Великие крейсерские войны: драка за испанское наследство

Автор:
Слепой Пью
Печать
дата:
29 декабря 2015 10:02
Просмотров:
825
Комментариев:
2
Великие крейсерские войны: драка за испанское наследство


Грандиозная рейдерская война, развязанная Францией против англо-голландского союза в конце XVIII века в рамках войны Аугсбургской лиги, не оправдала надежд французского короля и его министров. Несмотря на отдельные громкие успехи, в стратегическом плане она была провальной. Тем не менее, в начавшейся через несколько лет Войне за испанское наследство Франция вновь сделала ставку на корсаров.


Первый этап: тотальная крейсерская война (1702–1705 гг.)


1 ноября 1700 года умер последний испанский Габсбург – Карл II, а уже 24 ноября внук Людовика XIV Филипп Анжуйский был провозглашён королём Испании. Это прямо нарушало Лондонское соглашение, подписанное Англией, Голландией и Францией в 1700 году, согласно которому испанский трон должен был наследовать австрийский эрцгерцог Карл. В феврале 1701 года французский Король-Солнце объявил Филиппа своим наследником и стал напрмямую управлять Испанией и её владениями, однако под дипломатическим нажимом с неохотой признал Филиппа королём в апреле 1701 года.

В свою очередь английский король Вильгельм III в сентябре 1701 года заключил с Республикой Соединённых Провинций Нидерландов (штатгальтером которой он также являлся) и Австрией Гаагское соглашение, по которому Филипп V всё ещё признавался королём Испании, однако Австрия получала желанные испанские владения в Италии. Также австрийцы брали под контроль Испанские Нидерланды, тем самым становясь на защиту региона от контроля Франции. Англия и Голландия получали в соответствии с договором назад свои коммерческие права в Испании и её владениях.

Основные боевые действия линейных флотов в ходе начавшейся войны развернулись у берегов Испании и в Средиземном море. Англичане и голландцы активно готовились к высадке войск на Пиренейском полуострове, Хоум Флит был озабочен охраной загружающихся на транспорта войск. Большая часть Ройал Неви ушла в воды Леванта. Этим не преминули воспользоваться корсары.

Великие крейсерские войны: драка за испанское наследство

Французский флот у Гибралтара, 1704 год


Дюгэ-Труэн, выйдя из Бреста на 38-пушечном фрегате «Беллон» вместе с 24-пушечным «Райёз», отправился к берегам Шотландии. Недалеко от Глазго он захватил 4 голландских торговых судна, в том числе и 38-пушечный корабль Ост-Индской компании «Синт Якес».
4 июля 1702 года 6 галер, пришедшие в Дюнкерк из Рошфора под командованием капитана Ла Паллетье, атаковали и захватили голландский 56-пушечный линейный корабль «Зеланд» из эскадры вице-адмирала Г. Эвертсена. За это командир французов был произведён в начальники эскадры галер.

В это время Ройал Неви пытался подкараулить «серебряный флот», шедший из Гаваны. Это был большой груженый серебром конвой из испанской Америки, который сопровождал адмирал Шато-Рено с 18 кораблями. Однако робкие и нерешительные действия англичан способствовали тому, что конвой без потерь пришёл в Виго 27 сентября 1702 года. Хоум Флит послал на помощь эскадру вице-адмирала Клаудисли Шовелля, дабы попытаться захватить испанские транспорты с серебром, что ещё более ослабило соединения английского флота в водах Метрополии. В связи с уходом Шовелля в Канале осталось всего 35 английских кораблей под командованием вице-адмирала Фэйрборна и 11 голландских линкоров, однако большая часть из них занимались эскортированием конвоев. Для блокады Сен-Мало, Дюнкерка, Шербура и Бреста кораблей практически не осталось.

Великие крейсерские войны: драка за испанское наследство

Атака англо-голландского флота в бухте Виго


Пользуясь ослаблением Хоум Флита, корсары вышли в море. Дюгэ-Труэн с эскадрой из 58-пушечного «Эклятэн», 56-пушечного «Фюрье» и 30-пушечного «Бьенвеню» (все корабли имели уменьшенное количество артиллерии, но увеличенную команду) вышел из Бреста и отправился Датским проливом к Шпицбергену, где полностью сжёг голландский китобойный флот из 32 судов. Эскадра шаутбенахта Ван дер Дуссена с 15 кораблями пыталась защитить китобоев, но Дюгэ-Труэн смог прорваться через заслон, повредив при этом новый, построенный в этом же году 64-пушечный «Зеланд» и 56-пушечный «Оверэйзель».

28 января 1703 года Сен-Поль вышел из Дюнкерка с тремя фрегатами. В районе Дувра он соединился с каперами – 40-пушечным «Рейна де Эспанья», 10-пушечным тендером «Нотр-Дам», 16-пушечным «Пальме Коронн» и 20-пушечным «Эсперанс». Затем он напал на английский войсковой конвой, идущий в Испанию, и захватил 52-пушечный «Салсбери» и 34-пушечный «Ладлоу» с солдатами на борту, а также торговый 36-пушечный «Московиа Мерчант» с грузом провианта.

В июне этого же года Сен-Поль вновь вышел в море с захваченными и переоборудованными в каперы «Салсбери» и «Ладлоу», имея ещё два 40-пушечных фрегата. В районе Текселя он захватил и, перегрузив себе все товары, сжёг 4 судна голландской Ост-Индской компании. В июле эскадра Сен-Поля взяла на абордаж фрегат «Заамслаг» (30 орудий). В сентябре, когда к нему присоединился капитан Ла Люзерн из Бреста с 50-пушечным «Эмфитрит», 44-пушечным «Жерсей» и 36-пушечным «Жьё», Сен-Поль разгромил богатый голландский караван, груженный пряностями, захватил три судна, а ещё 17 – сжёг, предварительно сняв груз.

15 июля 1704 года у островов Силли капитан Керр на 70-пушечном «Ривендже» столкнулся с Дюгэ-Труэном на 54-пушечном «Ясоне». После двухчасового боя на помощь французу подошли 54-пушечный «Аугуст», 28-пушечный «Валё», 16-пушечный корвет «Муш» и 2 корсара из Сен-Мало. Испуганный таким поворотом событий, Керр увёл свой линейный корабль в Плимут. Дюгэ-Труэн в своих мемуарах обвинил англичанина в трусости, однако суд под председательством Фэйрборна оправдал командира «Ривенджа». Как бы там ни было, но уход Керра оказался роковым – Дюгэ-Труэн всеми силами напал на караван из 12 судов под охраной корабля «Ковентри», идущий из Дувра, и захватил и торговые суда, и их эскорт.

Великие крейсерские войны: драка за испанское наследство

Рейд испанской Картахены


20 июля Керр на «Ривендже» вместе с 54-пушечным «Фалмутом» вышел из Плимута с большим караваном торговых судов, идущим в Вирджинию. Через три дня при попытке напасть на конвой был взят на абордаж французский корвет «Муш», а фрегат «Валё» смог сбежать. Керр погнался за фрегатом, однако 27 июля у мыса Лизард встретился с эскадрой Дюгэ-Труэна из шести кораблей. Три дня противники стояли друг против друга, но ни французы, ни англичане не решились напасть. Несмотря на очередные обвинения Дюгэ-Труэна в трусости, Керр, по-видимому, поступил правильно – ему нужно было защитить конвой.
Хоум Флит, следуя привычной схеме, пытался блокировать порты корсаров, но неудачно: в апреле Ла Люзерн сумел вырваться из Дюнкерка с двумя линейными кораблями и флейтом.

20 июля Сен-Поль с эскадрой из трёх кораблей, трёх фрегатов и нескольких флейтов также прорвал блокаду из 12 линкоров союзников и вышел на охоту.

Несколькими днями позже в Атлантике столкнулись нос к носу два конвоя: английский, из Вирджинии, в составе ста торговых судов с сильным охранением – 64-пушечным «Дредноутом», 50-пушечным «Фолклендом», 50-пушечным «Оксфордом» и 32-пушченым фрегатом «Фоуэй», и французский из двадцати торговых судов под охраной 36-пушечных флейтов «Сэн» и «Луар». После упорного четырёхчасового боя французский эскорт был взят на абордаж, причём «Сэн» успешно отбивался от двух линкоров и одного вооружённого торгового судна. Лишь подошедший «Дредноут» подавил сопротивление флейта.

Ночью к английскому конвою попытался подойти Сен-Поль, однако был отогнан эскортом. В результате караван из Вирджинии удачно дошёл до Англии – 10 судов под прикрытием линейного корабля «Гастингс» были проведены в Плимут, а 90 – в Даунс. Сильный эскорт полностью снял угрозу с конвоя, и англичане запомнили этот урок.

Великие крейсерские войны: драка за испанское наследство

Корсары в борделе – одном из мест,
где тратились заработанные деньги


2 августа Дюгэ-Труэн опять вышел из Бреста с 54-пушечными «Ясоном» и «Аугустом». К нему присоединились корсары на фрегатах «Нимфе» и «Маркиз д’О». В районе Западных подходов он взял на абордаж три торговых судна, шедших в Англию с Барбадоса. Обеспокоенные этим, англичане прислали в Саундингс кэптена Ламли с 64-пушечными «Модерейт» и «Глостер». Он встретился с Керром, однако офицеры разругались «как извозчики» и разошлись в разные стороны. 4 августа Керр столкнулся с эскадрой Сен-Поля и еле отбился, потеряв 54-пушечный «Фалмут», который два фрегата французов засыпали картечью и взяли на абордаж. На головном корабле корсаров – 50-пушечном «Эмфитрит» –из всей команды в 350 человек было убито и ранено 48. Комизм ситуации заключался в том, что во время боя в пределах видимости находился Ламли с двумя 64-пушечниками, однако на помощь Керру он не пошёл.

6 августа Сен-Поль вернулся в Брест. Ламли напал на «Ясон» Дюге-Труэна, когда тот брал приз и ссадил со своего корабля уже 60 человек, однако атака была нерешительной, и корсар смог уйти. Причиной этому были вялые действия командира соединения — если кэптен Мидс быстро повёл свой «Глостер» на сближение, то сам Ламли на «Модерейт», напротив, сближаться не стал, и Дюгэ-Труэну удалось оторваться от англичан. После боя оба 64-пушечника пришли в Плимут, так же как и соединение Керра.

Великие крейсерские войны: драка за испанское наследство

Английский флот обстреливает Гибралтар


Сен-Поль, пользуясь тем, что основные силы англичан ушли, захватил у берегов Ирландии четыре торговых судна с сукном и спокойно привёл призы в Брест. 26 октября корсар опять вышел в море с тремя кораблями («Солсбери», «Эмфитрит» и «Эроэн»), прорвав блокаду. Фэйрборн с четырьмя линкорами устремился в погоню за Сен-Полем, от которой капер спокойно ушёл, прошёл мимо Ирландии, далее проследовал Датским проливом и навёл шорох у берегов Восточной Англии, захватив два линейных корабля, два «охотника на рейдеров» и двенадцать торговых судов. Со всеми призами Сен-Поль благополучно вернулся в Дюнкерк.

Дюгэ-Труэн в сентябре-октябре караулил у берегов Ирландии богатый конвой с Ямайки, но разминулся с караваном. 12 ноября у островов Силли корсар на 54-пушечном «Ясоне» атаковал и заставил сдаться 70-пушечный корабль «Элизабэт» под командованием кэптена Кросса. Кросс поднял белый флаг, поскольку из 300 человек экипажа 100 были больными. Второй корабль Дюгэ-Труэна, 54-пушечный «Аугуст», атаковал 50-пушечный «Чатэм», однако тот смог отбиться. Кэптен Кросс был осуждён военным трибуналом за сдачу линкора, лишён всех званий и получил пожизненный срок.

19 мая 1705 года Сен-Поль на 52-пушечном «Солсбери» и Рокфёйль на 48-пушечном «Проте» столкнулись с голландской поисково-ударной группой в составе кораблей «Вулверхорст» (50 орудий) и «Раадхус ван Харлем» (44 орудия), однако бой не принёс победы ни одной из сторон. А 31 октября произошло последнее сражение Сен-Поля. Эскадра корсара — «Солсбери» (52 орудия), «Проте» (48 орудий), «Жерсей» (30 орудий), «Тритон» (50 орудий) и 20-пушечный «Эроэн» (им командовал Франсуа Бар – сын знаменитого Жана Бара), а также ещё 6 корсарских кораблей, имевших от 16 до 30 орудий, атаковала у Доггер-Банки конвой с лесом, идущий из Таллинна, с эскортом из 6 английских судов.

Флагман французов «Солсбери» смело пошёл на абордаж 34-пушечного «Пендениса» и через 30 минут на англичанине взвился флаг с лилиями, однако Сен-Поль был застрелен одним из королевских стрелков. Мателот Сен-Поля «Проте» атаковал и захватил «Блэкуолл», «Жерсей» взял «Сорлингс». Вскоре подошёл «Тритон» и с его помощью были захвачены остальные английские корабли, а корсары тем временем взяли 10 из 11 торговых судов. Потеря смелого и предприимчивого Сен-Поля была тяжёлым ударом для французов. По приходу в Дюнкерк он был с почестями похоронен, а командующим дюнкеркской эскадрой был назначен Форбэн.

Великие крейсерские войны: драка за испанское наследство

Сражение французского и английского флотов
у Гибралтара в марте 1705 года


Второй этап: сражение при Уэссане и новая английская тактика (1706–1708 гг.)


В 1705 году маршал Вобан в своём труде «Mémoire concernant la caprerie» предложил королю идею неограниченной крейсерской войны. Он говорил, что атаки конвоев надо систематизировать и усилить. Именно торговые караваны должны стать целью флота. Для успешных атак конвоев с сильным охранением предлагалось посылать группы из 4–6 линейных кораблей и 6–8 фрегатов с сильным вооружением и многочисленной командой, постоянные же атаки отдельных приватиров должны были парализовать прибрежную торговлю Англии.

Результатом таких действий, по мысли Вобана, должен был стать выход Англии и Голландии из войны вследствие разорения государств, живущих на привозных товарах и морских перевозках. При этом впервые была озвучена идея, что необязательно захватывать торговые суда противника: их гибель также ослабляла Англию и Голландию и усиливала Францию. Конвойная война должна была вестись по всему миру, дабы распылить силы союзников, заставив их отправить большую часть кораблей подальше от вод Метрополии. По мысли Вобана, это, во-первых, предохраняло Францию от вторжения с моря, а во-вторых – развязывало руки частным корсарам. Маршал считал, что через три года после начала неограниченной крейсерской войны Англия и Голландия встанут на колени и будут вынуждены пойти на мировую.

Это предложение начало воплощаться в жизнь с 1706 года. Многие известные корсары усилили свои эскадры кораблями регулярного флота. По сути, весь флот Океана был поделен между Средиземным морем (где проходили основные операции регулярных флотов) и корсарами.

2 октября 1706 года Форбэн, вышедший из Дюнкерка с эскадрой из трёх линейных кораблей, пяти корсаров и четырёх фрегатов, у Доггер-Банки столкнулся с голландским конвоем из шестидесяти судов и шести кораблей охранения – 40-пушечного «Грэйпскерке», 44-пушечного «Эдама», «Раафа», «Гронингена» и «Кампена», а также 50-пушечного «Харденбрёк». Бой был очень жарким: Форбэн на флагманском «Марсе» изрешетил ядрами «Гронинген» так, что корабль в конце концов затонул. «Драйяд» вёл активный огонь по «Раафу», и после прямого попадания в крюйт-камеру голландец взорвался у всех на глазах. Спаслось только 12 человек. Остальные корабли и суда потеряли волю к сопротивлению и были взяты.

Кроме соединения Форбэна, в Северном море активно действовали вышедшие из Дюнкерка 56-пушечные «Дофин», «Фидель», «Контэн», «Гриффон», 48-пушечный «Меркюр», 40-пушечный «Проте», 16-пушечный «Дриад» и 30-пушечный «Тигр».
24 марта 1707 года 54-пушечный «Бурбон» атаковал у берегов Португалии голландский караван и его эскорт – 40-пушечный «Нептунус» и 28-пушечный «Конкордиа», однако охранение не только отразило нападение, но и захватило самого корсара, который позже вошёл в состав флота Соединённых провинций.

11 мая из Дюнкерка вырвался Форбэн с той же эскадрой, что и в прошлом году. На следующий день к нему присоединился отряд Зауса, а 13 мая соединение корсаров атаковало конвой из пятидесяти транспортов с эскортом под командованием Клементса из 70-пушечных «Хэмптон Корт» (флагман) и «Графтон», а также 76-пушечного «Ройал Оак». Французский «Блэкуолл» хотел взять на абордаж «Графтон», но промахнулся и прошёл за кормой корабля. «Марс» схватился с «Хэмптон Корт», на англичанина была уже высажена призовая партия, а Форбэн с марсов собственноручно застрелил Клементса, но абордажные крюки не выдержали, и корабли разошлись. Французы, оставшиеся на «Хэмптон Корте», были перебиты все до одного.

Однако на помощь «Марсу» пришли «Фидель» и «Блэкуолл», и через два часа флагман англичан был захвачен. «Дофин» и «Гриффон» тем временем взяли на абордаж «Графтон». «Ройал Оак», хотя и получил ядро ниже ватерлинии, смог сбежать. Ночью он приткнулся к мели, заделал течь, а 14-го вошёл в Даунс. Хотя два линейных корабля охранения были захвачены, Клементс выполнил главную задачу – прикрыл конвой, и торговые суда смогли уйти от корсаров. Потери французов составили более 200 человек ранеными и убитыми. Форбэн за этот бой был произведён в шефы д’эскадрэ.

Великие крейсерские войны: драка за испанское наследство

Флот Англии и её союзников у Барселоны


В июне капитан Ричард Хэддок с 54-пушечными кораблями «Уорвик» и «Суолоу», а также с тремя фрегатами, занимался охраной большого угольного конвоя из 70 судов в Архангельск. Узнав о выходе Форбэна, эскорт получил сильное подкрепление в составе 10 линкоров, 1 фрегата и 3 бригов. Охранение сопровождало караван до самого Архангельска, смогло отбить несколько призов Форбэна, а 11 июля у острова Кильдин встретило дивизион Форбэна в составе 5 кораблей и 2 призов. Француз благоразумно скрылся и последовал в отдалении за конвоем, надеясь, что некоторые суда отстанут. 16 июля караван вошёл в устье Северной Двины, а Форбэну таки удалось захватить 12 отставших транспортов. Двигавшиеся же отдельно голландцы в составе 30 торговых судов и 3 фрегатов смогли избежать столкновения с корсаром и благополучно пришли в Архангельск.

Дюгэ-Труэн вышел из Бреста с 64-пушечными «Ли» и «Ашиль», 54-пушечным «Ясон», 38-пушечными «Глуар» и «Амазон», а также 22-пушечным «Астре», но за месяц рейдерства сумел взять всего 1 приз. Разочарованный, он пошёл к берегам Португалии, пытаясь поймать «бразильский флот», но и здесь ему сопутствовала неудача, и в середине августа корсар вернулся в Канал. Дюгэ-Труэн недоумевал – в чём же дело? Меж тем по настоянию Лика все суда, идущие в Англию и из Англии, были сведены в конвои. Тем самым торговым кораблям было обеспечено охранение, и моря сразу опустели – ведь караваны ходили реже, чем одиночные суда, и обнаружить их было тяжелее. Пока Дюгэ-Труэн рыскал по морям, из Метрополии были отправлены следующие конвои:

- В Португалию – 30 войсковых транспортов в охранении 2 линейных кораблей и 1 фрегата.

- На Ньюфаундленд – 20 судов с 2 фрегатами эскорта.

- В Новую Англию – 40 судов с охранением из 1 линкора и 2 вооружённых приватиров.

- В Вест-Индию – порядка 100 судов с эскортом из 1 линкора, 1 фрегата и 1 брандера.

Великие крейсерские войны: драка за испанское наследство

Скульптура Жана Бара


В 1707 году произошла самая знаменитая конвойная битва – бой у мыса Лизард (французский вариант – сражение у Уэссана). Английский караван из ста войсковых транспортов с охранением из 50-пушечного «Руби» и 54-пушечного «Честера» должен был отплыть в Португалию в октябре. С ним решили отправить и 30 торговых судов из Вирджинии, идущих в Средиземное море с товарами.

Таким образом, количество судов достигло 130, а охранение увеличилось на два 80-пушечных корабля «Кумберленд» и «Девоншир» и один 76-пушечный «Ройал Оак». Командиром эскорта был назначен кэптен Эдвардс. 10 октября конвой был обнаружен эскадрами Дюгэ-Труэна в составе 4 линейных кораблей и 2 фрегатов, и Форбэна, насчитывавшей 5 линкоров и 1 фрегат. Дюгэ-Труэн сразу же повёл свой «Лис» на флагман конвоя – 80-пушечный «Кумберленд». Буквально протаранив его, он схватился с англичанином на абордаж. «Ашиль» был направлен на «Ройал Оак», «Мор» – на «Честер», а «Ясон» — на «Руби». Фрегаты корсар оставил в резерве, надеясь что 80-пушечный «Девоншир» возьмёт на себя Форбэн.

Форбэн, в свою очередь, задержался, приняв колонну английских торговых судов на вторую линию кораблей эскорта. «Ашиль» не смог справиться с «Честером», шальное ядро попало с крюйт-камеру француза, но по счастливой случайности взорвалась только часть пороховых зарядов, хотя и от этого взрыва погибло 120 человек. «Кумберленд» смог наконец освободиться от «Лис», хотя уже потерял 100 человек команды, однако вскоре подошли «Блэкуолл» и «Глуар», и на флагмане английского эскорта взвился белый флаг — британские моряки отказались сражаться дальше. «Марс» подошёл к «Руби» с другой стороны, и они вместе с «Мор» взяли англичанина на абордаж.

«Солсбери», «Гриффон» и «Проте» тем временем атаковали «Девоншир». Освободившись, к ним на подмогу подошли также «Лис» и «Марс», но английский корабль в течение часа не допускал абордажа. В конце концов на его корме вспыхнул пожар, и вскоре «Девоншир» горел от киля до клотика. Последовал взрыв крюйт-камеры, и горящие обломки разлетелись в радиусе 300 метров. Спасти удалось только трёх человек. «Ройал Оак» ещё в начале боя последовательно отступал, сначала он отошёл подальше от «Руби», позже – не оказал помощи «Девонширу» и, наконец, просто сбежал с поля боя. Оставшиеся корабли эскорта французы взяли на абордаж, а также захватили 10–12 торговых судов. Остальные успели рассеяться благодаря мужеству экипажа «Девоншира». Потери французов в людях были велики – к примеру «Лис» потерял от огня «Девоншира» более 300 человек убитыми и ранеными.

Великие крейсерские войны: драка за испанское наследство

Сражение у Уэссана, 1707 год


Победа при Уэссане вызвала во Франции национальный подъём. Пленные англичане были с позором проведены по улицам Бреста, а толпа кричала: «Смотрите, вот они, владыки морей!». Дюгэ-Труэн был представлен в Версале королю, который пожаловал корсару ежегодный пенсион в 1000 ливров. Эту пенсию корсар тут же отдал своему первому помощнику, раненому в бою у Уэссана, чем привёл Людовика в восхищение. Особенно поразил короля тот факт, что Дюгэ-Труэн очень хлопотал о наградах и повышениях своим офицерам. Людовик тотчас же возвёл капера в дворянство вместе со всем его потомством.

Впрочем, если подводить итоги 1707 года, то он оказался явно неудачным для корсаров. Да, бой при Уэссане был выигран Дюгэ-Труэном и Форбэном, однако все основные конвои были прикрыты сильным эскортом, и потери торговых судов были минимальны. Во многом это заслуга вице-адмирала Лика, грамотно распределившего силы Хоум Флита.

В 1708 году король Франции попытался помочь претенденту на английский престол Джеймсу Стюарту (сыну Якова II) и приказал Форбэну высадить в Шотландии 12 батальонов общей численностью в 6000 человек. У корсара было 5 линейных кораблей, 9 фрегатов и 23 транспорта с войсками. Капитан Заус прикрывал экспедицию с 4 кораблями. 13 марта соединение французов около Фёрт-оф-Форт нагнал адмирал Бинг с 40 линкорами. Форбэн шёл в следующей линии – «Блэкуолл», «Марс» (флагман), «Гриффон», «Аугуст» и «Солсбери». Флагман Бинга «Медуэй» открыл огонь с дальней дистанции, примеру головного корабля последовали «Антилоуп» и «Дувр».

Форбэн был вынужден отвернуть в море и решил идти обратно в Дюнкерк. Кэптен Уолкер с 66-пушечным «Орфорд», 64-пушечным «Ноттингэм» и 54-пушечными «Суоллоу» и «Вэймут» попытался перехватить корсара на траверзе эстуария Хамбера, но Форбэну удалось избежать нежелательной встречи. Корсар вернулся в Дюнкерк и с 5 мая по 24 августа стоял на рейде с 5 линкорами. Английский флот плотно обложил корсарскую столицу, у Форбэна не хватало экипажей, особенно – офицеров. Блокаду Дюнкерка осуществляли 10 линейных кораблей, 3 фрегата и 2 флейта, флагманом эскадры был 60-пушечный «Ноттингэм» под командованием контр-адмирала Бейкера.

Форбэн, не сумевший выйти из Дюнкерка, впал в немилость и был сменён в конце 1708 года капитаном Турувром, который сумел 16 сентября выйти в море с кораблями «Марс», «Аугуст», «Блэкуолл», «Проте» и «Гриффон». Эскадра вышла с неполными экипажами. 17 октября соединение зашло в Брест, где был оставлен «Гриффон», у которого появились опасные течи в корпусе, а его команду растасовали по другим кораблям. 5 декабря, ничего не обнаружив, Турувр был принуждён повернуть обратно, 29 декабря от него отделился «Аугуст», а 2 января – «Проте», которые ушли в Брест. 9 января 1709 года Турувра перехватил Бинг с девятью линейными кораблями, но корсар сумел ускользнуть и вернуться в Дюнкерк.

Великие крейсерские войны: драка за испанское наследство

Осада Остенде, 1708 год


Этим и закончилась для каперов кампания 1708 года. Если подробно разобрать действия на море за этот год – становится ясно, что надежды на корсаров не оправдались. Регулярный флот союзников плотно обложил базы французских приватиров, свёл торговые суда в конвои, исключил по возможности переходы одиночных судов, наладил сильное охранение для воинских и торговых караванов. Победа при Уэссане не должна вводить в заблуждение: Дюгэ-Труэну и Форбэну повезло. Они смогли обнаружить конвой, сильное волнение не дало возможности англичанам ввести в бой свои тяжёлые орудия, а позорное бегство «Ройал Оак» сильно уменьшило боевую ценность эскорта.

Закономерный итог (1709–1712 гг.)


В новый 1709 год корсары входили с мрачными чувствами – количество призов за последние два года сильно уменьшилось. Блокады портов усилились, система конвоев у союзников была отлажена, и караваны шли с сильным охранением. Однако каперы были полны решимости снова выйти в море и сразиться с врагом.

12 марта 1709 года Дюгэ-Труэн вышел из Бреста с 60-пушечным «Ашиль» и тремя фрегатами. У мыса Лизард он обнаружил конвой из пятидесяти торговых судов, эскортировавшихся пятью линейными кораблями с вооружением от 50 пушек и выше. Дважды корсар пытался взять на абордаж 66-пушечный «Эйшуренс», но был отбит. Фрегаты Дюгэ-Труэна смогли захватить лишь 5 торговых судов, 2 из которых были сразу же отбиты подошедшими 50-пушечными «Хэмпшир» и «Ассистенс».

К Бресту была послана английская эскадра вице-адмирала Дурслея из 10 линкоров и 2 фрегатов. Дурслей отвёл на юг «португальский конвой», вернулся к Бресту и 20 апреля столкнулся с Дюгэ-Труэном. Французский корсар только что на «Ашиль» и «Глуар» после упорного боя захватил 50-пушечный «Бристоль». Дурслей ринулся в погоню, «Бристоль», получив несколько попаданий под ватерлинию, пошёл ко дну, однако англичане сумели спасти большую часть экипажа корабля. «Ашиль» с трудом отбился от 70-пушечного «Кента», а вот 50-пушечному «Честеру» удалось захватить «Глуар».

В Канале сосредоточились большие силы английского флота. У Дюнкерка находилась эскадра Джона Лика в составе 13 кораблей и 3 фрегатов, соединение Норриса из 10 линкоров обеспечивало проход англо-голландских конвоев в проливе. Эскадра же контр-адмирала Бейкера у Ирландии в составе 7 линкоров и 2 фрегатов встречала и провожала американские и вест-индские конвои.
Англичане нанесли французам ряд чувствительных ударов. 70-пушечный «Бреда» и 66-пушечный «Уорспайт» захватили 60-пушечный «Мор». «Кент», «Йорк» и «Эйшуранс» разгромили французский конвой, идущий в Брест, и взяли его эскорт. «Саффолк» захватил 38-пушечный корсар «Гайар». Центр тяжести корсарской войны был перенесён в отдалённые воды – в 1711 году французские каперские отряды отправлялись в Вест-Индию и Левант, к берегами Кубы и в Индийский океан.

Корсарскую эскадру Дюгэ-Труэна было решено отослать к берегам Бразилии, что можно расценивать как поражение рейдеров. Тем самым руководство французского морского министерства признало, что воды вокруг английской метрополии надёжно защищены, а крейсерская война переносится с главного театра военных действий на периферию.

Контр-адмирал Харди продолжал блокаду Дюнкерка, однако большая часть из его 12 линкоров была отдана на эскорт конвоев, поэтому Заус сумел вырваться с 70-пушечным «Графтоном», 56-пушечным «Аугустом», 50-пушечным «Блэкуоллом», 48-пушечным «Проте» и двумя 26-пушечными фрегатами. Он направился к берегам Португалии, где 25 августа разгромил голландский конвой из Леванта с грузом пряностей. В Канале кэптен Дуфус на 46-пушечном корабле «Дувр» принудил к бою и уничтожил корсаров, сумевших вырваться из тисков Дюнкеркской блокады — 28-пушечные фрегаты «Фидель», «Мютин» и 36-пушечный «Юпитер».

Великие крейсерские войны: драка за испанское наследство

Эскадра Дюгэ-Труэна в море


Побед у каперов становилось всё меньше. В 1712 году их вообще можно было пересчитать по пальцам. Эта ситуация сильно напоминает то, что пришлось пережить немецким подводникам 230 лет спустя. Списки погибших увеличивались, а число призов очень скоро приблизилось к нулю. Одним из последних у берегов Ирландии был уничтожен вырвавшийся из Сен-Мало 40-пушечный фрегат «Комт де Жиральден», взятый на абордаж 16-пушечным английским «Саламандре», уступавшим французу в численности экипажа в два с лишним раза.

Крейсерская война была проиграна. В море теперь безраздельно господствовали эскадры Ройал Неви и флота Соединённых Провинций.

Эффективные методы противодействия каперам

Почему же союзники выиграли крейсерскую войну?


За время «корсарских баталий» Войны за испанское наследство (1702–1712 г.г.) Англия и Голландия потеряли 6663 торговых судна и около 70 военных кораблей (не считая потерь в линейных сражениях).

Потери англичан и их союзников в торговом тоннаже по годам представлены в таблице:


Великие крейсерские войны: драка за испанское наследство


Великие крейсерские войны: драка за испанское наследство

(данные взяты из книги Bromley, J. S. «Corsairs and navies,
1660–1760», London, Hambledon Press, 1987)


Несмотря на рост числа захватов после 1706 года, совокупный тоннаж призов постоянно уменьшался. Так, в 1704 году среднее захваченное судно имело тоннаж 370 тонн, а в 1711 году – 120 тонн. Большее количество захватов в последние годы крейсерской войны происходило за счёт мелких судов.

Большую роль в провале рейдерств сыграли потери. За описываемый период эскадры союзников уничтожили и захватили не менее 430 рейдеров, задействованных в каперских действиях. Большинство опытных капитанов к 1711 году было либо на том свете, либо в плену у англичан и голландцев. Заменить их было некем.

Важным звеном защиты английской морской торговли стала система организованных конвоев. К тому времени она была уже не нова – она использовалась и испанцами, и португальцами, и голландцами, да и самими британцами ещё с XVI века. Тем не менее, именно с начала XVIII века появились новые приёмы защиты торговых караванов, а само движение конвоев было упорядочено.

В 1700 году Уильямом Маунтейном были опубликованы рекомендации к организации передвижения и охраны торговых судов. В книгу входило более 20 флажных сигналов, 16 передаваемых огнями и 8 пушечных. В зависимости от количества судов и кораблей эскорта конвои рекомендовалось вести тремя или более колоннами. Ордер охранения впереди и сзади торговых судов должен был держаться в линии фронта, а с боков – в кильватерной колонне. В 1708 году в Англии вышел «Крейсерский и конвойный Акт» под редакцией супруга королевы Анны – Георга Датского. В инструкции насчитывалось уже 23 дневных и 24 ночных сигнала.

Судя по мемуарам того времени, найти общий язык с капитанами торговых судов командирам эскорта было очень сложно, особенно если эти суда принадлежали британской Ост-Индской компании. Строптивые капитаны, иной раз оскорблённые строгими сигналами и письменными предписаниями, покидали конвой и следовали к месту прибытия самостоятельно, рискуя нарваться на корсаров. Поэтому довольно часто командир охранения должен был быть не только грамотным и умелым моряком, но и хорошим дипломатом, дабы найти общий язык с капитанами торговых судов. Начиная с 1708 года была создана должность коммодора конвоя – на эту должность приглашался наиболее уважаемый из числа капитанов торговых судов, который являлся главным помощником начальника эскорта.
Вторым действенным средством против корсаров стала блокада каперских портов. Сосредоточив в Канале большие силы и организовав поисково-ударные группы, англичане в итоге практически полностью закрыли каперам выход в море. Те же, кто прорывался, иногда месяцами безрезультатно бороздили моря — с повсеместным введением конвоев найти одиночное торговое судно противника было очень нелегко, а все более-менее значимые конвои были прикрыты сильными эскортами из военных кораблей. В результате каперы были просто выметены из вод Европы, а крейсерская война была перенесена на периферию. После 1708 года потери союзников постоянно снижались, и к 1712 году приблизились к нулю.

Сама природа крейсерской войны – это, как правило, борьба слабого против сильного. Каперы не смогли уничтожить морскую торговлю Англии и Голландии. Успехи первых лет не должны обманывать: да, пока союзники не навели порядок со своими торговыми караванами, пока английский флот большей частью сражался в Средиземном море – корсары добились значительных результатов. Но стоило англичанам и голландцам заняться серьёзной борьбой с рейдерами, как сразу же потери в торговых судах значительно уменьшились, а потом и вовсе приблизились к нулю.

Великие крейсерские войны: драка за испанское наследство

Памятник Рене Дюгэ-Труэну в Сен-Мало


Не уничтожив торговлю противника, корсары также не смогли защитить и свою: в ходе войны за Испанское наследство торговый оборот Франции с обеими Америками и Индией сократился в три раза. Было уничтожено и захвачено более 200 французских судов, крупные торговые порты (Шербур, Дюнкерк, Брест, Сен-Мало, Рошфор) были блокированы. Часть арматоров и предпринимателей отошла от мирной коммерции и получала свои дивиденды от каперских операций – то есть паразитировала на узаконенном грабеже кораблей других государств и не была заинтересована в развитии собственной торговли.

Самым результативным рейдером по итогам обеих войн оказался Дюгэ-Труэн, уничтоживший или захвативший 20 военных кораблей и 300 судов противника. На втором месте идёт Форбэн с 10 кораблями и 150 судами. Такого количества побед больше не одержал никто, в том числе и асы подводной войны ХХ века – фон Арно де ля Перьер и Кречмер.

1 не понравился
19 понравился пост
 
Незарегистрированные посетители не могут оценивать посты
 
 
 
 

 
 
 
 

Информация

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Оставлять свои CRAZY комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Пожалуйста пройдите простую процедуру регистрации или авторизируйтесь под своим логином. Также вы можете войти на сайт, используя существующий профиль в социальных сетях (Вконтакте, Одноклассники, Facebook, Twitter и другие)

 
 
 
 
 
Наверх