая своё волнение, выставила на стол всё, что у неё было в холодильнике. Видимо, она хотела выполнить волю своего умершего отца: накормить своих спасителей.

Прожив большую жизнь, многое повидав, и видимо, став к старости немного сентиментальным, я с трудом удержался от нахлынувших на меня чувств. Женщина с большим вниманием выслушала меня о наших встречах с её отцом в Ленинграде. А, прощаясь, я сказал, что просьба, сделанная в Рождество, обязательно должна будет выполненной. Так и случилось.

Что касается заголовка этого рассказа, то каждый читатель может поставить запятую там, где подскажет его совесть. Я же поставил запятую после слова «нельзя». Забыть нельзя, простить.

2 не понравился
40 понравился пост
 
Незарегистрированные посетители не могут оценивать посты
 
 
 
 

 
 
 
 

Комментарии

 
 

 
 
 
Alex224
Дата:
(28 апреля 2010 20:10)
#1
Сильный, трогательный рассказ
 
Я знаю мир: в нем вор сидит на воре,Мудрец всегда проигрывает в споре, с глупцом,Бесчестный- честного стыдит,А капля счастья тонет в море горя...Омар Хайям
Томск [ссылка]
0 / 0
 
 
 
 
 
 
Bas1k
Дата:
(28 апреля 2010 20:32)
#2
Детская чистая душа
Томская область > Северск [ссылка]
0 / 0
 
 
 
 
 
 
AUTOLUX
Дата:
(28 апреля 2010 21:32)
#3
даа!! дела!!
 
Кривошеинский поцанчеГ
Томск [ссылка]
0 / 0
 
 
 
 
 
 
Rroman
Дата:
(28 апреля 2010 21:46)
#4
я так понимаю немцы в послевоенном Ленинграде сами по себе там дома строили,так сказать самопроизвольно!рассказ чушь, много несостыковок
Томск [ссылка]
0 / 0
 
 
 
 
 
 
MOTARRO
Дата:
(28 апреля 2010 21:57)
#5
По воспоминаниям выживших немцев,самые хреновые условия содержания в плену были в Югославии,особенно для рядовых и офицеров СС.Заслужили суки.
 
Добрым словом и пистолетом можно добиться куда больше , чем просто добрым словом.
Томск [ссылка]
0 / 0
 
 
 
 
 
 
constanta
Дата:
(28 апреля 2010 23:16)
#6
Не первый такой рассказ, но не встречал ни одного рассказа о том чтобы германские дети кормили пленных красноармейцев!!!! Почему????
Томск [ссылка]
0 / 0
 
 
 
 
 
 
SNIKERS_LICH_KING
Дата:
(28 апреля 2010 23:58)
#7
Отличный рассказ! Не все немцы фашисты, не все русские чекисты...
 
Таких как я - не было, нет и НЕ НАДО!!!
Иркутск [ссылка]
0 / 0
 
 
 
 
 
 
Тоха-сапер
Дата:
(29 апреля 2010 03:40)
#8
Вполне могло быть. И наши пленных подкармливали, и немцы тоже. Война дело подлое, но есть люди которые и в таких условиях остаются Людьми!
 
родиться мальчиком - не значит стать мужчиной.
Может она и не права, но это наша Родина.
Москва [ссылка]
0 / 0
 
 
 
 
 
 
fiq
Дата:
(29 апреля 2010 09:53)
#9
Замечательный рассказ. А большинству из нынешних людей никогда не светит таких историй.
Новосибирск [ссылка]
0 / 0
 
 
 
 
 
 
Antigoth
Дата:
(29 апреля 2010 11:45)
#10
На плакате должно быть написано слава РУССКОМУ народу-победителю. Автор репродукции продался.
 
Беларусь, твой народ дачакаецца
Залацістага яснага дня.
Паглядзі, як усход разгараецца,
Колькі ў хмарках залётных агня.
Томск [ссылка]
0 / 0
 
 
 
 
 
 
Аугусто Пино4ет
Дата:
(29 апреля 2010 14:10)
#11
. crybaby crybaby crybaby
Московская область > Щелково [ссылка]
0 / 1
 
 
 
 
 
 
Купава
Дата:
(29 апреля 2010 22:43)
#12
не Забыть, нельзя простить
Томская область > Северск [ссылка]
0 / 0
 
 
 
 
 
 
Катеина
Дата:
(1 мая 2010 18:36)
#13
отличный рассказ,я плакала crybaby
Томская область > Северск [ссылка]
0 / 0
 
 
 

 
 
 
 
 
 
 
 

Информация

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Оставлять свои CRAZY комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Пожалуйста пройдите простую процедуру регистрации или авторизируйтесь под своим логином. Также вы можете войти на сайт, используя существующий профиль в социальных сетях (Вконтакте, Одноклассники, Facebook, Twitter и другие)

 
 
 
 
 
Наверх