Санторинское, паштет и пармезан

Автор:
penrosa
Печать
дата:
19 августа 2014 10:15
Просмотров:
932
Комментариев:
0
Европейские продукты дореволюционных «креаклов»


Санторинское, паштет и пармезан


Из-за продуктовых санкций многим россиянам минимум на год придется попрощаться с любимыми заграничными продуктами: йогуртами, сырами, креветками. Мы решили вернуться на 2 века назад и вспомнить нескольких российских дворян, любящих вкусно поесть, но при этом обладающих чуть более изощренным вкусом, чем гоголевский Собакевич. Каких заграничных продуктов не хватало бы им, окажись они в похожей ситуации?

Давайте вспомним …


Устрицы


Как и сейчас, так и в императорской России, устрицы считались одним из главных деликатесов среди гурманов. На сегодняшний день известны около 50 видов этих моллюсков, и в XIX веке русские дворяне тоже не были лишены разнообразия. Вот какой диалог разворачивался между героями романа «Анна Каренина» – Стивой Облонским, заказывающим обед для себя и своего друга Левина, и официантом-татарином в московском ресторане «Англия»:

– Хороши ли устрицы? Ты смотри!

– Фленсбургские, ваше сиятельство, остендских нет.

– Фленсбургские-то фленсбургские, да свежи ли?

– Вчера получены-с.

– Так что ж, не начать ли с устриц, а потом уж и весь план изменить? А?

И татарин с развевающимися фалдами над широким тазом побежал и через пять минут влетел с блюдом открытых на перламутровых раковинах устриц и с бутылкой между пальцами.

Левин ел и устрицы, хотя белый хлеб с сыром был ему приятнее.


Сыр


Казалось бы, что такой дворянин, как Левин, как раз из тех людей, которые спокойно бы прожили и без заморских деликатесов. Ведь он сам признаётся, что для него лучше всего «щи и каша», ну или вот хлеб с сыром. Однако пармезану он очень радовался.

Санторинское, паштет и пармезан


Это вообще был очень популярный сыр до революции. Вспомним поваренную книгу, обнаруженную героями рассказа Аверченко в бедной пост-революционной квартире:

«Макароны Монглясс. В приготовленные и вымазанные маслом макароны положить тертый пармезан пополам с швейцарским сыром, филей из кур, нарезанный ломтиками, гусиные печенки, трюфеля и шампиньоны, предварительно обжарив их в масле. Потом прибавить ложку белого соуса, размешать, подавать при консоме». А, каково!

Вино


Санторинское, паштет и пармезан


Естественно, важнейшее место среди заморской продукции занимали вина.

– Что же пить будем?

– Я что хочешь, только немного, шампанское, – сказал Левин.

– Как? сначала? А впрочем, правда, пожалуй. Ты любишь с белою печатью?

– Каше блан, – подхватил татарин.

– Ну, так этой марки к устрицам подай, а там видно будет.

– Слушаю-с. Столового какого прикажете?

– Нюи подай. Нет, уж лучше классический шабли.


Французские вина, как сейчас, так и тогда пользовались большой популярностью. А для тех, кто не мог их себе позволить, продавалось санторинское вино из Греции. Его пили и мелкие купцы, и студенты. Это вино еще с Таганрога очень любил Чехов, хотя и говорил, что оно похоже на «плохую марсалу».

Трюфели


Грибы, растущие под землей, известное лакомство, которым и в XIXвеке было принято угощать гостей. Вспомним, как был накрыт стол в ресторане Talon на одном из многочисленных обедов, которые посещал Евгений Онегин. Из этого отрывка мы узнаём не только о трюфелях, лимбургском сыре, но и об еще одном интересном деликатесе:

Вошел: и пробка в потолок,

Вина кометы брызнул ток;

Пред ним roast-beef окровавленный,

И трюфли, роскошь юных лет,

Французской кухни лучший цвет,

И Страсбурга пирог нетленный

Меж сыром лимбургским живым

И ананасом золотым.


Паштет


Кстати, «Нетленный страсбургский пирог» – это запеченный в тесте паштет из фуа-гра с добавлением трюфелей, рябчиков и перемолотой свинины. Готовили этот деликатес не у нас, во времена Пушкина его доставляли из Франции в специальных ящиках со льдом. Для того, чтобы в пути пирог не испортился, между слоем теста и паштетом делали прослойку топленого сала – именно поэтому он и получил название «нетленный».

Санторинское, паштет и пармезан


Ананасы


На столе Онегина мы также замечаем ананас, который, конечно, приехал в ресторан из заграницы: ведь дело происходит суровой русской зимой, да и летом у нас все равно своих ананасов не бывает. Или нет? Вспомним обед, который организовывал граф Ростов в честь князя Багратиона, из «Войны и мира»:

Так, так, – закричал граф, и весело схватив сына за обе руки, закричал: – Так вот же что, попался ты мне! Возьми ты сейчас сани парные и ступай ты к Безухову, и скажи, что граф, мол, Илья Андреич прислали просить у вас земляники и ананасов свежих. Больше ни у кого не достанешь.

В это время неслышными шагами, с деловым, озабоченным и вместе христиански-кротким видом, никогда не покидавшим ее, вошла в комнату Анна Михайловна.

– Ничего, граф, голубчик, – сказала она, кротко закрывая глаза. – А к Безухому я съезжу, – сказала она. – Пьер приехал, и теперь мы всё достанем, граф, из его оранжерей.


Для многих нынешних садоводов наверняка новость, что такие экзотические фрукты, как ананас, можно было выращивать в оранжереях, а ведь насколько ниже было бы на них влияние санкций.


1 не понравился
9 понравился пост
 
Незарегистрированные посетители не могут оценивать посты
 
 
 
 

 
 
 
 

Информация

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Оставлять свои CRAZY комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Пожалуйста пройдите простую процедуру регистрации или авторизируйтесь под своим логином. Также вы можете войти на сайт, используя существующий профиль в социальных сетях (Вконтакте, Одноклассники, Facebook, Twitter и другие)

 
 
 
 
 
Наверх