Из истории кронштадтских верфей

Автор:
Слепой Пью
Печать
дата:
3 октября 2016 01:47
Просмотров:
373
Комментариев:
1
Из истории кронштадтских верфей


Из истории кронштадтских верфей


Первое упоминание о кроншлотском судостроении относится к 7 августа 1705 года: вице-адмирал Корнелиус Крюйс докладывал Петру I, что из старого бударного днища (будара - небольшое одномачтовое судно с заостренной носовой частью и большим уклоном вперед) сделан под его руководством прамор (точнее прам - плоскодонная плавучая батарея, использовавшаяся также для подъема затонувших судов), на который установлены две 12- и пять 6-фунтовых пушек.

В 1707 году на о. Котлин ремонтировались боты для кораблей кроншлотской эскадры. Несмотря на худшие, по сравнению с петербургскими, условия работы, именно здесь достраивались прибывшие из Санкт-Петербурга три малые шнявы (парусные трехмачтовые военные суда для разведочной и посыльной служб) и бомбардирский корабль.

Согласно письму Крюйса главнокомандующему морскими силами России адмиралу Ф.М. Апраксину, 9 сентября 1713 году в Кроншлот на транспортных судах доставили в разобранном виде пять недостроенных бригантин, заложенных на реке Луге в 1712-го, но затем разобранных, согласно указу Петра I от 27 июня 1713 года, Крюйс заверял Апраксина, что эти суда будут собраны заново как только позволит погода, так же, как и другие разобранные бригантины, прибытие которых ожидалось. Всего таких судов было восемь.

Из истории кронштадтских верфей


Осенью того же года на о. Котлин прибыли с инспекцией Петр I и «господин бас» (так в то время называли главного кораблестроителя) И.М. Головин. Царь признал годными все корабли котлинской эскадры, кроме «Св. Антония», который из-за гнилости рекомендовал переделать в брандер (судно, наполнявшееся горючими и взрывчатыми веществами и предназначавшееся для поджога или взрыва неприятельских кораблей). В апреле 1714 г. под руководством английского фортификатора и судостроителя Эдуарда Лейна, служившего в России, на стоявших у о. Котлин линейных кораблях «Св. Екатерина» и «Виктория», а также на «Св. Антонии», заменили сгнившие мачты, а на фрегате «Св. Павел» произвели ремонт форштевня. Судя по донесению капитан-командора Шельтинга графу Апраксину, в начале мая того же года все кроншлотские линейные корабли прошли килевание, во время которого их подводные части были осмотрены, отремонтированы и окрашены под руководством петербургских корабельных мастеров Ная и Броуна. Осенью 1714 г. ремонтировались линейные корабли «Гавриил», «Рафаил» и «Перл», а зимой предстоял ремонт «Пернова», «Рандольфа» и «Аронделя».

Из-за нехватки рабочих рук и материалов, состояние дел на кроншлотских верфях обстояло не совсем благополучно, поэтому в начале декабря 1714 года сюда прибыл Петр, под руководством которого началась разработка грандиозного для того времени проекта переустройства Кроншлота, воплощенного в жизнь с некоторыми изменениями после смерти Петра. Уже в 1715 году дела пошли значительно быстрее: весной почти одновременно производился крупный капитальный ремонт линейных кораблей «Леферм», «Пернов» и «Арондель», а также фрегата «Св. Яков», которые было решено «валять» (наклонять корабль для ремонта повреждений в подводной части). Здесь же на кораблях «Нарва», «Шлиссельбург», «Перл», «Св. Екатерина» и «Рафаил», а также на фрегате «Эсперанс» заменили подгнившие мачты и произвели мелкий ремонт.

Из истории кронштадтских верфей


27 июня 1715 года случилось непредвиденное событие: в стоявший на внутреннем кроншлотском рейде линейный корабль «Нарва» ударила молния, отчего тот взорвался и затонул. Уже через несколько дней последовало указание Петра во что бы то ни стало поднять корабль, так как к нему быстро наносило песок, и образовавшаяся мель могла испортить фарватер. Петр предложил использовать для подъемных работ прам, мачт-лихтер (специальное судно для подъема мачт и килевания кораблей) и два эверса (мелкие одномачтовые суда). Через месяц в письме к царскому секретарю Макарову один из лучших петровских корабелов Федосей Скляев доносил, что ремонтировать затонувшую «Нарву» бесполезно, и, если выдержат кормовые балки, то корабль попробуют поднять не частями, а полностью. Однако сделать это удалось значительно позднее, в 1723 году, с помощью водолаза, вызванного из Амстердама, и мачт лихтера, прибывшего на о. Котлин в 1722-ом.

В начале 1716 года в Кроншлоте развернулось строительство 20 островских лодок, приспособленных к шхерным условиям, и 20 шлюпок к ним. Одновременно продолжался интенсивный ремонт флота. Так, на кораблях «Лондон», «Леферм» и «Пернов» заменяются сгнившие мачты. Особое место уделялось малярным работам, для которых английскими мастерами изготовлялись в Петербурге особые краски, доставлявшиеся затем на о. Котлин.

Из истории кронштадтских верфей


После некоторого затишья корабельные работы в 1717 года развернулись с новой силой. Весной на Котлине было построено из дуба 13 ботов и столько же шлюпок к ним, позднее отправленных в столицу. 3 июня того же года вновь возвратился корабельный мастер Броун, возглавивший судостроение и судоремонт. Сразу же после его прибытия в Кроншлот на пинке «Принц Александр» начали переделывать мачты, а позднее приступили к интенсивному килеванию кораблей котлинской эскадры. Первым ремонтировался флагманский корабль Петра I «Ингерманланд». Для работ на корабле «Лансдоу» Броун вызвал несколько петербургских мастеровых. В середине октября 1717 года в Кроншлот пришел на капитальный ремонт корабль «Британия».

Судя по указу Петра I от 13 ноября 1718 года о строительстве шлюпочных амбаров в Кроншлоте, шлюпками удалось обеспечить не только все корабли котлинской эскадры, но и создать их резерв на берегу. Заботясь о расширении масштаба ремонтных работ, мастер Броун затребовал в феврале 1718 года 120 плотников из полков Островского и Толбухина, размещавшихся на Котлине. Интересный факт стал известен из донесения Крюйса Сенату от 10 марта того же года: в недостроенной гавани Кроншлота могло строиться или капитально ремонтироваться одновременно сорок военных судов; и это несмотря на то, что знаменитый канал Петра Великого начали строить лишь спустя два месяца. Особое скопление кораблей и судов наблюдалось осенью 1718 года, когда одновременно здесь ремонтировались «Нептунус», «Москва», «Шлиссельбург», «Ле-ферм», «Рига», «Св. Екатерина» и «Ингерманланд». На свободных местах в гавани строилось шесть плашкоутов (пожарные суда), а также каперы (частновладельческие суда, вооружавшиеся для нападения на торговые корабли противника), галеры и лодки.

Из истории кронштадтских верфей


В начале 1719 года на место сданных в Адмиралтейство после ремонта кораблей «Леферм» и «Рига» установили старые корабли «Архангел Михаил» и «Гавриил», однако уже в январе того же года корабельный мастер сообщал через капитана Сиверса адмиралу Апраксину, что для ремонта они непригодны, предлагая затопить их в Рогервике, где намечалось строительство нового порта. В течение года в Кроншлоте ремонтировалось шесть эверсов, корабли «Ревель», «Гангут» и «Лондон», а также повторно «Ингерманланд» и «Шлиссельбург».

В ремонте «Гангута», находившегося под особой опекой царя, активное участие принимал петровский механик и фортификатор Анисим Маляров, поэтому уже 17 мая 1719 г. корабль вступил в строй действующих. Еще большее внимание уделялось линейному кораблю «Лесное», который сбился с фарватера и сел на мель у о. Котлин в мае того же года. Работами по его подъему руководил А.Д. Меншиков, ему помогали корабельные мастера Скляев и Франц. 29 июня Меншиков докладывал, что корабль с большим трудом введен в Котлинскую гавань, после чего предстоит килевание и установка новых мачт. Прошло больше месяца, прежде чем корабль «Лесное» вновь обрел плавучесть. Из восьми пришедших в Кроншлот для ремонта кораблей четыре подверглись килеванию в сентябре: «Ингерманланд», «Св. Александр», «Москва» и «Св. Екатерина». Эти факты говорят о непрочности линейных кораблей тех лет: часто их приходилось капитально ремонтировать дважды, а иногда (как «Ингерманланд») даже трижды в год. Кроме русских судов, в Котлинской гавани осенью 1719 года ремонтировались захваченные у шведов фрегаты «Вахмейстер» и «Карле Крон Вапен».

Из истории кронштадтских верфей


Постепенно в Кроншлоте скопилось много судов, обследование которых показало их непригодность к ремонту. По указанию Петра I суда затопили на подходах к Котлину, преградив тем самым путь шведским кораблям. 1720 г. прошел относительно спокойно для кроншлотских корабелов. Как и в предыдущие годы, большинство кораблей прошли весной килевание. На зиму и весну 1721 года пришлось завершение ремонта кораблей «Гангут» и «Лесное». Одновременно в Кроншлоте развернулись работы по достройке новых петербургских кораблей. - «Св. Петр» и «Пантелеймон-Виктория». В июне того же года, согласно резолюции Адмиралтейств-коллегий и указанию Крюйса, начался ремонт кораблей «Полтава» и «Рафаил», пострадавших от шторма в начале кампании, «Фридемакер», а также фрегата «Самсон», пинка «Принц Александр» и захваченных у шведов шняв «Эвва Элеонора» к «Полукс». В июле по указанию Петра I на корабле «Фридрихштадт» укоротили мачты, что сделало его более легким в управлении. В августе на капитальном ремонте находились «Астрахань», «Св. Александр» и «Москва». В то же время по указу Петра I ремонтировались еще пять кораблей, назначенных для участия в Мадагаскарской экспедиции.

Еще более интенсивный ремонт флота развернулся на о. Котлин в 1722 году: значительный объем работ производился на кораблях «Св. Александр», «Ревель», «Марльбург» и «Шлиссельбург», а также «Ингерманландия» и «Москва»; на фрегате «Амстердам-галей», в частности, было решено оборудовать шкиперские и боцманские «чуланы» и перенести вперед каюту командира. Одновременно разворачивалось крупное строительство флота. Интересно, что те корабли, которые планировалось ввести в строй в ближайшие два-три года, было решено, по указанию Петра, строить только в течение определенного отрезка времени - с мая до первых морозов, чтобы повысить их качество. Заслуживает внимания предложение Крюйса перенести якорные заводы из Новой Ладоги в Кроншлот, где они смогут работать на более дешевом угле, привозимом из Англии, по 1 руб. и 11 гривен вместо 2 руб. за пуд. Принимались меры и для улучшения качества корабельных материалов.

Из истории кронштадтских верфей


В 1722 году на Котлине существовало уже минимум две верфи, и работы производились как в старой гавани, где обычно ремонтировались корабли, так и в новой. Подтверждением того, что котлинские корабелы выполняли основные работы по судоремонту на русском побережье Балтийского моря, является распоряжение контр-адмирала Змаевича, в котором говорится о производстве мелкого ремонта в Ревеле прибывших из Гельсингфорса (Хельсинки) ластовых судов и крупного - на о. Котлин. Именно в Кронштадт (в 1722 г. в связи со строительством второй котлинской крепости Кроншлот был переименован в Кронштадт), приезжал в сентябре 1722 года генерал-адмирал Апраксин, чтобы подробнее ознакомиться с ходом строительства и ремонта судов. Глубокой осенью того же года здесь ремонтировались боты, снабжавшие флот в период кампании провиантом. Для строительства крупных кораблей начали возводить эллинги. Кроме галер, ботов и шлюпок в котлинских гаванях находилось на ремонте более двадцати военных кораблей, причем пять из них - на капитальном: «Гангут», «Св. Петр», «Фридемакер», «Пантелеймон-Виктория» и гукор «Кроншлот». О характере производившихся работ можно судить, например, по кораблю «Пантелеймон-Виктория» на основании донесения, написанного его командиром Вильстером, на имя обер-сарвайера И.М. Головина 14 июля 1723 г. Из этого документа видно, что корабль собирались обшить досками по типу «Гангута» и «Лесное», причем в корме более толстыми, чем в носовой оконечности и средней части; песочный балласт заменялся чугунным, а трюм предлагалось переделать таким образом, чтобы осадка кормой оказалась большей, чем до ремонта, переделка коснулась и рангоута: мачты укорачивались на два, а стеньги - на три фута. Следует также добавить, что ремонт кораблей и судов обычно осуществлялся под руководством тех же корабельных мастеров, которые их строили.

В 1724 году на о. Котлин, кроме продолжавшегося строительства эллингов и морского канала, начали строить доки. Управление этими работами по указу от 5 октября 1724 г. перешло в ведение Адмиралтейств-коллегий. Первое применение доков можно отнести к следующему случаю: во время продолжительного шторма (19-25 июля) у форта Красная Горка, сильно пострадали линейные корабли «Москва», «Марльбург», «Св. Михаил», «Полтава», а также фрегаты «Кискен» и «Амстердам-Галей»; небывало короткие сроки ремонта девяти судов (кронштадтские корабелы, кроме того, привели в порядок парусное вооружение на кораблях «Дербент», «Рафаил» и фрегате «Винд Хунд») были бы невозможны без использования новых судоподъемных сооружений. Как видим, кронштадтские верфи петровской эпохи играли важную роль в становлении, развитии и поддержании боеспособности Балтийского флота.

0 не понравился
16 понравился пост
 
Незарегистрированные посетители не могут оценивать посты
 
 
 
 

 
 
 
 

Информация

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Оставлять свои CRAZY комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Пожалуйста пройдите простую процедуру регистрации или авторизируйтесь под своим логином. Также вы можете войти на сайт, используя существующий профиль в социальных сетях (Вконтакте, Одноклассники, Facebook, Twitter и другие)

 
 
 
 
 
Наверх