Крейсер «Алмаз»

Автор:
Слепой Пью
Печать
дата:
7 августа 2015 14:43
Просмотров:
1176
Комментариев:
1
Крейсер «Алмаз»


В исторической летописи Российского флота крейсер «Алмаз» занимает особое место. Корабль оказался участником не только памятных морских походов, но и знаменитых сражений, стал свидетелем трагических для нашей Родины событий... Он числился в списках посыльным судном, крейсером II ранга и яхтой, минным заградителем и авиатранспортом, вспомогательным крейсером... Побывал в составе Балтийского флота и Тихоокеанской эскадры, служил на Черном море и закончил свою жизнь на Средиземном... Порой кажется, что в острых гранях его сверкающего названия отразились едва ли не все перипетии отечественной истории нового времени. В роскошных апартаментах корабля бывали и царь, и великие князья, там же заседал революционный трибунал... «Алмаз» называли «южной „Авророй"», но его имя выбито и на мраморной доске в память погибшей на чужбине Бизертской эскадры...


Крейсер «Алмаз»


История проектирования и строительства крейсера-яхты «Алмаз», казалось бы, не совсем обычна, но, вместе с тем, характерна для отечественного судостроения конца XIX — начала XX века.

По высочайшему повелению от 21 июля 1899 года на петербургских верфях надлежало построить ряд военных судов, в том числе на Балтийском судостроительном и механическом заводе — крейсер II ранга по проекту вице-адмирала С. О. Макарова и корабль того же класса, но с большей скоростью, по чертежам заказанного в Германии крейсера «Новик». Однако вскоре выяснилось, что документацией, позволяющей начать строительство кораблей, Морской технический комитет (МТК) Морского министерства не располагает и ожидать поступления чертежей в ближайшее время не приходится. Это поставило в затруднительное положение Балтийский завод, внезапно лишившийся заказа на два крейсера и без того чрезвычайно страдавший от непоследовательности Морского министерства, то увеличивавшего, то сокращавшего в течение года ассигнования при, в целом, напряженной судостроительной программе.

Председатель МТК вице-адмирал И. М. Диков в письме на имя начальника Балтийского завода предложил заводу «взамен крейсера II ранга с большим ходом по типу крейсера "Новик" разработать проект посыльного судна для Тихого океана» *, полагая, что вопрос о проектах крейсеров будет решен чуть позднее. [*РГАВМФ, ф. 421, оп. 1, д. 1432, л. 18.] Предполагалось построить посыльное судно без палубной брони, с артиллерийским вооружением из шести 75-мм и двух 47-мм орудий, с возможно большими удобствами для жилья. Водоизмещение — не более 2500 т, скорость — 20 уз.

К январю 1901 года при участии старшего помощника судостроителя И. Г. Бубнова и главного инспектора кораблестроения Н. Е. Кутейникова проектирование нового корабля завершили. Но к этому времени за строительство крейсеров II ранга по типу «Новика» взялся Невский судостроительный и механический завод, а чертежи корабля по проекту С. О. Макарова так и не были разработаны. Пришлось зачислить спроектированное посыльное судно в класс крейсеров II ранга, чтобы формально выполнить «высочайшее повеление».

В сентябре 1902 года император Николай, присутствуя на Балтийском заводе при спуске на воду эскадренного броненосца «Князь Суворов», «изволил вполне одобрить... распоряжения, относящиеся к закладке посыльного судна для Тихого океана» *. [* Приказ по Морскому ведомству № 430 от 12 сентября 1902 года.]

Стапельный период «Алмаза» затянулся из-за ряда переделок на нем. Вице-адмирал Е. И. Алексеев, для которого, собственно, и предназначался будущий крейсер-яхта, дал указание заменить два 75-мм орудия четырьмя 47-миллиметровыми, более удобными для производства салютов, и распорядился уменьшить кормовой подзор, мотивируя это большой высотой волн Печилийского залива. Управляющий Морским министерством вице-адмирал П. П. Тыртов приказал сделать обширную рубку-салон на верхней палубе из ценных пород дерева за счет уменьшения массы механизмов и котлов и, соответственно, снижения скорости.

19 мая 1903 года в торжественной обстановке «Алмаз» сошел на воду. Никто из присутствовавших на церемонии не мог предположить, какие тяжелые испытания предстоят этому белоснежному крейсеру-яхте, свидетелем скольких драматических событий он окажется. После успешных сдаточных испытаний корабль стали готовить к переходу на Тихий океан, где его ждал назначенный 30 июля наместником Его Императорского Величества на Дальнем Востоке адмирал Е. И. Алексеев.

Наибольшая длина корабля составляла 111,4 м, ширина 1 3,3 м, осадка—4,9 м, водоизмещение — 3285 т. Две машины общей мощностью 7950 л. с. обеспечивали скорость 19 уз. Экипаж насчитывал 272 человека. Наблюдал за постройкой крейсера корабельный инженер А.И.Моисеев, обошелся корабль в 2,5 миллиона рублей.

Крейсер «Алмаз»


16 сентября 1903 года Николай II, осмотрев отправляющийся в Тихий океан «Алмаз», остался доволен его состоянием, за что объявил «монаршее благоволение» командиру капитану 2 ранга Ивану Ивановичу Чагину (месяцем раньше назначенному флигель-адъютантом *) и всем офицерам. [* Флигель-адъютант — почетное звание, присваивавшееся офицерам, состоящим в свите российских императоров. — Примеч. ред.] Царь пожаловал «кондукторам флота по десяти рублей, боцманам — по пяти рублей, прочим унтер-офицерам — по два рубля и рядовым — по одному рублю». На Малом Кронштадтском рейде стоял трехмачтовый двухтрубный красавец — клиперский нос с устремленным вперед и ввысь бушпритом, покрытая тиком верхняя палуба, обставленные дорогой мягкой мебелью адмиральский салон и каюты, отделанные ценными породами дерева, с зеркалами и персидскими коврами, кожаный кабинет, изящная, птичьего глаза, отделка столовой, мягкая шелковая обивка уютной розовой гостиной...

Сначала «Алмазу» надлежало перейти на Средиземное море, где для пополнения морских сил Тихого океана формировался отряд под командованием контр-адмирала А. А. Вирениуса. Покинув берега Балтики, крейсер в начале января 1904 года прибыл в порт Танжер (Алжир), где его сразу поставили в док для ремонта гребных винтов и руля. Здесь экипаж «Алмаза» и застало известие о начале военных действий с Японией. Вскоре последовало «высочайшее повеление» всем судам, направляющимся на Дальний Восток, вернуться в Кронштадт.

Здесь крейсер II ранга «Алмаз» включили в состав готовившейся к походу на восток 2-й эскадры флота Тихого океана. Его рассчитывали использовать в качестве разведчика, так как «Алмаз» с его небронированным корпусом, четырьмя 75-мм пушками, стрелявшими всего на 35 кабельтовых, не представлял особой ценности в боевом отношении. И никто не мог предположить, что только этот корабль станет единственным крейсером, вырвавшимся из гибельного горла Цусимы и достигшим Владивостока!..

Крейсер «Алмаз»


Не так давно в букинистическом магазине на Литейном проспекте в Санкт-Петербурге автор этих строк, перебирая стопки старых почтовых открыток, обнаружил среди них три, внешне ничем не примечательные, но глубоко взволновавшие его каллиграфически выведенным обратным адресом. Одна открытка, посланная в Санкт-Петербург на Офицерскую улицу 28 декабря 1904 года из Египта, сообщала: «Сейчас уходим в Красное море. Надеюсь, до свиданья». А вот другая, отправленная в сентябре 1905 года: «Адрес мой — Владивосток, крейсер "Алмаз"». Третья, посланная тем же флотским офицером с острова Цейлон, помечена датой 31 декабря 1905 года... И мне зримо представились между этими тремя датами на старых почтовых открытках и трудный поход на Дальний Восток, и волны Индийского океана, и угольные авралы в тропическую жару, и цусимская трагедия, и бесславное возвращение на Балтику...

Итак, на рассвете 14 мая 1905 года 2-я Тихоокеанская эскадра втянулась в Корейский пролив... «Алмаз», входивший в состав разведочного отряда, вместе с крейсером I ранга «Светлана» (крейсер-яхта шефа Морского ведомства великого князя Алексея Александровича) и вспомогательным крейсером «Урал» (бывший германский пассажирский пароход «Кайзерин Мария-Терезия») занял место в арьергарде эскадры, прикрывая транспорты. И хотя «Алмаз» не смог бы их защитить от нападения японских кораблей, в середине дня он первым открыл огонь по приблизившемуся крейсеру «Идзуми».

Крейсер «Алмаз»


Один из ответных снарядов попал в бизань-мачту и перебил штаг, другой угодил в кормовую рубку-салон... Появились убитые и раненые, а из пробитой осколками задней трубы, застилая палубу, повалил густой черный дым... Многим даже показалось, что серьезно повреждено рулевое управление. Тогда штурманский офицер лейтенант Н. М. Григоров, видя, что крейсер не может удерживаться на курсе, покинул с разрешения командира мостик, спустился по штормтрапу за борт и убедился, что повреждение, к счастью, легко устранимо. Взамен перебитого натянули новый трос, очистили корму от обгоревших снастей, и Николай Митрофанович вернулся на мостик и, умело маневрируя, вывел «Алмаз» около четырех часов дня из-под обстрела противника, держась в дальнейшем вне сферы его огня. Однако теперь не имел целей для маломощных пушек «Алмаза» и старший офицер корабля капитан 2 ранга Дьячков, принявший на себя функции артиллерийского офицера после смертельного ранения лейтенанта Мочалина.

Когда крейсеры под командованием контр-адмирала О. А. Энквиста стали в сумерках быстро уходить на юг, Чагин решил пробиваться с остатками эскадры на север, к Владивостоку и посоветовался со штурманским офицером о курсе. Григоров ответил, что, по его мнению, сначала следует направиться к берегам Японии, где наименее вероятна встреча с неприятельскими кораблями, а уж потом взять курс «на Владивосток. Командир это предложение принял. Правда, вскоре «Алмаз» едва не погиб от столкновения с поврежденным 11-тысячетонным транспортом «Иртыш», но хладнокровие и здесь помогло Н. М. Григорову вывернуться из-под носа темной громадины. Крейсер пошел вдоль западных берегов Японии. Попытались увеличить скорость, но когда она достигла 18 уз, из труб начали сыпаться искры и стало вырываться пламя. Все же за ночь корабль преодолел опасную зону и утром оказался в открытом море. 16 мая в 11 ч 30 мин «Алмаз» пришел в бухту Стрелок, из которой в сопровождении судов тралящего каравана проследовал во Владивосток и первым принес туда печальное известие о катастрофе Российского флота. Во Владивосток, кроме «Алмаза», сумели прорваться лишь миноносцы «Бравый» и «Грозный», пришедшие 17 мая. Выяснилось, что в ходе сражения «Алмаз» получил 29 попаданий, вызвавших незначительные повреждения, и сам выпустил 346 снарядов по неприятелю. На корабле оказались убитыми офицер и четыре матроса, три нижних чина были тяжело ранены, восемь — легко.

Крейсер «Алмаз»


Во Владивосток на имя флигель-адъютанта капитана 2 ранга И. И. Чагина пришла телеграмма: «От души благодарю Вас и поручаю передать мою благодарность командирам, офицерам и командам „Алмаза", „Изумруда", „Грозного" и „Бравого" за самоотверженный тяжелый подвиг в несчастном для нас бою. Да послужит вам всем сознание своего исполненного долга утешением в тяжелом испытании, постигшем нашу Родину. Николай». За прорыв во Владивосток все офицеры «Алмаза» получили награды, в том числе командир крейсера капитан 2 ранга И. И. Чагин — орден Св. Георгия 4-й степени, старший офицер капитан 2 ранга А. П. Дьячков — золотое оружие. Ордена Св. Владимира 4-й степени с мечами были удостоены штурманский офицер корабля лейтенант Н. М. Григоров, старший судовой механик подполковник Т. Р. Нейман и вахтенный начальник лейтенант Н. П. Саблин. Два кондуктора и 29 унтер-офицеров и матросов получили знаки отличия Военного ордена.

Хотя в среде боевых офицеров флота не сложилось мнение о Чагине как о герое Цусимского сражения, поговаривали, что, подписывая списки награжденных, император заметил, что такому находчивому и предусмотрительному командиру можно доверить и двухгодовалого наследника. Вскоре капитан I ранга И. И. Чагин стал командиром императорской яхты «Штандарт», на которой впервые познакомился с морем цесаревич Алексей.

Н. М. Григорову — пожалуй, именно ему «Алмаз» обязан своим спасением — в 1915 году присвоили звание контр-адмирала, и он занял должность начальника штаба командующего Балтийским флотом. Прежде он командовал линейным кораблем «Гангут» и даже начиная с 1909 года участвовал в его проектировании. После февраля 1917 года Григоро-ва назначили командующим транспортной флотилией Балтийского моря, а после октябрьского переворота он вышел в отставку. Видя, что страна идет к гражданской войне, и не желая принимать в ней участие ни на чьей из сторон, он выехал в Финляндию, позднее жил в Германии и Франции. В начале 30-х годов переписка Н. М. Григорова с Родиной оборвалась, умер он в Ницце*. [*Григоров А. А. Родная земля. Кострома: Костромское областное отделение Всероссийского фонда культуры, 1990.]

После Чагина командиром «Алмаза» стал капитан 2 ранга А. И. Угрюмов, и в 1906 году корабль включили, хотя он по-прежнему числился крейсером II ранга (с шестью 75-мм и шестью 47-мм орудиями), в отряд судов Кронштадтского порта. Корабль часто выходил в море под флагом командующего Практической (учебной) эскадрой Балтийского моря великого князя Александра Михайловича. Впоследствии в своей «Книге воспоминаний», написанной в эмиграции, Александр Михайлович писал, что в 1906 году, в период революционного брожения на флоте, он получил записку, что команда «Алмаза» ждет его прибытия на корабль, чтобы заключить под стражу в качестве заложника. Так ли это было на самом деле, но царь предложил ему подать в отставку. Великий князь вспоминает: «Военное поражение, реки крови и, в довершение всего, — мои матросы, которые хотели захватить меня в качестве заложника!.. Такова была награда за те 24 года, которые я посвятил флоту. Когда я разговаривал с матросами, я ни разу в жизни не повышал голоса. Я радел об их пользе перед адмиралами, министрами... Я гордился тем, что матросы на меня смотрели как на своего отца и друга, и вдруг — заложник!..» Вынужденный уйти с должности, Александр Михайлович в дальнейшем внес большой вклад в развитие отечественной авиации и воздухоплавания.

Крейсер «Алмаз»


В июне—сентябре 1907 года по инициативе и при участии адмирала Ф. В. Ду-басова «Алмаз» совершил поход на Мур-ман с целью определения возможности базирования морских сил на Севере и использования сообщения между Атлантическим и Тихим океанами вдоль берегов Сибири.

23 июля 1911 года после капитального ремонта на Франко-русском заводе яхта «Алмаз» навсегда покинула Балтику. Под командованием капитана 1 ранга князя Путятина она отправилась в плавание вокруг Европы и через месяц бросила якорь в Севастопольской бухте. В качестве посыльного судна Черноморского флота яхта неоднократно посещала порты Средиземного моря.

Крейсер «Алмаз»


Первая мировая война... На Морском заводе в Севастополе «Алмаз» в очередной раз перевооружили, установив семь 120-мм орудий. Для безопасного плавания по Черному морю, в котором действовали быстроходные германо-турецкие крейсеры «Гебен» и «Бреслау», требовалась постоянная воздушная разведка, и «Алмаз» в числе первых отечественных судов приспособили для размещения двух гидросамолетов (спустя два года их число увеличили до четырех). Тогда такие корабли называли «авиаматками» или авиатранспортами. Но «Алмаз» мог выполнять и роль корабля огневой поддержки, содействуя операциям на турецком фронте и входил в крейсерский разведывательный отряд.

5 ноября 1914 года «Алмаз» в тумане первым обнаружил «Гебен», подстерегавший русские корабли у мыса Сарыч, и начал отходить, рискуя попасть под прицел орудий линейного крейсера, но тот, встреченный меткими залпами линейных кораблей, был вынужден отойти. В январе 1915 года возле турецкого порта Зунгулдак «Алмаз» обстреляла береговая артиллерия, v он получил пробоину у ватерлинии. Несмотря на штормовую погоду, команда подвела пластырь, и корабль пошел в Батум, по пути потопив турецкий пароход с военным грузом. Всего за годы войны с участием «Алмаза» было уничтожено шесть судов противника.

Гидросамолеты корабля выполняли задачи противолодочного наблюдения, в марте 1915 года участвовали в успешной операции по разведке Босфора с воздуха и в бомбардировках батарей и береговых сооружений.

В августе 1917 года «Алмаз» направили в Одессу в роли флагманского корабля транспортной флотилии Черного моря, насчитывавшей свыше 100 судов. Здесь его и застали октябрьские события. Теперь в роскошных каютах и салонах бывшей яхты заседал Совет матросских депутатов, и есть свидетельства, что выносившиеся действовавшим при нем революционным трибуналом приговоры в отношении офицеров, не перешедших на сторону советской власти, там же и исполнялись.

Крейсер «Алмаз»


В январе 1918 года «Алмаз» являлся штабным кораблем восставших против украинской Центральной Рады войск, а позднее, во время ремонта у стенки Морского завода в Севастополе, оказался под контролем германского командования. Весной 1919 года «Алмаз» перешел в Константинополь, где его пытались использовать французы в качестве базы для своих кораблей.

Осенью того же года «Алмаз» вернулся в Севастополь и вошел в состав флота Вооруженных сил Юга России в качестве вспомогательного крейсера. В

сентябре 1920 года капитан 2 ранга В. А. Григорков, последний командир «Алмаза», получил приказ выйти в район Гагры—Адлер, чтобы совместно с другими судами эвакуировать интернированную на территории объявившей о своей независимости Грузии казачью дивизию генерала Фостикова. Командира «Алмаза» назначили старшим морским начальником в этой операции, и в связи со сложной политической обстановкой в этом районе ему предписывалось выполнять трудносовместимые требоваия: запрещалось заходить в территориальные воды Грузии, избегать проникновения на территорию, занятую советскими войсками, но в случае встречи в море с турецкой канонерской лодкой с грузом для советских частей — захватить ее, при встречах с представителями Грузии соблюдать полную корректность, но быть готовым поддержать интернированные на берегу казачьи части артиллерийским огнем.

Крейсер «Алмаз»


Поход начался в штормовую погоду, и команда, состоявшая в основном из студентов, гимназистов и учеников технических училищ, сильно укачалась и не справлялась со своими обязанностями. Перегруженный углем корабль получил вдобавок к тому крен из-за попавшей в трюмы воды. Около Сочи «Алмаз» выпустил 20 снарядов по обстрелявшей его батарее красных, и только через семь дней в нейтральных водах вблизи Гагр собрались все суда, принимавшие участие в операции.

Грузинская стража, подкупленная подарками, не препятствовала погрузке казаков на суда. Однако вскоре местный комендант, бывший полковник русской армии, категорически запретил погрузку, так как по мирному договору между Грузией и Советской Россией первая обязалась выдать интернированные части Красной Армии. Оценив ситуацию, В. А. Григорков высадил на берег десант, без особых усилий рассеявший грузинских стражников, и продолжил погрузку казаков. Заканчивалась она под аккомпанемент грузинской артиллерийской батареи, не стремившейся, однако, причинить какой-либо вред, а стрелявшей скорее для вида. Отряд кораблей с казачьей дивизией благополучно прибыл в Крым. В составе врангелевского каравана из 150 вымпелов, вышедшего из Севастополя в ноябре 1920 года, был и «Алмаз». Капитан I ранга В. А. Григорков привел корабль в Бизерту, сдал французским властям и сошел с экипажем на берег в лагерь русских беженцев. Скончался командир в 1964 году в Париже, в доме для престарелых. Разоруженный «Алмаз» долго ржавел в чужих водах, пока в 1934 году не был разобран на металл. Только на потемневшей мраморной доске небольшой православной церкви сохранилось его имя в печальном списке кораблей, пришедших в Бизерту в 1920 году...

1 не понравился
12 понравился пост
 
Незарегистрированные посетители не могут оценивать посты
 
 
 
 

 
 
 
 

Информация

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Оставлять свои CRAZY комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Пожалуйста пройдите простую процедуру регистрации или авторизируйтесь под своим логином. Также вы можете войти на сайт, используя существующий профиль в социальных сетях (Вконтакте, Одноклассники, Facebook, Twitter и другие)

 
 
 
 
 
Наверх