Бросок на Приштину

Автор:
penrosa
Печать
дата:
13 июня 2014 00:34
Просмотров:
2905
Комментариев:
5+1
Бросок на Приштину


Ночь с 11 на 12 июня в России приходится на канун праздника. 15 лет назад граждане, как всегда, мирно отдыхали, не зная, что страна неожиданно оказалась на грани войны.

«Бросок на Приштину» многие историки считают самым опасным обострением отношений между Москвой и Западом после карибского кризиса. Как выяснилось впоследствии, с обеих сторон имелись генералы, которых конфликт не страшил.

На миг показалось, что вернулась весна 1945 года, когда русские и американцы мчались по Европе на танках, соревнуясь, кто больше городов успеет занять.

Ничего, кроме морального удовлетворения, громкая военная демонстрация России не дала, и не могла дать.

Российская Федерация с самого начала бомбардировок Югославии пыталась политическим способом противостоять странам НАТО.

Бросок на Приштину


3 июня, после 78 дней натовских бомбардировок, президент Сербии Слободан Милошевич, не поставив в известность Россию, принял требование альянса вывести свои войска и полицию из Косова.

Операция Allied Force официально завершилась 10 июня. На 12-е был намечен ввод международных сил в Косово с южного направления, из Македонии.

Россия настаивала на предоставлении ей отдельного сектора ответственности, как в послевоенных Германии и Австрии. Причем требовала север Косова, где имелось значительное сербское население. В случае реализации этого плана дело, скорее всего, закончилось бы расчленением края и уходом российской зоны под контроль Белграда.

Когда Запад отверг эту идею, в Москве решили действовать в одностороннем порядке.

После расширения НАТО и бомбардировок Сербии в политическом и военном руководстве России царила обида: с нами ни в чем не считаются, довольно терпеть!

Замысел состоял в том, чтобы поспеть в Косово раньше НАТО и взять под контроль аэропорт Слатина в 15 километрах к юго-востоку от столицы края Приштины — единственный в Косове, способный принимать тяжелые военно-транспортные самолеты.

Севернее Косова, в Боснии и Герцеговине, в районе города Углевик с 1995 года дислоцировалась российская воздушно-десантная бригада, входившая в состав миротворческой дивизии, которую возглавлял американский генерал.

10 июня командир бригады полковник Николай Игнатов получил приказ втайне от партнеров подготовить сводный батальон в составе 200 человек и «молниеносно, скрытно и неожиданно для НАТО» совершить 600-километровый марш на Слатину.

По оценке НАТО, русские обманули объединенное командование и самовольно оставили место несения службы.

Бросок на Приштину


Личный состав, назначенный для участия в марш-броске, до последнего момента не знал, куда и зачем они готовятся выступать.

Чтобы попасть в Косово, батальон должен был пройти через сербскую территорию. Неизвестно, предупреждала ли Москва белградские власти, но большинство аналитиков полагают, что предварительное обсуждение имело место — скорее всего, через сербского посла в России, брата президента Борислава Милошевича.

По имеющимся данным, еще до выступления основных сил на аэродром прибыли 18 российских спецназовцев во главе с нынешним президентом Ингушетии, а тогда офицером ВДВ Юнус-беком Евкуровым. Подробности операции не разглашаются и ныне.

В ночь с 11 на 12 июня 1999 года передовой отряд ВДВ на БТРах и автомашинах выдвинулся в сторону границы Боснии и Югославии. Колонна ВДВ России без труда пересекла границу. До этого момента командование НАТО не располагало сведениями о начале марш-броска российских десантников на Приштину.

Ещё до пересечения границы маркировка российской боевой и транспортной техники была изменена с «SFOR» на «KFOR». Личному составу была поставлена задача в кратчайшие сроки преодолеть более 600 километров и захватить аэродром «Слатина» до прихода НАТОвских сил. На БТРы и автомашины были вывешены российские флаги. Во время прохождения территории Сербии, в том числе и территории Косово, местное население с радостью встречало российских солдат, забрасывая технику цветами, передавая еду и напитки. В связи с этим движение колонны незначительно замедлялось. Колонна российских десантников прибыла в Приштину примерно в 2 часа ночи 12 июня 1999 года. Население города вышло на улицы встречать колонну, при этом использовались петарды, световые ракеты, где-то раздавались автоматные очереди. Колонна прошла через Приштину за 1,5 часа. Сразу после Приштины колонна ВДВ въехала в Косово поле, где остановилась на непродолжительное время для уточнения задач и получения сведений от разведки.

В ходе продвижения колонне встречались многочисленные отступающие подразделения сербской армии. Десантники в кратчайшие сроки захватили все помещения аэропорта «Слатина», заняли круговую оборону, организовали блокпосты и приготовились к появлению первых НАТОвских колонн, которые уже находились в пути. Задача по захвату «Слатины» была выполнена к 7 часам утра 12 июня 1999 года.



Прибытие британской бронетанковой колонны


Около 11 утра показались передовые британские части, вступившие в Косово с территории Македонии — две роты в составе 250 человек. На подходе были 350 военнослужащих французского батальона.

В небе над аэродромом появился беспилотный самолёт-разведчик, затем с блокпоста на въезде в аэропорт «Слатина» командованию батальона поступило сообщение о прибытии первой колонны НАТОвских сил. Это были британские джипы. С другой стороны к аэродрому приближались английские танки.

Обе колонны остановились перед российскими блокпостами. В небе появились десантные вертолёты. Пилоты британских вертолётов предприняли несколько попыток приземлиться на аэродром, однако эти попытки были пресечены экипажами российских БТРов. Как только вертолёт заходил на посадку, к нему сразу же устремлялся БТР, препятствуя таким образом его манёвру. Потерпев неудачу, британские пилоты улетели.

Генерал Майкл Джексон — командующий группировкой силами НАТО на Балканах, вышел впереди танковой колонны и, повернувшись спиной к российским солдатам, начал жестами зазывать танки вперёд, двигаясь спиной к блокпосту. Один из офицеров, находившийся на блокпосту, потребовал от генерала Джексона так не делать, под угрозой применения оружия. При этом российские солдаты взяли в прицел ручных гранатометов британские танки. Таким образом была показана серьёзность намерений российских солдат. Британские танки остались на своих позициях, прекратив попытки прорыва на территорию аэропорта «Слатина».

Хотя командующий силами НАТО в Европе американский генерал Уэсли Кларк приказал британскому генералу Майклу Джексону захватить аэродром раньше русских, британец ответил, что не собирается начинать Третью мировую войну.

Впоследствии известный британский певец Джеймс Блант, служивший в 1999 году в НАТОвской группировке, свидетельствовал о приказе генерала Кларка отбить аэродром у российских десантников. Блант заявил, что не стал бы стрелять в русских даже под угрозой трибунала.Кроме того, Блант рассказывал:

«Около 200 русских расположились на аэродроме…. Прямым приказом генерала Уэсли Кларка было „подавить их“. Кларк использовал необычные для нас выражения. Например — „уничтожить“. Для захвата аэродрома были политические причины. Но практическим следствием стало бы нападение на русских».

В конце концов командующий британской группировкой на Балканах Майкл Джексон заявил, что «не позволит своим солдатам развязать Третью мировую войну». Он дал команду «вместо атаки окружить аэродром».

Совершив марш-бросок, российский батальон остался без снабжения, рассчитывая получить его по воздуху самолетами. В первые дни, когда у российских солдат возникли проблемы с водой, минералкой выручили натовцы. Оказавшись в окружении, русские, со слов того же Бланта, через пару дней сказали: «Послушайте, у нас не осталось ни еды, ни воды. Может, мы поделим аэродром?»

После захвата


По плану операции после захвата аэропорта «Слатина» на него в скором времени должны были совершить посадку военно-транспортные самолеты ВВС России, которыми должно было быть переброшено не менее двух полков ВДВ и тяжелая военная техника. Однако Венгрия (член НАТО) и Болгария (союзник НАТО), отказали России в предоставлении воздушного коридора, в результате 200 десантников на несколько дней практически остались один на один со все прибывающими силами НАТО.

Переговоры и консенсус


В течение нескольких дней переговоры между Россией и НАТО (в лице США) на уровне министров иностранных дел и обороны происходили в Хельсинки (Финляндия). Все это время российские и британские войска в районе аэропорта «Слатина» не уступали друг другу ни в чём, хотя на территорию аэропорта была допущена малочисленная делегация во главе с генералом Майклом Джексоном.

В ходе сложных переговоров стороны договорились разместить российский военный миротворческий контингент в Косово в пределах районов, которые подконтрольны Германии, Франции и США. России не было отведено специального сектора из опасения со стороны НАТО, что это приведёт к фактическому разделению края. При этом аэропорт «Слатина» находился под контролем российского контингента, но должен был использоваться также силами НАТО для переброски их вооруженных сил и других нужд.

В течение июня-июля 1999 года в Косово с аэродромов в Иваново, Пскове и Рязани прибыли несколько военно-транспортных самолётов Ил-76 с российским миротворческим контингентом (ВДВ), военной техникой и оборудованием. Однако большее число российских военнослужащих вошло в Косово по морскому маршруту, выгрузившись в греческом порту Салоники с больших десантных кораблей — «Николай Фильченков», «Азов» (БДК-54), Цезарь Куников (БДК-64) и «Ямал» (БДК-67), и в дальнейшем совершив марш-бросок в Косово через территорию Македонии.
Начиная с 15 октября 1999 года аэропорт «Слатина» стал принимать и отправлять международные пассажирские рейсы, вновь получив статус международного аэропорта.

Российская Федерация, распоряжаясь единственным аэропортом в регионе, смогла диктовать НАТО свою позицию, что в итоге привело к тому, что НАТО выделило российским миротворческим силам зоны ответственности, в том числе под контролем России оставался сам аэропорт «Слатина».

Мадлен Олбрайт, госсекретарь США в те годы, полагала возможным, что Милошевич заключил с российскими военными сделку (может быть, через посредство своего брата, который был послом Югославии в Москве), чтобы добиться фактического раздробления Косово. После захвата плацдарма шесть транспортных самолетов ВВС России должны были доставить в регион серьезное подкрепление небольшому контингенту, удерживающему аэропорт Приштины. И если бы воздушное пространство для них не было оперативно перекрыто, то «назревающий кризис мог вылиться в нечто, чего не знала холодная война, — прямое столкновение натовских войск с российскими».

«Все кончилось тем, что натовские силы кормили русских, у которых было плохо с провиантом, в аэропорту Приштины, – писала Мадлен Олбрайт. – Президент Ельцин позвонил президенту Клинтону и предложил укрыться вдвоем на «корабле, подводной лодке или каком-нибудь острове, где никто нам не помешает», чтобы спокойно решить проблему».

Однако сведения о недостатке еды опровергаются российскими источниками и непосредственными участниками событий с российской стороны поскольку десантники имели с собой пятидневный запас продовольствия. К тому же сербы оставили им содержимое продовольственного склада, а солдатам помогали даже местные жители. Сербы оставили десантникам содержимое вещевого склада, наполовину разбомблённого НАТО. Российские миротворцы находились в Косово вплоть до 2003 года и в итоге были выведены. В апреле 2003 года начальник Генерального штаба Анатолий Квашнин заметил: «У нас не осталось стратегических интересов на Балканах, а на выводе миротворцев мы сэкономим двадцать пять миллионов долларов в год».

Архив фотографий


Бросок на Приштину


Бросок на Приштину


Бросок на Приштину


Бросок на Приштину


Бросок на Приштину


Бросок на Приштину


Бросок на Приштину


Заблокированный Российскими ВДВэшниками Британский танк

Бросок на Приштину


Звонок на Родину

Бросок на Приштину


Здание аэропорта

Бросок на Приштину


Тот самый командующий британской группировкой Майкл Джексон (только он раньше не был черным)

Бросок на Приштину


Ночное дежурство с ящиком пива

Бросок на Приштину


Сербка

Бросок на Приштину


Сербские войники. Судя по возрасту и внешнему виду это представители техперсонала обслуживающего подземный объект.

Бросок на Приштину


Сербские подростки и немного нетрезвый русский. Фото сделано из бокового люка БТРа, так называемой «рампы».

Бросок на Приштину


Французский колёсный танк. Легионеры охотно показывали своё оружие и технику.

Бросок на Приштину


Шесть часов утра. На территории аэродрома Слатина.

Бросок на Приштину


Известный британский певец Джеймс Блант рассказал в интервью Би-би-си, как отказался атаковать российских военных во главе отряда парашютистов, когда в 1999 году проходил службу в Косово. А ведь американский генерал Уэсли Кларк приказывал своим подчиненным из натовского контингента «уничтожить русских любой ценой».
Сегодня Блант известен как человек исключительно мирный — а прославился своим хитом «You’re beautiful».

Кто приказал?


Письменного приказа готовить сводный батальон и выдвигаться на Приштину не было.

Устное указание полковник Игнатов получил по телефону из Москвы от начальника штаба ВДВ генерал-лейтенанта Николая Стаськова, который дал понять, что поставить перед фактом надо не только натовцев, но и Москву.

Распространена версия, согласно которой все дело чуть ли не единолично затеял и провел начальник управления международного сотрудничества минобороны генерал-полковник Леонид Ивашов, якобы подмявший под себя слабовольного министра Игоря Сергеева.

Бывший помощник Дмитрия Язова, Ивашов действительно рвался в бой, и, в отличие от многих, не лавировал и своих взглядов не скрывал. Представляя минобороны в составе возглавляемой Виктором Черномырдиным российской делегации на переговорах с Западом во время операции Allied Force, он не раз делал резкие заявления, выходил в знак протеста из зала и отказывался подписывать документы. Черномырдин иронически называл его «товарищ комиссар».

Однако большинство исследователей уверены, что деятель уровня Ивашова не мог принять такое решение полностью самостоятельно, если бы знал, что вышестоящее начальство категорически против. А если бы проявил самоуправство подобного масштаба, был бы немедленно уволен, чего, как известно, не последовало.

Как утверждал впоследствии сам Ивашов, план предварительно обсуждался и с Сергеевым, и с министром иностранных дел Игорем Ивановым, и с Борисом Ельциным. Другое дело, что проговаривать какие-то тезисы гипотетически — это одно, а конкретная команда — другое.

Вероятно, в определенном смысле повторилась ситуация накануне августовского путча 1991 года, когда Михаил Горбачев говорил будущим гэкачепистам, что возможно, если потребуется, и придется вводить чрезвычайное положение, но непосредственной отмашки не дал.

Что можно утверждать с высокой степень достоверности — в известность не поставили начальника генштаба Анатолия Квашнина. Узнав о происходящем, тот связался с генералом Заварзиным и распорядился развернуть колонну.

Заварзин, вместо того, чтобы выполнять приказ, принялся звонить Ивашову, который заверил его: все согласовано, поэтому «никаких разворотов и остановок, только вперед!». И посоветовал генералу отключить мобильный телефон.

Квашнин попытался связаться с Ельциным. Глава кремлевской администрации Александр Волошин сказал, что президент спит, и от своего имени дал добро на продолжение марша.

Как полагают наблюдатели, знающие политические нравы, дело было не в крепком сне Ельцина. Волошин прикрывал патрона, чтобы тот смог, если выйдет конфуз, заявить, что узнал о случившемся из теленовостей, как сделал Горбачев после тбилисских и вильнюсских событий.

Вынужденное признание


Заместитель госсекретаря США Строуб Тэлботт в пятницу 11 июня завершил переговоры в Москве и вылетел домой. Самолет находился над Белоруссией, когда позвонил помощник Билла Клинтона по национальной безопасности Сэнди Бергер, рассказал о броске на Приштину, и велел возвращаться.

Воздушный вираж Тэлботта часто сравнивают со знаменитым «разворотом над Атлантикой» Евгения Примакова. Однако, как замечает историк Леонид Млечин, разница была существенной: российский премьер развернулся, чтобы не разговаривать с американцами, Тэлботт — чтобы попробовать договориться.

В Москве дипломат застал полную неразбериху. Когда он вошел в кабинет министра иностранных дел Игоря Иванова, тот разговаривал по телефону с госсекретарем Мадлен Олбрайт, уверяя, что произошло недоразумение, и никакого броска на Приштину нет: он только что звонил в министерство обороны.

Для американцев вопрос состоял лишь в том, кто врет: Иванов им, или российские военные Иванову.

Иванов и Тэлботт поехали в Министерство обороны. Согласно воспоминаниям заместителя госсекретаря, Игорь Сергеев чувствовал себя явно не в своей тарелке, все время перешептывался с Квашниным и Ивашовым, говорил, что российские десантники границу не пересекали, а лишь находятся в готовности вступить в Косово синхронно с НАТО.

Вошел заместитель Ивашова генерал Мазуркевич и что-то сказал министру на ухо (как выяснилось впоследствии, доложил, что CNN ведет прямой репортаж из Приштины).

Российские представители извинились и вышли в соседнюю комнату. Через закрытую дверь до Тэлботта донеслись звуки разговора на повышенных тонах и, якобы, даже «грохот швыряемых в стену предметов».

Наконец Иванов вернулся в кабинет.

«Я вынужден с сожалением информировать вас, что колонна российских войск случайно пересекла границу и вошла в Косово. Министр обороны и я сожалеем о таком развитии событий», — сказал он.

Впоследствии Тэлботту конфиденциально сообщили, что Игорь Сергеев якобы «рассвирепел, что ему лгали его собственные люди», и держался неловко, оттого что «не мог смотреть в глаза» партнерам. Так ли это, сказать сложно.

Разговор с Путиным


За несколько часов до начала событий, 11 июня, Тэлботт встретился в Москве с секретарем Совета безопасности РФ Владимиром Путиным — впервые в жизни.

По словам Тэлботта, из всех российских чиновников Путин произвел на него наилучшее впечатление. Явно основательно подготовился к беседе, выразил удовлетворение тем, что вооруженный конфликт на Балканах наконец кончился, к слову заметил, что и сам внес в это посильный вклад.

Когда Тэлботт пожаловался на Ивашова, Путин спросил: «А кто такой этот Ивашов?»

Сев в самолет, Тэлботт предложил одному из своих сотрудников пари, что Ивашова снимут с должности раньше, чем они окажутся в Вашингтоне.

Как известно, случилось по-другому. Неизвестно, действительно ли Путин не знал о предстоящей акции, или усыплял бдительность американцев.

Гром победы, раздавайся!


«Утром я понял, в какую аферу попал, — вспоминал генерал Стаськов. — Никто письменных распоряжений не давал. В штаб ВДВ уже ехала комиссия Генерального штаба — разбираться. Но тут просыпается Борис Николаевич, и ему все понравилось. Словом, победили».

Александр Волошин, знавший настроения президента лучше Стаськова, не ошибся.

В 11 утра собралось военное руководство.

Заслушав доклад Игоря Сергеева, Ельцин с характерной тягучей интонацией произнес: «Ну, наконец, я щелкнул по носу…».

Кто-то поддакнул: «Вы, Борис Николаевич, не щелкнули — вы врезали по физиономии!»

Ельцин заключил Сергеева в объятия.

Виктор Заварзин вскоре получил очередное звание генерал-полковника и звезду Героя России. Всех участников операции наградили специальной медалью.

Между тем, выполнять какие-либо задачи самостоятельно контингент числом в 200 человек был не способен. Снабжать батальон по воздуху, тем более перебросить подкрепления оказалось технически невозможно, поскольку Румыния, Венгрия и Болгария закрыли свое воздушное пространство для российской транспортной авиации.

Леонид Ивашов, по его словам, надеялся, что Слободан Милошевич, получив хотя бы символическую поддержку России, откажется выводить войска из Косова, и силы Североатлантического альянса будут вовлечены в наземные бои, которых, по его словам, «они страшно боялись», но из этого ничего не вышло.

Режиссер снятого в 2004 году документального фильма «Русские танки в Косово» Алексей Борзенко утверждал, что от марша на Приштину выиграл только Запад: назревал массовый исход из Косова сербских беженцев, которыми пришлось бы заниматься, а так они поверили в Россию и остались.

В 2003 году Москва вывела своих миротворцев из Косова и Боснии (соответственно 650 и 320 человек). Последний эшелон отправился на родину 23 июля.

Как заявил на пресс-конференции Анатолий Квашнин, у России не осталось реальных интересов на Балканах, и 28 миллионов долларов в год, расходуемых на содержание контингента, лучше потратить на другие нужды вооруженных сил.










1 не понравился
27 понравился пост
 
Незарегистрированные посетители не могут оценивать посты
 
 
 
 

 
 
 
 

Комментарии

 
 

 
 
 
Shicomaru
Дата:
(12 июня 2014 23:05)
#1
Слава нашим ребятам! Они справились со своей задачей.
 
Собаки лают, караван идет.
Ханты-Мансийский автономный округ > Нижневартовск [ссылка]
5 / 2
 
 
 
 
 
 
Киноман
Дата:
(13 июня 2014 07:49)
#2
Даа, генерал Евкуров оказался не робкого десятка. Но блин, всё висело в воздухе - один случайный выстрел и началась бы такая дискордрань, что все события до этого, воспринимались бы как мелочная ссора двух соседей по этажу.
Томск [ссылка]
4 / 1
 
 
 
 
 
 
vitaliy22
Дата:
(13 июня 2014 15:24)
#3
"Хьюи Мерцающий
а что толку ? сдали и приштину и югославию в целом , продали."

Это вы свой Укроп продали!!!!!
Томск [ссылка]
5 / 2
 
 
 
 
 
 
Бухарик
Дата:
(13 июня 2014 21:30)
#4
Евкуров - Мужик !!!
 
Я не грустный, я трезвый
Томская область > Северск [ссылка]
4 / 0
 
 
 
 
 
 
Illuminaty
Дата:
(14 июня 2014 18:48)
#5
Томская область > Северск [ссылка]
2 / 0
 
 
 

 
 
 
 
 
 
 
 

Информация

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Оставлять свои CRAZY комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Пожалуйста пройдите простую процедуру регистрации или авторизируйтесь под своим логином. Также вы можете войти на сайт, используя существующий профиль в социальных сетях (Вконтакте, Одноклассники, Facebook, Twitter и другие)

 
 
 
 
 
Наверх