Чем спекулировал ГУМ.

Автор:
Дибенко
Печать
дата:
14 октября 2015 17:05
Просмотров:
1372
Комментариев:
2
Чем спекулировал ГУМ.


ГУМ выпустил книгу о своей истории. В создании энциклопедии принимал участие писатель Александр Кабаков. Статья о том, что продавали спекулянты у знаменитого гумовского фонтана, и где в магазине можно было купить финские туфли, как у Михаила Горбачева.


Чем спекулировал ГУМ.


Москвичи всегда назначали свидания у памятника Пушкину, фамильярно называя его «Пампушем». А испуганные провинциалы, потерявшие в магазинной толчее друг друга, встречались по приказу радио в центре ГУМа, у фонтана. Здесь они обнаруживали толпу озабоченных людей с приоткрытыми сумками в руках, негромко переговаривавшихся, заглядывая в эти сумки. Время от времени пары удалялись в сторону подвальных туалетов, расположенных со стороны улицы Никольской - тогда носившей странное имя «25 лет Октября». Там двое совершенно неприличным образом втискивались в кабинку - впрочем, цель их была вполне невинная с точки зрения половой морали: один продавал, а другой покупал то, что называлось "промтоварным дефицитом".


Чем спекулировал ГУМ.


К этому времени, к 70-м годам прошлого века, в истории обозначенным как разгар брежневского застоя, слово фарцовка, возникшее в городском быту в поздние 1940-е и распространившееся в 1950-1960-е, почти вышло из употребления. Да и не только слово - сошло почти к нулю само явление в чистом виде, то есть покупка у иностранцев и продажа соотечественникам одежды и обуви, грампластинок, сигарет, алкоголя и других товаров широкого – точнее, узкого - потребления. Занятие это стало невыгодным в связи с падением даже официального, завышенного курса рубля, и опасным, поскольку КГБ в рамках борьбы с диссидентством стал жестче пресекать любые контакты советских людей с западными. А уж о высшей разновидности фарцовки - скупке и перепродаже валюты - и говорить нечего: после расстрела в начале 1960-х по принятому задним числом закону валютчиков Рокотова и Файбишенко в этом бизнесе остались считанные герои.


Чем спекулировал ГУМ.


И на романтических руинах фарцовки выросла плебейская и едва ли не массовая спекуляция. Перепродавали добытую по знакомству с работниками советской торговли импортную конфекцию, в основном «народно демократического» производства. Продавали места в очередях за дефицитом отечественного изготовления, вроде холодильников «ЗИЛ» и телевизоров «Рубин». Продавали так называемые чеки - эквивалентные валюте купоны для приобретения западных товаров в магазинах "Березка". Сообщение о ком-то: «он живет на бесполосные чеки», означало, в сущности, что мечта среднего советского обывателя, для этого конкретного гражданина сбылась: не покидая родины, он попал в капитализм.


Чем спекулировал ГУМ.


У гумовского фонтана спекуляция шла скромная, среднего уровня, в основном перепродавали то, что по каналам импорта приходило из-за рубежа для свободной продажи в обычных магазинах. Но между подсобками и общедоступными прилавками вставала могущественная личность продавца-товароведа или того больше, заведующего секцией - и заветный импорт уходил нужным людям или просто спекулянтам. Советские сатирики и юмористы клеймили эти нетипичные возмутительные явления, а жизнь у фонтана кипела...


Чем спекулировал ГУМ.


Здесь были особые представления о моде и качестве, отражавшиеся в стихийно сложившихся ценах. Пределом мечтаний в категории женской обуви были австрийские сапоги - как правило, цвета «бренди», желательно с голенищем без молнии, гармошкой. Цена - от 150 до 200 рублей, две-три зарплаты служащей секретарем-машинисткой девушки, что никак не мешало ей охотиться за этим австрийским счастьем и рано или поздно являть осуществившуюся мечту завистливым взглядам подруг.


Чем спекулировал ГУМ.


К сапогам в мечтах прилагалась дубленка - по восходящей монгольского, болгарского или югославского изготовления, соответственно 350, 500 и 700-800 рублей. Неожиданно могла всплыть настоящая канадская, но уж ей и цена была противоестественная - за тысячу. И нельзя было обойтись без лохматой, как у башибузука дикой дивизии, шапки - песцовой или из чернобурки. Купить ее можно было, если повезет и налетишь сразу, как «выкинут», здесь же, в отделе мехов на 2-м этаже в торце, рублей за двести пятьдесят. Барбара Брыльска, скромная учительница из «Иронии судьбы», щеголяла в такой шапке, приземляя лирический образ.


Чем спекулировал ГУМ.


Летом начиналась сезонная охота на «махру», блузки и платья из махрового, как купальные полотенца, трикотажа, считавшегося у фонтана чрезвычайно модным. Блузки назывались «батниками», слово это (очевидно, от английского button) в фонтанном контексте означало просто рубашку мужского покроя, с передней застежкой-планкой. Без батника жить было невозможно, поскольку только с ярким батником хорошо выглядели джинсы-клеш, заветный Wrangler или еще более привлекательная Montana, на худой конец Super Rifle. Какой-нибудь небожитель спекуляции, большую часть жизни проводивший у дверей «Березки» на Сиреневом бульваре, вдруг возникал в толпе у фонтана, и ни у кого не было сомнений, что лежит в его «березовой» пластиковой сумке с патриотическим хохломским узором. Расценки все время росли: в начале 1970-х Rifle можно было купить за 50-70 рублей (половина зарплаты инженера), в середине десятилетия - за 150, а Montana - за все 200, в инфляционные 1980-е цена доходила до 300 и далее.


Чем спекулировал ГУМ.


Вершиной модной экипировки был лайковый пиджак или - заоблачно! - такое же пальто. Ими магазины великой пролетарской державы снабжала Аргентина, но, естеcтвенно пролетарии экзотическую кожу не видели. Цены у фонтана – 500-1000. Прекрасное дополнение к джинсам и водолазке - тоненькому нейлоновому свитерочку кольрулян, скорее всего тбилисской подпольной фабрикации, несмотря на итальянский лейбл с грамматическими ошибками. Таков был общий облик прогрессивного комсомольского работника, будущего олигарха.


Чем спекулировал ГУМ.


Впрочем, иногда в толчее вокруг фонтана появлялись солидные товарищи - мелкие цеховики, как раз изготовители фальшивых водолазок, и тщеславные завхозы. По социальному рангу партийно-функционерские распределители им были не положены, а выглядеть как инструктор райкома партии не только хотелось, но и было полезно для дела. Спрос этой покупательно способной прослойки фонтан удовлетворял вполне - в основном за счет утечек из так называемой «200-й секции», расположенной здесь же, в ГУМе, только вход, у которого топтался невыразительный товарищ, был с Красной площади. В этой секции продавалось все, что было доступно и необходимо верным ленинцам, плоть от плоти народной: два сорта баночного пива, три - копченой колбасы, икра в баночках конусом и крабы chatka - примерный ассортимент теперешнего привокзального продуктового ларька в Сызрани.


Чем спекулировал ГУМ.


Чем спекулировал ГУМ.


Чем спекулировал ГУМ.


Чем спекулировал ГУМ.


Чем спекулировал ГУМ.


Чем спекулировал ГУМ.


Но кроме перечисленной бакалеи, продавалась здесь и амуниция среднего партработника: шерстяные серо-сизые костюмы свободного в талии покроя, того же цвета ратиновые пальто с теплой стеганой подстежкой, полуботинки неприметной и универсально удобной колодки и трикотажные кардиганы для дачных вечеров. Вся одежда и обувь была финского производства - навсегда перепуганный, хотя не сдавшийся сосед нашел прекрасный рынок для своей солидной продукции. Костюм - 180, пальто - 300, кардиган - 60, ботинки фирмы Торman - 45... Плюс фонтанная, примерно 30-процентная наценка.


Чем спекулировал ГУМ.


К слову: ботинки эти оставались любимыми номенклатурой вплоть до ее, номенклатуры, конца. Хранил им верность и Михаил Сергеевич Горбачев. А тут так сложилось, что надо встречаться в рамках нового мышления с самим непримиримым Рейганом, отцом проклятой СОИ и прочая... Ну, сели у камина, скрестили и вытянули усталые ноги. А один ушлый фоторепортер сфотографировал от пола. У нашего-то написано посреди подошвы зелененькими буквами: «Tоpman». А американец, как положено джентльмену и старому голливудскому пижону, обувь заказывал индивидуально. Поэтому у него на подошве - две медные буковки «RR». А подпись под фотографией была: «Мистер Topman и мистер Rolls-Rоусе решают судьбы мира»... Вот вскоре и дефицит кончился, фонтанные цены стали обычными, а фонтан стал просто фонтаном, местом встреч. Проходил однажды мимо - и вспомнил, как это было.


Чем спекулировал ГУМ.


Чем спекулировал ГУМ.



0 не понравился
11 понравился пост
 
Незарегистрированные посетители не могут оценивать посты
 
 
 
 

 
 
 
 

Комментарии

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Информация

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Оставлять свои CRAZY комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Пожалуйста пройдите простую процедуру регистрации или авторизируйтесь под своим логином. Также вы можете войти на сайт, используя существующий профиль в социальных сетях (Вконтакте, Одноклассники, Facebook, Twitter и другие)

 
 
 
 
 
Наверх