Как делили германский флот

Автор:
Слепой Пью
Печать
дата:
18 августа 2016 01:21
Просмотров:
1253
Комментариев:
3
Как делили германский флот


В период окончания Второй мировой войны некогда мощный флот фашистской Германии находился в состоянии, которое можно было охарактеризовать одним словом — руины. Около половины кораблей было уничтожено в ходе боевых действий, часть затопили сами немцы перед капитуляцией. Погибли все четыре германских линейных корабля, три так называемых "карманных линкора", два из трех тяжелых крейсеров. Корпус еще одного недостроенного тяжелого крейсера находился в Кенигсберге, в Щецине затонул недостроенный авианосец "Граф Цеппелин". Из шести легких крейсеров уцелел лишь один, из 42 эсминцев 25 погибли в ходе боевых действий, еще 4 были затоплены или сильно повреждены в своих базах. Из 1188 подводных лодок 778 были уничтожены за время войны, 224 затопили сами экипажи во время капитуляции. По приблизительным подсчетам, на плаву оставалось около трети немецких кораблей, значительная часть из которых имела различной степени повреждения.

Трофеи нашего флота к окончанию войны оказались относительно невелики. Как и фашистские сухопутные войска, немецкие моряки стремились уйти на запад и сдаться нашим союзникам. Этого, кстати, от них требовал и приказ назначенного преемником Гитлера главнокомандующего германскими ВМС гросс-адмирала К. Деница. В портах, занятых советскими войсками, остались преимущественно либо сильно поврежденные, либо недостроенные корабли и вспомогательные суда, не способные выйти в море. Когда советским правительством был поднят вопрос о разделе кораблей германского флота, англичане, в зоне контроля которых находилась основная часть немецких кораблей, скромно промолчали, американцев же, похоже, в это время больше заботило то, как поступить со своим гигантским флотом, ибо содержать его в мирное время было не по карману даже им. Поэтому союзники по поводу раздела немецкого флота в основном поддерживали советскую сторону.

По воспоминаниям Н.Г. Кузнецова, еще в апреле 1945 года И. Сталин поручил ему продумать вопрос об использовании трофейных немецких кораблей. К началу Потсдамской конференции Главный морской штаб подготовил для советской делегации предварительные данные о составе и судьбе германского флота. 23 мая И. Сталин направил письма У. Черчиллю и Г. Трумэну, где указывалось, что, так как уцелевшие корабли и суда фашистской Германии сдались англичанам и американцам, то встает вопрос о выделении Советскому Союзу его доли. СССР "может с полным основанием и по справедливости рассчитывать минимум на одну треть военного и торгового флота Германии". Сталин также настаивал на том, чтобы советские специалисты получили доступ к материалам о сдаче германского военного и торгового флотов и возможность ознакомиться с их фактическим состоянием.

Как делили германский флот


Конкретного ответа на это обращение наша сторона не получила, но оба адресата предложили включить этот вопрос в повестку дня предстоящей встречи "большой тройки".

Утром 19 июля в Потсдаме состоялось заседание министров иностранных дел "большой тройки". В.М. Молотов от имени советской делегации внес предложения о разделе германского флота. Они сводились к следующему: передать Советскому Союзу треть немецких кораблей, включая те, которые находились на день капитуляции в постройке и в ремонте; передать также треть вооружения, боезапаса и предметов снабжения; передать СССР треть германского торгового флота; закончить передачу к 1 ноября 1945 г.; для приема и передачи кораблей создать техническую комиссию из представителей трех держав.

На заседании глав правительств, которое началось через несколько часов после этого, Черчилль предложил разделить вопросы о судьбе немецкого торгового флота и ВМС. Не возражая в принципе против раздела первого, он настаивал на том, что немецкие торговые суда в ближайшее время надо использовать в интересах войны с Японией и разделить их следует позднее, в рамках репарационных платежей Германии. Учитывая трудности перевода их на другой театр и то, что многие из них перед тем нуждались в солидном ремонте, военное их использование представлялось весьма проблематичным. Таким образом, англичане пытались затянуть решение вопроса.

Говоря о ВМС, Черчилль предлагал уничтожить основную часть немецких подводных лодок и лишь немногие из них разделить между союзниками для изучения новой техники и экспериментов. Следующая фраза Черчилля, видимо, насторожила Сталина: "Что касается надводных судов, то они должны быть распределены одинаково между нами при условии, что мы достигнем общего соглашения по всем другим вопросам и что мы разойдемся отсюда в наилучших отношениях". Глава советской делегации резко заметил, что русские не просят подарка у союзников и считают, что на треть германского флота они претендуют с полным правом. Советская сторона требовала признания союзниками этого права, но не возражала против использования немецких торговых судов в войне с Японией. Добившись этого признания, Сталин предложил вернуться к этому вопросу в конце конференции. В разговоре с Кузнецовым он обронил: "Надеюсь, в составе английской делегации скоро произойдут изменения. Вот тогда и возобновим разговор". Изменения в составе английской делегации действительно произошли — консервативная партия проиграла прошедшие 5 июля выборы в парламент, о чем было объявлено 26 июля. Английскую делегацию на конференции возглавил новый премьер-министр К. Эттли.

30 июля на рассмотрение конференции были вынесены новые советские предложения. В них была учтена точка зрения английской делегации на судьбу немецких подводных лодок — основную их часть предлагалось уничтожить. Одновременно свои предложения внесла делегации Великобритании. В развернутом меморандуме, посвященном этому вопросу, англичане подтвердили свою позицию в отношении подводных лодок и, не оспаривая необходимости раздела надводных кораблей, указывали, что при этом надо учитывать доставшиеся СССР румынские и болгарские корабли и выделить при разделе долю Франции. Очевидно, в известной мере они пытались сгладить неприятный осадок в отношениях с французами, который остался после того, как в июле 1940 г. английское соединение нанесло удар по подконтрольным правительству Виши французским кораблям в Алжире. Что же касается румынских и болгарских кораблей, то, как известно, на Потсдамской конференции советская делегация, учитывая, что на последнем этапе войны эти страны выступали на стороне антигитлеровской коалиции, требовала к ним иного отношения, чем к побежденной Германии. Большинство болгарских, а затем и румынских кораблей, доставшихся СССР в 1944 году, вскоре после войны было возвращено этим странам.

Как делили германский флот


Помимо того, англичане полагали, что раздел займет значительное время: потребуется составление списков кораблей, инвентаризация, согласование многих технических вопросов. И, наконец, поскольку немецкие экипажи оставались на борту своих кораблей, британская делегация опасалась их затопления, как это произошло после окончания Первой мировой войны. Поэтому англичане настаивали на том, чтобы вся подготовка к разделу оставалась в тайне.

31 июля собралась специальная комиссия по выработке рекомендаций о распределении германского военно-морского и торгового флотов. Советскую сторону в комиссии представляли Нарком ВМФ адмирал флота Н. Г. Кузнецов и начальник политического отдела Советской военной администрации в Германии А. Соболев. Делегацию США в комиссии возглавлял вице-адмирал С. Кук, делегацию Великобритании — контр-адмирал Е. Маккарти. Комиссия рекомендовала разделить все германские надводные корабли, за исключением потопленных и взятых немцами у союзников (последние возвращались прежним владельцам), а также корабли, находящиеся в постройке и ремонте, которые можно было привести в состояние готовности к выходу в море в срок до шести месяцев. При этом работы должны были завершить без увеличения числа квалифицированных рабочих на германских верфях и без возобновления деятельности германского судостроения и связанных с ним отраслей производства.

Этот момент особенно важен, поскольку установленные конференцией жесткие сроки достройки и ремонта кораблей сейчас иногда вызывают недоумение. Дело в том, что решение о разделе флота не должно было вступить в противоречие с другим решением конференции — о демилитаризации Германии, включая ликвидацию военного производства. О судьбе подводных лодок комиссия не пришла к единому мнению: англичане и американцы предлагали разделить между союзниками не более 30 подводных лодок, советская сторона считала, что эта цифра должна быть втрое больше. Забегая вперед, отметим, что в окончательном решении конференции прошло предложение западных союзников. Комиссия рекомендовала обеспечить передаваемые по разделу корабли запасами вооружения, снабжения и боезапасом. Для решения конкретных вопросов распределения немецких кораблей предлагалось создать тройственную военно-морскую комиссию, которая должна была приступить к работе 15 августа. Раздел германского флота следовало завершить к 15 февраля 1946 года, т.е. через полгода после начала работы этой комиссии.

Вечером 31 июля собралось совещание старших морских начальников — членов делегаций. В нем принял участие Н. Кузнецов, который председательствовал, а также адмиралы флота Э. Кинг (США) и Э. Канингхэм (Великобритания), присутствовали дипломатические советники и флотские эксперты. После длительных споров Кузнецов предложил разделить все корабли на три приблизительно равноценные группы, а затем тянуть жребий. Это предложение было принято. На следующий день его утвердили на заседании глав правительств. Теперь предстояло воплотить решение в жизнь.

Советскую сторону в Тройственной военно-морской комиссии представляли адмирал Г. И. Левченко и инженер-контр-адмирал Н.В. Алексеев. Технический аппарат делегации включал 14 человек. Намечалось привлекать офицеров из состава отрядов, сформированных на Балтийском флоте для приемки немецких кораблей и из Военно-морского отдела Советской военной администрации в Германии. В состав английской делегации входили вице-адмирал Дж. Майлс и контр-адмирал В. Перри, американской делегации вице-адмирал Р. Гормли и коммодор X. Рэп. Предварительная неофициальная встреча членов комиссии состоялась 14 августа. На ней решили, что председательствовать на заседаниях будут главы делегаций поочередно — в алфавитном порядке и что будет создан технический подкомитет для составления и уточнения списков германских кораблей.

15 августа в здании Союзного контрольного совета в Берлине состоялось первое заседание Тройственной военно-морской комиссии. Было решено, что в первую очередь необходимо составить списки германских кораблей с указанием названия, типа, места пребывания и состояния каждого. Постановили вначале заняться разделом тральщиков, подводных лодок, а затем остальных кораблей. Однако глава английской делегации заявил, что обсуждать вопрос о тральщиках и подводных лодках он не будет до получения их полного списка и дополнительных инструкций. Кроме того, адмирал Дж. Майлс предлагал вспомогательные суда германских ВМС, ранее зарегистрированные у Ллойда, считать коммерческими и исключить их из раздела. С этим главы делегаций СССР и США не согласились и решили: пусть каждая делегация представит свой вариант определения, что считать вспомогательным судном ВМС. Вскоре американцы предложили считать таковыми суда спец постройки и переоборудованные из коммерческих. Глава советской делегации адмирал Левченко поддержал это предложение. Англичане согласились.

Как делили германский флот


Для составления списков подлежащих разделу кораблей был создан Технический подкомитет. Советскую сторону представляли инженер-контр-адмирал Н.В. Алексеев и инженер-капитан 1 ранга В.И. Головин, английскую — лейтенант-коммандер Г. Ваткинс и американскую — кэптен А. Граубарт. Для проведения инспекции на местах сформировали трехсторонние группы экспертов, которым предстояло уточнить списки, ознакомиться с техническим состоянием кораблей и предварительно разбить их на три группы: А — корабли, не требующие ремонта, В — недостроенные и поврежденные корабли, приведение в готовность которых займет не более шести месяцев, и С — корабли, приведение которых в готовность займет больший срок и потому подлежащие уничтожению. Первая группа экспертов вылетела в Англию, вторая работала в портах, занятых советскими войсками, третья, через Копенгаген направилась для обследования норвежских портов, четвертую сформировали в США из лиц, там находившихся.

Работа экспертов продолжалась с конца августа до второй половины сентября. В портах откорректировали списки кораблей, уточнили их техническое состояние. В результате первоначальный список, включавший 1382 корабля, расширился до 1877 единиц. Инспектирующие группы осмотрели порядка 30% кораблей, в основном типовых. Большего сделать не удалось из-за дефицита времени и из-за того, что значительная часть кораблей и судов находилась в море на переходах, либо в местах проведения тральных работ. Как выяснилось, часть кораблей англичане уже передали датчанам и норвежцам. При этом техническое содержание и эксплуатация кораблей осуществлялись немецкими экипажами, сохранявшими корабельную организацию, форму и знаки различия Кригсмарине.

Как делили германский флот


Советские представители столкнулись с препятствиями, чинимыми англичанами. Они не допускали к подробному осмотру кораблей, препятствовали опросу немецких экипажей. При этом многие вспомогательные механизмы на кораблях оказались демонтированными, часть аппаратуры (особенно радио- и радиолокационной) британцы поснимали. Таким образом, полных данных по вспомогательным судам получить не удалось. Тем не менее, был получен обширный материал, послуживший основой для дальнейшей работы.

Приведем данные о состоянии некоторых крупных немецких кораблей, судьба которых обычно вызывает особый интерес. Авианосец "Граф Цеппелин" затоплен своим экипажем на мелководье при технической готовности корабля примерно 85%. После подъема корабля аварийно-спасательной службой (АСС) БФ степень готовности оценивалась примерно в 50%. На авианосце оказались взорваны турбины. Достройка корабля требовала трех-четырех лет, и он был отнесен экспертами к категории С. Тяжелые крейсеры ("карманные линкоры") "Адмирал Шеер" и "Лютцов", а также легкие крейсера "Эмден" и "Кельн", по заключению экспертов восстановлению не подлежали. На крейсере "Кельн" отсутствовали котлы, а корпус его почти до диаметральной плоскости был разрезан при столкновении с тяжелым крейсером "Принц Ойген". Недостроенный тяжелый крейсер "Зейдлиц", поврежденный советской авиацией и затопленный экипажем, был поднят АСС БФ. Готовность корабля при исправных механизмах составляла около 65%, но отсутствовало вооружение. Достроить корабль по немецкому проекту было невозможно, а переделка его под наше оружие обошлась бы слишком дорого, тем более что готовых артсистем калибра 203 мм в СССР не было.

Как делили германский флот


В Тройственной комиссии не прекращались споры о разделе тральщиков. Представители Великобритании настаивали на том, чтобы их распределить после окончания траления в Северном море, Английском канале и Датских проливах. Американцы соглашались оставить на этот срок причитающуюся им долю тральщиков, советская делегация требовала выделения своей доли немедленно, аргументируя это сложной минной обстановкой у побережья СССР. Этот аргумент признали убедительным.

Одновременно возникли разногласия по вопросу о мобилизованных траулерах, широко используемых в германском флоте в качестве сторожевых кораблей и тральщиков. Во время войны по чертежам траулеров строилась крупная серия судов типа КFК, изначально предназначавшихся для передачи ВМС. Тем не менее, англичане предлагали эти суда не делить. Советская делегация с этим не соглашалась, и при поддержке американцев в конце концов настояла на том, чтобы траулеры, построенные в период войны, признали подлежащим разделу имуществом.

В начале октября Технический подкомитет приступил к жеребьевке. Первыми были поделены тральщики, торпедные катера и десантные баржи. Разделенные на три группы корабли каждого из этих классов были внесены в списки, каждый из которых обозначался буквами X, Y и Z. В фуражку одного из участников заседания опускались свернутые бумажки с обозначением этих букв, и члены каждой из делегаций тянули жребий. Тройственная комиссия утвердила раздел кораблей этих классов 5 октября.

Длительные дискуссии возникли при разделе наиболее крупных из оставшихся немецких кораблей. Предстояло поделить два крейсера — тяжелый "Принц Ойген" и легкий "Нюрнберг", 13 эсминцев и 17 миноносцев. Советские и американские представители предлагали условно считать эсминцы и миноносцы равноценными кораблями, легкий крейсер приравнивать к трем, а тяжелый к шести эсминцам, и на этой основе, разбив корабли на группы, произвести жеребьевку. Англичане настаивали на передаче им "Принца Ойгена" без жеребьевки, аргументируя это тяжелыми потерями своего флота. Они же оспаривали и пропорции между кораблями этих классов, предлагая установить соотношения 1:2 и 1:4. Однако адмирал Левченко потребовал именно жеребьевки, указывая, что общие потери Советского Союза намного выше потерь союзников. 29 октября, после нескольких напряженных заседаний, раздел крейсеров и эсминцев наконец-то состоялся.

Как делили германский флот


Как делили германский флот


"Принц Ойген" достался американцам, на долю Великобритании пришлись лишь эсминцы и миноносцы, Советский Союз получил крейсер "Нюрнберг", 4 эсминца и 6 миноносцев.

Не менее острыми оказались дискуссии по поводу раздела вспомогательных судов. Англичане, откровенно затягивая решение, долго не предоставляли списки судов, затем вносили многочисленные поправки, отказывались от участия в разделе. Особенно непримиримую позицию они заняли в вопросе о портовых судах, плавкранах и плавдоках, настаивая, что они принадлежат не ВМС, а портам. В результате раздел портовых судов и плавсредств произвели условно, с передачей принятия окончательного решения правительствам трех держав. Что же касается плавдоков и понтонов, то, ввиду отказа английской делегации разделить их хотя бы условно, Тройственная комиссия ограничилась лишь составлением их общего списка.

При разделе вспомогательных судов произошел интересный эпизод, отчасти объяснявший упорство англичан. Советскому Союзу достался самый крупный немецкий танкер "Нордмарк". Однако выяснилось, что, не дожидаясь раздела, англичане уже приступили к его переоборудованию для своих нужд и, чтобы сохранить его за собой, передали СССР все доставшиеся им танкеры, 9 крупных буксиров и несколько десятков десантных барж.

Итоговый доклад Тройственная военно-морская комиссия подписала 6 декабря 1945 года. В него вошли рекомендации по разделу германского флота, портовых судов, плавсредств и плавдоков.

На долю Советского Союза при разделе германского флота пришлось 155 боевых кораблей и 499 вспомогательных судов. Возражения англичан не мешали СССР получить еще 100 судов. Доля Великобритании составила 545, США — 590 кораблей и судов. При условном разделе портовых судов и плавсредств Англии достались 99 и США — 101 судно.

Комиссия рекомендовала своим правительствам утвердить произведенный раздел и решить судьбу судов и плавсредств, по поводу которых договориться не удалось. Рекомендовалось продолжить поиск немецких кораблей и судов, судьба которых оставалась неизвестной (таких набралось несколько сотен) и по мере их обнаружения поручить их раздел старшим военно-морским начальник трех держав в Германии.

Корабли и суда категории С предлагалось разобрать или затопить на глубине не менее 100 м. Рекомендовалось также использовать их для обеспечения запчастями и снабжением кораблей и судов категорий А и В. Это относилось и к нераспределенным подводным лодкам. Затонувшие на мелководье корабли и суда, если они не мешали судоходству, разрешалось не поднимать, но было необходимо привести их в состояние непригодности, для восстановления в будущем. За все это несли ответственность те государства, в зоне оккупации или в территориальных водах которых находились указанные корабли и суда. Нераспределенные подводные лодки следовало уничтожить к 1 февраля 1946 года, а закончить уничтожение нераспределенных кораблей — к 15 мая 1947 года.

Распределенные между тремя державами корабли обеспечивались запчастями, запасами снабжения, вооружения и боезапасом (последний — два комплекта мирного времени) по нормам германского флота из тех зон оккупации, где они находились до распределения. В случае возникновения затруднении помощь со снабжением должны были оказать другие страны. То же касалось обеспечения технической документацией.

На этом Тройственная военно-морская комиссия посчитала свою задачу выполненной и просила свои правительства принять решение о ее роспуске.

Тем временем шла передача распределенных кораблей и судов. С советской стороны приемкой, комплектованием и переводом кораблей руководил командующий Кронштадтским морским оборонительным районом вице-адмирал Ю.Ф. Ралль. Передаваемые Советскому Союзу корабли сосредоточивались в Киле, оттуда переводились в Травемюнде, где готовились к окончательной передаче, и затем в составе конвоев следовали либо в Варнемюнде (более мелкие), либо в Свинемюнде. До этих пунктов перевод кораблей осуществлялся немецкими экипажами под контролем наших офицеров. В Варнемюнде и Свинемюнде корабли принимали наши экипажи, а немцы возвращались в английскую зону оккупации.

Первый конвой вышел из Травемюнде 25 октября. Советские представители постоянно констатировали, что корабли передаются в запущенном состоянии, не обеспечены запчастями, некоторые вспомогательные механизмы и аппаратура были сняты англичанами. Но, учитывая приближение зимы и то, что предназначенные СССР корабли на Западе эксплуатировались на износ, решили добиваться их скорейшей передачи. 24 ноября из Англии тремя группами вышли предназначенные СССР подводные лодки. При выходе одна из них получила повреждения и по предложению англичан ее заменили другой.

Как делили германский флот


16 декабря началась подготовка к передаче крупных надводных кораблей, сосредоточенных в Вильгельмсгафене. 18 декабря на борт крейсера и эсминцев поднялись советские моряки. Корабли находились в запущенном состоянии, многое, как выяснилось, уже расхитили англичане. Подготовку к переходу вели немецкие рабочие и немецкие команды с помощью советских экипажей под наблюдением советских офицеров. Немцы, почувствовав к себе терпимое отношение наших моряков, что явилось для них приятным открытием, помогли вернуть на корабли многое из того, что сняли англичане. Из состава немецких экипажей и персонала верфи удалось подобрать добровольцев для службы у нас. С англичанами, несмотря на ряд серьезных разногласий, отношения оставались корректными. Перевод крупных кораблей осуществлялся несколькими группами в Лиепаю. Он начался 20 декабря 1945 года и завершился 6 февраля 1946 года.

История деятельности Тройственной военно-морской комиссии по разделу германского флота на этом, однако, не закончилась. По инициативе англичан в начале февраля 1946 года ее работа возобновилась. Поводом послужили многочисленные ошибки и неточности в списках разделенных кораблей: в ряде случаев был допущен двойной счет, некоторые корабли по их техническому состоянию не соответствовали категории и т.д. Всего предлагалось утвердить более 350 поправок.

Состав делегаций к тому времени существенно изменился. Советскую сторону по-прежнему возглавлял адмирал Г.И. Левченко, американскую — вице-адмирал Глассфорд, английскую — контр-адмирал В. Перри. Вновь создали Технический подкомитет, куда от советской стороны вошел капитан 2 ранга Н. Визиров. На заседании 16 февраля 1946 года американцы склонялись к предложениям англичан. Советская делегация, отстаивающая спорные 35 кораблей, готовилась обвинить британскую сторону, сведения которой легли в основу решений Тройственной комиссии, и считала, что компенсация должна производиться из ее доли.

Начались дебаты. К Главнокомандующему советскими войсками в Германии, Маршалу Советского Союза Г.К. Жукову с жалобой на неуступчивость советских представителей обратился командующий британскими ВМС в Германии адмирал Барроу. Жуков предложил компромисс: пойти навстречу англичанам в вопросе о поправках, потребовав компенсации из числа вновь найденных кораблей и передачи портовых судов, раздел которых англичане продолжали оспаривать. Компромиссный план, предложенный советской стороной, предусматривал повторное инспектирование на местах, частичную компенсацию Советскому Союзу кораблей (в основном десантных барж) из английской доли. Эти предложения в целом были одобрены комиссией и легли в основу принятого 23 марта 1946 г. Дополнения №1 к Итоговому докладу комиссии от 6 декабря 1945 г., содержащего 366 поправок. Советский Союз при этом потерял 2 корабля, Англия — 41, США — 55.

Между тем, в различных портах обнаруживались все новые немецкие корабли и суда, естественно, не включенные в раздел. К концу мая 1946 г. их насчитывалось свыше 100 единиц. Англичане и американцы требовали распределить их пропорционально потерям сторон в результате принятия поправок к Итоговому докладу, советские представители — раздела на равные доли. После длительной дискуссии прошло советское предложение.

Как делили германский флот


К этому времени представители Англии внесли новые предложения. При согласии СССР и США оставить из своих долей в английской зоне на условиях аренды или в виде временного пользования ряд судов, в которых остро нуждались англичане, правительство Великобритании снимало свои возражения против раздела портовых судов и плавдоков. При этом Советский Союз в качестве своей доли получал доки, находившиеся в его зоне оккупации (что составляло примерно треть от общего числа немецких доков). На основе этих предложений, с учетом советских требований по разделу вновь обнаруженных судов, 31 мая 1946 г. комиссия приняла Дополнение №2 к Итоговому докладу, содержащее 102 поправки. С учетом наконец-то разделенных портовых судов и плавсредств доля СССР составила — 790, Великобритании — 630 и США — 665 кораблей и судов.

Однако работа комиссии продолжалась. Ее итоговое заседание в измененном составе (американскую сторону представлял контр-адмирал Р. Шуирман, английскую — кэптен Н. Дикинсон) прошло 28 июня 1947 года. В отчете о проделанной работе она рекомендовала своим правительствам принять Дополнение №3 к Итоговому докладу от 6 декабря 1945 года, которое содержало еще 102 поправки.

Всего комиссия провела 31 пленарное заседание. Советскому Союзу передавалось 769 кораблей и судов, Великобритании — 621, США — 665 кораблей и судов. Помимо того, Советский Союз получил 39 плавдоков и 9 понтонов. Англии досталось 34 дока и 14 понтонов, США — 40 доков и 15 понтонов. Комиссия считала свою работу законченной и рекомендовала своим правительствам, после утверждения заключительного отчета, распустить ее.

По-разному сложилась судьба бывших германских кораблей и судов в советском флоте. Крейсер "Нюрнберг", получивший название "Адмирал Макаров", до 1957 г. находился в боевом составе флота, после чего его переклассифицировали в учебный крейсер. Корабль списан в том же году. Примерно до середины пятидесятых годов находилось в строю большинство эсминцев и миноносцев. По мере вступления в строй новых кораблей отечественной постройки они выводились из боевого состава и переформировывались в оптовые суда, плавказармы, учебные суда.

Как делили германский флот


Подводные лодки входили в боевой состав флота также до середины пятидесятых. Некоторые из них долго использовались в качестве учебно-тренировочных станций. Так, бывшая U-1064 прослужила на Балтике до 1974 г. Одна из немецких лодок в 1957 году была потоплена во время испытаний ядерного оружия (кстати, такая же судьба в американском флоте постигла крейсер "Принц Ойген"). Значительную часть десантных барж после недолгой службы в составе ВМФ передали в народное хозяйство. Большинство тральщиков использовалось по прямому назначению до середины-второй половины 50-х годов. Долго оставались в строю плавбазы. Одна из них, "Вальдемар Копхамель", получившая название "Кубань", в качестве плавказармы дожила до 1978 года. Нельзя не упомянуть о двух учебных судах, полученных нашей страной. Это прекрасные четырехмачтовые барки "Падуя" и "Коммодор Енсен", получившие имена "Крузенштерн" и "Седов". На их счету — участие во многих экспедициях и океанских регатах, широкое международное признание.

1 не понравился
18 понравился пост
 
Незарегистрированные посетители не могут оценивать посты
 
 
 
 

 
 
 
 

Комментарии

 
 

 
 
 
Бухарик
Дата:
(18 августа 2016 07:49)
#1
Очень интересно
 
Я не грустный, я трезвый
Томская область > Северск [ссылка]
4 / 0
 
 
 
 
 
 
Sender
Дата:
(18 августа 2016 08:53)
#2
Крузештерн и Седов - единственные ценные трофеи.
 
Никогда не поздно встать на путь воина.
Новосибирск [ссылка]
2 / 2
 
 
 
 
 
 
макаренко
Дата:
(18 августа 2016 10:14)
#3
Цитата: Sender
Крузештерн и Седов - единственные ценные трофеи.

думаю все, что не в армии могло сгодиться было самое ценное всякие баржи, буксиры. Вон АТС в Белом доме Томска была трофейная и проработала до середины 2000-х. Ну а военные суда лучше себе взять, чем соперника усиливать...
Томск [ссылка]
5 / 0
 
 
 

 
 
 
 
 
 
 
 

Информация

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Оставлять свои CRAZY комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Пожалуйста пройдите простую процедуру регистрации или авторизируйтесь под своим логином. Также вы можете войти на сайт, используя существующий профиль в социальных сетях (Вконтакте, Одноклассники, Facebook, Twitter и другие)

 
 
 
 
 
Наверх