Операция «Снежок»

Автор:
penrosa
Печать
дата:
6 апреля 2015 20:07
Просмотров:
4128
Комментариев:
4
Тоцкие войсковые учения с ядерным оружием


Операция «Снежок»

Учения в США


То, что произошло 14 сентября 1954 года в Оренбургской области, долгие годы окружала плотная завеса секретности.

В 9 часов 33 минуты над степью прогремел взрыв одной из самых мощных по тем временам ядерных бомб. Следом в наступление — мимо горящих в атомном пожаре лесов, снесенных с лица земли деревень — ринулись в атаку «восточные» войска.

Самолеты, нанося удар по наземным целям, пересекали ножку ядерного гриба. В 10 км от эпицентра взрыва в радиоактивной пыли, среди расплавленного песка, держали оборону «западники». Снарядов и бомб в тот день было выпущено больше, чем при штурме Берлина.

Со всех участников учений была взята подписка о неразглашении государственной и военной тайны сроком на 25 лет.

Давайте вспомним как это было …


14 сентября 1954 года в СССР впервые применили ядерное оружие на общевойсковых учениях. Главными инициаторами проведения подобного эксперимента считают Бориса Ванникова, руководившего программой создания и производства ядерного оружия, и маршала Советского Союза Александра Василевского – первого заместителя министра обороны СССР. Впрочем, не только они, но и всё высшее военное руководство Советского Союза страстно жаждало узнать на практике, смогут ли советские солдаты подняться в атаку после ядерного удара: с 1949 по 1953 год военные направили «высшей инстанции» свыше 20 представлений о проведении войсковых учений с реальным применением ядерного оружия.

Операция «Снежок»


Подготовка к операции «Снежок»


«Весь конец лета на маленькую станцию Тоцкое со всего Союза шли воинские эшелоны. Никто из прибывающих — даже командование войсковых частей — понятия не имел, зачем они здесь оказались. Наш эшелон на каждой станции встречали женщины и дети. Вручая нам сметану и яйца, бабы причитали: «Родимые, небось в Китай воевать едете», — рассказывает председатель Комитета ветеранов подразделений особого риска Владимир Бенцианов.

В начале 50-х всерьез готовились к третьей мировой войне. После проведенных в США испытаний в СССР также решили опробовать ядерную бомбу на открытой местности. Место учений — в оренбургской степи — выбрали из-за сходства с западноевропейским ландшафтом.

«Сначала общевойсковые учения с реальным ядерным взрывом планировалось провести на ракетном полигоне Капустин Яр, но весной 1954-го была проведена оценка Тоцкого полигона, он и был признан лучшим по условиям обеспечения безопасности», — вспоминал в свое время генерал-лейтенант Осин.

«Для учений из отделений у нас отобрали самых крепких ребят. Нам выдали личное табельное оружие — модернизированные автоматы Калашникова, скорострельные десятизарядные автоматические винтовки и радиостанции Р-9″, — вспоминает Николай Пильщиков.

Палаточный лагерь растянулся на 42 километра. На учения прибыли представители 212 частей — 45 тысяч военнослужащих: 39 тысяч солдат, сержантов и старшин, 6 тысяч офицеров, генералов и маршалов.

Подготовка к учениям под кодовым названием «Снежок» длилась три месяца. К концу лета огромное боевое поле было буквально испещрено десятками тысяч километров окопов, траншей и противотанковых рвов. Построили сотни дотов, дзотов, блиндажей.

Накануне учений офицерам показали секретный фильм о действии ядерного оружия. «Для этого был построен специальный кинопавильон, в который пропускали лишь по списку и удостоверению личности в присутствии командира полка и представителя КГБ. Тогда же мы услышали: «Вам выпала великая честь — впервые в мире действовать в реальных условия применения ядерной бомбы». Стало понятно, для чего окопы и блиндажи мы накрывали бревнами в несколько накатов, тщательно обмазывая выступающие деревянные части желтой глиной. «Они не должны были загореться от светового излучения», — вспоминал Иван Путивльский.

«Жителям деревень Богдановка и Федоровка, которые находились в 5-6 км от эпицентра взрыва, было предложено временно эвакуироваться за 50 км от места проведения учения. Их организованно вывозили войска, брать с собой разрешалось все. Весь период учения эвакуированным жителям платили суточные», — рассказывает Николай Пильщиков.

«Подготовка к учениям велась под артиллерийскую канонаду. Сотни самолетов бомбили заданные участки. За месяц до начала ежедневно самолет Ту-4 сбрасывал в эпицентр «болванку» — макет бомбы массой 250 кг», — вспоминал участник учений Путивльский.

По воспоминаниям подполковника Даниленко, в старой дубовой роще, окруженной смешанным лесом, был нанесен белый известковый крест размером 100х100 м. В него-то и метили тренирующиеся летчики. Отклонение от цели не должно было превышать 500 метров. Кругом располагались войска.

Тренировалось два экипажа: майора Кутырчева и капитана Лясникова. До самого последнего момента летчики не знали, кто пойдет основным, а кто будет дублером. Преимущество было у экипажа Кутырчева, который уже имел опыт летных испытаний атомной бомбы на Семипалатинском полигоне.

Для предотвращения поражений ударной волной войскам, располагающимся на отдалении 5-7,5 км от эпицентра взрыва, было предписано находиться в укрытиях, а далее 7,5 км — в траншеях в положении сидя или лежа.

«На одной из возвышенностей, в 15 км от запланированного эпицентра взрыва построили правительственную трибуну для наблюдения за учениями, — рассказывает Иван Путивльский. — Накануне ее выкрасили масляными красками в зеленый и белый цвета. На трибуне были установлены приборы наблюдения. Сбоку к ней от железнодорожной станции по глубоким пескам проложили асфальтированную дорогу. Никакие посторонние автомашины военная автоинспекция на эту дорогу не пускала».

«За трое суток до начала учения на полевой аэродром в районе Тоцка стали прибывать высшие военачальники: маршалы Советского Союза Василевский, Рокоссовский, Конев, Малиновский, — вспоминает Пильщиков. — Прибыли даже министры обороны стран народной демократии, генералы Мариан Спыхальский, Людвиг Свобода, маршал Чжу-Дэ и Пэн-Дэ-Хуай. Все они размещались в заранее построенном в районе лагеря правительственном городке. За сутки до учений в Тоцке появился Хрущев, Булганин и создатель ядерного оружия Курчатов».

Руководителем учений был назначен маршал Жуков. Вокруг эпицентра взрыва, обозначенного белым крестом, была расставлена боевая техника: танки, самолеты, бронетранспортеры, к которым в траншеях и на земле привязали «десант»: овец, собак, лошадей и телят.

Операция «Снежок»


Район Тоцкого был выбран как малонаселённый, соответствующий рельефом, растительностью и грунтами Европейскому ТВД. Испытаний в такой среде в СССР ещё не проводилось, целью испытаний было изучить воздействие атомного взрыва на инженерные сооружения, военную технику, животных, выявить влияние рельефа местности и растительного покрова на распространение ударной волны, светового излучения и проникающей радиации. Узнать, насколько проходимыми будут лесные завалы в типичной европейской местности, уровень запылённости и задымления, и т.д.

Для исключения поражения войск световым излучением личному составу было запрещено смотреть в сторону взрыва до прохождения ударной или звуковой волны, а подразделениям, наиболее близко расположенным к эпицентру атомного взрыва, для защиты глаз были выданы специальные затемненные пленки к противогазам. Для предотвращения поражения ударной волной войска, располагающиеся наиболее близко (на удалении 5-7,5 км), должны были находиться в укрытиях, далее 7,5 км — в траншеях в положении сидя или лежа.

Для проведения мероприятий по обеспечению безопасности населения район учения в радиусе до 50 км от места взрыва был разбит на пять зон: зона № 1 (запретная зона) — до 8 км от центра взрыва, зона № 2 — от8 до 12 км, зона № 3 — от 12 до 15 км, зона № 4 — от 15 до 50 км в секторе 300- 110 градусов и зона № 5 — расположена к северу от цели по боевому курсу самолета-носителя в полосе шириной 10 км и глубиной 20 км, над которой пролет носителя осуществлялся с открытым бомбоотсеком. Зона № 1 полностью освобождалась от местного населения. Жители населенных пунктов, скот, фураж и все движимое имущество выводились в другие населенные пункты, расположенные не ближе 15 км от эпицентра. В зоне № 2 за 3 ч до атомного взрыва население отводилось в естественные укрытия (овраги, балки), расположенные вблизи населенных пунктов; за 10 мин до взрыва по установленному сигналу все жители должны были лечь на землю лицом вниз. Общественный и личный скот заблаговременно был отогнан в безопасные районы. В зоне № 3 за 1 ч до взрыва население выводилось из домов на приусадебные участки на удаление 15-30 м от строений, за 10 мин до взрыва по сигналу все ложились на землю. В зоне № 4 предусматривалась защита населения только от возможного радиоактивного заражения местности по пути движения облака главным образом в случае наземного взрыва. За 2 ч до взрыва население этой зоны укрывалось в домах в готовности к эвакуации. Население зоны № 5 было вывезено за ее пределы в безопасные районы за 3 ч до взрыва.

В общей сложности на учение привлекалось около 45 тысяч человек личного состава, 600 танков и самоходно-артиллерийских установок, 500 орудий и минометов, 600 бронетранспортеров, 320 самолетов, 6 тысяч тягачей и автомобилей.

За 10 мин до нанесения атомного удара был дан сигнал «атомная тревога», по которому личный состав участвующих в учении войск ушел в укрытия и убежища. Экипажи танков и самоходно-артиллерийских установок заняли свои места в машинах и задраили люки. В 9 ч 33 мин самолет-носитель с высоты 8 тыс. м сбросил атомную бомбу, через 45 с на высоте 350 м от поверхности земли последовал взрыв. Через 5 мин после атомного взрыва началась артиллерийская подготовка, затем был нанесен удар бомбардировочной авиацией.

Операция «Снежок»

Учения в США

С 8000 метров бомбардировщик Ту-4 сбросил на полигон ядерную бомбу


В день вылета на учения оба экипажа Ту-4 готовились в полном объеме: на каждом из самолетов были подвешены ядерные бомбы, летчики одновременно запустили двигатели, доложили о готовности выполнить задание. Команду на взлет получил экипаж Кутырчева, где бомбардиром был капитан Кокорин, вторым летчиком — Роменский, штурманом — Бабец. Ту-4 сопровождали два истребителя МиГ-17 и бомбардировщик Ил-28, которые должны были вести разведку погоды и киносъемку, а также осуществлять охрану носителя в полете.

«14 сентября нас подняли по тревоге в четыре часа утра. Было ясное и тихое утро, — рассказывает Иван Путивльский. — На небосклоне — ни облачка. На машинах доставили к подножию правительственной трибуны. Мы уселись поплотнее в овраге и сфотографировались. Первый сигнал через громкоговорители правительственной трибуны прозвучал за 15 минут до ядерного взрыва: «Лед тронулся!» За 10 минут до взрыва мы услышали второй сигнал: «Лед идет!» Мы, как нас и инструктировали, выбежали из машин и бросились к заранее подготовленным укрытиям в овраге сбоку от трибуны. Улеглись на живот, головой — в сторону взрыва, как учили, с закрытыми глазами, подложив под голову ладони и открыв рот. Прозвучал последний, третий, сигнал: «Молния!» Вдали раздался адский грохот. Часы остановились на отметке 9 часов 33 минуты».

Атомную бомбу самолет-носитель сбросил с высоты 8 тыс. метров со второго захода на цель. Мощность плутониевой бомбы под кодовым словом «Татьянка» составила 40 килотонн в тротиловом эквиваленте — в несколько раз больше той, что взорвали над Хиросимой. По воспоминаниям генерал-лейтенанта Осина, подобная бомба предварительно была испытана на Семипалатинском полигоне в 1951 году. Тоцкая «Татьянка» взорвалась на высоте 350 м от земли. Отклонение от намеченного эпицентра составило 280 м в северо-западном направлении.

В последний момент ветер переменился: он отнес радиоактивное облако не в безлюдную степь, как ждали, а прямо на Оренбург и дальше, в сторону Красноярска.

Через 5 минут после ядерного взрыва началась артиллерийская подготовка, затем был нанесен удар бомбардировочной авиацией. Заговорили орудия и минометы разных калибров, «катюши», самоходные артиллерийские установки, танки, закопанные в землю. Командир батальона рассказывал нам позднее, что плотность огня на километр площади была больше, чем при взятии Берлина, вспоминает Казанов.

«Во время взрыва, несмотря на закрытые траншеи и блиндажи, где мы находились, туда проник яркий свет, через несколько секунд мы услышали звук в форме резкого грозового разряда, — рассказывает Николай Пильщиков. — Через 3 часа был получен сигнал атаки. Самолеты, нанося удар по наземным целям через 21-22 мин после ядерного взрыва, пересекали ножку ядерного гриба — ствол радиоактивного облака. Я со своим батальоном на бронетранспортере проследовал в 600 м от эпицентра взрыва на скорости 16-18 км/ч. Увидел сожженный от корня до верхушки лес, покореженные колонны техники, обгоревших животных». В самом эпицентре — в радиусе 300 м — не осталось ни одного столетнего дуба, все сгорело… Техника в километре от взрыва была вдавлена в землю…»

Операция «Снежок»

Военный строитель: Маршал инженерных войск
Алексей Прошляков руководил фортификационными работами
во время учений на Тоцком полигоне / ЦГКФФА Украины
им. Г. С. Пшеничного


«Долину, в полутора километрах от которой находился эпицентр взрыва, мы пересекали в противогазах, — вспоминает Казанов. — Краем глаза успели заметить, как горят поршневые самолеты, автомобили и штабные машины, везде валялись останки коров и овец. Земля напоминала шлак и некую чудовищно взбитую консистенцию. Местность после взрыва трудно было узнать: дымилась трава, бегали опаленные перепелки, кустарник и перелески исчезли. Меня окружали голые, дымящиеся холмы. Стояла сплошная черная стена из дыма и пыли, смрада и гари. Сохло и першило в горле, в ушах стоял звон и шум… Генерал-майор приказал мне измерить дозиметрическим прибором уровень радиации у догорающего рядом костра. Я подбежал, открыл заслонку на днище прибора, и… стрелка зашкалила. «В машину!» — скомандовал генерал, и мы отъехали с этого места, оказавшегося рядом с непосредственным эпицентром взрыва…»

Два дня спустя — 17 сентября 1954 года — в газете «Правда» было напечатано сообщение ТАСС: «В соответствии с планом научно-исследовательских и экспериментальных работ в последние дни в Советском Союзе было проведено испытание одного из видов атомного оружия. Целью испытания было изучение действия атомного взрыва. При испытании получены ценные результаты, которые помогут советским ученым и инженерам успешно решить задачи по защите от атомного нападения». Войска выполнили свою задачу: ядерный щит страны был создан.

Жители окрестных, на две трети сгоревших деревень по бревнышку перетащили выстроенные для них новые дома на старые — обжитые и уже зараженные — места, собрали на полях радиоактивное зерно, запеченную в земле картошку… И еще долго старожилы Богдановки, Федоровки и села Сорочинского помнили странное свечение дров. Поленницы, сложенные из обуглившихся в районе взрыва деревьев, светились в темноте зеленоватым огнем.

Мыши, крысы, кролики, овцы, коровы, лошади и даже насекомые, побывавшие в «зоне», подвергались пристальному обследованию… «После учений мы прошли лишь дозиметрический контроль, — вспоминает Николай Пильщиков. — Гораздо большее внимание специалисты уделили выданному нам в день учений сухому пайку, завернутому почти в двухсантиметровый слой резины… Его тут же забрали на исследование. На следующий день всех солдат и офицеров перевели на обычный рацион питания. Деликатесы исчезли».

Возвращались с Тоцкого полигона, по воспоминаниям Станислава Ивановича Казанова, они не в товарняке, в котором приехали, а в нормальном пассажирском вагоне. Причем состав их пропускали без малейшей задержки. Мимо пролетали станции: пустой перрон, на котором стоял одинокий начальник вокзала и отдавал честь. Причина была проста. В том же поезде, в спецвагоне, с учений возвращался Семен Михайлович Буденный.

«В Москве на Казанском вокзале маршала ждала пышная встреча, — вспоминает Казанов. — Наши курсанты сержантской школы не получили ни знаков отличия, ни специальных удостоверений, ни наград… Благодарность, которую нам объявил министр обороны Булганин, мы также нигде потом не получили».

Летчикам, которые сбросили ядерную бомбу, за успешное выполнение этого задания вручили по автомашине марки «Победа». На разборе учений командир экипажа Василий Кутырчев из рук Булганина получил орден Ленина и, досрочно, звание полковника.

На результаты общевойсковых учений с применением ядерного оружия наложили гриф «совершенно секретно».

Операция «Снежок»

Воронка от взрыва атомной бомбы на Тоцком полигоне

Вот существует такая оценка этих событий:


Никаких проверок и обследований участников этого бесчеловечного эксперимента из соображения секретности не проводилось. Все скрывалось и умалчивалось. Потери среди гражданского населения до сих пор неизвестны. Архивы Тоцкой районной больницы с 1954 по 1980 гг. уничтожены.

«В Сорочинском загсе мы сделала выборку по диагнозам умерших за последние 50 лет людей. С 1952 года от онкологии в близлежащих селах умерли 3209 человек. Сразу после взрыва — всего два случая смерти. И потом — два пика: один через 5-7 лет после взрыва, второй — с начала 90-х годов.

Изучили мы и иммунологию у детей: брали внуков людей, переживших взрыв. Результаты нас ошеломили: в иммунограммах сорочинских детей практически отсутствуют натуральные киллеры, которые участвуют в противораковой защите. У детей фактически не работает система интерферон — защита организма от рака. Получается, что третье поколение людей, переживших атомный взрыв, живет с предрасположенностью к раку», — рассказывает профессор Оренбургской медицинской академии Михаил Скачков.

Участникам Тоцких учений не выдали никаких документов, они появились только в 1990 году, когда их приравняли в правах к чернобыльцам.

Из 45 тысяч военных, принимавших участие в Тоцких учениях, ныне в живых осталось чуть более 2 тысяч. Половина из них официально признаны инвалидами первой и второй группы, у 74,5% — выявлены болезни сердечно-сосудистой системы, включая гипертоническую болезнь и церебральный атеросклероз, еще у 20,5% — болезни органов пищеварения, у 4,5% — злокачественные новообразования и болезни крови.

Десять лет назад в Тоцке — в эпицентре взрыва — был установлен памятный знак: стела с колоколами. 14 сентября они будут звонить в память о всех пострадавших от радиации на Тоцком, Семипалатинском, Новоземельском, Капустин-Ярском и Ладожском полигонах.

Операция «Снежок»


А вот еще одна оценка событий на Тоцком полигоне:


Всего во время учений было сброшено три бомбы, из них одна бомба — среднего калибра (атомная бомба мощностью около 40 кт) и две бомбы-имитаторы малого калибра.

По окончании артподготовки, в направлении эпицентра взрыва атомной бомбы, на танке (чья броня снижала радиацию в 8-9 раз) были высланы дозоры радиационной разведки, прибывшие в район эпицентра через 40 мин после взрыва. Они установили, что уровень радиации в этом районе через 1 ч после взрыва составлял 50 Р/ч, в зоне радиусом до 300 м — 25 Р/ч, в зоне радиусом 500 м — 0,5 Р/ч и в зоне радиусом 850 м — 0,1 Р/ч. Команда отметила специальными флажками зоны «более 25 Р/ч», «0.5-25 Р/ч», «0.1-0.5 Р/ч». Обозначение границ зон заражения было полностью закончено через 1,5 ч после взрыва, т.е. до выхода наступающих войск в районы заражения. Данные дозоров так же проверялись дистанционным гамма-рентгеномером, установленным на расстоянии 750м от эпицентра. Только эта команда находилась в зоне заражения более 25 Р/час и только эта команда теоретически могла получить сколь-нибудь заметную дозу облучения. Однако находилась она в эпицентре менее получаса, не выходила из-за брони танка (установка флажков осуществлялась автоматически, методом отстрела) и даже чисто теоретически не могла бы получить дозу более 2-3 рентген. Хотелось бы напомнить, что лучевая болезнь 1-й степени происходит при единовременном получении дозы облучения 100-200 рентген.6)

Около 12ч передовой отряд механизированной дивизии «восточных», двигаясь впереди боевых порядков первого эшелона и преодолевая очаги пожаров и завалов, вышел в район атомного взрыва. Через 10-15 мин за передовым отрядом в тот же район севернее эпицентра взрыва выдвинулись подразделения стрелкового полка, а южнее — подразделения механизированного полка. Войска двигались по дорогам колоннами. Впереди колонн следовала войсковая радиационная разведка, которая установила, что уровень радиации на местности на удалении 400 м от эпицентра взрыва к этому времени уже не превышал 0,1 Р/ч. Войска преодолевали район атомного удара со скоростью 5 км/ч, а передовой отряд механизированной дивизии в районе эпицентра еще быстрее — 8-12 км/ч. В момент взрыва в воздухе находились самолеты-истребители на удалении 30-35 км, а бомбардировщики — в 100 км от эпицентра взрыва. Ко времени их выхода на цель радиоактивное облако переместилось на 30 км от эпицентра взрыва.

Всего в районе реального ядерного взрыва было задействовано около 3 тысяч человек, то есть не более 10% от всего привлекавшегося к учению личного состава войск, при этом непосредственно через эпицентральную зону прошло около 500 человек.

Некоторые самолеты, нанося удар по наземным целям через 21-22 мин после атомного взрыва, пересекали ножку «атомного гриба» — ствол радиоактивного облака. Дозиметрический контроль летчиков и техники после посадки показал крайне незначительный уровень их заражения. Так, на фюзеляже он составил 0,2-0,3 Р/ч, внутри кабины — 0,02-0,03 Р/ч.

Для проведения санитарной обработки личного состава, а также дезактивации боевой техники, вооружения, обмундирования и снаряжения в войсках предусматривалось развертывание обмывочно-дезактивационных пунктов в заранее намеченных районах. Через 6 часов после входа в область заражения началась полная дезактивация техники, помывка личного состава и тотальная смена верхней одежды. До этого прямо в войсках была проведена частичная дезактивация и санитарная обработка.

Операция «Снежок»


Можно вспомнить еще и Семипалатинские учения 10 сентября 1956 года.


Темой учений было обозначено «Применение тактического воздушного десанта вслед за атомным ударом с целью удержания зоны поражения атомного взрыва до подхода наступающих войск с фронта». Основной задачей учения являлось определение времени после взрыва, когда можно будет высадить воздушный десант, а также минимального удаления посадочной площадки от эпицентра воздушного взрыва ядерной бомбы. Кроме того, это учение способствовало приобретению навыков по обеспечению безопасной высадки десанта в пределах зоны поражения ядерного взрыва.
Всего в проведенном учении было задействовано полторы тысячи военнослужащих. Непосредственно в район эпицентра взрыва десантировалось 272 человека: второй парашютно-десантный батальон 345 полка (без одной роты), усиленный взводом 57-мм орудий полковой артиллерии, шестью безоткатными орудиями Б-10, взводом 82-мм минометов и химическим отделением полка со средствами проведения радиационной и химической разведки. Для доставки десанта в район высадки использовался полк вертолетов Ми-4 в составе 27 боевых машин.

Для дозиметрического сопровождения и контроля за радиационной обстановкой были выделены и действовали вместе десантом четыре офицера-дозиметриста, из расчета по одному на каждую десантную роту, а также старший дозиметрист, который сопровождал головную машину командира полка. Основной задачей офицеров-дозиметристов являлось исключение возможности посадки вертолетов и высадки десанта на местности с уровнем радиации выше 5 рентген в час и, кроме того, осуществление контроля за выполнением личным составом десанта требований по радиационной безопасности.

Весь личный состав десанта и экипажи вертолетов были обеспечены средствами индивидуальной защиты. дезактивации и необходимым количеством дозиметрических приборов. Чтобы не допустить попадания радиоактивных веществ в организм солдат, было принято решение десантировать личный состав без продовольствия, запасов питьевой воды и курительных принадлежностей.

Взрыв ядерной авиационной бомбы, сброшенной с самолета Ту-16, поднявшегося на высоту восемь км, произошел в 270 метрах от земли. Тротиловый эквивалент взрыва составил 38 кт.

Через 25 минут после взрыва, когда прошел фронт ударной волны и облако взрыва достигло максимальной высоты, дозоры нейтральной радиационной разведки выехали на автомобилях с исходного рубежа, произвели разведку района взрыва. обозначили рубеж высадки и сообщили по радио о возможности десантирования в районе взрыва. Рубеж десантирования был обозначен на удалении 650-1000 метров от эпицентра. Его протяженность составляла 1300 метров. Уровень радиации на местности в момент высадки десанта составлял от 0,3 до 5 рентген в час.

Посадка вертолетов в назначенном районе была произведена через 43 минуты после ядерного взрыва.

Через 7 минут после посадки вертолеты взлетели для следования в пункт специальной обработки. Через 17 минут после посадки подразделения десанта вышли на рубеж, на котором закрепились и отбили контратаку противника. Через 2 часа после взрыва был объявлен отбой учению, после чего весь личный состав десанта с вооружением и боевой техникой был доставлен для проведения санитарной обработки и дезактивации

А что было в это время в США ?


Впервые войсковые учения с применением ядерного оружия состоялись вовсе не в СССР, а в США, во время испытания Buster Dog, 01.11.1951. Всего в США было проведено 8 учений Desert Rock, из них 5 – до Тоцких учений.

Операция «Снежок»


При просмотре видеосюжета о Desert Rock I, обратите внимание на упоминание солдат, готовых пересидеть взрыв в открытых окопах на расстоянии полумили от эпицентра: в время учений Desert Rock, действительно, многие американские солдаты находились в открытых окопах довольно близко от эпицентра. Есть кадры хроники, снятые автоматическими камерами, как они, получив сотрясение ударной волной, слегка контуженные, выбегают из окопов и бегут в атаку, без всяких средств защиты. Так же, обратите внимание как американские солдаты проходят маршем, без средств защиты, в полумиле от эпицентра.







Всего в этих учениях участвовало более 50 000 военнослужащих армии США. Что касается мирного населения, то есть не менее многочисленные киноматериалы, демонстрирующие как американские обыватели приезжают поглазеть на ядерные испытания и устраивают пикники.

Операция «Снежок»


В СССР же за все время было проведено только два подобных учения.

В отличие от тех же учений Desert Rock, Тоцкие и Семипалатинские учения проводились с гораздо более строгими мерами безопасности. Строгий дозиметрический контроль, большое время ожидания после взрыва, укрытия для личного состава, средства защиты – за безопасностью следили на более высоком уровне.
Разумеется, в ходе учений были возможны различные ЧП, связанные с человеческим фактором. Говорят, во время Тоцких учениях группа солдат, разбирая завалы, отказалась одеть защитное снаряжение. Другая группа солдат якобы сохранила обмундирование. Говорят, часть местных жителей, выселенных из попавших под взрыв деревень в специально построенные для них новые дома, перенесла впоследствии эти дома на старые места. Возможно — не будем обсуждать, правда ли это. В любом случае, это уже не вина государства, и тем более не его злой умысел, а результат обычного человеческого разгильдяйства. Со стороны же государства всё было сделано разумно и со строжайшим соблюдением мер безопасности, с соблюдением мер безопасности более строгим, чем в самой демократической стране мира. Так что говорить об «испытаниях на людях» — чистейшей воды ложь, абсолютно антиисторичная.

Людям же, уверенным, что в 10 км от эпицентра взрыва мощностью 40 килотонн имеется расплавленный песок – можно посоветовать только попытаться вспомнить, чему их учили в школе на уроках НВП и ГО.

Что касается «погибли 43 000 солдат», то тут мы опять-таки имеем дело с откровенной ложью. Естественно, во время учений никто не погиб, и авторы этой жареной сенсации, прекрасно зная об этом, просто так хлёстко формулируют свою мысль, подразумевая, что 43 000 солдат якобы умерли позже, в результате последствий облучения. Однако в реальности речь идёт об извращённой интерпретации того факта, что к 2004 году в живых осталось около 2 000 участников этих учений. В учениях участвовали люди возрастной группы 20-40 лет, прошло 50 лет и возраст бывших участников колеблется от 70 до 90 лет. Даже самые молодые из участвовавших в учениях стали глубокими стариками. В современной России, увы, мало кто из мужчин доживает до 70 лет – и дело тут отнюдь не в Тоцких учениях.

«результаты проведенного в 1994-1995 гг. российскими и американскими специалистами изучения радиоэкологической обстановки на территории Тоцкого полигона и в прилегающих к нему районах полностью подтвердили данные о радиационных параметрах, полученные ранее специалистами Ленинградского НИИ радиационной гигиены и других научных учреждений. Результаты последнего радиоэкологического обследования Тоцкого полигона свидетельствуют о том, что радиационная обстановка на его территории характеризуется параметрами естественного радиационного фона».

Что же касается проживающих рядом с районом учений, то их здоровье не отличается от среднего по стране «Средний прирост смертности в области от злокачественных новообразований (в 1970 г. — 103,6, в 1991 г — 173 на 100000 жителей), равный примерно 35% в год, соответствует средним показателям в Российской Федерации и в других европейских государствах».

Вот видео с этих учений:





0 не понравился
33 понравился пост
 
Незарегистрированные посетители не могут оценивать посты
 
 
 
 

 
 
 
 

Комментарии

 
 

 
 
 
Дядя Андрей
Дата:
(6 апреля 2015 17:41)
#1
о как...
Томск [ссылка]
6 / 3
 
 
 
 
 
 
agat44
Дата:
(6 апреля 2015 21:19)
#2
нам и сейчас говорят что гмо АПСАЛЮТНА БЕЗАПАСНА и что ? мы типа поумнели ? данунах
 
. На севере Швеции у местных водителей есть традиция моргать фарами, предупреждая о том, что на дороге олень. У нас тоже есть такая традиция...
Милиция , Полиция , Росгвардия ....... если бордель не работает , то менять нужно шл... персонал , а не вывеску , а может и вправду их сразу в мушкетёров переименовать ?
Томск [ссылка]
7 / 4
 
 
 
 
 
 
boroda3
Дата:
(6 апреля 2015 21:53)
#3
В СССР же за все время было проведено только два подобных учения.
Со стороны же государства всё было сделано разумно и со строжайшим соблюдением мер безопасности

ВОЙСКОВЫХ масштабных учений было два. А вот в ходе испытаний солдатики почти без защиты бегали через эпицентр больше двух раз.
Что касается защиты - так ее всерьез начали делать как раз на Тоцких учениях, а до этого отношение было никакое - кроме узкого круга ученых никто и понятия не имел, что такое радиация вообще.

По крайней мере, на Семипалатинском полигоне проход солдат по эпицентру был еще до 56 года. Не то второй взрыв, не то третий на этом полигоне. Как мне рассказывал непосредственный участник событий (насколько помню):
Взрыв был наземный, на вышке. Вокруг вышки примерно в ~1,5 км (!) окопы для рабочей команды (вроде бы 800 человек), в 4 км вокруг - окопы для оцепления (еще 3,5 тысячи, там этот участник и был). Третья линия оцепления была где-то на 8-12 км, про нее мало что знаю. Рабочая команда солдат в ПХЗ, в противогазах и с радиометрами. Оцепление - без ничего, обычная летняя армейская форма.
После взрыва, когда перестала светиться расплавленная земля (минут 40 после взрыва), первыми пошли 2 танка с термометрами и радиометрами. Когда температура в "пятаке" упала до терпимой, танки вывели, а через "пятак" пошла пешком рабочая команда - снимали поле температур и радиации. Ходили там больше часа. Пока рабочая команда "чесала" пятно, оцепление торчало по пояс из окопов и глазело на середину, никто особо и не прятался. А тем временем сверху на них сыпался пепел. К слову, начальство тоже торчало без защиты на бугорке чуть подальше, и тоже наблюдало. Оцепление торчало в окопах практически весь день - снимали его уже вечером, а взрыв - в 10 утра.
В 80-х, когда мне это рассказывали, остались единицы живых участников, причем нигде они даже не числились пострадавшими от радиации.
Томск [ссылка]
5 / 3
 
 
 
 
 
 
Sender
Дата:
(6 апреля 2015 22:17)
#4
Из тех что работали на производстве первых ядерных боеприпасов никто до 30 не дожил, литейщики работали в своей одежде без СИЗ - и что? Как девочки раз-охались, с вами только малину собирать, и то плакать будете - колючая. Кир да шир никого не ужасает, долбоёбы на дорогах и по 30 000 жертв каждый год тоже не страшно, а от ядерных испытаний ссаться как дети - жуть просто, чего не понимают того обычно и бояться, как то так.
 
Никогда не поздно встать на путь воина.
Новосибирск [ссылка]
10 / 9
 
 
 

 
 
 
 
 
 
 
 

Информация

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Оставлять свои CRAZY комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Пожалуйста пройдите простую процедуру регистрации или авторизируйтесь под своим логином. Также вы можете войти на сайт, используя существующий профиль в социальных сетях (Вконтакте, Одноклассники, Facebook, Twitter и другие)

 
 
 
 
 
Наверх