Немецкие тяжёлые крейсера в бою: «Хиппер» и другие

Автор:
Слепой Пью
Печать
дата:
1 июля 2016 00:28
Просмотров:
832
Комментариев:
0
Немецкие тяжёлые крейсера в бою: «Хиппер» и другие


Появление новых тяжёлых крейсеров, строившихся в Германии с середины 1930-х годов,
ознаменовало собой отход от концепции «карманного линкора» и возвращение к схеме
203-мм крейсера, но уже на новом уровне. Эти корабли строились для действий в
открытом океане, но обстоятельства внесли свои коррективы в немецкие планы.
«Блюхер» погиб в первом же бою, «Адмирал Хиппер» полвойны простоял в
резерве, а «Принц Ойген» завершил свою карьеру в роли канонерки,
обстреливая наступавшие советские войска…


При создании новых тяжёлых крейсеров немцы вернулись к турбинной силовой установке (но с повышенными параметрами пара) и традиционному вооружению из восьми 203-мм орудий. Система бронирования была упрощена – теперь она состояла из наклонного 80-мм пояса по цитадели, а также 20-мм верхней и 30-мм нижней броневых палуб (последняя имела 50-мм скосы к нижней кромке корпуса). Помимо булевых наделок, с каждого борта имелись две 20-мм продольные переборки – между броневыми палубами примерно на трети ширины корабля и под нижней броневой палубой по бокам от машинно-котельных отделений. Кроме того, у кораблей частично бронировались оконечности, что выгодно отличало их от тяжёлых крейсеров других стран.

«Адмирал Хиппер»


Этот корабль стал первым из двух крейсеров одноимённого типа. Он был заложен в 1935 году и формально вступил в строй 29 апреля 1939 года. На момент начала Второй мировой войны «Хиппер» всё ещё проходил испытания.

Немецкие тяжёлые крейсера в бою: «Хиппер» и другие

Тяжёлый крейсер «Адмирал Хиппер», схема, 1941 год


Впервые «Хиппер» открыл огонь по противнику 8 апреля 1940 года в 9:59. Жертвой крейсера стал английский эсминец «Глоуворм», отставший от своего отряда и случайно оказавшийся на пути немецкого «Соединения 2», шедшего на захват Тронхейма. Дистанция огня составляла 45 каб. Опасаясь возможной торпедной атаки, немцы держали противника на острых курсовых углах, поэтому стреляли только носовыми башнями. Тем не менее, третий залп дал накрытие: в цель попал один 203-мм снаряд, разрушивший радиорубку английского эсминца.

В ходе дальнейшего боя «Хиппер» выпустил 31 снаряд главного калибра и 104 снаряда универсального калибра. Из них в «Глоуворм» попал ещё как минимум один 203-мм и несколько 105-мм снарядов, но эсминец упорно продолжал бой. Он выпустил все торпеды (ни одна из них в цель не попала, поскольку «Хиппер» не подставлял борт), добился одного попадания 120-мм снарядом (он пробил борт в носу крейсера, не причинив иного вреда) и в итоге предпринял легендарную попытку тарана. Впрочем, это могло быть просто столкновением, поскольку от единственного спасённого из воды британского офицера стало известно, что в конце боя рулевое управление на эсминце уже не действовало.

Немецкие тяжёлые крейсера в бою: «Хиппер» и другие

Гибель эсминца «Глоуворм». Снимок с мостика «Адмирала Хиппера»


Вопреки существующим легендам, «Хиппер» не получил серьёзных конструкционных повреждений и не утратил боеспособности, приняв 500 т воды и получив крен в 3° на правый борт. После боя крейсер продолжил участие в операции по захвату Тронхейма, где норвежские береговые батареи оказали слабое сопротивление и ни в один немецкий корабль не попали. Вечером 12 апреля «Хиппер» вернулся в устье реки Яде, где встал на доковый ремонт, занявший три недели. Это не помешало кораблю поучаствовать во втором «морском» этапе Норвежской операции в начале июня. Утром 9 июня огнём 105-мм орудий «Хиппер» потопил британский вооружённый траулер «Джунипер» (530 т), выпустив 97 снарядов с «пистолетной» дистанции в 10 каб. В тот же день его жертвой оказался шедший пустым военный транспорт «Орама» (19 840 брт). В последнем случае применялись 203-мм фугасные снаряды с донным взрывателем. Цель была поражена третьим залпом с дистанции в 70 каб, всего же крейсер произвёл семь залпов, выпустив 54 снаряда главного калибра.

Первым морским боем «на равных» для «Хиппера» стала встреча с конвоем WS.5A рано утром 25 декабря 1940 года к северу от Азорских островов. То, что конвой охранялся сразу тремя крейсерами (одним тяжёлым и двумя лёгкими), немцы заметили только после начала боя. Более того, лёгкие крейсера они поначалу приняли за эсминцы, а шедший с конвоем авианосец «Фьюриес» просто не заметили. В итоге командир «Хиппера» капитан-цур-зее Майзель решил использовать артиллерию, отказавшись от сулившей успех неожиданной торпедной атаки.

Огонь был открыт в 6:39, немцы стреляли фугасными снарядами сразу по нескольким целям и поэтому никуда не попали. Вскоре Майзель обнаружил, что противник значительно превосходит его в силах, и в 6:50 «Хиппер» лёг на курс отхода, продолжая вести огонь двумя башнями по тяжёлому крейсеру «Бервик», а 105-мм орудиями – по лёгким «Бонавенчуру» и «Дьюнедайну». Только в 7:05, когда «Бервик» отвернул, чтобы ввести в действие всю артиллерию главного калибра, он получил первое попадание в четвёртую башню. Снаряд не взорвался, но пробил 25-мм броню и вывел башню из строя.

Немецкие тяжёлые крейсера в бою: «Хиппер» и другие

Тяжёлый крейсер «Бервик», схема, конец 1941 года


Лишь после этого немцы сосредоточили огонь на самом крупном корабле противника, перейдя на бронебойные снаряды. Точность стрельбы сразу же улучшилась: в 07:08 второй снаряд попал английскому крейсеру в ватерлинию у второй башни (через пробоину начала поступать вода). Третий снаряд попал в носовую 102-мм зенитку правого борта, срикошетил от броневой палубы и взорвался в дымоходе. Наконец, четвёртый 203-мм снаряд попал ниже ватерлинии прямо в середину корабля – как раз в то место, где крейсер при модернизации получил короткий 114-мм броневой пояс. Соприкоснувшись с поясом под острым углом, снаряд взорвался на броне и разрушил тринадцать метров буля, вызвав поступление воды внутрь корпуса. После этого «Хиппер» отвернул в сторону, и в 7:14 бой прекратился.

Всего немецкий крейсер выпустил 174 203-мм снаряда, добившись четырёх попаданий (2,3% от общего количества выпущенных). Однако бронебойных снарядов было выпущено лишь 38, из них в цель попали три (7,7%). Кроме того, от огня 105-мм орудий (выпущено 113 снарядов) получили повреждения два вражеских транспорта. Британский историк С. Роскилл пишет о том, что «Бервик» получил лишь «незначительные повреждения», однако другие авторы сообщают о серьёзных повреждениях и затоплениях. На британском крейсере погибло пять человек, ещё несколько были ранены. 31 декабря «Бервик» пришёл в Гибралтар, где был проведён предварительный ремонт, 5 января направился в Портсмут для окончательного ремонта, а в мае перешёл в Росайт. Ремонт, совмещённый с модернизацией и испытаниями нового оборудования, затянулся до октября.
Сами англичане в том бою не попали в противника ни разу, хотя «Бервик» вёл огонь только по одной цели и временами вводил в действие все башни. В целом можно сказать, что в условиях «регулярного» боя, когда есть возможность правильно распределить цели, а маневрирование не мешает стрельбе, немецкая система управления огнём показывала гигантское преимущество над СУАО противника. Немецкие радары тоже работали лучше – и «Бервик», и «Бонавенчур» имели современные РЛС, однако о противнике узнали только когда он начал стрелять.

Из-за нерешительности и судорожной смены планов немецкий командир упустил серьёзные шансы на успех, который сулила неожиданная торпедная атака. Возможно, ему не следовало так быстро выходить из успешного боя. С другой стороны, максимум, чего он мог добиться – это потопить или сильно повредить «Бервик», а Майзель рассчитывал на продолжение крейсерства. Действительно, три часа спустя «Хиппер» встретил и потопил одиночный транспорт «Джамна» – это стало единственной его добычей за весь 28-дневный поход. Рейдер «отыгрался» в следующем, февральском походе, когда за две недели действий в Центральной Атлантике потопил как минимум восемь транспортов общей вместимостью 34 000 брт.

Немецкие тяжёлые крейсера в бою: «Хиппер» и другие

«Адмирал Хиппер» вскоре после вступления в строй


Далее в течение почти двух лет кораблю не удавалось встретиться с противником – вплоть до печально известного «Новогоднего боя» отряда адмирала Кумметца (в отряд входили крейсера «Хиппер» и «Лютцов», а также шесть эсминцев) c конвоем JW-51B 31 декабря 1942 года. После обнаружения конвоя и сумбурного маневрирования в 9:23 «Хиппер», наконец, открыл огонь по британским эсминцам, за 10 минут выпустил 5 залпов с дистанции около 150 каб, но ни в кого не попал. Отчасти это объясняется очень плохими погодными условиями: шёл мокрый снег, объективы дальномеров и визиров постоянно покрывались коркой льда, стрельбу часто приходилось прекращать, чтобы их протереть. Радар вышел из строя от сотрясений после первого же залпа.

До 10 часов единственным успехом «Хиппера» стало одно попадание в английский эсминец «Экейтес» с дистанции около 80 каб, не причинившее противнику особого вреда. Лишь когда после 10 часов два других эсминца («Онслоу» и «Оруэлл») приблизились на дистанцию 50 каб и попытались выйти в торпедную атаку, немецкий крейсер достиг некоторого успеха. Между 10:16 и 10:20 он сделал шесть полных залпов – 48 снарядов, четыре из которых попали во флагманский «Онслоу». На 1600-тонном эсминце были уничтожены оба носовых 120-мм орудия и пробит борт в районе машинного отделения. «Онслоу» вышел из боя, но, тем не менее, остался на плаву.

Немецкие тяжёлые крейсера в бою: «Хиппер» и другие

«Новогодний бой» 31 декабря 1942 года. Первая фаза (с 8:30 до 10:30)


Следующей жертвой «Хиппера» в этом бою стал океанский тральщик (тральный шлюп) «Брэмбл» – его приняли за эсминец, поэтому старались держать на носовых курсовых углах и возились с ним более получаса (с 10:36 до начала двенадцатого). Несмотря на дистанцию всего в 30 каб, «Хиппер» выпустил по 875-тонному кораблю 89 снарядов главного и 93 снаряда универсального калибра, прежде чем тот пошёл ко дну. Между 11:20 и 11:30 немецкий крейсер несколькими залпами наконец-то поразил «Экейтес», приблизившийся на 60 каб – теперь эсминцу хватило двух-трёх 203-мм снарядов, один из которых разрушил мостик, а другой разорвался в машинном отделении. Корабль продержался на воде почти два часа и затонул в 13:15. Наконец, в 11:30 было достигнуто одно попадание в эсминец «Обидиент».

Немецкие тяжёлые крейсера в бою: «Хиппер» и другие

«Новогодний бой» 31 декабря 1942 года. Вторая фаза (с 10:30 до 12:00)


Однако британские эсминцы, охранявшие конвой, добились главного: пользуясь плохой видимостью и постоянно имитируя торпедные атаки, они превратили бой в беспорядочную свалку, отвлекли внимание немцев от конвоя и дождались подхода ближнего прикрытия – лёгких крейсеров «Шеффилд» и «Ямайка». «Лютцов» и «Хиппер» имели значительное преимущество в калибре и дальнобойности орудий, но по весу минутного залпа даже уступали противнику, а на коротких дистанциях боя преимущество крупного калибра снижалось. К тому же, немецкие корабли разделились, не видели друг друга, и «Лютцов» фактически не принимал участия в бою – то есть, «Хиппер» в одиночку оказался против двух крейсеров, пусть и лёгких, но современных и хорошо защищённых.

Англичане открыли огонь в 11:32 с дистанции в 70 каб и первыми добились попадания в «Хиппер», причём исключительно удачного – на повороте, когда крейсер накренился. В результате 152-мм снаряд попал ему в правый борт ниже броневого пояса, в районе носовой рубки и котельного отделения №3 (124-й шпангоут). Правда, курсовой угол был острым (немецкий крейсер разворачивался, чтобы держать противника строго по корме), поэтому сам снаряд взорвался в бортовом отсеке с нефтью. Внутренняя 20-мм продольная переборка под нижней бронепалубой пробита не была, но вдавилась внутрь и дала трещину, через которую в 3-е котельное отделение (VIII отсек) постепенно начала проникать вода. Всего корабль принял 1000 т воды, а после боя из строя поочерёдно вышли восемь котлов (во 2-м и 3-м котельных отделениях), в результате чего скорость упала до 15 узлов.

Из-за плохой погоды англичане также стреляли с довольно большими перерывами, но в 11:35 добились ещё двух попаданий. Один из снарядов пробил левый борт выше пояса, не взорвался, но вызвал пожар в районе VII отсека. Другой попал в ангар, уничтожил оба самолёта и также вызвал пожар на верхней палубе, одновременно перебив противопожарную магистраль. Эти повреждения не были серьёзными, но командующий немецкой эскадрой адмирал Кумметц имел чёткую инструкцию избегать ненужного риска, поэтому в 11:37 принял решение прекратить бой и отходить. Это не спасло его эсминцы, на которые перенесли огонь английские крейсера – в итоге «Дитрих Экольдт» был потоплен. Результаты этого боя (и в первую очередь, их интерпретация английской пропагандой) вызвали настоящую истерику у Гитлера, потребовавшего у флотского командования отказаться от использования крупных надводных кораблей. Таков был эффект одного удачного попадания 152-мм снаряда. Лишь благодаря усилиям гросс-адмирала Карла Дёница, занявшего пост главнокомандующего кригсмарине после отставки Эриха Редера, «Хиппер» отправился не на слом, а в резерв и находился в Готенхафене в течение двух лет.

Немецкие тяжёлые крейсера в бою: «Хиппер» и другие

«Адмирал Хиппер» в Киле после налёта союзной авиации, май 1945 года


1 января 1945 года крейсер был выведен из резерва, а 29 января направился в Киль, где 2 февраля был поставлен в сухой док. В отличие от других немецких тяжёлых крейсеров, уцелевших к 1945 году, «Адмирал Хиппер» так и не был до конца отремонтирован – котельное отделение №3 в строй не ввели. Поэтому для обстрела берега он не привлекался, передав боезапас на другие крейсера. 3 мая 1945 года крейсер, стоявший в доке, был разбомблен во время массированного налёта британской авиации.

«Блюхер»


Подобно своему «тезке» начала века, этот крейсер оказался крайне неудачливым и погиб в первом же боевом столкновении – при форсировании Осло-фьорда утром 9 апреля 1940 года. Сначала «Блюхер» получил два 280-мм снаряда с норвежской береговой батареи «Оскарборг» с дистанции в 10–15 каб и на достаточно острых носовых углах, затем – большое количество 150-мм снарядов с батареи «Копос», выпущенных почти в упор, с дистанции порядка 5 каб. Количество попаданий точно установить невозможно: всего норвежская 150-мм батарея сделала 25 выстрелов, и считается, что большинство её снарядов (до 20) попали в цель.

Немецкие тяжёлые крейсера в бою: «Хиппер» и другие

Тяжёлый крейсер «Блюхер». Копия подлинного чертежа


280-мм орудие образца 1891 года имело довольно низкие баллистические характеристики и относительно небольшую массу снаряда – всего 240 кг (для сравнения, 283-мм орудия «карманных линкоров» стреляли 300-кг снарядами).

Немецкие тяжёлые крейсера в бою: «Хиппер» и другие

Тяжёлый крейсер «Блюхер», схема, 1940 год


В 5:00 первый 280-мм снаряд попал в верхнюю часть башенноподобной надстройки «Блюхера» в районе директора зенитной артиллерии. Сам директор остался цел, но осколками было ранено несколько моряков на мостике. Второй снаряд попал в ангар левого борта и нанёс более существенные повреждения: были уничтожены оба самолёта и спаренная 105-мм зенитная установка, загорелись канистры с бензином и ящики с боеприпасами для десанта. На живучесть и боеспособность крейсера эти попадания повлияли незначительно.

Немецкие тяжёлые крейсера в бою: «Хиппер» и другие

Бой в Осло-фьорде, 9 апреля 1940 года


Эффект от попаданий 150-мм снарядов оказался куда более существенным. Были выведены из строя кормовой зенитный директор, ещё одна 105-мм спарка, а главное – вышла из строя рулевая машина. Её 70-мм бронирование не спасло от 150-мм снаряда, выпущенного практически в упор, и руль заклинило переложенным налево. На палубе в центральной части корабля вспыхнули и начали рваться боеприпасы, приготовленные для десанта, при этом была выведена из строя часть средств пожаротушения.

Немецкие тяжёлые крейсера в бою: «Хиппер» и другие

280-мм береговая батарея «Оскарборг» на острове Южный Кахольм


Тем не менее, на крейсере смогли быстро перейти на управление машинами, и корабль продолжал движение вперёд. Через несколько минут (в 5:20 по Берлину) в него попали две 450-мм торпеды, выпущенные с расстояния всего в 1–1,5 каб с береговой установки острова Северный Кахольм. Обе торпеды попали в центральную часть корабля: одна – в районе 1-го котельного, другая – в районе 3-го турбинного отделения. Благодаря наличию противоторпедной защиты площадь затопления была сравнительно небольшой, но всё же обе турбины носового отделения пришлось остановить. Вышла из строя электросеть, крен постепенно достиг 18°.

Корабль встал на якорь и начал борьбу за живучесть, но тут (в 6:00, через 40 минут после торпедных попаданий) взорвался погреб 105-мм снарядов в VII отсеке. После этого машинные отделения оказались окончательно затоплены, остановить распространение воды не удалось. Корабль начал валиться на левый борт и через полтора часа (в 7:30) перевернулся.

Немецкие тяжёлые крейсера в бою: «Хиппер» и другие

Гибель крейсера «Блюхер» в Осло-фьорде 9 апреля 1940 года


Остаётся неясным, по какой причине произошёл взрыв в погребе – огонь противника к этому моменту уже прекратился. Очевидно одно – причиной взрыва стало не торпедное попадание, а результаты артиллерийского огня, причём, скорее всего, не из-за пробития брони погребов, а из-за пожаров на палубах и детонации боеприпасов, взятых для десанта, а также снарядов в кранцах первых выстрелов. Кроме того, эти пожары сильно затруднили борьбу за живучесть. В классическом морском бою, когда на верхних палубах корабля нет такого количества чрезвычайно опасных грузов, крейсер, скорее всего, уцелел бы.

«Принц Ойген»


Этот корабль принадлежал ко второй серии, а потому иногда выделяется в отдельный тип. Всего на воду были спущены три таких крейсера, но в итоге достроили только один. Первое поражение он получил за месяц до ввода в строй: 2 июля 1940 года в Киле во время налёта британских бомбардировщиков в него попала 227-мм фугасная бомба, сброшенная с большой высоты. Бомба пробила небронированную палубу полубака, 30-мм верхнюю палубу в районе носового машинного отделения и разорвалась сразу под ней, так что основные разрушения пришлись на верхнюю палубу. Под ней пострадали только жилые помещения.

Немецкие тяжёлые крейсера в бою: «Хиппер» и другие

Тяжёлый крейсер «Принц Ойген» в 1940 году, рисунок


Первый бой крейсера состоялся утром 24 мая 1941 года в Датском проливе. С «Ойгена» (шедшего первым из-за неисправности РЛС на «Бисмарке») сначала заметили британские тяжёлые крейсера («Норфолк» и «Саффолк») и подготовили к бою фугасные снаряды, но затем (в 5:55) крейсер вместе с «Бисмарком» с дистанции в 100 каб открыл огонь по появившемуся линкору «Худ». Уже второй восьмиорудийный залп «Ойгена» дал накрытие, а третий – одно попадание в шлюпочную палубу «Худа» у основания грот-мачты, вызвавшее пожар деревянных конструкций. Этот факт стал основанием для легенды о том, что «Худ» был потоплен именно «Ойгеном», а не «Бисмарком». На самом деле оснований для такой версии нет – хотя бы потому, что огонь вёлся фугасными снарядами (отсюда и пожар).

Немецкие тяжёлые крейсера в бою: «Хиппер» и другие

Бой «Бисмарка» и «Принца Ойгена» с линкорами «Худ» и
«Принц Уэльский» 24 мая 1941 года


С 5:59 «Ойген» вёл огонь по «Принцу Уэльскому» на дистанции 90–80 каб, выпустив 133 снаряда, из которых в линкор попало три или четыре. Всего за 24 минуты артиллерийского боя корабль выпустил в общей сложности 157 снарядов, добившись 2,5–3% попаданий (у «Бисмарка» – 5–7%). При этом стрельба велась практически в полигонных условиях, потому что британские крейсера не стреляли (до этого они получили приказ не вступать в бой, а лишь вести разведку), а оба линкора сосредоточили свой огонь на «Бисмарке».

2 июля, стоя в сухом доке в Бресте, «Ойген» вновь получил попадание 227-мм авиабомбы – на этот раз полубронебойной. Бомба, сброшенная с большой высоты, попала в полубак слева от второй башни, пробила обе бронепалубы (80 мм брони) и взорвалась глубоко внутри корпуса в помещении электрогенераторов, заодно уничтожив расположенный над ним носовой артиллерийский вычислитель и повредив центральный пост. Была также повреждена обшивка днища. Погиб 61 человек, однако погреба боезапаса, рядом с которыми произошёл взрыв, не сдетонировали. Если бы корабль находился на плаву, неизбежны были бы обширные затопления в самом «неприятном» месте. С другой стороны, в доке крейсер представлял собой удобную неподвижную цель для высотных бомбардировщиков, а при движении вероятность попасть в него с большой высоты (когда бомба набирает высокую скорость, необходимую для пробития брони) была бы минимальной. В итоге ремонт «Ойгена» занял ещё полгода.

12 февраля 1942 года «Ойген» участвовал в операции «Церберус» – прорыве немецких тяжёлых кораблей из Бреста в Германию через Ла-Манш. Беспорядочно атакуя немецкое соединение, англичане не попали ни в один корабль – ни торпедами с эсминцев и самолётов, ни снарядами береговых батарей. В свою очередь, «Ойген» одним 203-мм снарядом поразил эсминец «Уорчестер», который тут же вышел из боя.

23 февраля в 7:02 на подходе к Тронхейму «Ойген» был поражён одной торпедой из трёх выпущенных с британской подводной лодки «Трайдент». Торпеда попала в корму в 11 метрах от среза и надломила её, свернув вниз под углом в 45°. Погибло 11 человек и было ранено 25 – в основном, располагавшиеся в кормовых отсеках солдаты-отпускники, возвращавшиеся в Норвегию. Руль заклинило, но винты и валы не пострадали – лишь канал центрального вала на некоторое время оказался затоплен. От сильного удара остановились турбины, но через некоторое время их удалось запустить. Крейсер 10-узловым ходом дошёл до Тронхейма, откуда после временного ремонта (скорость была ограничена 29 узлами) в мае отправился в Германию (на переходе он подвергался упорным атакам английских самолётов).

Немецкие тяжёлые крейсера в бою: «Хиппер» и другие

Повреждения «Ойгена» при попадании торпеды с подводной
лодки «Трайдент» 23 февраля 1942 года


До конца 1942 года корабль ремонтировался в Киле. Затем «Ойгена» хотели отправить в Норвегию, но в итоге он так и остался на Балтике, где участвовал лишь в действиях против берега. В конце июня 1944 года он был направлен в Выборгский залив для артиллерийской поддержки финских войск в боях за архипелаг Койвисто, но из-за сложной обстановки на берегу и отсутствия взаимодействия с корректировщиками немцы так и не решились ввести в действие главный калибр. 20 июля крейсер находился в Рижском заливе и вёл огонь по советским войскам, прорвавшимся к побережью в районе Тукумса. 11–12 октября он обстреливал побережье у Мемеля, выпустив 633 снаряда главного калибра. 14 октября было выпущено ещё 246 снарядов.

Немецкие тяжёлые крейсера в бою: «Хиппер» и другие

«Принц Ойген», протаранивший лёгкий крейсер «Лейпциг»,
15 октября 1944 года


Однако самим немцам эта акция нанесла большой ущерб: возвращаясь в Готенхафен, «Ойген» в тумане протаранил только что вышедший из ремонта лёгкий крейсер «Лейпциг», смяв себе нижнюю часть форштевня. На «Лейпциге» погибло 27 человек, и он вышел из строя до конца войны. Сам «Ойген» ремонтировался до середины ноября. 20–21 ноября он участвовал в обстреле советских войск, штурмовавших полуостров Сырве, выпустив 514 снарядов главного и около 200 снарядов вспомогательного калибра, а 29–30 января 1945 года вновь вёл обстрел берега, на этот раз в районе Данцига (было выпущено 850 снарядов).

Последний раз «Принцу Ойгену» довелось стрелять в конце марта и начале апреля 1945 года – со своей стоянки в Готенхафене вновь по району Данцига. 1 апреля крейсер получил несколько попаданий реактивными снарядами с советских штурмовиков (погибло 9 человек). 20 апреля «Ойген», полностью израсходовав боезапас главного калибра, прибыл в Копенгаген, где и капитулировал 9 мая.

0 не понравился
19 понравился пост
 
Незарегистрированные посетители не могут оценивать посты
 
 
 
 

 
 
 
 

Информация

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Оставлять свои CRAZY комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Пожалуйста пройдите простую процедуру регистрации или авторизируйтесь под своим логином. Также вы можете войти на сайт, используя существующий профиль в социальных сетях (Вконтакте, Одноклассники, Facebook, Twitter и другие)

 
 
 
 
 
Наверх