Безжалостная британская «Катапульта»

Автор:
Слепой Пью
Печать
дата:
6 февраля 2016 11:55
Просмотров:
1403
Комментариев:
1
Безжалостная британская «Катапульта»


Вторую мировую войну Франция и Великобритания начали, находясь в одном лагере. Как и между любыми амбициозными государствами, между этими двумя странами имелся традиционный набор экономических и политических противоречий, но общая угроза в лице Германии в очередной раз сплотила их. Кто бы мог подумать, что чуть более чем через год после начала войны Британия попытается потопить значительную часть французского флота…


Побеждённая Франция: между молотом и наковальней


24 октября 1940 года на железнодорожном вокзале городка Монтуар герой Первой мировой войны, «верденский победитель», 84-летний маршал и глава французского государства Филипп Петен встретился с германским рейхсканцлером Адольфом Гитлером. Лидеры победившей и побеждённой стран закрепили результаты своей беседы рукопожатием. Под историей Третьей республики, которая формально прекратила своё существование ещё в конце июня — начале июля 1940 года (22 июня был подписан акт о капитуляции Франции, а 10 июля парламентом страны в театре-кабаре курортного городка Виши была принята новая конституция) этой встречей была проведена жирная черта. Франция превращалась в авторитарное государство, достаточно тесно связанное с нацистской Германией.

Безжалостная британская «Катапульта»

Французские военнопленные возвращаются домой из немецкого плена


Через неделю, 30 октября, маршал Петен, пытаясь оправдать свой поступок в глазах сограждан, в своём обращении к нации призвал её к примирению и сотрудничеству с Германией:

Безжалостная британская «Катапульта»


Безжалостная британская «Катапульта»

Встреча главы французского государства маршала Филиппа
Петена (слева) с рейхсканцлером Адольфом Гитлером
(на переднем плане справа). Правее Гитлера на втором плане –
министр иностранных дел Германии Иоахим фон Риббентроп


Единственная из великих (и в экономическом, и в военном аспекте) держав антигитлеровской коалиции, Франция пережила полный разгром и оккупацию. При этом сформированное в таких условиях правительство смогло не только более 4 лет оставаться «у руля», но и, сохранив значительную часть колониальной империи, вести переговоры о месте Франции в новой «германской Европе».

Критически оценивая решения Филиппа Петена, не стоит забывать о том, какие события подтолкнули Францию на сомнительную тропу сотрудничества с жестоким и беспринципным агрессором. В период с 3 по 8 июля в портах Англии, Египта, а также нескольких французских заморских владений Королевским военно-морским флотом Великобритании была проведена серия операций, известных под общим названием «Катапульта»,которая на несколько лет вперёд очень сильно осложнила англо-французские отношения. Сразу после неё вишистское правительство Франции разорвало с Британией дипломатические отношения, и дальнейший крен внешней политики Франции в сторону Германии был предопределён.

Только операцией «Катапульта» боевые действия армий союзников против вишистской Франции, к сожалению, далеко не исчерпываются. На протяжении нескольких лет произошла целая череда боевых столкновений, даже отдельные из которых по своим масштабам тянули на полномасштабную локальную войну. Попробуем разобраться, чем было обосновано решение Британии на эскалацию прямого конфликта с Францией.

«Владычица морей» нервничает


Вишистское правительство Франции, кроме центральной и южной части метрополии, с середины 1940 года с определёнными оговорками контролировало почти полностью обширные колониальные владения в Америке, Африке, Азии и Океании. Под оговорками здесь имеется в виду то, что некоторые владения в Экваториальной Африке и Южной Азии (Пондишери и прочие города Французской Индии) достаточно быстро перешли под контроль союзников и «Свободной Франции» де Голля, а Индокитай, оставаясь французским юридически уже с лета 1940 года, по факту превратился во франко-японское совладение. Особенно сильными были позиции режима Виши в Северной и Западной Африке.

Сухопутная армия Франции в войне была разгромлена практически полностью. Но военно-морские силы, значительная часть которых располагалась за пределами метрополии, а также в портах средиземноморского побережья, не оккупированного Германией, сохранили большую часть своего боевого потенциала. Четвёртый по величине флот мира после поражения Франции в войне имел достаточно неясные перспективы. Согласно статье 8 германо-французского соглашения о прекращении военных действий, его корабли обязаны были явиться в порты довоенной приписки, например самые современные французские линкоры возвращались бы в оккупированный Германией Брест. Затем под контролем германских и итальянских представителей суда предстояло разоружить, а команды демобилизовать.

29 июня французы смогли «протолкнуть» на переговорах с итальянцами и немцами условие, по которому разоружение и демобилизация экипажей всё-таки должны были проводиться в африканских портах и не оккупированном Тулоне. К сожалению, британское Адмиралтейство из-за затруднённого по объективным причинам сообщения с военно-морскими силами Франции не получило своевременно информации об этой небольшой дипломатической победе вишистского правительства. Возможно, будь получена эта информация вовремя, роковая «Катапульта» через четыре дня так бы и не выстрелила.

Если толковать соглашение о прекращении военных действий буквально, то получалось, что корабли Франции не достанутся Германии. Однако британское правительство обоснованно полагало, что Германия к трактовке подобного договора может подойти достаточно «творчески». В любом случае, пожелай Германия «приватизировать» французские корабли, прибывшие для разоружения во Францию, французы вряд ли смогли бы этому воспрепятствовать.

По мнению некоторых французских историков, ещё одним источником англо-французских осложнений были разные значения слова «контроль», который должна была осуществлять Германия над французскими кораблями согласно соглашения о перемирии, во французском и английском языках. Во французском «контроль» имеет значение, близкое к русскому «наблюдению», а в английском это слово обозначает «управление».

Великобритания, к середине 1940 года практически в одиночку сражавшаяся против Германии и её союзников, имела несколько сильных козырей, позволивших ей выстоять в этой борьбе. Островное положение и значительно более сильный, чем у Германии, военно-морской флот гарантировали относительное спокойствие метрополии. Обширные колониальные владения позволяли снабжать экономику страны необходимыми ресурсами, но устойчивое снабжение также было возможно только в случае уверенного превосходства на море. Если бы неплохой флот Франции попал в руки немцев, то флоты стран Оси в Средиземноморье и Северной Атлантике (с учётом итальянского) стали бы чувствовать себя гораздо увереннее.

Относительно просто англичанами был решён вопрос с французскими кораблями, находившимися к моменту поражения Франции в портах Англии. 3 июля в Портсмуте только экипаж подводной лодки «Сюркуф» оказал вооружённое сопротивление при захвате судна британскими морскими пехотинцами. Два устаревших линкора, два эсминца, пять субмарин и восемь торпедных катеров сдались абордажным командам без боя. Также достаточно гладко произошло взятие под английский контроль и разоружение французских кораблей (старый линкор «Лориан», 4 крейсера и несколько эсминцев) в египетской Александрии.

Но суда, находившиеся в подконтрольных вишисткому правительству портах, также вызывали сильное беспокойство британского правительства.

В Алжире на трёх военно-морских базах находились следующие суда: в Мерс-эль-Кебире – 2 старых линкора («Прованс» и «Бретань»), два новых линейных крейсера («Дюнкерк» и «Страсбург»), гидроавианосец «Коммандан Тест», 6 лидеров и ряд вспомогательных кораблей; неподалёку, в Оране – 9 эсминцев, 6 подводных лодок, сторожевые корабли и тральщики; в городе Алжире – 6 лёгких крейсеров и 4 лидера.

Безжалостная британская «Катапульта»

Линейный крейсер «Страсбург»


Безжалостная британская «Катапульта»

Гидроавианосец «Коммандан Тест»


Также из крупных судов в Африке находились ещё два новых однотипных французских линкора – в Дакаре (Сенегал) – «Ришелье», а во французской части Марокко, в Касабланке – однотипный с ним недостроенный «Жан Бар».

Безжалостная британская «Катапульта»

Линейный корабль «Ришелье»


В Тулоне, на средиземноморском побережье Франции, базировались 4 тяжёлых крейсера. В Америке, на Гваделупе, с двумя лёгкими крейсерами («Эмиль Бертэн» и учебным «Жанна д’Арк») находился построенный из корпуса незаконченного линкора типа «Нормандия» авианосец «Беарн». В начальный период Второй мировой это судно возглавляло поисковое соединение «L» французского и британского флотов, которое разыскивало карманный линкор кригсмарине «Граф Шпее», а после капитуляции Франции ушло к берегам французских владений в Новом Свете.

Безжалостная британская «Катапульта»

Авианосец «Беарн»


Залп «Катапульты»

Для нейтрализации угрозы перехода французского флота в той или иной форме под контроль Германии британцы спланировали синхронную (эффект внезапности был необходим везде) операцию на пространстве от Гваделупы до Александрии. Атака на французские суда по всему миру началась 3 июля, и только в Дакаре с опозданием – 8-го. Серия операций получила общее название «Катапульта».
О событиях 3 июля в Англии и Египте упоминалось выше. Так же бескровно разрешилась ситуация во французской Вест-Индии: благодаря личному вмешательству президента на тот момент ещё нейтральных США Франклина Рузвельта атака британского флота на французские корабли не состоялась. Позднее, по соглашению от 1 мая 1942 года между правительством Виши и США, эти суда были разоружены.

В Северной Африке 3 июля 1940 года события развивались совсем по другому сценарию. Ещё 24 июня сэр Дадли Норт, начальник морской станции Великобритании в Гибралтаре, встретился на борту «Дюнкерка» с французским адмиралом Жансулем. На предложение Норта перейти на сторону Великобритании и продолжить войну с Германией Жансуль ответил отказом, заявив, что будет подчиняться только приказам французского (вишистского) правительства. При этом адмирал Жансуль заверил британца, что ни один французский корабль не попадёт в руки немцев.

До капитуляции Франции Западное Средиземноморье у союзников было зоной ответственности французского флота, теперь же англичане для действий в этом регионе экстренно формировали в Гибралтаре новое соединение «Н». Его основу составили линейный крейсер «Худ» и авианосец «Арк Ройал». К 30 июня формирование нового соединения, в которое вошли, кроме «Худа» и «Арк Ройала», два старых линкора, два лёгких крейсера, одинадцать эсминцев и две подлодки, было завершено. Эти силы и приняли участие в атаке на французов 3 июля.

Силы французов в Мерс-эль-Кебире (базе в западной части Оранского залива), помимо кораблей, включали в себя несколько береговых батарей с орудиями калибром от 75 до 240 миллиметров. Базовая авиация французов имела, по разным данным, от 42 до 50 исправных истребителей «Хок-75» и M.S.406.

Вице-адмирал Джеймс Сомервилл, командующий соединением «Н» до последнего момента, пытался отговорить Адмиралтейство от атаки на французские корабли. Адмиралтейство намеревалось предложить Жансулю 4 варианта:

Безжалостная британская «Катапульта»


Сомервилл добился того, что к этому перечню был добавлен ещё один вариант, согласно которому французам предоставлялась возможность уйти во Французскую Вест-Индию или в нейтральные на тот момент порты США, где корабли должны были быть демилитаризованы и переданы под американский контроль (что и произошло в реальности с кораблями в Гваделупе).

Для переговоров с Жансулем Сомервилл выбрал бывшего военно-морского атташе в Париже капитана Холланда, который имел много дружеских связей среди французских офицеров и в совершенстве знал французский язык. Несмотря на старания капитана, утренние переговоры 3 июля провалились, в том числе и по той причине, что накануне адмирал Жансуль получил информацию о требовании Германии вывести все французские суда из английских портов во Францию под угрозой срыва перемирия. В 12:30 британские торпедоносцы «Суордфиш» с «Арк Ройала» сбросили магнитные мины на выходе из сетевого заграждения; французский флот оказался запертым. Французские линкоры стояли у причальной стенки к морю кормой, из-за чего «Дюнкерк» и «Страсбург» оказались лишёнными возможности вести огонь главным калибром: обе башни каждого корабля располагались в носовой части.

В 13:10 Сомервилл сообщил французам, что в случает отказа от принятия ультиматума он откроет огонь в 14:00. Однако шанс на мирное решение ещё оставался. Жансуль в ответном сообщении передал, что согласен не выводить корабли в море и будет ждать ответа французского правительства на выдвинутый ультиматум. В 14:00 британцы огня так и не открыли, ограничившись тем, что в половине третьего сбросили магнитные мины и на выходе из гавани Орана.

В 15:00 капитан Холланд вновь начал переговоры с французами. Всё шло к тому, что французы и англичане достигнут хотя бы временного «джентльменского соглашения», которое закрепит имеющийся статус-кво: французы не выйдут из Мер-эль-Кебира, а англичане не будут больше предпринимать враждебных действий. Но здесь в ход переговоров вмешался случай.

Британское Адмиралтейство перехватило распоряжения французского военно-морского министерства, согласно которым крейсерским эскадрам в Алжире и Тулоне предписывалось собраться в Оране и оказать помощь блокированным кораблям Жансуля. Учитывая тот факт, что использование Францией авиации было запрещено соглашением о перемирии с Германией, немецкая комиссия была предупреждена о необходимости применения самолётов в Северной Африке. Как и следовало ожидать, немцы ничего не имели против. Жансуль получил распоряжение ответить силой на силу ещё в 13:05, и когда Адмиралтейство узнало об этом, оно немедленно радировало Сомервиллу: «Делайте «дело» быстро, или вам придётся иметь дело с французскими подкреплениями».

В 16:15 Сомервилл во второй раз передал Жансулю угрозу потопить его корабли. На этот раз время «Х» было назначено на 17:30.

Безжалостная британская «Катапульта»

Схема начальной фазы сражения в гавани Мерс-эль-Кебир
3 июля 1940 года


Французские корабли к этому моменту уже были готовы к бою и в 16:40 получили приказ на выход из гавани. В 16:50 были подняты в воздух 3 французских самолёта-разведчика, истребители также находились в готовности к вылету. В 16:54 прозвучал первый залп британцев. Бой проходил в крайне сложных для французов условиях. Неподвижные в его начале, французские суда представляли весьма удобную мишень для ведущих огонь с 90 кабельтовых британских артиллеристов. Силуэты французских кораблей перекрывали друг друга. С одной стороны, это мешало вести огонь им самим, с другой – британские «перелёты» часто попадали в находившиеся позади намеченной мишени суда.

Безжалостная британская «Катапульта»

Схема общего хода сражения с побегом «Страсбурга»


Последовавший примерно часовой бой с применением авиации завершился потоплением одного старого французского линкора «Бретань», повреждением нового«Дюнкерка» и второго старого линкора, а также успешным прорывом в Тулон практически неповреждённого «Страсбурга». При этом повреждения «Дюнкерка» оказались не критичными, и рано утром 6 июля англичане предприняли авианалёт с целью «добить» его. В его результате линкор получил серьёзные повреждения и вышел из строя до июля 1941 года, когда на ограниченных мощностях Орана был завершён его частичный ремонт.

В тактическом плане сражение у Мерс-эль-Кебира, несомненно, выиграли англичане. Их совокупные потери составили всего шесть самолётов, причём большая часть экипажей была спасена. Лишь 2 члена экипажа палубного самолёта «Скьюа» погибли. Французы в операциях 3 и 6 июля потеряли, по официальным данным, 1297 человек. Линкор «Бретань» был потерян безвозвратно, как и несколько меньших судов.

Но в стратегическом масштабе нападение на Мерс-эль-Кебир как самая кровавая из серии операций «Катапульта» для британцев стало провальным. Непосредственная задача по уничтожению линкоров была выполнена только частично. Дипломатические отношения между Британией и вишисткой Францией были немедленно разорваны, а бывший вполне проанглийским французский флот стал считать англичан противниками.

Последним эпизодом «Катапульты» была атака британской эскадрой 8 июля 1940 года линкора «Ришелье» в Дакаре. Французский линкор был повреждён торпедой, сброшенной с самолёта (в состав атакующей эскадры входил авианосец «Гермес»), а после обстрела 381-мм орудиями линкоров «Резолюшн» и «Бархем» на «Ришелье» взорвалась башня главного калибра.

Плачевные итоги


Непосредственным выгодополучателем от операции «Катапульта» в итоге оказалась Германия. Отношения между Великобританией и Францией были испорчены настолько, что военно-морское министерство последней отдало приказ атаковать любые британские суда, где бы они ни находились. Французские суда из Северной Африки переводились в Европу, в Тулон, находившийся относительно недалеко от германской оккупационной зоны. По воспоминаниям генерала де Голля, приток добровольцев в вооружённые силы «Свободной Франции» резко сократился сразу после событий в Мерс-эль-Кебире.

Но даже колабрационистское правительство Петена в конце концов рассудило, что Франции хватает проблем в связи с оккупацией половины страны Германией, и уже с 5 июля (ещё до повторной атаки «Дюнкерка») военно-морское министерство страны издало новое распоряжение, согласно которому британские суда следовало атаковать только в 20-мильной зоне у французского побережья. Следующей попыткой деэскалации стало заявление французского правительства 12 июля 1940 года, в котором было сказано о переходе исключительно к оборонительным действиям без помощи бывших врагов. Под «бывшими врагами» здесь подразумевались Германия и Италия.

Тем не менее, операция «Катапульта» не стала последним вооружённым столкновением союзников с режимом Виши. Впереди были боевые действия в Экваториальной и Западной Африке, в Сирии и на Мадагаскаре. Попытки вишисткой Франции остаться нейтральной были обречены на провал – в условиях мировой войны шансов на это практически не оставалось.

В ноябре 1942 года германская армия оккупировала Южную Францию, находившуюся до этого под контролем вишистского режима. Немцы попытались захватить и французский флот в Тулоне. Но французские моряки выполнили обещание, которое они давали англичанам в 1940 году – когда немецкие танки показались на набережной, ко дну пошли 77 французских судов. В числе затопленных оказались линкоры «Страсбург», «Дюнкерк» и «Прованс», а также гидроавианосец «Коммандант Тест». 4 французских подводных лодки и лоцмейстерское судно «Леонор Френель» сумели покинуть гавань и прорваться в Алжир, Оран и Барселону. 3 эсминца и 4 подводных лодки немцы всё же успели захватить.

Безжалостная британская «Катапульта»

Плакат Вишистской Франции «Не забудем Оран!»


«Катапульта» — одна из самых противоречивых и неоднозначных операций Второй мировой войны. Великобритания, оказавшись в сложнейшей ситуации, предприняла настолько радикальные меры, что даже внутри её военной и политической элит по этому вопросу произошёл достаточно глубокий раскол. Уже через 9 лет после окончания войны, в 1954 году, проводилось специально посвящённое событиям 3–8 июля 1940 года заседание, на котором британские адмиралы Сомервилл и Норт озвучили негативную оценку приказам своего правительства 14-летней давности. С ними полностью был согласен и адмирал Каннингем, которому удалось в те дни мирно урегулировать вопрос разоружения французских кораблей в Александрии. Адмиралы считали, что при наличии дополнительного времени в Мерс-эль-Кебире можно было бы найти мирное решение.

0 не понравился
20 понравился пост
 
Незарегистрированные посетители не могут оценивать посты
 
 
 
 

 
 
 
 

Информация

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Оставлять свои CRAZY комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Пожалуйста пройдите простую процедуру регистрации или авторизируйтесь под своим логином. Также вы можете войти на сайт, используя существующий профиль в социальных сетях (Вконтакте, Одноклассники, Facebook, Twitter и другие)

 
 
 
 
 
Наверх