Прыжок «Пантеры»

Автор:
Слепой Пью
Печать
дата:
17 января 2016 21:11
Просмотров:
690
Комментариев:
0
Прыжок «Пантеры»

Подводная лодка «Пантера»


В Первую мировую русские моряки не раз показывали себя с самой лучшей стороны, однако после февральской, а затем и октябрьской революций ситуация резко поменялась. Флот остался без большого числа офицеров и специалистов, дисциплина матросов катастрофически упала, поэтому на протяжении почти двух лет подплав молодой красной республики ничем не мог похвастаться.

Побед у Красного флота не было не потому, что у него не было врагов. Врагов, как раз-таки, было хоть отбавляй — и немцы, война с которыми прекратилась лишь в марте 1918 года, и иностранные интервенты из стран Антанты, хозяйничавшие в русских территориальных водах как у себя дома. Раздрай в дисциплине, плохое моральное состояние личного состава и неухоженность материальной части привели к тому, что весь восемнадцатый год вражеские корабли практически не несли потерь от краснофлотцев, а чаще подрывались на минах, в основном установленных ещё при старой власти. Исключения были редки — уничтожение подлодки L55 эсминцами «Азард» и «Гавриил» 4 июля да отбитие рейда на Кронштадт 18 августа, стоившего британцам трёх торпедных катеров. Подводникам большевиков же удалось «размочить счёт» только 1 сентября 1919 года, когда подводная лодка «Пантера» уничтожила эскадренный миноносец «Витториа».


Родом из мореходных «Барсов»


«Пантера» относилась к подводным лодкам типа «Барс». Это была самая крупная серия отечественных подлодок дореволюционной эпохи: в период с 1914 по 1917 годы их было произведено 22 штуки, ещё две были заложены, но не достроены.

«Барсы» относились к крупным лодкам — «мореходным», как они назывались в тогдашних документах, то есть способными действовать в открытом море, а не только возле берегов, как более старые и мелкие лодки. Они были достаточно мощно воооружены и отличались приличной для Балтийского и Чёрного морей автономностью. По проекту на «Барсы» предусматривалась установка мощных (1320 л.с.) дизелей специального изготовления, но их хватило всего на четыре лодки. Две были оснащены дизелями «Нью-Лондон» мощностью 420 л.с., остальные (в том числе и «Пантера») — совсем слабыми двигателями по 250 л.с., снятыми с канонерских лодок, но в удвоенном количестве — четыре двигателя вместо двух.

Прыжок «Пантеры»

Схема ПЛ типа «Барс»


Основным недостатком «Барсов» был безотсечный корпус — внутри лодки не было герметичных переборок. Это упрощало конструкцию и делало управление экипажем более удобным для командира, но сильно снижало живучесть подлодки: в случае затопления не было возможности изолировать воду в одном отсеке, эвакуировав экипаж в другие. Лодка гарантированно тонула, если вода поступала быстрее, чем её успевали откачивать помпы.

«Пантера» вступила в строй 23 июля 1916 года и за время Первой мировой войны совершила десять боевых походов. Каких-либо военных успехов ей при этом достичь не удалось, но на счету её экипажа значится такое недюжинное достижение, как занявший 11 суток самостоятельный переход из Ревеля в Гельсингфорс, а затем в Кронштадт в условиях крайне сложной ледовой обстановки. Это было сделано в феврале 1918 года, когда над российскими военными базами, расположенными на территории нынешних стран Балтии, нависла угроза захвата немцами. Для предотвращения захвата лодки её и пришлось вести в совершенно неподходящих для этого погодных условиях дальше от линии фронта.

«Пантера» наряду со многими другими лодками 15 ноября 1918 года вошла в состав ДОТ — Действующего отряда Балтийского флота, который пытался противодействовать как контрреволюционным движениям (каковых было много, мятежи и расколы в то неспокойное время происходили постоянно), так и британским интервентам. Последние не просто создавали видимость присутствия, а вели активные боевые действия — например, бомбили Кронштадт авиацией и пытались атаковать его гавань торпедными катерами.

Командиром «Пантеры» на тот момент был Александр Николаевич Бахтин — столбовой дворянин, герой Первой мировой войны, кавалер орденов Станислава и Святой Анны. С подлодками типа «Барс» он был знаком не понаслышке. Во время мировой войны он служил на лодках «Кайман» и «Волк», последняя из которых относилась к данному типу. После революции Бахтин уволился из военного флота, стал капитаном торгового судна, однако в 1918 году вернулся на военную службу и благодаря богатому боевому опыту был назначен командиром подлодки «Пантера».

Прыжок «Пантеры»

Александр Николаевич Бахтин


15 января 1919 года «Пантера» выходила в море с заданием воспрепятствовать британским кораблям высадить десант в Нарвском заливе, однако поход не увенчался успехом. 24 июля того же года «Пантера» обнаружила две британские подводные лодки, находящиеся в надводном положении, и атаковала их, но удача снова не улыбнулась капитану Бахтину — все выпущенные по британцам торпеды прошли мимо. Справедливости ради стоит отметить, что столь же безрезультативным был и ответный огонь британцев — по обнаруженной ими «Пантере» была выпущена как минимум одна торпеда.

«Пантера» против «Витториа»


31 августа «Пантера» отправилась в очередной поход, на этот раз в район Копорского залива, с заданием препятствовать операциям британского и эстонского надводных флотов. В 14:30 в перископ был обнаружен «четырёхтрубный истребитель» (истребителями тогда именовались эсминцы, от первоначальной их функции — истребитель миноносцев). Расстояние было слишком велико для атаки, а догнать цель в подводном положении лодка не могла — не хватало скорости. Оставалось только наблюдать, как эсминец скрывается в тумане. Так как к тому моменту лодка прибыла в предписанный район, Бахтин приказал погрузиться глубже и периодически всплывать на перископную глубину для осмотра горизонта. В 17:00 туман рассеялся, и четырёхтрубный эсминец вновь был обнаружен у южной оконечности острова Сескар, а час с небольшим спустя рядом с ним был замечен ещё один, трёхтрубный. Внимательно пронаблюдав за целями в течение часа, Бахтин выяснил, что они стоят на месте — вероятнее всего, на якоре. Лучшего момента для атаки придумать было невозможно, и Бахтин пошёл на сближение.

Прыжок «Пантеры»

Н. Е. Бубликов и Г. В. Горшков. «Потопление подводной лодкой
Балтийского флота «Пантера» английского эскадренного миноносца
«Витториа» у острова Сескар. 31 августа 1919 г." В настоящий момент
картина находится в экспозици Центрального
музея Вооружённых сил в Москве


Обстановка была крайне сложной — песчаные отмели вынуждали лодку держаться как можно ближе к поверхности, а сильное волнение при этом грозило вытолкнуть её на поверхность, где она была бы немедленно обнаружена англичанами. Более четырёх часов выходила «Пантера» на позицию, медленно подкрадываясь к противнику со стороны заходящего солнца. В 21:19 с расстояния 4–5 кабельтовых (около восьмисот метров) лодка дала залп из обоих носовых аппаратов. Чтобы компенсировать резкое уменьшение веса лодки, грозившее поднять её на поверхность, Бахтин скомандовал срочное погружение. Лодка ударилась днищем о грунт, получив повреждения. Спустя примерно полминуты на лодке зафиксировали попадание одной из торпед, трёхтрубный эсминец окутался дымом и стремительно ушёл на дно. Отходить «Пантере» пришлось под плотным огнём второго эсминца, всплыть ей долгое время не давали прожекторные установки с берега. Лишь к рассвету лодка отдалилась на достаточное расстояние — она прошла без всплытия около 75 миль, полностью исчерпав заряд аккумуляторных батарей. Воздух на борту не вентилировался на протяжении 28 часов, и к этому моменту был уже настолько спёртым, что не зажигалась спичка. Экипаж терял сознание, но был горд успехом. В полдень 1 сентября «Пантера» с триумфом вернулась на базу.

Прыжок «Пантеры»

Эскадренный миноносец HMS «Vittoria»


Как стало известно позже, потопленным кораблём был HMS «Витториа» — эсминец, переделанный в минный заградитель. Он относился к так называемому «адмиралтейскому классу V», разработанному в Британии в годы Первой мировой войны и воплощавшему в себе многие новейшие на тот момент достижения в области кораблестроения. Среди эсминцев эти корабли по праву считались одними из наиболее мощных и совершенных в мире. «Витториа» был введён в строй в марте 1918 года, на момент роковой для него встречи у острова Сескар ему не было и полутора лет. После его потопления англичане решили, что возня с подъёмом и восстановлением не стоит свеч, и «подарили» его Финляндии. Однако, когда в 1925 году финны собрали средства для подъёма корабля, выяснилось, что взрывом торпеды он разломлен пополам и восстановлению не подлежит. Координаты обломков после этого были утеряны, и заново «Витториа» обнаружили только совсем недавно, в ноябре 2013 года.

Судьба подлодки


«Пантера» после своей славной победы прослужила ещё долго. Правда, почти всё время — под другими названиями. 1 октября 1921 года она стала просто ПЛ-5, 31 декабря 1922 года получила имя «Комиссар», а в 1931 году снова лишилась имени, став ПЛ-13. В 1934 году ей присвоили индекс Б-2.

Прыжок «Пантеры»

Модернизированная «Пантера» (Б-2)


В 1933 году лодка стала «пробным шаром» модернизации субмарин типа «Барс»: в Красном флоте их по-прежнему оставалось много, а требованиям момента они совсем перестали соответствовать. Руководство решило прикинуть, можно ли эти лодки дотянуть до современных стандартов, или придётся всё же списывать их на слом. Б-2 оснастили более мощными дизелями, новой аккумуляторной батареей и новыми винтами, корпус разделили на три отсека герметичными переборками, полностью переделали мостик и ограждение рубки, установили полуавтоматическую универсальную 45-мм пушку. Боевые качества лодки сильно выросли, но объём и стоимость работ оказались столь велики, что от переделки подобным образом остальных «Барсов» пришлось отказаться.

Бывшую «Пантеру» по окончании модернизации передали в учебную бригаду, в составе которой она и встретила Великую Отечественную войну. В походы заслуженную «пенсионерку» к тому моменту уже не отправляли, так что всю войну она простояла в Кронштадте. Большая часть её экипажа была направлена на фронт. На борту остался лишь минимальный расчёт, но даже он сумел внести вклад в победу: 23 сентября 1941 года зенитным огнём с Б-2 был сбит немецкий бомбардировщик. В 1942 году лодку переделали в плавучую станцию для зарядки аккумуляторов, присвоив обозначение ПЗС-1, а в 1955-м, после почти сорока лет службы, списали и отправили на металлолом.

В память о лодке, открывшей боевой счёт советским подводникам, названа АПЛ К-317 «Пантера», вошедшая в состав Северного флота 27 декабря 1990 года. Лодка завоевала в 1993 году приз Главкома ВМФ по противолодочной подготовке. В 1999 году тогдашний командир лодки капитан 1-го ранга Сергей Валентинович Справцев был удостоен звания Героя России с формулировкой «за мужество и героизм, проявленные при исполнении воинского долга в условиях, сопряжённых с риском для жизни».

Прыжок «Пантеры»

АПЛ К-317 «Пантера»


Капитан Александр Бахтин за уничтожение эсминца был удостоен Ордена Красного Знамени — высшей награды молодой советской республики. Восемнадцать членов экипажа «Пантеры» были награждены именными часами. В 2007 году были открыты мемориальная табличка на доме в Санкт-Петербурге, где Бахтин проживал в 1919–31 г.г., и памятник на Смоленском Православном кладбище, где он похоронен.

0 не понравился
19 понравился пост
 
Незарегистрированные посетители не могут оценивать посты
 
 
 
 

 
 
 
 

Информация

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Оставлять свои CRAZY комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Пожалуйста пройдите простую процедуру регистрации или авторизируйтесь под своим логином. Также вы можете войти на сайт, используя существующий профиль в социальных сетях (Вконтакте, Одноклассники, Facebook, Twitter и другие)

 
 
 
 
 
Наверх