Античная богиня русского флота

Автор:
Слепой Пью
Печать
дата:
15 апреля 2016 00:33
Просмотров:
958
Комментариев:
1
Античная богиня русского флота


Из трёх однотипных крейсеров – «Авроры», «Дианы» и «Паллады» – широкой публике известна лишь «Аврора», в советское время ставшая символом Октябрьской революции. К сожалению, два других крейсера остались в тени своей знаменитой «сестры». Между тем, и на долю этих кораблей выпало немало испытаний, позволяющих говорить о том, что забыты они совершенно незаслуженно. Какой же была судьба крейсера 1-го ранга «Диана»?

Крейсер «Диана» был построен на Адмиралтейском заводе в Санкт-Петербурге и вошёл в состав флота в самом конце 1901 года. Однако окончательная доводка и дополнительная программа испытаний заняли ещё почти год, по истечении которого крейсер был готов к походу на Дальний Восток.

Подробные тактико-технические характеристики корабля приведены в таблице в конце статьи, здесь же отметим лишь несколько ключевых особенностей конструкции корабля. «Диана» вместе с однотипными «Палладой» и «Авророй» принадлежала к бронепалубным крейсерам 1-го ранга – довольно крупным кораблям водоизмещением свыше 6000 тонн каждый, полностью спроектированным и построенным в России. По замыслу русских флотоводцев, эти корабли должны были, в первую очередь, бороться с вражеской торговлей в океане. Однако ошибка в расчётах обводов корпуса (по другим данным, неправильно рассчитанные параметры гребных винтов) привела к тому, что и без того невысокая контрактная скорость не была достигнута ни на испытаниях, ни в ходе боевой службы.

Артиллерийское вооружение также было ослаблено из-за перегрузки кораблей и уступало вооружению «одноклассников». Особенно проигрышно «Диана» сотоварищи смотрятся на фоне аналогичных кораблей русского флота, заказанных за границей – знаменитого «Варяга», «Аскольда» и «Богатыря». Тем не менее, при постройке «Дианы», «Паллады» и «Авроры» русская промышленность получила ценный опыт. К тому же, назревавшая война с Японией требовала немедленного усиления флота. Все три корабля этой серии до дна испили чашу военных испытаний, зачастую сражаясь с гораздо более сильным и многочисленным противником.

Античная богиня русского флота

Крейсер «Диана» во время испытаний, 1902 год

Переход на Дальний Восток


Осенью 1902 года на Балтике собрался внушительный отряд из недавно построенных кораблей, предназначенный для усиления русских морских сил на Дальнем Востоке. Командовал отрядом контр-адмирал Э. А. Штакельберг. По дороге в Порт-Артур кораблям предстояло заниматься подготовкой к несению боевой службы, отработкой совместных манёвров и учебными стрельбами. Ядро отряда составили крейсера «Диана», «Паллада», а также броненосец «Ретвизан». Остальные корабли следовали разрозненными группами или самостоятельно. 17 октября 1902 года «Диана» в составе отряда покинула Кронштадт.

Античная богиня русского флота

«Диана» перед походом на Дальний Восток


Переход длился полгода, зачастую в очень тяжёлых погодных условиях. В пути выявились многочисленные недостатки крейсеров «Диана» и «Паллада» – высокий расход угля, плохая мореходность, низкая надёжность механизмов, малый радиус действия радиостанций. Подтвердилось то, что было известно ещё во время испытаний – максимальная мощность машин достигается без использования четырёх котлов (таким образом, они являлись лишним грузом).

24 апреля 1903 года «Диана» бросила якорь в гавани Порт-Артура. Во время своей недолгой довоенной службы на Дальнем Востоке крейсер находился в вооружённом резерве, а также выходил в кратковременные учебные плавания вместе с другими кораблями Порт-Артурской эскадры. Осенью корабли перекрасили в боевой оливково-зелёный цвет, но 1 декабря 1903 года «Диану» и «Палладу» опять вывели в вооружённый резерв, в котором они находились до января 1904 года.

Участие в обороне Порт-Артура


Начало Русско-японской войны застало «Диану», как и остальные корабли эскадры, на внешнем рейде Порт-Артура. В ночь с 26 на 27 января 1904 года «Диана» вместе с крейсером «Аскольд» была дежурной по рейду, то есть, находилась в готовности немедленно сняться с якоря. Подробности японской атаки на русские корабли, в целом, хорошо известны, поэтому отметим лишь тот факт, что в ходе ночного нападения «Диана» так и не успела сняться с якоря. Утром 27 января на горизонте показались главные силы японцев, явившиеся для того, чтобы завершить разгром русской эскадры. Однако разгрома не получилось: русские моряки дали достойный отпор неприятелю. «Диана» приняла участие в дневном сражении, замыкая колонну русских кораблей. Всего в ходе ночного и дневного боёв крейсер выпустил по противнику восемь 152-мм и сто 75-мм снарядов. В «Диану» попал один 152-мм снаряд, который не разорвался, кроме того, крейсер получил лёгкие повреждения от осколков снарядов, разорвавшихся вблизи него. Потерь среди личного состава на крейсере не было.
В дальнейшем «Диана», как и вышедшая из ремонта «Паллада», использовалась, в основном, для несения дежурства на внешнем рейде Порт-Артура. Поручать какие-либо другие задачи этим крейсерам опасались из-за их невысоких боевых качеств.

Античная богиня русского флота

Бронепалубный крейсер 1-го ранга «Диана» и два миноносца
типа «Сокол» во время дежурства. Порт-Артур, 1904 год


После высадки японцев в непосредственной близости от Порт-Артура с кораблей эскадры начали снимать часть орудий для передачи их на берег. С «Дианы» сняли все 37-мм пушки, четыре 75-мм и два 152-мм орудия с боезапасом (эти орудия передали не на берег, а на броненосец «Ретвизан», заканчивавший ремонт).

Бой в Жёлтом море


В конце июля японские войска штурмом взяли Волчьи высоты на непосредственных подступах к Порт-Артуру. Это позволило им начать артиллерийский обстрел гавани Порт-Артура с находящимися в ней кораблями. И хотя стрельба поначалу велась без корректировки, русские корабли начали получать повреждения. Стало очевидно, что дальше находиться в гавани под обстрелом нельзя, и главнокомандующий русскими войсками на Дальнем Востоке Е. И. Алексеев отдал командующему Порт-Артурской эскадрой контр-адмиралу В. К. Витгефту распоряжение вывести её в море и прорываться во Владивосток.

Утром 28 июля корабли эскадры стали выходить на внешний рейд, строясь в походную колонну. Крейсер «Диана» занял своё место в хвосте крейсерской эскадры, состоявшей из следующих кораблей: «Аскольд» (под флагом командующего крейсерским отрядом контр-адмирала Н. К. Рейценштейна), «Новик», «Паллада», «Диана». На «Диане» по-прежнему отсутствовали два 152-мм и четыре 75-мм орудия, отданные на броненосец «Ретвизан». Крейсерский отряд занял место в хвосте эскадры, держась подальше от неприятельских кораблей.

В последовавшем сражении русские крейсера участия практически не принимали. Лишь в первой фазе боя, когда японцы, разойдясь на контр-курсе с русскими броненосцами, сблизились с хвостом Порт-Артурской эскадры, стремясь охватить её, крейсера оказались под обстрелом. В этот момент «Диана» получила осколочные повреждения от снаряда, разорвавшегося неподалёку. Стремясь выйти из-под огня, крейсера перешли на левую сторону кильватерной колонны, укрывшись от обстрела за броненосцами. Во второй фазе боя, когда японская эскадра догоняла русские броненосцы, крейсера также держались вне пределов досягаемости вражеских снарядов, а потому повреждений не имели.

Переломный момент в сражении наступил после гибели В. К. Витгефта и потери управления русской эскадрой. Началась неразбериха, в которой командир каждого корабля действовал на своё усмотрение. В итоге большая часть русских броненосцев легла на обратный курс, в Порт-Артур, а крейсерская эскадра оказалась зажата между своими броненосцами и кораблями противника. Стремясь выйти из невыгодного положения, контр-адмирал Рейценштейн, подняв на «Аскольде» сигнал «Крейсерам следовать за мной», повёл свой корабль прямо на японский броненосный крейсер «Асама». В этот момент в «Диану» попал неприятельский снаряд, убивший пять человек и ранивший двадцать. Следующий снаряд попал в правый борт ниже ватерлинии (как оказалось позднее, это был 203-мм снаряд, который, к счастью, не разорвался). Вода затопила часть отсеков по правому борту, после чего начала поступать в помещения аптеки, лазарета и канцелярии. Аварийная партия крейсера под руководством старшего офицера капитана 2-го ранга В. И. Семёнова смогла остановить дальнейшее распространение воды, а возникший крен – ликвидировать путём контрзатопления отсеков противоположного борта.

Видя, что противник начинает окружать эскадру, помня изначальный приказ командующего следовать во Владивосток и желая отвлечь часть кораблей противника на себя, Рейценштейн повёл свой отряд на прорыв. Крейсер «Аскольд» на полном ходу устремился на юг, за ним последовал быстроходный «Новик». Что же касается тихоходных «Дианы» и «Паллады», то они почти сразу отстали от своего флагмана. Командир «Дианы» капитан 2-го ранга князь А. А. Ливен всё же решил попытаться прорваться позднее, с наступлением темноты. В 8 часов вечера, когда окончательно стемнело, «Диана» вышла из строя эскадры и направилась на восток – туда, где ещё недавно находились вражеские броненосцы. За ней последовал миноносец «Грозовой». Князь Ливен, зная, что его корабль неизбежно будет атакован вражескими миноносцами, избрал для защиты следующую тактику: не открывая огня по противнику, «Диана» уклонялась от появлявшихся со всех сторон японских миноносцев резкими манёврами, оставляя атакующие корабли за кормой и скрываясь от них в темноте. Если же вражеские корабли появлялись с носовых курсовых углов, крейсер резко поворачивал на них, угрожая тараном. Эта тактика оказалась удачной: за два часа было встречено 19 миноносцев врага, и крейсер уклонился от восьми торпед.
На следующее утро, 29 июля, в море произошла встреча с «Новиком», к которому был выслан «Грозовой» для переговоров. Командир «Новика» капитан 2-го ранга М. Ф. фон Шульц намеревался зайти за углём в германскую базу Циндао, а затем следовать во Владивосток вокруг Японии. Ливен отклонил предложение присоединиться к «Новику» и проделать этот путь вместе, сочтя такой вариант слишком опасным. Вместо этого командир «Дианы» решил пересечь Жёлтое море, ночью полным ходом форсировать Корейский пролив и далее, отключив для экономии угля часть котлов и среднюю машину, идти во Владивосток. Однако после доклада старшего механика о запасах оставшегося угля Ливен понял, что этот план неосуществим. В ямах оставалось не более 700 т угля, к тому же, как оказалось, часть угля из запасных ям невозможно подать напрямую к машинам (для этого его пришлось бы перегружать через верхнюю палубу с участием значительной части команды). Учитывая то, что на случай встречи с неприятелем пар нужно держать во всех котлах, а также сильную усталость экипажа, уже больше суток находившегося на ногах, стало ясно, что прорыв через Корейский пролив невозможен.

На мостике «Дианы» состоялся краткий совет с участием технических специалистов крейсера. В итоге было решено следовать во французский Сайгон, где, пользуясь дружественным отношением французов, заделать пробоину и далее действовать по обстоятельствам. Чтобы добраться до столь отдалённого порта, на крейсере отключили часть котлов и вывели из действия среднюю машину – благо, считалось, что при движении в южном направлении встреча с кораблями противника маловероятна. 8 августа, сделав по пути несколько промежуточных остановок во французских базах, «Диана» бросила якорь в Сайгоне.

«Диана» в Сайгоне


Прибыв в Сайгон, «Диана» требовала постановки в док для осмотра повреждений подводной части. Однако тут возникла проблема – местные власти уверяли, что для этой процедуры им необходимо согласие Парижа, что является всего лишь формальностью, и согласие непременно будет получено. Однако время шло, а разрешения встать в док всё не поступало. Дело в том, что японские дипломаты настойчиво давили на французские власти, требуя, чтобы те разоружили крейсер, как того требовали международные соглашения о нейтралитете. В итоге Париж уступил давлению из Токио и отправил в Сайгон телеграмму, в которой говорилось о необходимости интернирования «Дианы». Русское правительство, побоявшись портить отношения со своим главным союзником, было вынуждено согласиться с этими требованиями. Телеграмму из Петербурга о необходимости разоружить крейсер и спустить флаг в Сайгоне получили 21 августа, почти одновременно с телеграммой аналогичного содержания, пришедшей из Парижа.

Античная богиня русского флота

«Диана» в Сайгоне


Сказать, что это решение вызвало взрыв возмущения в кают-компании «Дианы» – значит ничего не сказать. Офицерам, желавшим продолжить участие в войне с Японией, от старшего офицера крейсера поступило предложение уволиться с «Дианы» и отправиться в Россию, чтобы попасть в экипажи кораблей формировавшейся 2-й Тихоокеанской эскадры. В итоге ещё до предоставления властям списков интернируемого экипажа «Диану» покинули семь офицеров. Трое из них – капитан 2-го ранга В. И. Семёнов, мичман А. Г. Кайзерлинг и младший инженер-механик К. И. Бобров – позднее участвовали в Цусимском сражении на кораблях 2-й эскадры, остались живы и попали в плен. Таким образом, на «Диане» из офицеров остались командир, четыре строевых офицера, два механика, врач и священник. 29 августа 1904 года на крейсере спустили Андреевский флаг и гюйс, сняли замки орудий и боезапас – на этом участие корабля в войне закончилось.

16 сентября «Диану» ввели в док. Тут-то и выяснилось, что попавший в её подводную часть 203-мм снаряд не взорвался. Снаряд был найден лежащим на скосе броневой палубы между цистернами с машинным маслом, со смятым наконечником и без ведущего пояска. Остаётся лишь догадываться, сколько бед он мог натворить, если бы взрыватель сработал.

Античная богиня русского флота

Подводная пробоина «Дианы» от неразорвавшегося 203-мм снаряда


Доковый ремонт продлился почти месяц. Несмотря на то, что корабль больше не участвовал в войне, служба на нём продолжалась. По словам его командира, «служба после разоружения продолжается, как и в кампании. Судно и всё имущество также содержится, как в кампании: иначе в здешнем климате и невозможно. Сырость такая, что артиллерия, машины, все приборы, помещения нуждаются в ежедневном уходе, даже в особо тщательном…» Интересно, что, горя желанием помочь морякам, остававшимся в Порт-Артуре, А. А. Ливен организовал перевозку части боезапаса «Дианы» в осаждённую крепость, однако англичане перехватили этот груз в Гонконге и арестовали его до конца войны.

Возвращение в Россию


После окончания Русско-японской войны уцелевшие корабли 1-й и 2-й Тихоокеанских эскадр стали готовиться к переходу на Балтику, чтобы послужить ядром для создания нового «послецусимского» флота. Начальником сводного отряда кораблей был назначен контр-адмирал О. А. Энквист. Уцелевшие корабли из Владивостока, Манилы, Циндао и Шанхая предполагалось собрать в Сайгоне, с тем чтобы они проследовали оттуда в Либаву.
Тем временем в России на вновь учреждённую должность морского министра был назначен вице-адмирал А. А. Бирилёв. Развив на новом посту кипучую деятельность, в числе прочего он потребовал, чтобы «Диана», не дожидаясь готовности остальных кораблей, выходила из Сайгона самостоятельно и отправлялась на Балтику. Некомплект в офицерском составе предлагалось восполнить за счёт офицеров с других кораблей. Основанием для такого решения послужило то, что «Диана» простояла в Сайгоне больше года и, по мнению министра, должна была быть готова к походу лучше других кораблей.

1 ноября 1905 года «Диана» с минимально возможным числом офицеров и большим некомплектом команды снялась с якоря и взяла курс на Балтику. Во время плавания моряки занимались переборкой и ремонтом главных машин, поочередно выключая для этого одну из них. Путь крейсера на родину лежал через Суэцкий канал и Средиземное море. В пути заболел командир крейсера князь А. А. Ливен, и его временно заменил командир канонерской лодки «Храбрый» капитан 2-го ранга Петров-Третий. Прибыв на крейсер, Петров, по его словам, нашёл корабль и дисциплину на нём в крайне запущенном состоянии. По его мнению, это было следствием долгого бездействия в Сайгоне, стремления моряков поскорее попасть на родину и плохой пищи. Команда в пути занималась «самокормлением», отстранив от этого процесса должностных лиц и оставив на них лишь учёт расходуемого продовольствия. Инцидент замяли, чтобы команду крейсера не обвинили в бунте на корабле, однако «самостоятельное кормление» постепенно прекратили. 8 января 1906 года «Диана» первой из возвращавшихся кораблей бросила якорь в порту Либавы.

Между двумя войнами


В апреле 1906 года «Диана» и «Аврора» встали на капитальный ремонт, которого уже давно требовали их изношенные машины и корпуса. Интересно, что в ходе ремонта планировалось заменить две бортовые паровые машины одного из крейсеров на только появлявшиеся на флоте паровые турбины, чтобы получить опыт их эксплуатации. Среднюю паровую машину планировалось оставить, чтобы крейсер мог дать ход в случае отказа турбин. Так или иначе, дальше проекта этот эксперимент не пошёл.

На долгие два года «Диана» встала на ремонт у стенки Балтийского завода. На корабле было заменено двойное дно под котлами, большая часть трубок в котлах и холодильниках, большая часть трубопроводов. Капитальному ремонту подверглись машины, насосы и механизмы. Кроме того, с крейсера сняли четыре 75-мм пушки (малокалиберная артиллерия была снята ещё в Порт-Артуре), а вместо них установили два дополнительных 152-мм орудия в кормовой части. В итоге артиллерийское вооружение крейсера стало состоять из десяти 152-мм и двадцати 75-мм орудий. Помимо этого, с крейсера были сняты все торпедные аппараты и мины заграждения, инженеры сузили просвет боевой рубки до 76 мм и ликвидировали свисавший грибовидный козырёк, отражавший осколки снарядов внутрь рубки. С фок-мачты убрали боевой марс и элеватор для подъёма туда снарядов, а с помощью переходного мостика соединили носовой и кормовой мостики.

Античная богиня русского флота

«Диана» после 1908 года


После окончания ремонта и модернизации «Дианы» на ней проходили морскую практику гардемарины. В конце лета 1909 года «Диана» стала флагманским кораблём отряда, предназначенного для совершения учебных плаваний. Осенью того же года отряд в составе крейсеров «Диана», «Аврора» и «Богатырь» ушёл в зимнее плавание по Средиземному морю. Корабли посетили Алжир, Бизерту, Неаполь, Гибралтар, Смирну и другие порты. В ходе плавания на кораблях отряда проводились различные учения и занятия, отрабатывались высадки десантов на берег, а также ночные атаки паровых катеров с соблюдением светомаскировки на атакуемых крейсерах и артиллерийские стрельбы по щитам. Весной 1910 года отряд возвратился на Балтику, после чего его расформировали. Больше заграничных плаваний «Диана» не совершала и всю дальнейшую службу проходила на Балтийском море.

Античная богиня русского флота

«Диана» и «Аврора» в составе Учебного отряда Морского
корпуса уходят в учебное плавание, 1909 год


В 1910–1911 годах «Диана» вновь проходила ремонт машин и котлов на Балтийском заводе. В 1912 году морской министр принял решение о переделке крейсера в базу подлодок. Для этого запланировали снятие артиллерии, перевод части котлов на смешанное угольно-нефтяное отопление, а также изменение внутренних помещений. Однако в декабре 1912 года министр внезапно изменил своё решение, решив сохранить «Диану» в качестве артиллерийского корабля. При этом было решено заменить артиллерию главного калибра на новейшие 130-мм орудия, чтобы ученики комендоров могли освоить эту недавно принятую на вооружение артсистему. Закончить перевооружение планировалось к маю 1914 года, однако начало Первой мировой войны застало «Диану» стоящей в ремонте и без вооружения.

Участие в Первой мировой войне


За несколько дней до начала войны «Диана» переходит из Ревеля в Кронштадт. Там крейсер вооружили восемью 120-мм орудиями, так как более подходящей артиллерии в арсенале не нашлось. Команду пополнили до штатной численности, списали на берег учеников, после чего корабль включили в состав 2-й бригады крейсеров («Россия», «Громобой», «Богатырь», «Олег», «Диана», «Аврора»). В эту бригаду свели крейсера, построенные ещё до Русско-японской войны – уже устаревшие, но способные выполнять вспомогательные задачи (в основном, нести дозорную службу). В частности, в августе 1914 года «Диана» прикрывала работы по снятию с мели останков немецкого крейсера «Магдебург». В октябре того же года её 120-мм орудия были заменены на десять 152-мм орудий, снятых с учебного корабля «Император Александр II».

Античная богиня русского флота

Крейсера «Громобой», «Диана» и «Аврора» в годы
Первой мировой войны


Зиму 1914–1915 годов «Диана» провела в Гельсингфорсе. За это время крейсер был оборудован фор-тралом, а также минными рельсами на верхней палубе, что позволило ему принимать до 150 мин заграждения образца 1908 года. Весной 1915 года «Диана», наконец, получила с Обуховского завода долгожданные 130-мм орудия. Новые пушки обладали существенно лучшей баллистикой по сравнению со старыми 152-мм орудиями Канэ, что вместе с новыми приборами управления стрельбой позволило повысить точность и дальность артиллерийского огня. Для компенсации возросшего веса артиллерии с крейсера сняли шестнадцать 75-мм орудий, а их порты заделали. В итоге вооружение «Дианы» стало состоять из десяти 130-мм и четырёх 75-мм орудий.

Античная богиня русского флота

«Диана» после перевооружения


Весь 1915 год вплоть до ледостава крейсер провёл в рутинной работе по несению дозоров и охране тральщиков. В следующем же году на его долю, наконец, выпало участие в боевом столкновении. 16 июня 1916 года «Диана» вместе с крейсером «Громобой» и пятью эсминцами вышла в район Норчепингского залива для перехвата транспортов, шедших в Германию с грузом железной руды. На следующий день в 2:20 с русских кораблей были замечены дымы, а затем и силуэты восьми германских кораблей – это были три больших (V-77, V-78, G-89) и пять малых (V-181, V-182, V-183, V-184, V-185) эсминцев. С левого борта русских кораблей по ним был открыт залповый огонь с большой дистанции (порядка 40 каб), причём расстояние до противника определял головной корабль («Громобой»), а затем сообщал его остальным кораблям отряда. Противник открыл ответный огонь, но большая часть его снарядов ложилась с недолётом. Видя это, немцы произвели торпедный залп (18–20 торпед), причём одна торпеда шла точно в корму «Дианы». Русский крейсер уклонился от торпеды, дистанция до германских кораблей увеличилась до 60–70 каб, после чего противник скрылся за дымовой завесой. В том бою «Диана» израсходовала сто три 130-мм снаряда, при этом ни одна из сторон попаданий не добилась.

В тот же день, в 6 часов утра, с русских кораблей был замечен перископ подводной лодки. «Диана» открыла огонь по ней ныряющими снарядами с предельно малой дистанции. Израсходовав 110 снарядов, стрельбу прекратили, при этом никаких следов гибели лодки на поверхности обнаружено не было, но русские моряки сочли, что субмарина погибла или сильно повреждена. Скорее всего, речь идёт о немецкой подлодке UB33, однако вопрос о том, была ли она действительно атакована русскими кораблями, остаётся открытым до сих пор.

Затем «Диана» перешла в Рижский залив для участия в предполагаемой десантной операции. Из-за многочисленных модернизаций водоизмещение и осадка крейсера значительно выросли, поэтому при прохождении мелководного Моонзундского пролива его пришлось изрядно разгрузить. Однако десант отменили, и основным противником «Дианы» стали немецкие самолёты, огонь по которым вёлся из четырёх 75-мм зенитных орудий, дополнительно установленных на крейсер в июле 1916 года.

На зимовку крейсер перешёл в Гельсингфорс, где 3 марта 1917 года моряков застало известие об отречении Николая II от престола. К тому времени революционные настроения уже широко распространились среди команды, поэтому на корабле начались расправы матросов с неугодными им офицерами – был убит старший офицер капитан 2-го ранга Б. Н. Рыбкин и тяжело ранен старший штурман лейтенант П. П. Любимов. Вскоре команда крейсера присягнула на верность Временному правительству.

Военная кампания 1917 года на Балтике ознаменовалась сражением за Рижский залив и прилегающие к нему проливы. Несмотря на то, что крейсера 2-й бригады в нём не участвовали, в октябре «Диана» готовилась перейти в залив для поддержки русских сил. Однако к тому времени сражение уже завершалось, и крейсеру не довелось принять в нём участия.

В декабре 1917 года 2-я бригада крейсеров совершила переход в Кронштадт, навсегда покинув Гельсингфорс. Переход проходил в тяжелейших условиях: часто встречались участки водной поверхности, полностью скованные льдом. Однако с помощью ледокола «Ермак» трудности удалось преодолеть, и «Диана» с «Авророй» встали в Петрограде на зимовку. Летом 1918 года «Диана» и «Аврора» перешли в Кронштадт, где их, вместе с другими старыми кораблями, планировалось затопить на пути возможного немецкого наступления. Артиллерия с «Дианы» была снята и передана для хранения на Обуховский завод, откуда пушки разошлись по фронтам гражданской войны. На «Диане» осталась лишь небольшая команда добровольцев, поддерживавшая остатки жизни в умирающем корабле. В 1921 году судьба «Дианы» определилась: из-за плохого технического состояния её решили продать на металлолом в Германию, что и было сделано через год, после того как с крейсера было снято всё, что имело хоть какую-то ценность.

Тактико-технические характеристики крейсера 1-го ранга «Диана»


Античная богиня русского флота

1 не понравился
26 понравился пост
 
Незарегистрированные посетители не могут оценивать посты
 
 
 
 

 
 
 
 

Информация

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Оставлять свои CRAZY комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Пожалуйста пройдите простую процедуру регистрации или авторизируйтесь под своим логином. Также вы можете войти на сайт, используя существующий профиль в социальных сетях (Вконтакте, Одноклассники, Facebook, Twitter и другие)

 
 
 
 
 
Наверх