35-я батарея(часть4)

Автор:
БОГАТЫРЬ
Печать
дата:
25 мая 2010 09:37
Просмотров:
1197
Комментариев:
2
35-я батарея(часть4)


35 батарея расположена на мысе Херсонес. Именно здесь покидали Севастопольскую землю ее последние защитники в 1941 г. Судовые орудия сделали свой последний залп по наступающему противнику, после чего были взорваны моряками. Часть стены обрушилась в море, где и сейчас на глубине от 2 до 6 метров можно наблюдать гильзы и снаряды. В 1944 г. во время освобождения Севастополя в районе Херсонеского маяка были окружены и сброшены в море германские части На берегу можно наблюдать то, что осталось от батареи, в основном подземная часть. В море помимо гильз и снарядов большого калибра - остатки военной техники, в том числе танк. Неплохо сохранился корабль послевоенного времени, длиной около 50 метров, затонул в районе Голубой Бухты, на траверзе 35 батареи (место съемок кинофильма "Человек - амфибия"). Лежит на ровном киле. При погружении необходимо соблюдать максимальную осторожность, по возможности не касаться дна и ничего с него не поднимать. Дно - крупный камень, галька.

Мыс Херсонес...

Вход в массив 35 батареи.
Севастополь. Октябрь 1996 года. Мыс Херсонес. На пустынном в общем-то месте уже появляются, как примета времени, добротные (если не сказать больше) дачные особняки. Совсем рядом от них (теперь уж в нескольких десятках метров) отчетливый след войны... Вздыбленные неимоверной силы взрывом многосоттонные конструкции из железобетона, бронированные лузы артиллерийских погребов, искореженные взрывом куски металла вросшие в землю, бетонные колпаки огневых точек, дальномерная площадка. Спустившись чуть ниже можно увидеть железобетонную арку-ворота в которую запросто может въехать грузовик.

Включив карманный фонарь, мы углубляемся внутрь подземного лабиринта. Время, как бы оно не было беспощадно - сохранило многое. В некоторых помещениях подземной крепости до сих пор можно увидеть громадные электронасос и дизель-генератор, надписи служебного характера, плафоны для ламп, электропроводку, стеллажи для снарядов, кафельную плитку. Двери и стены еще хранят краску того времени, под ногами валяются стреляные гильзы. Побродив час в гулкой тишине подземелья, мы вышли на поверхность. И еще долгое время меня не покидало тягостное чувство от посещения мрачной цитадели. Это, наверное, закономерно - места массовой гибели людей не могут наводить на радостные мысли. Ведь не придёт же в голову нормальному человеку - веселиться на кладбище.

Мы стоим на взорванных останках печально-знаменитой 35-й батареи береговой обороны Черноморского флота. Здесь был последний оплот рухнувшей к началу июля 1942 года обороны Севастополя и последний «приют» брошенных на произвол судьбы героических защитников города.

А начиналось все так. Незадолго до начала 1-й мировой войны, а конкретно в 1910 году по заказу Морского ведомства и главного артиллерийского управления, на Металлическом заводе в Санкт-Петербурге была разработана 305-мм двухорудийная артиллерийская установка берегового стационарного типа с длиной ствола 52 калибра, в которой в отличии от корабельной не было перегрузочного отделения. Боеприпасы из погребов в специальных тележках подавались непосредственно в подбашенное отделение. Этими артустановками планировалось вооружить начатые постройкой накануне 1-й мировой войны, системы береговой обороны в Ревеле, Кронштадтской крепости, Усть-Двинске, Севастополе и Батуми. В мае 1913 года Главное артиллерийское управление выдало заказ Металлическому заводу на изготовление первых 14-ти двухорудийных установок.

В Севастополе подготовительные работы для будущих батарей были начаты весной 1914 года. Одну батарею планировали построить в устье реки Бельбек, для второй выбрали место в районе бухты Казачья на мысе Херсонес. С началом мировой войны работы были прекращены. В первой половине 20-х годов, когда Черноморский флот только начинал свое возрождение после бурь революции и гражданской войны, строительство береговых батарей (в т.ч. и на Черноморском театре) решено было продолжить. Батареи крепости Севастополь и Керченская группа батарей объединялись в Крымский район береговой обороны.

Батарея получившая порядковый номер «8» (позднее «25» и «З0») была построена в течении 1928-1933гг. Насколько колоссальным было строительство, читатель может судить из того, что объем только бетонных работ равнялся объему аналогичных работ при возведении знаменитого Днепрогэса. Практически одновременно с этой батареей, вошла в строй и однотипная батарея на северной стороне Севастополя в устье реки Бельбек. Впоследствии эта батарея получила номер «30».

Вооружены эти комплексы береговой обороны, были установками «МБ-2-12» под которые и планировались первоначально. Причем артустановки на 35-й батарее были укомплектованы на базе хранившейся в арсеналах артиллерийской техники. По имеющимся данным это были стволы орудий с линейного корабля «Императрица Мария», которые после подъема линкора хранились в арсенале.

По своему общему устройству 35-я батарея была аналогична 30-й, но имела линейно-возвышенное расположение башен, а не линейно-разнесенное. Из недостатков ББ-35 можно отметить сосредоточение максимума огня в одном месте и заметность издалека высоких бронебашен.

Вес двухорудийной башни «МБ-2-12» достигал 1.000т (в том числе 300т брони). Длина башни равнялась 11.2м, а высота 2,25м. Боковая броня (толщиной 300мм) была устроена из 12-ти выгнутых по конусной поверхности листов со средней длиной 2,5м и соединенных по схеме «ласточкин хвост». Крыша башни толщиной 200мм состояла из 6-ти бронелистов, соединенных болтами с боковыми плитами при помощи уголков и стальных фасонных балок. На крышу башни выходило три бронированных перископа (один большой по левой кромке башни и два малых по обеим сторонам стволов). Бетонированный массив каждой башни имел длину около 100м, ширину 50м и Общую площадь - 5.000м2. Башни, опираясь посредством шариков на массивную цилиндрическую стальную плиту, имели возможность поворота на 360°. Орудия, с длиной ствола 15,32м и весом 53т каждое, наводились на цель независимо. Каждое орудие имело свой подъемник для снарядов и зарядов. Повороты башен, возвышение орудия и подача снарядов осуществлялись электромоторами. Каждая башня имела собственную электростанцию (2 дизель - генератора общей мощностью 370кВт.).

Установки имели по 2 снарядных и по 2 зарядных погреба (каждый длиной 20м и шириной 4,5м). Также имелись краны, лебедки, транспортер-элеватор внутри массива, цитадель включала в себя помещения для жилья, склады, камбуз, медпункт, баню, клуб. Все внутренние помещения были отделены бронированными дверями толщиной 15-ЗОмм. Дальномер, командный пост и радиостанция были размещены в 500 метрах от артустановок и соединялись подземным ходом. К бронебашням был проложен рельсовый путь. Вся позиция была опоясана минным полями, проволочными заграждениями и рвом. Для маскировки в зоне выстрела применялись железные «кусты», раскрашенные в естественный цвет зелени. Личный состав батареи состоял из 300 человек по штату и 120 человек пехоты для круговой обороны

К началу Великой Отечественной войны ББ-30 и ББ-35 были организационно объединены в 1-й отдельный артиллерийский дивизион. Сюда же входила и ББ-10, вооруженная четырьмя 203-мм орудиями стационарного типа, расположенная южнее деревни Мамашай, а также ББ-54 в деревне Николаевка с четырьмя 102-мм орудиями.

Первой нанесла огневой удар по противнику 30-я батарея. 1 ноября 1941 года в 12.30 она открыла огонь по наступающим в районе Бахчисарая германским частям. О том какой напряженный ритм боевых стрельб выполняла эта батарея, говорил тот факт, что за два последующих месяца батарея произвела 1238 выстрелов по противнику. В результате этого орудийные стволы износились и потребовали срочного ремонта, который был выполнен за 16 дней. 10 февраля 1942 года батарея вновь открыла огонь по противнику.

Не менее напряженный боевой ритм поддерживала и 35-я батарея, которой командовал капитан А.Я. Лещенко. Во время второго штурма Севастополя в стволах 1-й башни этой батареи появились трещины, а в дульной части наружной трубы ствола обнаружилось вздутие. Взрыв внутри 2-й башни полностью вывел ее из строя. Потребовалась замена стволов и восстановление механизмов наведения. За 45 суток, по специально проложенным рельсам, стволы на спецтележках были доставлены к башням. Замена стволов была произведена по специальной технологии, разработанной старшим мастером артиллерийского ремонтного завода (ВЧ-87353) С. Прокудой и начальником цеха военинженером '3 ранга К.Фроловым. Орудия батареи вновь ежедневно вели огонь поддерживая сухопутные войска.

Несмотря на исключительный героизм, с которым Черноморский флот и Приморская армия обороняли Севастополь, к концу мая 1942 года участь города была уже решена. К началу третьего штурма, германским командованием были сосредоточены значительные силы. Для блокады с моря, в Ялте и Евпатории: 6 подводных лодок, 19 торпедных катеров и 40 сторожевых катеров. На аэродромах Крыма находились более 500 самолетов (в том числе ударный авиакорпус Рихтгофена в количестве 150 пикирующих бомбардировщиков). В составе штурмующей Севастополь 11-й полевой армии вермахта, под командованием генерал-полковника Манштейна, было 10 пехотных дивизий (в том числе 54-й армейский корпус, включавший в себя 132-ю, 22-ю, 50-ю и 24-ю пехотные дивизии).

Главный удар наносился этим корпусом с севера при поддержке 120 батарей артиллерии (в том числе 65 тяжелых). Для удара в центре были сосредоточены 1-я горнострелковая и 13-я пехотная дивизии румынской армии. Со стороны Керчи наступала 46-я пехотная дивизия вермахта. Вспомогательный удар, по плану германского командования, наносился 30-м армейским корпусом. В него входили 72-я. резервная, 170-я и 28-я пехотные дивизии. Эта группировка атаковала главную базу Черноморского флота по Ялтинскому шоссе. Ее поддерживали 4-й горнострелковый корпус румынской армии и 28-я пехотная дивизия вермахта, наступавшая по Балаклавскому шоссе. Всего силы противника в период третьего штурма Севастополя состояли: из 204.000 личного состава, 450 танков, 670 орудии (калибром от 75 до 800-мм), 655 противотанковых пушек, 720 минометов при поддержке более 600 самолетов. Кроме того, в состав 11-й армии входили отдельный танковый полк, полк связи и семь строительных батальонов.

Имея подавляющее превосходство в живой силе и технике, 11-я германская армия все более теснила защитников главной базы ЧФ. Достаточно сказать, что за 25 дней штурма, по нашим позициям было выпущено 30.000т снарядов. Авиация противника произвела за это время 25.000 боевых вылетов, сбросив 125.000 авиабомб весом от 250 кг и более.

Для сравнения можно привести наши силы. К началу июня в состав Приморской ар­мии входило 106.000 человек, 500 орудий и минометов, 38 танков и 53 самолета. Войска Севастопольского оборонительного района (СОРа) состояли из 7 стрелковых дивизий (25, 35, 109, 172, 345, 386, 338), трех бригад (79 морская стрелковая бригада, 7 и 8 бригады морской пехоты), два полка (2-й перекопский и 3-й полк морской пехоты). Общая укомплектованность была около 50%. В период третьего штурма города 47 боевых кораблей Черноморского 15т бензина. К сожалению этого было явно недостаточно. Суточная потребность СОРа только в боеприпасах составляла 600т. Налицо было полное истощение средств борьбы.

5 и 14 июня 30-я батарея, которой с самого начала войны бессменно командовал капитан К.А. Александер, получила тяжелые повреждения. В результате прямых попаданий 600-мм снарядов германской осадной пушки, башни были разрушены и выведены из строя. В этот же день батарея была окружена германской пехотой. Ввиду отсутствия снарядов ее, подпустив на 500 метров, буквально жгли порохом, прямой наводкой уцелевших зенитных пушек.

Бои за батарею продолжались еще в течении недели. 24 июня через водосток из подземных помещений пробились несколько десятков человек во главе с командиром батареи. Однако вскоре, практически безоружные защитники батареи, попали в руки немцев. Капитан К.А. Александер, после ряда допросов, был переправлен в Симферополь и там расстрелян.

К последним числам июня стало ясно, что взятие Севастополя германскими войсками дело всего нескольких дней.

Последним крупным надводным кораблем, прорвавшимся в Севастополь, был лидер «Ташкент». В ночь на 27 июня 1942 года корабль доставил в город 944 человека пехоты из состава 142-й стрелковой бригады и, приняв на борт более 2000 человек раненых и 350 эвакуируемых гражданских лиц, вышел в Новороссийск. В последнем походе лидер, в течении четырех часов, атаковали 86 пикирующих бомбардировщиков. С корабля было зафиксировано 336 близких разрыва авиабомб. Получив тяжелые повреждения и приняв более 1.000т воды, «Ташкент» все же дошел до Новороссийска. Всего через четверо суток корабль погибнет там же, стоя у пирса.

Военно-транспортная авиация в последних числах июня совершила 117 самолетовылетов и вывезла около 2.000 человек, Днем 23 июня все исправные самолеты перелетели на Кавказ.

В те же дни подводные лодки совершили 77 рейсов в Севастополь, доставив 4.000т грузов и вывезли из него 1.200 человек. Однако подавляющее большинство защитников осталось в агонизирующем городе...

К 30 июня были израсходованы практически все боеприпасы В тяжелейшей обстановке, сложившейся в Севастополе, командование флотом и оборонительным районом больше всего заботилось спасением собственных жизней. Как бы не пытались некоторые из них позднее «обелить» себя в мемуарах, факты говорят иное. 30 июня 1942 года в 9.50 Наркому ВМФ была отправлена телеграмма Октябрьского и Кулакова с просьбой "о скорейшем вывозе на Кавказ 250 ответственных работников самолетами с аэродрома Херсонеский маяк".

В это время на мысе Херсонес проходил последний рубеж обороны. Здесь находились части 109-й стрелковой дивизии, под командованием генерал-майора П.Г.Новикова (впоследствии погибшего в плену), остатки 388-й стрелковой диви­зии и 142-й стрелковой бригады, а также морская оперативная группа капитана 3 ранга Л.Д.Ильичева. В течении ночи 30 июня в районе Казачьей и Камышовой бухт был сформирован последний резерв. Он состоял из двух батальонов морской пехоты и трех стрелковых батальонов. Последним рейсом в Севастополь на самолетах было доставлено 25т боеприпасов и 1525кг продовольствия.

30 июня 1942 г в 20.00 в каземате 35-й батареи состоялось последнее заседание Военного совета Черноморского флота и Севастопольского оборонительного района. Присутствовали: Октябрьский, Кулаков, Петров, Чухнов, Моргунов и другие. Был определен последний рубеж обороны: мыс Феолент - хутор Пятницкого - бухта Стрелецкая. После получения ответа Наркома «...эвакуация ответственных работников и ваш выезд на Кавказ с ЧВС Кулаковым и остальным руководством разрешены...» командование Черноморским флотом и СОРом, видимо посчитало свои функции выполненными. В туже ночь они вылетели из Севастополя. Телеграмму, пришедшую в ответ на просьбы о собственной эвакуации, очевидно удобно было истолковать как приказ. На мысе Херсонес и 35-й батарее, которая одновременно являлась ЗФКП Черноморского флота и СОРА, остались тысячи офицеров, матросов, солдат. В подземных коммуникациях, примыкавших к ББ-35, осталось 23.000 раненых. Все оставшиеся, в отличии от собственного командования, выполнили свой воинский долг до конца.

В книге Г.Л.Ванеева «Черноморцы в Великой Отечественной войне» эти обстоятельства описаны так: «В ночь на 1 июля 1942 года с аэродрома Херсонеский маяк уходили последние самолеты ПС-84 Московской авиагруппы особого назначения, переброшенной для эвакуации ЗАЩИТНИКОВ (курсив автора статьи) Севастополя...» И там же: «Всего на 13 транспортных самолетах было вывезено на Кавказ 222 человека и 3490кг груза» Комментарии наверное излишни. Потом эти «защитники» не моргнув глазом принимали высокие правительственные награды. Например, такой «великий» деятель, как Н.М.Кулаков, которому даже посвящена книга «Комиссар «Марата» герой Севастополя», в 1965 году (на 20-ти летие Победы), стал Героем Советского Союза.

А вот еще один «шедевр» эпохи развитого социализма, когда так часто звучал красивый лозунг «никто не забыт - ничто не забыто». Перечитайте книгу «Краснознаменный Черноморский флот». О том, что командование флотом и Приморской армией бросило защитников Севастополя, там вообще нет ни строчки Просто написано: «30 июня 1942 года на заседании ВС ЧФ и Приморской армии, проходившем в расположении 35-й береговой батареи, было объявлено решение Ставки ВГК о прекращении обороны Севастополя». Дальше - больше: «Часть защитников города, не успевшая (?! - автор статьи) эвакуироваться, во главе с командиром 109-й стрелковой дивизии генерал-майором П.Г.Новиковым продолжала борьбу до 9 июля». Вот так. Не больше - ни меньше. Не успели эвакуироваться. Опоздали люди на поезд, самолет, пароход, Значит судьба у них такая. И не слова о том, что было в действительности, после бегства руководства обороной.

Сейчас по прошествии многих лет, очень трудно восстановить объективную картину происшедшего. Большинство из тех, кто остался в Севастополе, погибли с оружием в руках. Немногим удалось прорваться -остальные были пленены. Да и как могло быть иначе? Без воды, продовольствия, боеприпасов на изнуряющей июльской жаре, под непрерывными ударами авиации и артобстрелом. Так что живых свидетелей тех событий в лучшем случае единицы.

В 3 часа ночи 1 июля от пристани 35-й батареи отошла ПЛ «Щ-209» (командир капитан-лейтенант В.И. Иванов) с командующим Приморской армией. Утром оттуда же ушла ПЛ «Л-23» (командир капитан 2 ранга И.Ф. Фартушный) с руководителями городского комитете обороны. Руководил этой эвакуацией (с Кавказа) Начштаба ЧФ. контр-адмирал И.Д. Елисеев. Утром этого же дня он направил генерал-майору Новикову и капитану 3 ранга Ильичеву следующую телеграмму: «По приказанию командования Черноморским флотом «Дугласы» и морская авиация присланы не будут. Людей сажать на БТЩ, СКА и ПЛ, больше средств не будет, эвакуацию на этом заканчивать». А 35-я батарея в это время стояла насмерть...

1 июля около 18 часов противник начал очередную атаку. Командир батареи капитан А.Я. Лещенко поставил последние 6 снарядов на картечь и, находясь во 2-й башне, ударил по противнику прямой наводкой. Атака была отбита, в этом бою комбат был ранен осколками крупного снаряда, разорвавшегося у амбразуры. Имея приказ командующего Черноморским флотом не допустить захват батареи врагом, в ночь на 2 июля 1942 года капитан Лещенко организовал подрыв батареи. Первая башня была взорвана в 0.35, вторая в 1.13 Около трех часов ночи, с группой в 32 человека, покинув цитадель. Лещенко вплавь добрался до одного из «морских охотников и они ушли в Новороссийск. Нет его вины в том, что об оставшихся 23.000 раненых бойцах и командирах, которые находились в подземных помещениях батареи и прилегающих штольнях, никто уже не думал. Правда всегда есть правда, какой бы горькой она не была.

Многие помещения цитадели (кроме естественно тех, что были взорваны) сохранились и освещались аккумуляторными батареями. Бой продолжался, несмотря на весь трагизм положения. Еще неделю (!), до 9 июля заканчивались неудачей все попытки немцев прорваться в помещения батареи. 9 июля противник с моря (с итальянских ТКА) высадил десант и пустил в подземную цитадель ядовитые газы. Лишь небольшой части бойцов, способная держать оружие, удалось прорваться в горы или к побережью. Несколькими днями раньше, а именно в пол­ночь 3 июля из Севастополя ушли две последние ПЛ «М-112» (командир старший лейтенант С.Н.Хаханов) и «А-2» (командир старший лейтенант Р.Р.Гуз). Эти лодки подобрали из воды нескольких человек. В ночь с 5 на 6 июля ушли последние катера МО-071, МО-074, МО-019, МО-0132, также подобрав у 35-й батареи плавающих в воде людей. Но и это было еще не все... Бои на мысе Херсонес продолжались до 10-12 июля, а отдельные очаги сопротивлялись до 20 июля.

Сейчас модно поливать грязью отечественную историю вообще и историю флота в частности, говорить о том, что флот в последней войне не принес никакой пользы и вообще проиграл врагу. Пусть это останется на совести тех, кто так говорит. Они по меньшей мере не уважают память многих тысяч моряков нашего флота, которые погибли на той войне. Для сведения таким "знатокам" истории приведу следующие цифры:

оборона Гонконга длилась 13 суток, оборона Сингапура - 45 суток (включая осаду), оборона о.Коррехидор - 30 суток (включая осаду), оборона немцами французской крепости Гавр - 10 суток. ОБОРОНА СЕВАСТОПОЛЯ ПРОДОЛЖАЛАСЬ 250 СУТОК.

Совинформбюро 12 мая 1944 года. «...Сегодня 12 мая в Крыму закончилась операция по очищению мыса Херсонес от остатков немецко-фашистских войск , разбитых при овладении городом Севастополем... » Теперь наступила очередь немецкого «Дюнкерка», но это уже тема для другой статьи.

Тысячи наших соотечественников, офицеров, матросов и солдат, погибших на мысе Херсонес и 35-й батарее береговой обороны ЧФ, достойны памяти, а сама батарея могла бы стать мемориалом. Погибшие, конечно, не могли и подумать, что через несколько десятилетий их дети и внуки будут делить эту, политую кровью их отцов и дедов, землю. И последнее. В 1947 году было начато восстановление 30-й береговой батареи. В 1954 году она вошла в строй. Взамен разрушенных артустановок на ней были поставлены две трехоруднйные башни калибром 305-мм. Эти башни были демонтированы в 20-х годах с линейного корабля «Полтава», пострадавшего от пожара. 2 другие башни, с этого же корабля, стоят на на острове Русский возле Владивостока. Все эти башни в строю до сих пор.

0 не понравился
9 понравился пост
 
Незарегистрированные посетители не могут оценивать посты
 
 
 
 

 
 
 
 

Информация

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Оставлять свои CRAZY комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Пожалуйста пройдите простую процедуру регистрации или авторизируйтесь под своим логином. Также вы можете войти на сайт, используя существующий профиль в социальных сетях (Вконтакте, Одноклассники, Facebook, Twitter и другие)

 
 
 
 
 
Наверх