Немецкий «Граф Гетцен» и африканская Танганьика

Автор:
Слепой Пью
Печать
дата:
17 мая 2015 21:38
Просмотров:
910
Комментариев:
0
Немецкий «Граф Гетцен» и африканская Танганьика


Африка... Континент, считающийся прародиной человечества. Земля, столетиями привлекавшая к себе внимание своими богатствами, хранящая множество загадок, окутанная тайнами, воспетая в романах Райдера Хаггарда, Луи Буссенара, Жюля Верна и Эдгара Берроуза. Правда, сегодня, в самом начале третьего тысячелетия, люди стремятся туда уже не как ранее — за золотом, бриллиантами и слоновой костью, а для того, чтобы увидеть чудеса Черного континента своими глазами. В число наиболее посещаемых мест входят и Великие африканские озера — Виктория, Рудольф, Ньяса и Танганьика.


О последнем в Большом энциклопедическом словаре приведены следующие краткие данные:

«Танганьика, озеро в Африке, в Заире, Танзании, Замбии и Бурунди. Расположено в тектонической впадине на высоте 773 м. Площадь 34 тыс. км2, глубина до 1470 м (второе по глубине после Байкала). Сток по р. Лукуга в р. Луалаба. Рыболовство. Судоходство. Главные порты: Кигома, Бужумбура, Калима». Оно является вторым, после Виктории, по величине среди африканских озер и его длина примерно 650, а ширина 80 км.
Желающих попасть к нему туристический журнал информирует: «KLM», «British Airways», «Ethiopian Airlines» u «Fly Emirates» летают в Дар-эс-Салам от 610 евро и оттуда на самолете компании «Precisionair» три раза в неделю до Кигомы (туда и обратно 410 евро). Можно также доехать по Центральной железной дороге из Дар-эс-Салама до Кигомы в течение 37 часов за 49 долларов США после бронирования места. Несокрушимый «Liemba» (бывший «Graf Götzen») все еще ходит по озеру из Кигомы».

Что же это за судно, удостоившееся столь красочного эпитета? Оказывается, его судьба столь причудлива и уникальна, что заслуживает отдельного внимания. Достаточно сказать, что бывший «Graf Götzen» на сегодняшний день единственное действующее судно, входившее в состав военного флота последнего германского кайзера Вильгельма II.

Его история началась в 1912 г., когда «Восточно-африканская железнодорожная компания» («Ostafrikanischen Eisenbahn-Gesellschaft») заключила контракт с Машиностроительным заводом и судоверфью Йозефа Л. Мейера в Папенбурге (Maschinenfabrik und Schiffswerft Joseph L. Meyer) на постройку трех небольших грузопассажирских пароходов, предназначенных для судоходства на африканском озере Танганьика с базированием на порт Кигома. В феврале следующего года на стапеле верфи, расположенной на реке Эмс, начались работы по постройке первого из них с заводским номером 300, получившего впоследствии наименование «Граф Гетцен» («Graf Götzen»), в честь первого губернатора восточно-африканских колоний графа фон Гетцена.
Судно имело стальной однопалубный корпус с центральной надстройкой, отвечавший требованиям Германского Ллойда класса 100 А IV. Вместимость составляла 793 брт, полное водоизмещение 1200 т. Длина — 67 м, ширина — 10 м, осадка при 480 т груза, 60 т угля, а также 10 т воды — 2,30 м. Высота борта до палубы — 3,40 м. Механизмы были изготовлены самим заводом Мейера.
Пароход получил две трехцилиндровые вертикальные паровые машины тройного расширения общей индикаторной мощностью 500 л.с., вращавшие два винта и позволявшие достигать скорости хода в спокойную погоду 9 узлов. Пар давлением 12 атм вырабатывали два цилиндрических котла с общей нагревательной поверхностью 158 кв.м, топившиеся углем и древесиной, но могущие вместе с тем использовать и нефть.

В состав вспомогательных механизмов входили: холодильная установка, вырабатывавшая 3 кг льда в час, холодильник для мясопродуктов объемом 4 куб.м с температурой + 2°С, электрические осветительная установка и вентиляционная установка. Кроме этого, судно было оснащено 2 стальными мачтами со стальными грузовыми стрелами грузоподъемностью 2 т и 10 т, 2 паровыми грузовыми лебедками, паровой рулевой машиной, спасательными шлюпками, а также гичкой и капитанским моторным катером. Стоимость постройки обошлась «Восточно-африканской железнодорожной компании» в 750000 рейхсмарок.

В средней части судна, в надстройке, располагались пассажирские каюты — 6 одноместных для пассажиров первого класса и 5 двухместных для пассажиров второго класса, отделанные тиковой древесиной. Из этого материала изготовили и мебель.

Там же, в средней части, находились помещения для белого обслуживающего персонала. Каюта капитана и штурманская рубка находились сверху надстройки. Для чернокожих предназначались жилые отсеки на носу и на корме (всего на 60 человек). Столовая и курительный салон были общими для пассажиров первого и второго классов. Дополняли удобства на борту санитарно-гигиенические раздельные помещения для путешественников, а также белой и цветной команды.

Немецкий «Граф Гетцен» и африканская Танганьика

Еще пока мирный «Graf von Götzen»


Определенную сложность для кораблестроителей доставляло то обстоятельство, что новому пароходу предстояло действовать на озере, расположенном посреди материка, а «Mittellandbahn» из Дар-эс-Салама до Кигомы, укладкой которой занималась «Восточно-африканская железнодорожная компания», еще не была окончена. В связи с этим, после окончания постройки, судно предстояло разобрать и отдельными частями морем направить в Дар-эс-Салам, откуда по железной дороге, а затем, используя носильщиков, вручную доставить в Кигому, расположенную на берегу озера Танганьика.

Поэтому перед инженерами верфи Мейера стояла двоякая задача — готовность судна должна была приближаться к окончательной, и в то же время приходилось учитывать технические возможности отгрузки ящиков с частями во время отправки морем, перевозки по железной дороге, не говоря уж о носильщиках!

Тем не менее они решили эту трудную техническую задачу с блеском. Уже через девять месяцев заказчик официально принял будущий «Граф Гетцен», в буквальном смысле слова скрепленный болтами, как детский конструктор. После чего пароход разобрали и, поместив примерно в 5000 деревянных ящиков объемом 8 куб. м каждый, доставили в Гамбург, где его приняли на борт суда «Дойче Остафрика Линие» (Deutsche Ostafrika Linie). Далее путь лежал через Средиземное море и Суэцкий канал в Дар-эс-Салам, и затем по железной дороге в глубь страны.
Теперь оставался последний и самый трудный участок длиной в 900 километров, который предстояло преодолеть пешком.

Все эти приключения выпали на долю трех белых специалистов с верфи Мейера — мастера Антона Рютера (Anton Rüter), клепальщика Рудольфа Тельманна (Rudolf Tellmann) и помощника мастера Германа Вендта (Hermann Wendt). Британский агент в одном из донесений в Лондон сообщал: «Эти помешанные немцы приказали чернокожим тащить в Кигому даже умывальник, туалеты, вешалки и шезлонги». Тем не менее немецкие «die Ordnung und die Disziplin» покорили африканские просторы, преодолев это расстояние за три месяца.

Прибыв в Кигому, немцы первым делом начали строить эллинг, оборудованный электроприводом для спуска судна лагом, на котором предстояло вновь собрать пароход. Впоследствии эллинг предполагалось использовать для ремонта с возможностью подъема судов из воды. Одновременно с началом сборки судостроители начали обустраивать механическую мастерскую с грузовым краном. Сложностей хватало. Вот выдержки из сообщений Рютера руководству верфи в Папенбурге: «Отсутствовавшие до сих пор плиты палубы полубака теперь в нашем распоряжении в Кигоме, за исключением 2 ящиков палубных болтов, которые очевидно по ошибке оставлены в Дар-эс-Саламе... Такелаж в результате пожара при перевозке по железной дороге на открытых платформах пришел в негодность... Мы собираем уже 3 недели и рассчитываем до августа спустить судно на воду в Кигоме... Центральную электростанцию я вынужден был собирать в одиночку, и вот уже несколько дней наш кран работает безупречно. Правда, пожар во время транспортировки по железной дороге деформировал один из гребных валов...».

Далее он пишет: «За исключением бездарного столяра и электрика я не получил на месте никакой помощи от европейцев. Я использую в настоящее время 20 усердных индийцев и 150 чернокожих. Если начинать клепку, то еще необходимо 100 чернокожих...».

Всего же предстояло заклепать пневматикой около 160 тысяч заклепок. Но, несмотря на все сложности, работы успешно продолжались. В 1914 году предполагался приезд кайзера Вильгельма II в африканские колонии, в том числе и в Кигому на сафари, поэтому судостроители хотели успеть к появлению монарха.

Тем временем ситуация в мировой политике стала ощутимо меняться, и в воздухе запахло порохом. А затем вспыхнул пожар Великой войны, и боевые действия начались и в восточно-африканских колониях. В принципе, немцы давно готовились к такому повороту событий — еще в 1897 г. Министерство по делам колоний, или Имперский департамент по делам колоний (точного перевода не знаю, поэтому на выбор, что больше нравится, по-немецки Reichskoloniaiamt) подготовило требования к воинским вооруженным транспортам, которым предстояло действовать в Германской Восточной Африке, а также других колониях. Однако учтены они были только при постройке «Графа Гетцена».

Боевые действия на озере Танганьика началась в августе 1914 г. Противниками германцев стали бельгийцы на западе и британцы на юге. В начале месяца командующий колониальными войсками полковник Пауль фон Леттов-Форбек (Paul von Lettow-Vorbeck) направил в Кигому для установления контроля над озером Танганьика команду гидрографического судна (106 человек) S.M.S. «Меве» («Mowe»), потопленного англичанами в гавани Дар-эс-Салама.

На вооружении этой части, вначале называвшейся Морской экспедиционный корпус («Marine-Expeditionskorps»), а затем подразделение «Меве» («Abteilung Möwe»), помимо стрелкового оружия находились снятые с «Меве» два 88-мм орудия SKL30 с 400 снарядами к ним и четыре 37-мм револьверные пушки. 12 августа первый взвод в составе 30 моряков под командованием обер-лейтенанта цур зее Хорна (Horn) достиг Кигомы.

Немецкий «Граф Гетцен» и африканская Танганьика

Граница колоний, проходящая по центру озера


Хорн немедленно мобилизовал небольшой (водоизмещение 60 т) пароходик «Хедвиг фон Виссманн» («Hedwig von Wissmann»), вооружив его четырьмя 37-мм пушками, а также подготовил порт к обороне от предполагавшейся высадки бельгийского десанта(4). С этого времени немцы развернули на Танганьике активные боевые действия.
Уже 14-15 августа Хорн совершил первый набег на бельгийский берег озера, высадив десантную партию, повредившую телеграфную линию возле города Увира. 25-го бравый обер-лейтенант настиг бельгийский пароход «Alexandre del Commune» возле устья реки Лукуга и, несмотря на огонь вражеской береговой артиллерии, повредил его.

30 августа в Кигоме появилась остальная часть подразделения «Меве» во главе с корветтен-капитаном Густавом Циммером (Gustav Zimmer), которого фон Леттов-Форбек назначил главнокомандующим районом озер Танганьика и Киву. В Дар-эс-Саламе были реквизированы еще несколько судов — катера «Петерс» («Peters») и «Бенц» («Benz»), а также пароходик «Кингани» («Kingani») (водоизмещение 45 т), которые доставили по железной дороге на озеро. 88-мм пушки оказались слишком тяжелыми для «Хедвига фон Виссманна».

Поэтому вначале одну из них установили на специальном деревянном плоту, который пароход буксировал за собой при атаках вражеского побережья. Циммер и Хорн постоянно беспокоили врага и в октябре еще раз нанесли «Alexandre del Commune» тяжелые повреждения. 10 ноября в строй вступил «Кингани», вооруженный 37-мм пушкой, снятой с «Хедвига фон Виссманна».
Таким образом, корветтен-капитан стал подлинным хозяином озера, устроив настоящий террор своим противникам — 18 ноября в Китута немцы уничтожили английский пароход «Гуд Ньюс» («Good News»), а 20-го затопили захваченный в Касакалаве «Сесил Родс» («Cecil Rhodes»).

Немецкий «Граф Гетцен» и африканская Танганьика

Немецкий катер атакует британское судно


С наступлением 1915 г. флотилия Циммера продолжала удерживать контроль над озером. Тем временем 5 февраля «Граф Гетцен» во время прилива плавно сошел на воду, став на тот момент самым большим судном на озере.
Когда вести об этом достигли Лондона, британское Адмиралтейство решило-таки дать достойный отпор зарвавшимся «капустникам» и направить на Танганьику несколько кораблей.

Для этой цели выбрали два газолиновых (19-узловых) катера, вооруженных одной 3-фунтовой пушкой и пулеметом, строившихся для Греции на верфи «John I. Thornycroft & Со» в Твикинхэме. Начальником экспедиции командование выбрало самого старого на тот момент лейтенанта-коммандера Ройал Нэви Джеффри Бэзила Спейсер-Симпсона (Geoffrey Basil Spicer-Simson), личность весьма эксцентричную и непредсказуемую.

Немецкий «Граф Гетцен» и африканская Танганьика

Капитан-лейтенант Джеффри Спайсер-Симсон у воды


Тот тут же предложил наименование катерам: «Кэт» и «Дог» («Кот» и «Пес» / HMS Cat and HMS Dog), а после получения отказа — не менее оригинальные «Ми-ми» и «Ту-ту» («Mimi» and «Toutou»).
Следует сказать, что само путешествие экспедиции Спейсер-Симпсона в самое сердце Африки достойно отдельного рассказа, поэтому оно останется за кадром.
Так или иначе, но спустя десять месяцев, 22 декабря 1915 г., «Ту-ту», а на следующий день и «Ми-ми» были спущены на воду озера.

Немецкий «Граф Гетцен» и африканская Танганьика

Доставка "Ми-ми" вместе с боеприпасами по железной дороге


А что же немцы? Состав подразделения «Меве» усилился тремя офицерами и 50-ю матросами из команды легкого крейсера «Кенигсберг», а также четырьмя офицерами резерва и 40-а матросами с судов «Дойче Остафрика Линие», застрявших в колониях. После спуска на воду «Граф Гетцен» стали готовить к воинской службе в качестве войскового транспорта, могущего перевезти до 1000 человек, и канонерской лодки.
9 июня 1915 г. он вошел в состав Кайзермарине как S.M.S. «Гетцен». Вооружение корабля составляли 88-мм орудие на полубаке и две 37-мм пушки — на корме и в средней части перед мостиком. Экипаж насчитывал 40 человек, а командиром новой единицы Циммер назначил обер-лейтенанта цур зее резерва Зибеля (Siebel).

Уже в том же месяце транспорт перевез приблизительно 900 военнослужащих из состава колониальных войск к южному берегу озера. В августе состав артиллерии усилился — в Кигому доставили два 105-мм орудия с затопленного в дельте реки Руфиджи «Кенигсберга». Теперь на носу «графа» красовалось одно из них, а 88-миллиметровка перебралась на корму. Из-за установленной артиллерии скорость несколько упала.

Но африканский «дредноут» немецкого флота так и не смог принять участия ни в одном из боев на Танганьике. С прибытием британских катеров дела корветтен-капитана Циммера пошли наперекосяк.
Сначала 26 декабря 1915 г. «Ми-ми» и «Ту-ту» после непродолжительного боя в бухте Мгубва захватили «Кингани», затонувший затем на мелководье при буксировке. Англичане тут же подняли его и 17 января следующего года, после окончания ремонта, он вошел в состав британского флота как ... «Фи-фи» — лейтенант-коммандер Спейсер-Симпсон остался верен себе.

Немецкий «Граф Гетцен» и африканская Танганьика

Пока еще немецкий «Кингани», в будущем «Фи-фи»


Кроме этого, к англичанам присоединились отремонтированный бельгийцами пароход «Alexandra del Commune», получивший наименование «Vengeur», а также еще несколько более мелких судов. 9 февраля настал черед «Хедвига фон Виссманна», которого командующий немецкой флотилией послал на разведку с целью узнать о судьбе «Кингани».
У устья Лукуги его встретили «Ми-ми» и «Фи-фи» и отправили на дно. Циммер, не дождавшийся своего разведчика, следующим днем на «Гетцене» прошел мимо английской базы, однако Спейсер-Симпсон не захотел атаковать противника, чем вызвал недовольство и уныние среди своих подчиненных.

После этих потерь немцы смогли перевезти на озеро по железной дороге еще два паровых судна — «Вами» («Wami»), однотипный с «Кингани», и «Адъютант» («Adjutant») водоизмещением 250 т, но уже было поздно, так как на сухопутном фронте дела шли далеко не блестяще.
Вдобавок, бельгийцы смогли организовать на небольшом озерке возле Альбертвилля базу гидросамолетов, где с 13 марта начали базироваться 4 летательных аппарата типа «Short Admiralty 827».

Немецкий «Граф Гетцен» и африканская Танганьика

Бельгийский гидроплан у берега Танганьики.


2 июня состоялся первый авианалет на Кигому, целью которого стали «Гетцен» и «Адъютант». Бельгийские пилоты утверждали, что 10 июня смогли добиться попаданий в пароход, однако Циммер в своих мемуарах опровергал это.

Сам «граф» к этому времени уже практически лишился вооружения. Еще в середине мая, по приказу фон Леттов-Форбека, с него сняли 105-мм и 88-мм орудия и отправили в Бисмаркбург для обороны позиций, а на их место для дезинформации противника установили деревянные макеты.
В июле бельгийские войска под командованием полковника Tombuer перерезали железную дорогу, и участь Кигомы была решена. 26-го корветтен-капитан Густав Циммер, разрушив укрепления, оставил город и ушел вместе со своими подчиненными на «Гетцене» к устью реки Малагараси, где в тот же день пароход затопили. 29 июля бельгийский катер «Нетта» (Netta) возле Катанко перехватил «Вами», с гибелью которого закончились боевые действия на озере Танганьика.

Немецкий «Граф Гетцен» и африканская Танганьика

Катер британский "Ми-ми"


Когда «Гетцен» готовили к затоплению, то, надеясь поднять его после окончания войны, немцы покрыли механизмы толстым слоем смазки. Но этим надеждам уже не суждено было сбыться. Германия проиграла войну, и империя Гогенцоллернов ушла в небытие. В 1918 г. пароход подняли бельгийцы, но не восстановили, и в 1920 г. он снова затонул в Кигоме во время шторма.
С того же года официальными хозяевами в Кигоме стали британцы, получившие от Лиги Наций мандат на управление бывшей германской колонией, именовавшейся теперь Танганьика. Произошли изменения и в судьбе «Гетцена», так как пароход оказался слишком ценным, чтобы просто ржаветь на дне озера. Англичане выкупили его у бельгийцев, и 16 октября 1924 г. спасательная команда королевского флота подняла судно.

Ремонт происходил там же в Кигоме на эллинге, построенном еще немцами. Выяснилось, что машины и котлы, заботливо покрытые смазкой бывшими хозяевами, находились в хорошем состоянии. Ремонт продолжался три года и обошелся в 30000 фунтов стерлингов. При этом силуэт существенно изменился — надстройки перестроили, мачту оставили только одну, в носовой части, дымовые трубы, которых стало две, сместили в корму и расположили симметрично друг к другу относительно продольной плоскости судна.

16 мая 1927 г. под наименованием «Лиемба» («Liemba») судно сошло на воду и уже летом пустилось в свое первое плавание по Танганьике под новым флагом. Многочисленные пассажиры, кофе из Бурунди, медь из Замбии и Конго, а также другие разнообразные грузы заполняли теперь палубу и трюмы бывшего «графа», совершавшего раз в неделю продолжительное плавание вдоль берегов озера.

Немецкий «Граф Гетцен» и африканская Танганьика

Мирная «Лиемба»


Неспешно текли года, но вихри перемен обходили старый пароход стороной, пока в 1961 году Танганьика не получила независимость. Через три года, после объединения с Занзибаром, на политической карте мира появилось новое государство Танзания, и хозяином судна стала Корпорация железных дорог Танзании (Tanzania Railways Corporation).
Бывший корабль кайзеровского флота продолжал все так же регулярно совершать рейсы по озеру, пока в 1970 году кому-то из руководства корпорации не пришло в голову решение модернизировать старичка.

В ходе начавшихся работ машинное отделение было разобрано, дымовые трубы сняты, винты демонтированы, после чего то ли из-за нехватки денег, то ли по еще какой-то причине пароход решили пустить на слом. К счастью, в этот момент в Кигоме внезапно появился находившийся на пенсии ирландский корабельный инженер Патрик Дохерти (Patrick Dougherty). Ему удалось убедить президента Танзании Дж. К. Ньерере отменить это решение.
И в ноябре 1976 года, восстановленный с помощью кредита Международного банка реконструкции и развития, а также субсидий для развивающихся стран, «Лиемба» в третий раз покинул эллинг, сойдя на воду Танганьики. Во время ремонта он получил в качестве энергетической установки два дизеля, количество перевозимых пассажиров увеличилось с 430 до 600, а внешний вид стал приблизительно соответствовать первоначальному.

Немецкий «Граф Гетцен» и африканская Танганьика


Немало утекло воды с тех пор в озере Танганьика, а «Лиемба» все так же неутомимо продолжал бороздить пространство озера между Кигомой на севере и Мпулунгу (Замбия) на юге, совершая также рейсы в западном направлении — в Бужумбуру (Бурунди) и Увиру, Калемие и Мобу (Демократическая Республика Конго, бывший Заир).

В 1993 г. он стал на очередной ремонт, который проводился специалистами датской верфи «Карстенсен Шипярд» (Karstensen Shipyard) из Скагена и спонсировался датской организацией помощи и развития «Данида». При проведении работ европейские специалисты отметили хорошее состояние корпуса, который, по их мнению, должен прослужить еще несколько десятилетий. После окончания ремонта «Лиемба» продолжил свою службу, но теперь рейсы в Бурунди и ДРК были отменены из-за начавшихся там боевых действий.

Немецкий «Граф Гетцен» и африканская Танганьика

Все ещё в строю...


В 1997 г. транспорт вместе с моторным судном «Мвонгозо» (Mwongozo) использовались Управлением Верховного Комиссариата ООН по делам беженцев для возвращения в ДРК больше чем 75000 беженцев, покинувших родину во время Первой конголезской войны. «Лиемба» в период с 1 сентября 1997 г. по 8 января 1998 г. совершил в общей сложности 22 рейса между Кигомой и Увирой.

0 не понравился
18 понравился пост
 
Незарегистрированные посетители не могут оценивать посты
 
 
 
 

 
 
 
 

Информация

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Оставлять свои CRAZY комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Пожалуйста пройдите простую процедуру регистрации или авторизируйтесь под своим логином. Также вы можете войти на сайт, используя существующий профиль в социальных сетях (Вконтакте, Одноклассники, Facebook, Twitter и другие)

 
 
 
 
 
Наверх