Генеральная репетиция Цусимы

Автор:
Слепой Пью
Печать
дата:
26 апреля 2016 00:48
Просмотров:
787
Комментариев:
3
Генеральная репетиция Цусимы


Сражение в Жёлтом море 28 июля 1904 года между главными силами русского и японского флотов малоизвестно широкой публике: оно осталось в тени грандиозного поражения русских при Цусиме. Однако, несмотря на то что в ходе этого боя не погибло ни одного корабля, он оказал немалое влияние на ход Русско-японской войны. Японцы превзошли русских в искусстве эскадренного боя и доказали, что являются очень серьёзным противником, победить которого, надеясь на «авось», не получится.

Русско-японская война началась для России крайне неудачно. 1-я Тихоокеанская эскадра, застигнутая врасплох на рейде Порт-Артура в ночь с 26 на 27 января 1904 года, временно лишилась двух самых сильных броненосцев и одного крейсера. На следующий день в бою с превосходящими силами противника в заливе порта Чемульпо были потеряны крейсер «Варяг» и канонерская лодка «Кореец». Инициативой на море прочно завладели японцы.

24 февраля в Порт-Артур прибыл новый командующий эскадрой адмирал С. О. Макаров, с первых дней начавший готовить русские военно-морские силы к решительным действиям. Казалось, его появление сможет прервать череду неудач. Увы, 31 марта Макаров погиб вместе со своим штабом на броненосце «Петропавловск», подорвавшемся на японской мине. Эта потеря сильно деморализовала как офицеров эскадры, так и рядовой состав. Больше русский флот не пытался переломить ход войны и окончательно перешёл к обороне. Воспользовавшись этим, японцы беспрепятственно высадили свои войска на Квантунском полуострове и перерезали пути сообщения Порт-Артура с материком. Вскоре началась непосредственная осада крепости. Учитывая превосходство японской осадной армии над гарнизоном Порт-Артура, это означало неминуемое падение крепости и гибель русской эскадры.

Генеральная репетиция Цусимы

Броненосец «Цесаревич» в боевой окраске. Порт-Артур, 1904 год


Для спасения эскадры её требовалось перебазировать во Владивосток – во всяком случае, так считал адмирал Е. И. Алексеев, наместник царя и главнокомандующий русскими силами на Дальнем Востоке. Однако командующий 1-й Тихоокеанской эскадрой контр-адмирал В. К. Витгефт и большинство командиров кораблей вовсе не стремились покинуть Порт-Артур, предпочитая до последнего оставаться в осаждённой крепости. Витгефт был уверен в полном превосходстве японцев на море, а большая часть командиров кораблей разделяла его мнение. На собраниях командиров и флагманов эскадры, состоявшихся 4 и 15 июля, было решено в море не выходить и дожидаться подхода 2-й Тихоокеанской эскадры. Не получив поддержки у собрания флагманов и командиров эскадры, наместник предпринял последний шаг – обратился к царю со своими аргументами против мнения собрания. Николай II согласился с доводами Алексеева о важности перебазирования эскадры во Владивосток. 25 июля воля царя была донесена до Витгефта.

Целью похода эскадры объявлялось достижение Владивостока, по возможности — без боя. Однако благоприятный момент для выхода в море был упущен. 25 июля японская армия начала обстреливать внутреннюю гавань Порт-Артура из 120-мм орудий. Хотя стрельба пока велась без корректировки, по квадратам, русские корабли в гавани начали получать попадания (первым получил повреждения броненосец «Цесаревич»). Несколько матросов были убиты и ранены, лёгкие ранения получил сам контр-адмирал Витгефт. 27 июля броненосец «Ретвизан» получил подводную пробоину, заделать которую как следует уже не оставалось времени. По этой причине его скорость в предстоящем бою, а значит, и скорость всей эскадры не могла превышать 13–14 узлов.

Генеральная репетиция Цусимы

Броненосец «Ретвизан» в Порт-Артуре, 1904 год


На эскадре началась подготовка к прорыву – на корабли грузили уголь, боеприпасы, спешно устанавливали орудия, которые были сняты ранее для установки на сухопутном фронте. К несчастью, самый сильный крейсер эскадры «Баян» подорвался на мине 14 июля и был вынужден остаться в Порт-Артуре. Броненосец «Севастополь», подорвавшийся на мине 10 июня, успел пройти ремонт и мог выйти в море.

Генеральная репетиция Цусимы

Броненосцы «Пересвет» (на переднем плане) и «Победа»
в боевой окраске. Порт-Артур, 1904 год


На совещании флагманов и командиров кораблей русской эскадры предстоящий бой детально не обсуждался. Никаких указаний Витгефт командирам не дал, сославшись на «Инструкцию для похода и боя», разработанную ранее адмиралом С. О. Макаровым. Основной задачей эскадры объявлялся прорыв во Владивосток или нейтральные порты:

Генеральная репетиция Цусимы


Прорыв из Порт-Артура был назначен на раннее утро 28 июля. Состав русской эскадры приведён в Таблице 1:

Генеральная репетиция Цусимы


Генеральная репетиция Цусимы


Генеральная репетиция Цусимы


Кроме боевых кораблей, в походе участвовало госпитальное судно «Монголия».

Выход эскадры из внутренней гавани Порт-Артура начался в 4:30 с разводки паров на кораблях. Один за другим корабли выходили на внешний рейд. В 8:30 последний из них, крейсер «Диана», покинул гавань. Теперь вся эскадра была сосредоточена на внешнем рейде. Незаметно покинуть Порт-Артур у эскадры не получилось, да и не могло получиться, учитывая то, что японцы давно ожидали выхода русских кораблей и вели наблюдение за ними. Ещё ранним утром, увидев облако густого дыма над гаванью, японцы поняли, что на русских кораблях разводят пары. Непосредственное наблюдение за внешним рейдом велось японскими миноносцами и канонерскими лодками, которые сразу же установили визуальный контакт с кораблями, покидавшими гавань.

Генеральная репетиция Цусимы

Общая схема боя 28 июля 1904 года. Источник – Грибовский В. Ю.
Российский флот Тихого океана. История создания и гибели.
М.: Военная книга, 2004


В 11:30 с востока на большом расстоянии появились главные силы японцев – 1-й боевой отряд под командованием адмирала Х. Того. Головным шёл броненосец «Микаса», за ним броненосцы «Асахи», «Фудзи», «Сикисима», а также броненосные крейсера «Касуга» и «Ниссин» (под флагом вице-адмирала С. Катаока). Позади и правее русской эскадры двигался 3-й боевой отряд, состоявший из быстроходных бронепалубных крейсеров «Касаги», «Такасаго» и «Титосе». Для усиления этому отряду был придан броненосный крейсер «Якумо». С севера шёл 5-й боевой отряд – старый броненосец «Тин-Эн», старые крейсера «Мацусима» и «Хасидатэ» (в конце сражения к отряду присоединился броненосный крейсер «Асама», пришедший из порта Дальний). Наконец, к северо-востоку от русской эскадры находился 6-й боевой отряд, состоявший из устаревших бронепалубных крейсеров «Акаси», «Сума» и «Акицусима». Между отрядами крейсеров находились многочисленные отряды миноносцев.

Генеральная репетиция Цусимы

Броненосец «Микаса», июль 1904 года


Основные боевые характеристики обеих эскадр приведены в Таблице 2:

Генеральная репетиция Цусимы


Генеральная репетиция Цусимы


Генеральная репетиция Цусимы


После пересечения курса русской эскадры 1-й японский отряд какое-то время следовал прежним курсом, затем поворотом «все вдруг» японские корабли легли на южный курс в строе фронта. Проследовав таким курсом некоторое время, японцы вторым поворотом «все вдруг» легли на курс ONO (Ост-Норд-Ост), при этом головным стал броненосный крейсер «Касуга», а замыкающим – броненосец «Микаса».Находясь впереди русской эскадры, 1-й японский отряд пересёк её курс, перейдя, таким образом, с её левого борта на правый. Русским миноносцам пришлось опять прорезать строй броненосцев и перейти с правого борта на левый. Около 12:00 на «Цесаревиче» был поднят сигнал: «Иметь 13 узлов ходу».

Генеральная репетиция Цусимы

Начало сражения 28 июля 1904 года. Период времени с 12:15 до 12:22


Первая фаза боя


Первый выстрел прозвучал в 12:20–12:22 с дистанции около 90 кбт. Считается, что его сделал крейсер «Касуга», шедший в японской колонне головным. В ответ на это броненосец «Цесаревич» начал пристрелку из носовой башни главного калибра. По мере сокращения дистанции до противника в бой вступали следовавшие за ним русские корабли. Вскоре последовало первое попадание – с дистанции 70–75 кбт «Цесаревич» был поражён японским 305-мм снарядом. Стало очевидно, что японцы способны вести прицельный огонь с огромных, по меркам того времени, дистанций.

Генеральная репетиция Цусимы

Всплеск от падения в воду первого русского снаряда в бою 28 июля 1904 года


Поскольку японцы охватили голову русской эскадры, та начала отклоняться левее, курсом почти на Ост, чтобы ввести в действие всю свою артиллерию. Японцы некоторое время двигались прежним курсом, сокращая дистанцию. За счёт более высокой скорости японская эскадра начала опережать русскую на несколько корпусов. По-видимому, опасаясь, что противник повернёт на юг и сможет проскочить мимо концевых кораблей японской эскадры, адмирал Того одновременно развернул все свои корабли почти на 180 градусов. Курс японской эскадры теперь лежал почти на запад, а русские корабли двигались на восток, то есть, эскадры расходились на контркурсах.

Генеральная репетиция Цусимы

Первый бой на контркурсах


Головным в японской колонне вновь стал «Микаса», а дистанция боя сократилась с 90 до 57–60 кбт. Однако такая дистанция всё ещё была слишком большой для того, чтобы задействовать средний калибр, и бой вели лишь орудия главного калибра. В это время по одному попаданию получили «Пересвет», «Севастополь» и «Полтава». В свою очередь, «Микаса» получил два попадания в спардечную палубу в кормовой части (убито – 12, ранено – 5 человек). Стоит отметить, что русские комендоры в это время находились в невыгодных условиях – стрелять приходилось против солнца, а навыков прицельной стрельбы на дистанции свыше 40 кбт у русских моряков не было.

Пройдя траверз русской эскадры, около 12:30 японцы последовательным поворотом легли на почти параллельный курс. Через некоторое время русские корабли вдруг круто изменили курс, сделав поворот на 90 градусов вправо. Теперь курс русской эскадры лежал почти точно на юг. Считается, что причиной этого поворота стали плавающие мины, которые были замечены с «Цесаревича» прямо по курсу. Их вполне могли сбросить японские миноносцы, которые находились в этом районе. Японцы не подтверждают использования плавающих мин в этом бою, поэтому вполне возможно, что за мины были приняты какие-то плававшие предметы. Видя, что русская эскадра сменила курс и может пройти за концевыми кораблями его отряда, в 12:50 Того отдал приказ об очередной смене курса на противоположный (Норд-Вест), чтобы не допустить прорыва неприятельских кораблей в открытое море.

Генеральная репетиция Цусимы

Поворот русской эскадры на юг и начало второго боя на контркурсах


Видя, что японцы охватывают голову его эскадры, Витгефт парировал неприятельский манёвр поворотом на юго-восток. Это привело к новому бою на контркурсах. Дистанция между противниками сократилась с примерно 50 до 30 кбт, что позволило обеим сторонам ввести в действие артиллерию среднего калибра. Из-за сокращения дистанции и резко возросшей интенсивности стрельбы участилось число попаданий в русские корабли. Больше всего пострадали броненосцы «Цесаревич» и «Ретвизан»: в «Цесаревич» попали ещё пять снарядов различных калибров, а «Ретвизан» с начала боя до 13:30 получил десять попаданий. Остальные русские корабли подверглись менее интенсивному обстрелу – в частности, броненосцы «Победа» и «Севастополь» получили по одному попаданию, а «Пересвет» – два. Впрочем, серьёзных повреждений русские корабли не получили. Что же касается японской эскадры, то броненосный крейсер «Ниссин» получил два попадания крупнокалиберными снарядами (убито и ранено 16 человек), а в «Микасу» попал один 305-мм снаряд (178-мм броневой пояс выдержал, хотя от плиты откололся большой кусок, образовав пробоину площадью 1 м2).

Двигаясь на контркурсе, японцы быстро миновали голову и центр русской эскадры и сблизились с её хвостом. При этом под обстрел попали русские крейсера – повреждения получили «Аскольд» и «Паллада». Спасаясь от обстрела, крейсера поворотом «все вдруг» перешли на левую сторону русской эскадры, увеличив расстояние до противника.

Генеральная репетиция Цусимы

Второй бой на контркурсах


К 13:15–13:20 расстояние между главными силами противников увеличилось до 100 кбт, и стрельба временно прекратилась. Русская эскадра легла на юго-восточный курс, увеличив ход до 14 узлов. Опасения, что временные подкрепления пробоины на «Ретвизане» не выдержат увеличения скорости, не оправдались, но начали отставать броненосцы «Севастополь» и «Полтава», поэтому скорость опять снизили до 13 узлов. В это время 1-й боевой отряд японцев развернулся за хвостом русской эскадры на 180 градусов и лёг на параллельный курс. Пользуясь большей эскадренной скоростью, главные силы японцев стали быстро догонять противника, и в 13:30–14:00 стрельба возобновилась с дистанции примерно 60 кбт. Основной мишенью для японцев на этот раз стал броненосец «Полтава», шедший концевым – между 13:30 и 14:00 в него попали шесть 305-мм снарядов. Броненосец получил пробоину в корме, которую из-за волнения стало заливать водой. Кроме того, на нём вышла из строя правая носовая 152-мм башня, однако орудия главного калибра не пострадали. Один из осколков попал в подшипник паровой машины левого борта, из-за чего броненосец стал постепенно отставать от остальной эскадры, однако, в целом, сохранил боеспособность до конца боя.

Японские корабли постепенно догоняли русскую эскадру и вышли на её траверз. Дистанция между противниками составляла примерно 50 кбт, обе стороны вели редкий огонь из орудий главного калибра. В 14:05 в броненосец «Асахи» попал крупнокалиберный снаряд, который пробил левый борт в корме ниже ватерлинии и вызвал сильные повреждения в прилегающих отсеках. В 14:15 в «Микасу» попал 305-мм снаряд, а в 14:35 последовали ещё два попадания. Что же касается русской эскадры, то известно о двух попаданиях в «Ретвизан», не нанёсших сильных повреждений.

В 14:50–15:00 японская эскадра отвернула вправо, дистанция увеличилась до 80 кбт, в результате чего бой временно прекратился. Большинство исследователей считают это время окончанием первой фазы боя. Трудно сказать, по какой причине адмирал Того временно решил прекратить сражение. Вполне возможно, что ему нужно было осмыслить итоги состоявшегося боя, выяснить характер повреждений своих кораблей и их способность продолжать сражение.

Русская эскадра продолжала своё движение в Корейский пролив – прежним курсом со скоростью 13 узлов. С «Цесаревича» были запрошены данные о состоянии кораблей. На крейсер «Аскольд» были переданы распоряжения соблюдать светомаскировку в ночное время. Примерно в это же время (около 15–16 часов) японский 3-й боевой отряд, ранее державшийся с правого борта русских кораблей, начал переходить за их кормой на левый борт.

Генеральная репетиция Цусимы

Конец первой и начало второй фазы боя


При этом крейсер «Якумо» опасно сблизился с концевыми кораблями русской эскадры, за что и поплатился. 305-мм снаряд, предположительно с «Полтавы», попал в среднюю часть крейсера и разорвался в батарейной палубе (было убито 12 и ранено 11 человек). Получив повреждение, «Якумо» присоединился к 1-му боевому отряду японцев, став в нём замыкающим.

Между тем, на русской эскадре передавались распоряжения на случай ночного боя. Крейсерский отряд получил возможность действовать автономно. Общие распоряжения по эскадре предписывали вести огонь по головному вражескому кораблю, соблюдать светомаскировку и следить за действиями адмиральского корабля. Судя по распоряжениям о действиях в тёмное время суток, Витгефт допускал, что дневного боя уже может не быть. Более того, на тот момент адмирал имел все основания считать себя выигравшим сражение. В бою Витгефт действовал осторожно и хладнокровно, успешно парировав обе попытки Того охватить голову русской эскадры и поставить её в невыгодное положение. Корабли Витгефта не имели серьёзных повреждений и вполне могли следовать дальше во Владивосток, что и являлось главной целью. Японская эскадра больше не преграждала им путь, а отдалилась и шла правее.

Адмиралу Того, напротив, было над чем призадуматься. Остановить русскую эскадру путём охвата её головы не удалось, а стрельба с больших дистанций не давала решительных результатов и вела к большому расходу боеприпасов. Приближалась ночь, а в темноте русская эскадра могла ускользнуть. 2-й боевой отряд вице-адмирала Х. Камимуры, патрулировавший в Корейском проливе, не смог бы самостоятельно остановить русские корабли. Следовательно, японцам нужно было сменить тактику. Присоединение крейсера «Якумо» к главным японским силам косвенно говорит о том, что Того собирался снова вступить в бой, но характер этого боя должен был стать принципиально иным. Вместо попыток охватить голову вражеской эскадры с больших дистанций японцы намеревались вступить в жестокий бой на параллельных курсах с небольшой дистанции с целью разгромить русскую эскадру и заставить её повернуть обратно в Порт-Артур.

Перелом в ходе сражения


Бой возобновился в 16:35 пристрелочным залпом броненосца «Полтава» по «Микасе». Вслед за этим заговорили орудия остальных японских и русских кораблей. Дистанция между колоннами составляла примерно 45 кбт – японская эскадра находилась позади русской, но быстро её догоняла. Исполняя приказание Витгефта, русские артиллеристы сосредоточили огонь по «Микасе», японцы же стреляли, в основном, по ближайшему русскому флагману – броненосцу «Пересвет». С 16:35 до 16:46 в корабль попало семь снарядов (из них пять крупнокалиберных), он получил пробоину в носу с правого борта, заливавшуюся водой при волнении моря. Несмотря на повреждения, «Пересвет» остался в строю и поддерживал высокий темп огня.

Генеральная репетиция Цусимы

Схема повреждений «Пересвета», составленная после боя


По мере продвижения японцев вдоль строя русской эскадры дистанция боя сократилась до 23 кбт, при этом основной огонь сосредоточился на «Цесаревиче». Снижение дистанции боя привело к увеличению попаданий в японские корабли, однако и японцы стреляли очень метко. Командир броненосца «Ретвизан» капитан 1-го ранга Э. Н. Щенснович писал:

Генеральная репетиция Цусимы


Примерно в 17:40 в «Цесаревич» попадают сразу два 305-мм снаряда, выпущенных одним залпом. Первый из них ударил в фок-мачту между первым и вторым ярусами носового мостика, второй попал на несколько метров левее в телеграфную рубку. Взрывами этих снарядов были убиты контр-адмирал В. К. Витгефт, стоявший на мостике, флагманский штурман лейтенант Н. Н. Азарьев, младший флаг-офицер мичман О. Н. Элис и три матроса, а ещё несколько человек получили ранения. Стоит отметить, что на последовавшее ранее предложение перейти в боевую рубку Витгефт ответил: «Всё равно, где помирать». Командир броненосца капитан 1-го ранга Н. М. Иванов был сбит с ног взрывной волной и на время потерял сознание. Придя в себя, он не стал объявлять о гибели командующего, по сути, взяв на себя руководство эскадрой. Вскоре «Цесаревич» получил ещё несколько попаданий 305-мм снарядов, разворотивших обе дымовые трубы. Решив, что противник хорошо пристрелялся по его кораблю, Иванов приказал увеличить дистанцию боя, отвернув влево.

Генеральная репетиция Цусимы

Место попадания японского снаряда, взрывом которого убило В. К. Витгефта


Японцы также получали чувствительные удары. В 17:15 прямым попаданием снаряда оторвало ствол правого орудия в кормовой башне главного калибра на «Микасе», левое орудие также вышло из строя. Другой снаряд разорвался рядом с носовым мостиком, на котором находились адмирал Того, начальник его штаба, командир «Микасы» и другие офицеры. Взрывом были ранены четыре человека, находившиеся на мостике, в том числе командир броненосца и начальник штаба, кроме того, погибло четыре человека из числа находившихся в штурманской рубке. Сам же адмирал Того чудом уцелел. Всего к концу боя «Микаса» получил около 22 попаданий, из них 13–14 – снарядами крупного калибра.

Генеральная репетиция Цусимы

Ремонт кормовой башни на «Микасе» после боя 28 июля 1904 года


Увы, несчастья продолжали преследовать русскую эскадру. В 17:50, в момент, когда «Цесаревич» отворачивал влево, 305-мм снаряд упал рядом с ним с небольшим недолётом, срикошетил от воды и взорвался в воздухе. Головная часть снаряда влетела в боевую рубку «Цесаревича», прошла её насквозь и застряла в коечных сетках с другой стороны. Получили ранения почти все находившиеся внутри рубки, в том числе командир корабля. Однако наиболее пагубным оказалось то, что штурвал рулевого привода вышел из строя, и корабль с положенным на борт рулём стал описывать циркуляцию влево. На «Ретвизане», шедшем за «Цесаревичем», не поняли, что флагман вышел из строя, и продолжили поворот вслед за ним. Влево стали поворачивать и «Пересвет» с «Победой». Однако «Цесаревич», описав циркуляцию, стал пересекать курс русской эскадры между «Пересветом» и «Севастополем». Уклоняясь от столкновения, «Победа» и «Пересвет» отвернули вправо. «Севастополь» также повернул вправо, на противника. Строй русской эскадры смешался.

В этот момент командир «Ретвизана», видя, что сражением никто не управляет, принял решение атаковать противника самостоятельно. Корабль сначала лёг на прежний курс, а затем повернул вправо, на противника, который значительно выдвинулся вперёд относительно русской эскадры. По «Ретвизану» открыла огонь часть концевых японских кораблей, но их стрельба была неточной, и русский броненосец практически не получил повреждений. В момент начала поворота вправо, на японские корабли, Щенснович получил осколочную контузию в живот. Из-за сильной боли он некоторое время не отдавал приказаний, и рулевой продолжал держать руль положенным на правый борт. В итоге броненосец, продолжив правый поворот, лёг на обратный курс в Порт-Артур.

В это время капитан 1-го ранга Иванов, вступивший в командование «Цесаревичем», отдал приказ спустить адмиральский флаг и передать на «Пересвет» сигнал: «Адмирал передаёт командование». Сигнал был принят, и в командование вступил младший флагман контр-адмирал князь П. П. Ухтомский. Однако передавать сигналы остальным кораблям Ухтомский не мог, так как во время боя на «Пересвете» были сбиты обе стеньги, а доступ на марс был преграждён из-за повреждений фок-мачты. В итоге сигнальные флаги приходилось вывешивать на поручнях мостика, но из-за штиля они повисли в воздухе, и разглядеть их с других кораблей было невозможно.

Для нового командующего сложилась непростая ситуация – потеря управления эскадрой, неизвестная судьба адмирала, отсутствие возможности связаться с командирами кораблей и начальниками отрядов, перекрытие пути во Владивосток японской эскадрой. Ухтомский развернул «Пересвет» на обратный курс, а вслед за ним развернулись и остальные корабли эскадры. На этом сражение главных сил двух эскадр завершилось. Русские броненосцы и крейсера в темноте продолжили путь в Порт-Артур, куда пришли под утро, успешно отбив ночные атаки японских миноносцев. «Цесаревич» ночью, отделившись от основной эскадры, прошёл мимо японских кораблей и на следующий день добрался до немецкого порта Циндао, где и был интернирован.

Генеральная репетиция Цусимы

«Цесаревич» входит в порт Циндао, 29 июля 1904 года


Крейсера «Аскольд» и «Новик», пользуясь своей высокой скоростью, с боем прорвались мимо нескольких отрядов японских кораблей и, оторвавшись от погони, вышли в открытое море. «Аскольд» направился в Шанхай, покинуть который не смог до самого конца войны. «Новик», зайдя за углём в Циндао, продолжил путь во Владивосток, обойдя Японию со стороны Тихого океана. 7 августа, после боя с японским крейсером «Цусима», он был затоплен экипажем неподалёку от поста Корсаковский на Сахалине. Крейсер «Диана», также пользуясь наступившей темнотой, смог пройти мимо главных сил противника и в итоге пришёл в Сайгон, где был интернирован французами. Большая часть русских миноносцев также достигла нейтральных портов.

Итоги боя


Среди причин поражения русской эскадры основными можно считать следующие:

Генеральная репетиция Цусимы


В Таблице 3 приведён расход снарядов русских и японских кораблей во время боя в Жёлтом море:

Генеральная репетиция Цусимы


В бою русские добились 37–38 попаданий в японские корабли, из них снарядами крупного калибра – 18–19. Средний процент попаданий для снарядов крупного калибра составил 3,1–3,3% Для сравнения, в предыдущем бою у Порт-Артура (27 января 1904 года) процент попаданий снарядами крупного калибра для русских кораблей составил 8,6 – то есть, 28 июля русские артиллеристы стреляли примерно в 2,5 раза хуже. Конечно, дистанции боя 28 июля были в среднем больше, чем 27 января, тем не менее, такое падение меткости удручает. Японцы 28 июля добились суммарно 155 попаданий в русские корабли, из них 58 – снарядами крупного калибра (305–254 мм). Ещё восемь попаданий пришлось на 203-мм снаряды. Таким образом, процент попаданий составил 9,1, если считать только крупные снаряды. Впрочем, количество попаданий крупнокалиберных снарядов может быть завышено за счёт 203-мм снарядов. Если просуммировать все попадания снарядов от 203 мм и выше, получится, что 7% снарядов попали в цель, что более чем в два раза лучше показателя русских. Интересно, что в бою 27 января процент попаданий для крупнокалиберных японских орудий составил 4,3, то есть, японцы существенно повысили уровень своей огневой подготовки.

Наиболее пострадавшим японским кораблём стал броненосец «Микаса», бывший главной мишенью для русской эскадры. Как уже упоминалось, в него попали 22 снаряда, 13–14 из которых – крупного калибра. На корабле вышли из строя оба орудия кормовой башни, имелись многочисленные пробоины в бортах. Погибло 36 и было ранено 95 человек (в том числе, ранения получили командир броненосца и начальник штаба), что составило 13,4% от численности экипажа. Однако этого количества попаданий оказалось недостаточно для того, чтобы «Микаса» вышел из строя. Остальные японские корабли пострадали незначительно. В крейсер «Ниссин» достоверно попало три крупных снаряда, в крейсер «Якумо» и броненосец «Асахи» – по одному. Все эти корабли также остались в строю. Стоит отметить, что взрыватели на русских снарядах были установлены с достаточно большим замедлением, что позволяло снарядам пробивать броню и разрываться внутри вражеских кораблей. При разрывах образовывались тяжёлые осколки, приводившие к серьёзным внутренним повреждениям. Если бы число попаданий в японские корабли было большим, исход сражения мог бы стать иным. В среднем, каждый русский снаряд, попавший в японский корабль, выводил из строя шесть человек.

Русские броненосцы получили значительно больше попаданий, чем японские – были серьёзно повреждены броненосцы «Пересвет», «Цесаревич» и «Полтава». Тем не менее, хотелось бы отметить, что повреждения русских кораблей, в основном, ограничивались небронированными участками бортов, дымовыми трубами и надстройками – например, на «Цесаревиче» в конце боя могла действовать вся артиллерия. Взрыватели японских снарядов были слишком чувствительны и взрывались либо сразу при ударе снаряда о броню, либо после того, как он слегка углублялся в неё. В бою 28 июля 1904 года известен лишь один достоверный случай, когда японский 305-мм снаряд пробил 102-мм броневую плиту на «Победе». Японские снаряды при взрыве давали большое количество осколков, однако они были, в основном, мелкими и обладали небольшой поражающей силой. В среднем, каждый снаряд, попавший в русский корабль, выводил из строя троих-четверых человек.

Дальнейшая судьба русских кораблей, вернувшихся в Порт-Артур, сложилась печально. Несмотря на то что ремонт кораблей, пострадавших в сражении, завершился уже в августе, ни один из них больше не пытался покинуть Порт-Артурскую гавань, в итоге разделив судьбу крепости. Таким образом, поражение в бою 28 июля определило судьбу всей Порт-Артурской эскадры. Ранний «уход со сцены» русских военно-морских сил позволил японцам основательно подготовиться к встрече 2-й Тихоокеанской эскадры, которая состоялась у острова Цусима в мае следующего года.

0 не понравился
23 понравился пост
 
Незарегистрированные посетители не могут оценивать посты
 
 
 
 

 
 
 
 

Комментарии

 
 

 
 
 
Бухарик
Дата:
(26 апреля 2016 07:08)
#1
А был бы жив Степан Осипович - могло бы сложиться совсем иначе
 
Я не грустный, я трезвый
Томская область > Северск [ссылка]
6 / 0
 
 
 
 
 
 
Странник
Дата:
(26 апреля 2016 08:36)
#2
Цитата: Бухарик
А был бы жив Степан Осипович - могло бы сложиться совсем иначе

кто знает..назовите плиз сражения в которых участвовал Макаров, как командующий.... помоему Макаров мог выиграть только за счет подъема духовного...
Томск [ссылка]
3 / 0
 
 
 
 
 
 
Sender
Дата:
(26 апреля 2016 11:18)
#3
Отличный пост, интересный анализ. Кстати по поводу чувствительности взрывателей - японские попадая в лёгкие надстройки взрывались, а наши пролетали насквозь и взрывались уже в воде не причиняя вреда, а с бронекорпусом всё наоборот, японские взрывались не пробив, наши же после попадания внутрь. Это, возможно, и сыграло роковую роль, командование находилось в лёгких надстройках.
 
Никогда не поздно встать на путь воина.
Новосибирск [ссылка]
4 / 0
 
 
 

 
 
 
 
 
 
 
 

Информация

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Оставлять свои CRAZY комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Пожалуйста пройдите простую процедуру регистрации или авторизируйтесь под своим логином. Также вы можете войти на сайт, используя существующий профиль в социальных сетях (Вконтакте, Одноклассники, Facebook, Twitter и другие)

 
 
 
 
 
Наверх