А подмога не пришла, подкрепление не прислали...

Автор:
Слепой Пью
Печать
дата:
4 июня 2016 11:19
Просмотров:
659
Комментариев:
1
А подмога не пришла, подкрепление не прислали...


23 января 1826 года, после более чем годовой осады капитулировал форт Реал Фелипе - последняя испанская цитадель в Южной Америке. Этот форт, прикрывавший вход в перуанский порт Кальяо и названный в честь короля Филиппа, был построен в середине XVIII века и считался сильнейшей крепостью на Тихоокеанском побережье Нового Света.

Осада началась 5 декабря 1824 года. Форт, в котором засели остатки разбитых в нескольких полевых сражениях испанских войск, обложила объединенная армия Чили, Перу и Великой Колумбии под руководством колумбийского генерала Бартоломе Салома. С моря его блокировал флот чилийского адмирала Мануэля Бланко Энкалады (Кайяды), состоявший из двух корветов, двух фрегатов, трех бригантин и трех канонерок. Общая численность союзной армии составляла 5600 солдат при 170 орудиях.

Гарнизон форта насчитывал 2280 солдат и офицеров под командованием вице-короля Перу маркиза де Родиля, но кроме них в крепости укрылись свыше шести тысяч мирных жителей - противников независимости латиноамериканских республик, в том числе - много испанских чиновников, землевладельцев и служащих различных ведомств с женами и детьми.

А подмога не пришла, подкрепление не прислали...

Схема Реал Фелипе. Этот классический пятиугольный форт с пятью
бастионами был построен из белого камня и окружен широким рвом,
через который перекинуты два подъемных моста. Два южных бастиона
усилены круглыми двухъярусными артиллерийскими башнями
"Король" и "Королева". Внутри форта были расположены казармы,
конюшни, склады, дома офицерского состава, госпиталь, различные
служебные здания и церковь. Сейчас в крепости военный музей.


Укрепления форта были столь сильны, что Салом решил взять его измором, даже не думая о штурме. Он знал, что укрепление переполнено людьми, а значит, запасов продовольствия надолго не хватит. Но он недооценил упорство защитников. Действия осаждавших свелись к артиллерийским обстрелам с суши и с боевых кораблей. Потерь от этих обстрелов было относительно немного, однако уже вскоре осажденные стали ощущать нехватку продовольствия, а особенно - витаминов. В крепости началась эпидемия цинги, ежедневно уносившая десятки человек.

Но гарнизон решил держаться до последней возможности, надеясь, что Испания не забыла о нем и обязательно пришлет на выручку свой военный флот. Однако проходил месяц за месяцем, счет умерших шел уже на сотни, в крепости начали есть крыс и насекомых, а паруса испанской эскадры так и не появлялись на горизонте. В метрополии никто и не знал о том, что за двумя океанами, на противоположной стороне Земного шара все еще держат оборону люди, оставшиеся верными испанской короне. На латиноамериканских колониях Мадрид уже давно поставил крест.

В июле 1825 года де Родиль приказал всем гражданским лицам покинуть укрепление. Многие не хотели уходить, опасаясь расправы, но маркиз распорядился выдворить их силой. Однако осаждавшие по команде Салома не позволили им уйти, а штыками и стрельбой из мушкетов загнали обратно в ворота форта. Колумбийский генерал заявил, что разрешит выйти кому-либо только после безоговорочной капитуляции. Де Родилю пришлось впустить людей, иначе, их бы перебили.

А подмога не пришла, подкрепление не прислали...

Генерал Салом, адмирал Бланко Энкалада и маркиз де Родиль.


Удивительно, но после этого Реал Фелипе держался еще полгода. И только когда в нем почти не осталось бойцов, способных передвигаться и держать оружие, комендант приказал вывесить белый флаг. За время осады в форте умерло от голода, цинги и других заболеваний 1312 солдат и офицеров, а также - не менее четырех тысяч мирных жителей. еще 712 человек погибли от обстрелов. Осаждавшим эта эпопея обошлась в 177 убитых ответным огнем артиллерии крепости и в несколько сотен солдат, умерших от болезней.

Отдавая должное стойкости защитников форта, генерал Салом распорядился беспрепятственно отпустить всех выживших в Испанию. На родине их давно считали погибшими и встретили буквально как выходцев с того света.
На заставке - восточные ворота Реал Фелипе. У подъемного моста через ров несут службу двое часовых в перуанских мундирах времен осады форта.

А подмога не пришла, подкрепление не прислали...

Флагман эскадры Касто Мендес Нуньеса броненосец "Нумансия".
Он же изображен на заставке.


Эта драматичная история имела не менее драматичное продолжение - испанская эскадра под командованием капитана Касто Мендес Нуньеса все-таки пришла в Кальяо, но лишь через 40 лет после капитуляции форта. А поскольку сторонников Испании там уже давно не было, корабли обрушили на город огонь своих орудий.

Испания очень долго не хотела симриться с потерей своих заморских колоний и отказывалась признавать суверенитет новых государств Латинской Америки. В Мадриде не оставляли надежды вернуть контроль хотя бы над частью потерянных территорий. К началу 1860-х годов, оправившись от долгой смуты и череды гражданскийх войн, Испания достаточно окрепла, чтобы попытаться воплотить эти надежды в реальность. В марте 1864 года эскадра в составе броненосца "Нумансия", пяти паровых фрегатов и одного корвета пересекла Тихий океан и высадила десант на принадлежавшем Перу архипелаге Чинча - группе мелких островков в 20 километрах от перуанского побережья.

Острова Чинча были исключительно богаты гуано - окаменевшим птичьим пометом, служившим сырьем для производства селитры и дававшим Перу более половины национального дохода. Они практически не охранялись и были захвачены без единого выстрела. Однако командир эскадры адмирал Хосе Мануэль Пареха понимал, что долго удерживать архипелаг, находящийся в тысячах километров от ближайшей испанской базы, он не сможет. Поэтому он потребовал от перуанского руководства признать испанского представителя (фактически - наместника) и заплатить выкуп в три миллиона песо (огромную сумму по тем временам), обещая в ответ вернуть захваченную территорию. Республика Перу на тот момент не имела военного флота, способного противостоять испанской эскадре, а потому президент Хуан Антонио Песет нехотя принял ультиматум.

А подмога не пришла, подкрепление не прислали...

Парусно-паровой фрегат "Альманса" - один из крупных, хорошо
вооруженных, но безбронных кораблей испанской эскадры.


Но перуанский народ, узнав об этой позорной сделке, поднял восстание. Песет был свергнут и бежал из страны. Сменивший его полковник Мануэль Игнасио Прадо отказался выполнять договор, а вместо этого объявил войну Испании. Перу вскоре поддержали соседи - Чили, Боливия и Эквадор, но даже их флоты в совокупности были слабее эскадры Парехи. Между тем, у адмирала не было наземных войск для действий на суше, таким образом, сложилась патовая ситуация: на море безраздельно господствовали испанцы, но сунуться на берег они не смели. Да и кораблей у них было маловато для блокады побережья.

При этом время работало на латиноамериканцев, которые отправили агентов в Европу для закупки современных боевых кораблей, в том числе броненосцев. После их поступления соотношение сил должно было измениться коренным образом, тем более, что испанские корабли от долгого плавания постепенно изнашивались. Видя безвыходность положения, адмирал Пареха впал в депрессию, тяжко запил и в конце концов покончил с собой. Вместо него эскадру возглавил старший по званию капитан "Нумансии" Касто Мендес Нуньес. Он решил попытаться активными и жестокими действиями переломить ситуацию и склонить латиноамериканцев к покорности. 31 марта 1866 года испанская эскадра бомбардировала чилийский порт Вальпараисо, причинив ему большие разрушения, но чилийцев это только разозлило.

А подмога не пришла, подкрепление не прислали...

У Перу в 1866 году были два маленьких броненосца, по современным
меркам - бронекатера: однопушечный монитор "Виктория" и двухпушечный
казематный "Лоа", но в бои с испанской флотилией они не вступали из-за
слабого вооружения и низкой мореходности.
Компьютерная графика Петра Форкашевича.


В качестве следующей жертвы был выбран главный перуанский порт Кальяо, однако там, в отличие от беззащитного Вальпараисо, испанцев ждал горячий прием. За годы независимости перуанцы серьезно укрепили этот порт, построив в дополнение к старому испанскому форту Реал Фелипе несколько береговых батарей и вооружив их новыми крупнокалиберными нарезными орудиями, купленными в Великобритании. Осбоенно мощными были батареи "Хунин" и "Ла Мерсед", в каждой из которых за броневыми барбетами толщиной в четыре дюйма стояли по два десятидюймовых орудия Армстронга. Еще пять таких же грозных десятидюймовок стояли вдоль набережной, а всего город и порт защищали 52 пушки различных калибров.

В распоряжении Мендес Нуньеса находилось семь боевых кораблей, однако шесть из них не имели брони и были весьма уязвимы. Только "Нумансия", защищенная широким броневым поясом толщиной от 100 до 130 мм, могла держать удары тяжелых перуанских снарядов. Тем не менее, капитан решил рискнуть, полагаясь на высокую огневую мощь своих кораблей. Ведь только на "Нумансии" стояло 40 восьмидюймовок, а всего на его кораблях имелось 252 орудия, из них 126 восьмидюймовых. Правда, боекомплект был уже частично израсходован при обстреле Вальпараисо.

Атака испанского флота на Кальяо началась утром 2 мая 1866 года то есть, 150 лет назад
.

А подмога не пришла, подкрепление не прислали...

Стена форта и одна из его артиллерийских башен. Окружавший
укрепление ров давно засыпан, а на его месте построена дорога.


А подмога не пришла, подкрепление не прислали...

Вид на башню с территории форта. На переднем плане -
морские пушки XIX века.


А подмога не пришла, подкрепление не прислали...

Бывшие конюшни и каземат


А подмога не пришла, подкрепление не прислали...

Наблюдательные башенки - ведетты на стене Реал Фелипе.


Артиллерийская дуэль между испанской эскадрой и береговыми батареями Кальяо началась за 10 минут до полудня 2 мая 1866 года. Обе стороны стреляли неважно и попадали редко, но каждое попадание тяжелых снарядов приводило к серьезным последствиям. Десятидюймовый фугас, взорвавшийя в котельном отделении фрегата "Вилья де Мадрид", убил 35 человек и полностью разрушил котлы. Фрегат "Венсендора" взял поврежденный корабль на буксир и вытащил его из зоны обстрела. Во время этой операции перуанцы сделали по обездвиженному "Вилья де Мадриду" и его буксировщику порядка 200 выстрелов, однако ни разу не попали.

Флагманский броненосец "Нумансия" получил два или три снаряда. Один из них рикошетировал от брони, еще один взорвался на верхней палубе, ранив осколками нескольких матросов и стоявшего на мостике командира эскадры капитана Мендес Нуньеса. Впрочем, ранение оказалось не опасным. У фрегата "Беренгуэла" снаряд пробил борт ниже ватерлинии, но не взорвался. Тем не менее, дыра получилась внушительной, корабль набрал воды и вышел из боя, хотя и своим ходом. Единственный снаряд, угодивший во фрегат "Альманса", вызвал детонацию пороховых картузов одной из пушек. Погибло 13 артиллеристов. "Альманса" загорелась и тоже вышла из боя, но через полчаса, потушив пожар, вернулась и вновь вступила в перестрелку.

А подмога не пришла, подкрепление не прислали...

Тренировка артиллеристов на одной из двух
10-дюймовых барбетных батарей Кальяо


Одним попаданием отделался фрегат "Бланка", на котором погибли восемь матросов и был ранен капитан Хуан Батиста Топете - будущий главком испанских ВМС. Собственно, этим успехи перуанских артиллеристов и ограничились. Испанцам же удалось вывести из строя двухорудийную 10-дюймовую барбетную батарею "Ла-Мерсед". На ней произошел мощный взрыв, уничтоживший прислугу обоих орудий, а заодно и перуанского министра обороны полковника Хосе Гальвеса, наблюдавшего оттуда за боем. Правда, есть версия, что этот взрыв был вызван не испанским снарядом, а собственным, вывалившимся из люльки при заряжании и ударившимся взрывателем об каменный пол.

Постепенно большинство перуанских орудий главного калибра замолкло, но не столько от вражеского огня, сколько из-за поломок лафетов и механизмов наводки, вызванных отдачей при стрельбе. К 16 часам испанцы полностью израсходовали боекомплект. По свидетельству французского офицера, находившегося в качестве наблюдателя на "Бланке", последние залпы этот фрегат делал холостыми зарядами, чтобы морально поддержать моряков других кораблей и оказать психологическое воздействие на врагов, поскольку снарядов у него уже не было.

А подмога не пришла, подкрепление не прислали...

Еще два береговых орудия, установленных на городской набережной


Но вскоре боеприпасы закончились и на других кораблях. У перуанцев к тому времени продолжали стрелять три десятидюймовых орудия из девяти имевшихся к началу сражения. Мендес Нуньесу не оставалось ничего иного, кроме как скомандовать отход. Четырехчасовой "обмен любезностями" завершился вничью. Как нередко бывает в подобных случаях, обе стороны объявили о своей победе, однако, с объектичной точки зрения это был успех перуанцев и неудача испанцев, не сумевших добиться поставленной цели.

Потрепанной эскадре Мендес Нуньеса вскоре пришлось уйти на Филиппины, так как несколько кораблей требовали серьезного ремонта. Вместе с ней эвакуированлись гарнизоны островов Чинча, которые без поддержки флота были бы обречены на гибель. Таким образом, попытка Испании вновь утвердиться в Южной Америке закончилась полным провалом. При обстреле Кальяо испанцы потеряли 56 человек убитыми и умершими от ран. Еще 70 моряков получили тяжелые ранения и 68 - более легкие. Потери противника они оценили аж в две тысячи убитых и раненых, однако, на самом деле у перуанцев погибли 83 человека (почти все - при взрыве батареи "Ла-Мерсед") и 250 были ранены.

А подмога не пришла, подкрепление не прислали...

Ранение капитана Касто Мендес Нуньеса на мостике броненосца "Нумансия"


Делая хорошую мину при плохой игре, испанцы встретили вернувшихся моряков эскадры капитана Мендес Нуньеса с триумфом. Газеты на все лады воспевали их подвиг, каждому торжественно вручили специально отчеканенную медаль с профилем королевы, а самого капитана произвели в адмиралы. Кроме того, все участники экспедиции получили за время своего двухлетнего похода двойное жалование, а семьям погибших была назначена повышенная пенсия. Я не знаю, как наградили перуанцы участников боя со своей стороны, но там 2 мая до сих пор отмечается как национальный праздник победы над колонизаторами. В Кальяо в этот день проходит военный парад и производится холостой выстрел из десятидюймовой пушки - одной из тех, которые 150 лет назад защищали город.

А подмога не пришла, подкрепление не прислали...

Холостой выстрел из 10-дюймовки во время торжественной
церемонии в память о сражении 2 мая 1866 года


А подмога не пришла, подкрепление не прислали...

Бронзовая медаль, которой в Испании наградили участников боя

0 не понравился
22 понравился пост
 
Незарегистрированные посетители не могут оценивать посты
 
 
 
 

 
 
 
 

Информация

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Оставлять свои CRAZY комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Пожалуйста пройдите простую процедуру регистрации или авторизируйтесь под своим логином. Также вы можете войти на сайт, используя существующий профиль в социальных сетях (Вконтакте, Одноклассники, Facebook, Twitter и другие)

 
 
 
 
 
Наверх