Короткая карьера большого корабля

Автор:
Слепой Пью
Печать
дата:
20 февраля 2016 10:00
Просмотров:
1056
Комментариев:
0
Короткая карьера большого корабля


Тяжёлый крейсер «Балеарес», как и его систершип «Канариас», принадлежал к классу так называемых «вашингтонских» крейсеров, чьи технические характеристики определялись Вашингтонским военно-морским соглашением 1922 года. Данная статья посвящена истории службы и трагической гибели этого крейсера – одного из двух самых сильных и современных кораблей военно-морского флота Испании первой половины ХХ века.

Тяжёлый крейсер «Балеарес» вместе с однотипным крейсером «Канариас» был захвачен франкистами в гавани Эль-Ферроля 18 июля 1936 года и вошёл в состав их флота в самом конце года, когда гражданская война в Испании только разгоралась. Корабль попал в руки мятежников без половины вооружения (отсутствовали кормовые башни) и не вполне готовым к боевым действиям. Поскольку на тот момент республиканцы имели превосходство в боевых кораблях, достройка и ввод в строй новейшего крейсера стала одной из первоочерёдных задач для восставших. Большой удачей для мятежников стало то, что они смогли захватить артиллерийский завод «Сан-Карлос» в Кадисе, на котором по лицензии британской фирмы «Виккерс-Армстронг» изготавливались орудия для крейсеров. После перевода «Балеареса» в Кадис франкисты активизировали работы по установке на него недостающего вооружения.

Боевая служба


После установки на крейсер третьей башни главного калибра, системы управления огнём, а также части вспомогательной артиллерии он был признан боеготовым и принял участие в своей первой боевой операции – поддержке националистических войск при взятии Малаги 4 февраля 1937 года. Появление в строю столь крупного корабля наилучшим образом повлияло на боевой дух националистов, а мощная огневая поддержка с моря стала решающим фактором для успешных действий сухопутных сил франкистов.

Короткая карьера большого корабля

Крейсер «Балеарес»


18 февраля 1937 года командование крейсером принял капитан Рамон де Осамис-и-Ластра. После Малагской операции «Балеарес» действовал в районе Гибралтарского пролива и западном Средиземноморье, где выполнял функции наблюдения и блокады республиканских портов, а также защищал судоходство франкистов в этом регионе.

20 апреля 1937 года командиром крейсера был назначен капитан Мануэль де Виерна-и-Веландо. Под его командованием корабль продолжил нести эскортную и блокадную службу, обстреливал побережье, занятое республиканцами, а также препятствовал неприятельскому рыболовству. В большинстве боевых походов спутником «Балеареса» был его систершип – крейсер «Канариас».

В июне 1937 года «Балеарес», наконец, получил четвёртую башню главного калибра, после чего продолжил службу. 12 июля 1937 года у мыса Кульера произошла короткая стычка крейсера с шестью республиканскими эсминцами, сопровождавшими два транспорта. Республиканские корабли бой не приняли и смогли скрыться.

С 14 по 20 июля 1937 года крейсер продолжал операции по конвоированию транспортов и действия на неприятельских коммуникациях в районе западного Средиземноморья и Гибралтарского пролива. 20 июля 1937 года «Балеарес» отбыл из Кадиса в Эль-Ферроль для ведения патрулирования в Бискайском заливе, а с 22 по 31 июля – действовал у северного побережья Испании, пытаясь прервать неприятельское судоходство в этом районе.

С 31 июля по 6 августа крейсер проходил докование в сухом доке в Эль-Ферроле, а 8 августа возвратился в Средиземноморье. Далее он продолжал ставшие уже обычными операции по эскортированию конвоев и действия на коммуникациях противника. 7 сентября 1937 года произошло боевое столкновение с республиканскими крейсерами «Либертад» и «Мендес Нуньес», а также несколькими эсминцами, которые эскортировали конвой. Сражение произошло между мысом Черчель и североафриканским побережьем. Обе стороны действовали весьма нерешительно, хотя стрельба республиканских моряков была более точной – «Балеарес» получил несколько попаданий, одно из которых вызвало пожар в батарее 120-мм орудий. Это могло привести к взрыву боеприпасов, но крейсер спасли самоотверженные действия нескольких членов его команды, которые начали выбрасывать раскалённые снаряды за борт. Несмотря на точную стрельбу, республиканцы не смогли защитить свои транспортные корабли – два из них выбросились на североафриканский берег, а два других поспешили найти убежище в бухтах.

До 2 октября «Балеарес» продолжал исполнение своих обязанностей в Средиземном море, после чего отбыл в Эль-Ферроль, чтобы пройти небольшой ремонт. Капитан де Виерна был произведён в контр-адмиралы и назначен командующим дивизией крейсеров, а новым командиром «Балеареса» стал капитан Исидро Фонтенья-и-Маристани. 24 ноября 1937 года крейсер прибыл в Кадис, и до конца февраля 1938 года выполнял свои обычные обязанности в Средиземноморье.

Республиканский флот идёт в атаку


В 1938 году в ходе гражданской войны в Испании наступил перелом. Наступление франкистов на Теруэль закончилось 22 февраля его взятием. Теперь перед мятежниками появилась возможность разрезать позиции республиканцев надвое и выйти к Средиземному морю в регионе Валенсии. Кроме того, франкисты стали получать существенно большие потоки иностранных подкреплений – прежде всего, из Италии. Столь серьёзные успехи стали возможны во многом благодаря высокой активности флота франкистов и бездействию республиканцев. Эти события потребовали от республиканцев решительных шагов. В первую очередь, нужно было нанести франкистам поражение на море, чтобы прекратить их снабжение из-за рубежа. В марте 1938 года удобный случай для этого, наконец, представился.

Авиаразведкой Республики была получена информация о том, что главные морские силы националистов в составе тяжёлых крейсеров «Канариас», «Балеарес» и лёгкого крейсера «Альмиранте Сервера» находятся в гавани порта Пальма-де-Майорка – главной базы франкистов в Средиземном море. Республиканское командование решило атаковать неприятельские корабли в гавани при помощи трёх торпедных катеров (LT-11, LT-21 и LT-31). Помогать катерам должна была 1-я эскадра эсминцев в составе кораблей «Хорхе Хуан», «Эскано», «Уллоа» и «Альмиранте Вальдес». Их, в свою очередь, должен был прикрывать практически весь боеспособный республиканский флот: лёгкий крейсер «Либертад» (шёл под флагом адмирала Луиса Гонсалеса Убиеты), лёгкий крейсер «Мендес Нуньес» и 2-я флотилия эсминцев – «Санчес Баркастеги», «Лепанто», «Альмиранте Антекьера», «Гравина» и «Ласага». 5 марта в 15:40 республиканский флот начал покидать гавань Картахены, а в 17:06 все корабли находились в открытом море.

Короткая карьера большого корабля

Крейсер «Принсипе Альфонсо» (будущий «Либертад»)


Разработанный план начал рушиться, ещё не начав осуществляться. Примерно через час после выхода республиканский флот получил радиограмму о том, что торпедные катера были вынуждены вернуться на базу из-за шторма, разыгравшегося к западу от Балеарских островов. Несмотря на отсутствие катеров, операцию решили продолжить. Четыре эсминца 1-й флотилии были отправлены на свободный поиск врага у Ибицы, а главные силы продолжили движение в северо-восточном направлении.

В тот же день из гавани Пальма-де-Майорка в море вышла франкистская эскадра, состоявшая из тяжёлых крейсеров «Канариас» и «Балеарес», лёгкого крейсера «Альмиранте Сервера» и трёх старых эсминцев итальянской постройки. Задачей этих сил было встретить и сопроводить на базу Пальма-де-Майорки конвой из транспортов «Умбе Менди» и «Аискоре Менди». Встреча с «купцами» произошла к югу от острова Ибица, после чего эскадра легла на обратный курс. С наступлением темноты эсминцы прикрытия были отправлены на базу, поскольку они были тихоходнее новейших крейсеров и замедляли их движение. Возможно, именно эта ошибка стоила адмиралу Виерне жизни, поскольку теперь его крейсеры остались без миноносного прикрытия. Обе эскадры шли навстречу друг другу в полной темноте, и никто из республиканцев и франкистов не предполагал, что противник тоже находится в море.

Сражение у мыса Палос


В 0:38 с республиканских кораблей был замечен противник, а в 0:40 с эсминца «Санчес Баркастеги» были выпущены две торпеды по крейсеру «Альмиранте Сервера». Франкисты тоже заметили врага, но неправильно оценили его численность, насчитав лишь один крейсер и четыре эсминца. В этот момент расстояние между эскадрами составляло от 2 до 3 тысяч метров, они следовали контркурсом друг к другу и после встречи быстро разошлись. Выпущенные «Санчесом» торпеды в цель не попали, но наделали переполох среди франкистов, вынудив их отвернуть вправо. Республиканские корабли также отвернули вправо и на какое-то время визуальный контакт с противником был потерян.

В 1:15 адмирал Убиета приказал лечь на курс 256°, ведущий обратно в Картахену, так как первоначальный приказ «вступить в бой с врагом, если он будет обнаружен» уже был выполнен. Эскадра франкистов, описав полную окружность вокруг тихоходных транспортов, также легла на новый курс 220°, ведущий на их базу. Вероятно, адмирал Виерна в тот момент решил не вступать в ночной бой, зная, что у врага есть эсминцы. К тому же, главной целью его эскадры было сопровождение конвоя. Возможно, франкистский адмирал также думал, что республиканская эскадра вернулась на свою базу сразу после потери контакта, и, следовательно, путь домой свободен. Это стало ещё одной его ошибкой, так как после всех совершённых манёвров курсы обеих эскадр опять перекрещивались.

В 2:05 Виерна временно разворачивает свои крейсеры на обратный курс, чтобы не потерять тихоходные транспорты. Отдавая этот приказ, он воспользовался световыми сигналами, которые были замечены на республиканских кораблях, после чего на них начали готовиться к новой торпедной атаке. Республиканские эсминцы «Санчес Баркастеги», «Альмиранте Антекьера» и «Лепанто» заняли позицию с левого борта от своих крейсеров, а эсминцы «Гравина» и «Ласага» – с правого.

Визуальный контакт состоялся в 2:14 неподалеку от мыса Палос. Эскадры опять сходились на контркурсах, и расстояние между ними составляло не более 5000 метров. Началась артиллерийская дуэль между главными силами противоборствующих сторон. Огонь вели все корабли обеих эскадр, за исключением концевого крейсера франкистов «Альмиранте Сервера», обзор которому перегораживал «Канариас». Несмотря на небольшое расстояние, стрельба была неточной. Впрочем, артиллеристы республиканского крейсера «Либертад» впоследствии уверяли, что им удалось добиться нескольких попаданий в «Балеарес». Франкисты же утверждали, что попаданий в их корабли зафиксировано не было. Впрочем, если попадания и имели место, вряд ли они смогли бы нанести серьёзный урон тяжёлому крейсеру. В том скоротечном бою артиллеристы «Балеареса» совершили роковую ошибку, воспользовавшись осветительными снарядами, которые выдали местоположение корабля республиканским эсминцам, находившимся с левого борта от своих крейсеров. Расстояние от эсминцев до «Балеареса» в тот момент составляло около 2000 метров, и, похоже, увлекшись артиллерийской дуэлью с крейсерами противника, франкисты просто не обратили на них внимания.

В 2:17 с «Санчеса» выпускают залпом четыре торпеды, в 2:18 – пять торпед с «Антекьеры», в 2:19 – ещё три с «Лепанто». Таким образом, в общей сложности республиканцы выпустили двенадцать торпед. Столь массовый торпедный залп с короткой дистанции поставил точку в скоротечном ночном бою. Приблизительно в 2:20 в «Балеарес» попали две или три торпеды – предположительно, с эсминца «Лепанто».

Короткая карьера большого корабля

Эсминец «Лепанто»


Гибель крейсера «Балеарес»


Попадание одной из торпед привело к детонации боезапаса в носовом погребе, в результате чего погибло большое количество членов экипажа, в частности все офицеры, находившиеся на носовом мостике, включая командира корабля и контр-адмирала Виерну. Из цистерн «Балеареса» начала вытекать нефть, которая загорелась и усугубила последствия взрыва. Командование франкистской эскадрой принял на себя командир крейсера «Канариас» Рафаэль Эстрада. Он резко изменил курс оставшихся кораблей, чтобы избежать столкновения с горящим «Балеаресом», и эскадра франкистов вышла из боя. Многие авторы пишут о том, что и в «Канариас» попала одна торпеда, якобы заклинившая его рули, однако ни один испанский источник в настоящее время этого не подтверждает – видимо, ошибочное сообщение о торпедировании «Канариаса» было сделано в горячке боя.

Короткая карьера большого корабля

Схема боя у мыса Палос


Все оставшиеся корабли франкистов не получили повреждений и благополучно прибыли на свою базу. Через несколько часов, сопроводив конвой, они вернулись на место битвы, чтобы оказать помощь гибнущему крейсеру, но спасать было уже некого, так как около 5 часов утра «Балеарес» затонул. Республиканский флот также отказался от преследования противника и вернулся на базу, предварительно вызвав самолёты-бомбардировщики для последующей атаки неприятельских кораблей. За это адмирала Убиету позже обвиняли в нерешительности, но, по его словам, на эсминцах закончились торпеды.

Короткая карьера большого корабля

Последние минуты на плаву. Корма тонущего «Балеареса».
Фотография сделана с борта одного из английских эсминцев


После того как противоборствующие стороны покинули место боя, с британских эсминцев «Кемпенфелт» и «Бореас» был замечен свет пламени. Устремившись к месту сражения, в 3:50 англичане обнаружили пылающий крейсер, а в 4:25 начали операцию по спасению испанцев. Необходимо отметить мужество и самопожертвование британских моряков, с риском для жизни подходивших к объятому пламенем крейсеру, могущему в любую минуту взорваться. Всего из воды было спасено 469 человек. 788 человек погибло, включая контр-адмирала Мануэля де Виерну и командира крейсера Исидро Фонтенью.

В 7:20 к английским кораблям подошёл вернувшийся «Канариас», который начал принимать на борт спасшихся моряков.

Короткая карьера большого корабля

Момент перевозки спасённых испанских моряков с
английских эсминцев на «Канариас»


В это время корабли были атакованы (правда, безуспешно) республиканскими бомбардировщиками СБ. Лётчики были уверены, что атакуют повреждённый «Балеарес» и даже доложили об одном попадании. К тому времени «Балеарес» уже лежал на морском дне, и на самом деле самолёты атаковали «Канариас». Хотя бомбы прошли мимо, близкими разрывами был убит английский моряк на эсминце «Бореас». Интересно, что за штурвалами самолётов (по крайней мере, части из них) были советские пилоты. На этот счёт можно привести цитату из доклада воентехника 2-го ранга Петрова, находившегося в Испании во время гражданской войны, опубликованного на сайте pro-samolet.ru:

Короткая карьера большого корабля


Короткая карьера большого корабля

Фото бомбардировки «Канариаса», сделанное с одного из
республиканских бомбардировщиков. Видны оба английских
эсминца, участвовавших в спасении экипажа «Балеареса»


Дополнительную информацию об участии советских лётчиков в налёте на испанские корабли можно найти на сайте выпускников Борисоглебского высшего военного авиационного училища. В частности, на интернет-странице http://bvvaul.ru/profiles/1261.php, посвящённой биографии генерал-лейтенанта Николая Гавриловича Серебрякова, можно найти такие слова:

Короткая карьера большого корабля


Скорее всего, советские лётчики «добросовестно заблуждались», выдавая желаемое за действительное.

Итоги


Помимо гибели новейшего крейсера и 700 моряков, итогом битвы для франкистов стал удар по их боевому духу, и в течение целого месяца франкистские корабли не выходили в море. Гибель «Балеареса» стала крупнейшей катастрофой в испанском флоте за всё время его существования, ведь в одночасье погибло больше моряков, чем во всех морских сражениях американо-испанской войны 1898 года. Интересно, что гибель «Балеареса» не вызвала восторга и среди республиканских моряков. Испанский военно-морской флот был небольшим, и практически все его офицеры лично знали друг друга. Во время гражданской войны обе стороны старались, по возможности, не топить, а повреждать или захватывать корабли противника, прекрасно понимая, что война рано или поздно кончится, и им снова придётся служить под одними знаменами.

После месяца бездействия франкистский флот возобновил свою «работу» с прежней интенсивностью. «Канариас» теперь «работал за двоих», кроме того, после ремонта в строй встал лёгкий крейсер «Наварра». Республиканцы же не смогли воспользоваться плодами своей победы, постепенно уступив противнику инициативу в войне на море. Впрочем, исход гражданской войны в Испании в то время уже решался на суше.

1 не понравился
20 понравился пост
 
Незарегистрированные посетители не могут оценивать посты
 
 
 
 

 
 
 
 

Информация

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Оставлять свои CRAZY комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Пожалуйста пройдите простую процедуру регистрации или авторизируйтесь под своим логином. Также вы можете войти на сайт, используя существующий профиль в социальных сетях (Вконтакте, Одноклассники, Facebook, Twitter и другие)

 
 
 
 
 
Наверх