Большой торпедный скандал: «Не пробил!»

Автор:
Слепой Пью
Печать
дата:
9 февраля 2016 16:07
Просмотров:
1030
Комментариев:
1
Большой торпедный скандал:  «Не пробил!»


После двух раундов противостояния с Управлением вооружений ВМС США по устранению дефектов в торпедах Mark 14 они так и не стали для американских подводников надежным и безотказным оружием. Более-менее решенные проблемы с датчиками глубины хода и магнитными взрывателями дополнили непонятные осечки в работе взрывателей контактных. Как и следовало ожидать, Управление вооружений вновь прибегло к методу решения проблемы путем ее полного игнорирования.


Проблема контактного взрывателя


Спустя ровно месяц после приказа Главкома Тихоокеанского флота США о запрете использования магнитных взрывателей произошло событие, максимально наглядно продемонстрировавшее, что с проблемами торпед Mark 14 ещё далеко не покончено. И до этого многие командиры подлодок уже неоднократно докладывали, что с простыми и, казалось бы, на 100% надёжными и проверенными многолетней эксплуатацией контактными взрывателями тоже не всё в порядке. Но данный инцидент был просто вопиющим. Лучше всего ознакомиться с ним по рапорту капитана 3-го ранга Лоуренса «Дэна» Дэспита, командира подводной лодки SS-283 «Тиноза». Это как раз один из тех случаев, когда сухие формулировки документа передают происходящее гораздо ярче, чем любой художественный пересказ.

Большой торпедный скандал:  «Не пробил!»

Лоуренс Р. Дэспит (уже в звании капитана 1-го ранга, 1945 год) и его
подводная лодка SS-283 «Тиноза» вскоре после спуска на воду 7
октября 1942 года.


Большой торпедный скандал:  «Не пробил!»


Большой торпедный скандал:  «Не пробил!»


Большой торпедный скандал:  «Не пробил!»


Большой торпедный скандал:  «Не пробил!»

Несостоявшаяся жертва «Тинозы» – перестроенный из китобойной
плавбазы танкер «Тонан-Мару №3», один из двух крупнейших в
Японском Императорском флоте (вместимостью до 23 000 тонн нефти).
Однако даже двух сработавших торпед хватило, чтобы повредить
машинное отделение судна настолько серьёзно, что отбуксированный
на базу в Труке (Каролинские острова) танкер использовался лишь
как плавхранилище ГСМ вплоть до своей гибели 18 февраля 1944 г.


Можно себе представить, до какой степени озверения должны были дойти командир и экипаж лодки к концу этого двухчасового упражнения в торпедной стрельбе по идеальной, практически неподвижной цели типа «сидячая утка». Раз за разом проверяя торпеды, выходя на идеальную позицию – и видя лишь попадания без взрывов. И дело было даже не в том, что была упущена такая «жирная» цель, на которую подлодку специально вывели, опираясь на данные радиоразведки.Дело было в необъяснимых обстоятельствах неудачи, когда одна за другой не взорвались как минимум 8 торпед, совершенно достоверно попавших в цель. И контр-адмирал Локвуд прекрасно понимал чувства своего подчинённого:

Большой торпедный скандал:  «Не пробил!»


Торпедой по скалам

Между тем, специалисты минно-торпедной мастерской в Пёрл-Харборе тщательно изучили доставленную капитаном 3-го ранга Дэспитом последнюю торпеду – и нашли её контактный взрыватель полностью исправным. Всё, чем «помогло» в данном случае Управление вооружений, так это присланным спустя три недели посланием от 31 августа, в котором снова рекомендовалось не умничать, а послушать специалистов и вернуться к использованию магнитных взрывателей.

К тому времени контр-адмирал Локвуд в очередной раз решил действовать в соответствии с принципом: «Хочешь, чтобы что-то было сделано надлежащим образом – сделай это сам». Получив санкцию Главкома Тихоокеанского флота Нимица, он назначил очередные «неофициальные испытания». Их идею выдвинул командир 2-ой эскадры подлодок, а кроме того – талантливый инженер и изобретатель различного оборудования для подводных спасательных работ, а также индивидуального спасательного аппарата подводников, капитан 1-го ранга Чарльз Б. Момсен.

Для испытаний были выделены только что принятая в состав флота подлодка SS-262 «Маскеллэндж» и спасательное судно АМ-22 «Виджэн», имевшее на борту водолазное оборудование. В качестве «мишени» был выбран уходящий на 30 метров под воду скалистый обрыв на островке Кахоолаве в центральной части Гавайского архипелага. Утром 31 августа 1943 г. подлодка вышла на дистанцию 800 м от берега и произвела пуск боевой торпеды по подводной скале. Контактный взрыватель сработал штатно, боевая часть взорвалась. Лодка сменила позицию и произвела второй пуск. Снова взрыв.

Большой торпедный скандал:  «Не пробил!»

Обрывистое южное побережье гавайского острова Кахоолаве,
где происходили испытания. Современный вид.


Руководивший процессом начальник торпедно-артиллерийской службы соединения капитан 2-го ранга Артур Г. Тейлор уже собирался прекратить бессмысленный расход дорогих и дефицитных боеприпасов, но напросившийся участвовать в этих испытаниях командир «Тинозы» капитан 3-го ранга Лоурэнс Дэспит настоял на продолжении, и его настойчивость была вознаграждена. Третья торпеда изобразила до боли знакомый Дэспиту всплеск, вызванный не взрывом 230 кг тротила, а всего лишь разрывом резервуара со сжатым воздухом. Рискуя жизнью, водолазы с «Виджена», возглавляемые лично капитаном 1-го ранга Момсеном, на 30-метровой глубине демонтировали покорёженную головную часть торпеды, обезвредили её и подняли на поверхность. В тот же день она была доставлена в минно-торпедную мастерскую базы подлодок в Пёрл-Харборе.

Изучение взрывателя поставило специалистов в тупик. Система находилась на боевом взводе, так что проблемы с предохранительным механизмом можно было исключить. «Инерционное кольцо» сработало штатно, и боевая пружина послала ударник к капсюлям-воспламенителям, но, судя по всему, удар бойков оказался слишком слабым и не привёл к наколу капсюлей. Боевую пружину, ударник и даже капсюли переставили на другой взрыватель и спустили его вручную. Капсюли благополучно сработали. Словом, теперь было точно известно, что проблема существует, однако в чём именно она заключается – ещё только выяснить.

Большой торпедный скандал:  «Не пробил!»

Схема работы инерционных взрывателей Mark 4 и Mark 6 Mod. 1 :
1. Детонатор, 2. Капсюль, 3. Боёк, 4. Ударник, 5. Боевая пружина,
6. Запирающий шарик, 7. Спусковой колпачок, 8. Инерционное кольцо.


Продолжать обстрел береговых скал торпедами было бессмысленно. Во-первых, это было слишком затратно, да и дефицит торпед всё ещё никуда не делся, а во-вторых – вряд ли это дало бы какую-либо дополнительную информацию. Требовалось изыскать способ стабильно разгонять если не торпеды, то хотя бы головные части со взрывателями до скорости в 46 узлов [85 км/ч] на суше, «в контролируемых экспериментальных условиях».

«Линкорный» док как стенд для стрельбы торпедами


Офицеры-подводники быстро сообразили, что самый простой, дешёвый и, главное, самый на­дёж­ный способ стабильно разгонять объёкты до одной и той же скорости – это про­сто ронять их с одной и той же высоты. Для разгона до скорости 46 узлов, как нетрудно посчитать, требовалась высота сброса 28,5 м (сопротивлением воздуха в данном случае можно пренебречь). В крупной военно-морской базе, какой являлся Пёрл-Харбор, хватало больших портальных кранов, а кроме того там были ещё и сухие доки, в том числе и большие «линкорные», с глубиной камеры в 14 м – уже по­ло­ви­на требуемой высоты.

Большой торпедный скандал:  «Не пробил!»

Камера «линкорного» сухого дока №4 в Пёрл-Харборе.


В одном из таких доков и провели испытания, ис­поль­зуя в качестве «мишени» уложенную на дно плиту броневой стали, которую можно было устанавливать под наклоном, имитируя различные углы встречи с целью. Поскольку в практических головных частях отсутствовало посадочное место под взрыватель, то использовались разряженные боевые головные части, в которых заряд взрывчатки заменялся балластом. Всё это тоже было достаточно недешёвым удовольствием – головная часть торпеды со взрывателем стоила около 1000 долларов — во многом за счёт цены оказавшейся бесполезной «магнитной составляющей». Но, в любом случае, это было в 10 раз дешевле, чем расстреливать боевые торпеды ценою в четверть среднего танка или одномоторного истребителя каждая.

Испытания позволили выяснить, что в случае «идеального» угла встречи в 90°, вероятность осечки взрывателя достигала 70%. При угле встречи в 45° количество осечек уменьшалось вдвое, а при 30° и менее взрыватель срабатывал безотказно. Это очень хорошо соответствовало случаю с «Тинозой», когда взорвались лишь торпеды, пущенные с неудобного угла «вдогон» танкеру, в то время как пуски, произведённые с идеальной позиции перпендикулярно в борт неподвижного судна, привели лишь к серии осечек.

Большой торпедный скандал:  «Не пробил!»

Боевая головная часть торпеды Mark 14–3A со взрывателем


Ну, а главное — выяснилась и причина этих осечек. Как ни странно, они были вызвана тем же фактором, что и решённая уже проблема с глубиной хода. А именно – резким увеличением скорости новой торпеды. Контактная (или «инерционная») составляющая комбинированного магнитно-контактного взрывателя Mark 6 была полностью, без каких либо изменений, унаследована от предыдущей чисто контактной модели Mark 4, разработанной ещё в 1910-х годах. На 1943 год взрыватели Mark 4 продолжали успешно и без нареканий использоваться не только на устаревших подлодочных торпедах Mark 10, но и на авиаторпедах Mark 13, и даже новейших электрических Mark 18. Опять сработал принцип «зачем улучшать то, что и так прекрасно работает», причём в данном случае речь опять шла о конструкции, многократно испытанной, в том числе, и в боевых условиях Первой Мировой.

Однако то, что хорошо работало на скоростях встречи с целью в 30–35 узлов [55–65 км/ч], переставало работать на 46 узлах [85 км/ч]. Проблема состояла в том, что канал, по которому ударник двигался к капсюлю, располагался перпендикулярно ходу торпеды. Поэтому при столкновении с бортом цели инерция прижимала ударник к «передней» стенке канала в момент движения к капсюлю. Увеличение скорости столкновения более чем на треть усиливало этот прижим, а значит и силу трения, тормозившую ударник, более чем в 1,7 раза. При столкновении под острым углом («скользящий удар») время торможения со скорости в 46 узлов до нуля было больше, что уменьшало перегрузку, так что импульса боевой пружины всё ещё хватало для того, чтобы боёк наколол капсюль. Но при столкновении под углом, близким к 90°, то есть, при минимальном времени торможения и максимальной перегрузке, чаще побеждала уже сила трения.

Шаг назад


В некоторых статьях на тему «Большого торпедного скандала» можно встретить версию, что осечки были вызваны тем, что в результате перегрузки ударник отклонялся в сторону, из-за чего бойки просто не попадали по капсюлям. Но, как нетрудно убедиться из представленной выше схемы, подобный вариант был невозможен просто конструктивно.

Большой торпедный скандал:  «Не пробил!»

Безотказно работавший при малых скоростях контактный взрыватель
Mark 4 (находится в состоянии срабатывания). Его конструкция была
без изменений использована при создании магнитно-контактного
взрывателя Mark 6 Mod 1.


Строго говоря, ветераны-конструкторы, разрабатывавшие взрыватели предыдущего поколения ещё в 1910-х годах, postfactum вспомнили, что подобная проблема возникала уже у них – даже на меньших скоростях. Однако тогда она была быстро выявлена в ходе натурных испытаний и «побеждена» банальным усилением боевой пружины. А в случае комбинированного магнитно-контактного взрывателя Mark 6, как мы помним, сдаточные испытания ограничились одним-единственным успешным срабатыванием магнитного детектора нового взрывателя в ходе одной-единственной серии испытаний в 1926 году. Его контактная («инерционная») составляющая вообще никогда специально не испытывалась.

Результаты стрельбы по прибрежным скалам Кахоолаве и упражнений в сухом доке Пёрл-Харбора были сообщены специалистам Торпедной станции в Ньюпорте. Прижатые в очередной раз к стенке, те вынуждены были произвести подобные испытания и у себя. Результатом стало очередное признание наличия проблемы и уверения в том, что главные и единственные американские специалисты по торпедам работают над её решением. Текущие рекомендации, содержавшиеся в ответе от 16 сентября, свелись к предложению переключить пока все торпеды на «дальнобойный режим», то есть на пониженную скорость в 30,5 узлов, при которой контактный взрыватель должен работать без сбоев.

Как нетрудно догадаться, приступа энтузиазма данная рекомендация у подводников не вызвала. В штабе подводных сил Тихоокеанского флота США мрачно шутили, что в следующем своём послании Управление вооружений скорей всего предложит вернуться если не к тарану а-ля «Наутилус» Жюля Верна (или предложенному в полемическом запале контр-адмиралом Локвудом «крюку для срывания листов обшивки»), то, как минимум, к старым, добрым и предельно надёжным шестовым минам образца XIX века.

Окончание следует.

1 не понравился
26 понравился пост
 
Незарегистрированные посетители не могут оценивать посты
 
 
 
 

 
 
 
 

Информация

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Оставлять свои CRAZY комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Пожалуйста пройдите простую процедуру регистрации или авторизируйтесь под своим логином. Также вы можете войти на сайт, используя существующий профиль в социальных сетях (Вконтакте, Одноклассники, Facebook, Twitter и другие)

 
 
 
 
 
Наверх