Третья «опиумная» война: деревянные пушки Китая

Автор:
Слепой Пью
Печать
дата:
4 ноября 2016 02:00
Просмотров:
1073
Комментариев:
0
Третья «опиумная» война: деревянные пушки Китая


После обидного поражения у фортов Дагу в июне 1859 года англичане и французы деятельно готовились к реваншу. Командный состав и значительная часть солдат союзных войск имели боевой опыт нескончаемых колониальных конфликтов в Индии и Алжире, недавних войн в России, Иране и Италии. Вместе с подавляющим техническим превосходством это давало колоссальный перевес англо-французских сил над китайскими войсками.

К тому же, разорённая восемью годами непрекращающейся гражданской войны, контролировавшая едва ли половину прежних владений Цинская империя не могла создать и значительного численного превосходства на избранном союзниками театре боевых действий. Лучшие бойцы Китая – «небесные» армии тайпинов и «добровольцы» Цзэн Гофаня – уничтожали друг друга далеко к югу, на фронтах гражданской войны в долине Янцзы.



Англичане занимают будущий Порт-Артур


Император приказал «знамённому» монголу Цэнгэринчи дополнительно мобилизовать конницу в Маньчжурии и Монголии. По слухам, на китайскую службу были тайно наняты европейские инженеры-фортификаторы. Но в целом, каким бы это ни показалось странным, властям 400-миллионной страны просто не хватало ни войск, ни оружия, чтобы надёжно прикрыть направление, на которое нацелилась англо-французская эскадра – морской берег столичной провинции Чжили между Шаньдунским и Квантунским полуостровами. Имевшиеся в наличии войска концентрировались исключительно в районе Дагу и Тяньцзиня, то есть – между Пекином и морем.

Не хватало китайцам и решимости вести настоящую войну – император Сяньфэн сохранял иллюзии о склонности европейцев к переговорам. Поэтому он приказал Цэнгэринчи укреплять Дагу и одновременно убрать гарнизон из ближайшей гавани Бэйтана, всё ещё предназначавшейся для мирной встречи чужеземных дипломатов. Однако английский и французский посланники намеревались вести переговоры исключительно в сопровождении своих армий в уже «наказанном» Пекине.

Сухопутные силы англичан, предназначенные для броска на Пекин, возглавил 52-летний генерал-майор Джеймс Грант, всю жизнь провоевавший в британских колониях. В чине майора он уже побывал в Китае, приняв участие в Первой «опиумной» войне двадцатью годами ранее. Затем успешно командовал полком в Индии во время затяжных войн с сикхами. Незадолго до начала Третьей «опиумной» войны Грант особо отличился при подавлении сипайского восстания – получив генеральский чин и командуя кавбригадой, штурмовал Дели, после чего возглавлял всю британскую кавалерию в Индии, громя многократно превосходящие армии повстанцев.

Третья «опиумная» война: деревянные пушки Китая

Генерал Джеймс Грант, командовавший британскими
сухопутными силами в 1860 году


В начале лета 1860 года, дождавшись попутного направления муссонов, англо-французская эскадра двинулась вдоль китайского берега на север. Ещё в апреле, как и во время Первой «опиумной» войны, интервенты заняли острова Чжоушань. На этот раз местные гражданские и военные чиновники Цинской империи сдали архипелаг без боя. Китайский гарнизон состоял из семи батальонов-«инов» войск «зелёного знамени», в каждом из которых не насчитывалось и половины от положенных по штату пятисот солдат. Острова стали удобной транзитной базой и угольным складом для европейской эскадры.

В Чжилийском заливе интервенты создали две операционных базы. Французы избрали южную часть залива – бухту Чифу на побережье полуострова и одноимённой провинции Шаньдун. Англичане – северный берег залива, бухты в Даляньхуане на Ляодунском (Квантунском) полуострове. Через три десятка лет эта местность станет известна в России как порт Дальний и военная база Порт-Артур.

Китайские войска не оказали ни малейшего сопротивления в местах высадки союзников – даже на Квантунском полуострове, который был частью Маньчжурии, «священной родины» господствующего этноса империи Цин. Это позволило европейцам спокойно в течение месяца исследовать китайское побережье в районе Дагу и обстоятельно подготовить десантную операцию.

Англичане и французы провели несколько ночных разведывательных высадок на берег к югу и северу от устья реки Байхэ, исследовали особенности береговой полосы и даже захватили «языков» из числа местных рыбаков. Залив не имел бухт, подход к берегу больших морских судов затруднялся множеством отмелей, а илистое дно делало невозможным высадку с моря артиллерии и кавалерийских частей. Результаты разведки заставили союзников отказаться от первоначального плана высадки сразу на обоих берегах Байхэ и перенести десантирование сухопутных частей в единственное удобное место в десятке миль к северу от Дагу – устье речушки Бэйтанхэ у деревни Бэйтан.

Система обороны устья Байхэ включала на каждом берегу по большому форту, обстреливавшему море и устье. За каждым из них находилось по другому форту, защищавшему реку перекрёстным огнём. Все четыре форта прикрывали огнём друг друга. Для их защиты со стороны суши на каждом берегу китайцы возвели по укреплённому лагерю, расположенному на границе между илистым побережьем и твёрдой землёй. Вход в реку Бэйтанхэ, куда нацелились союзники, защищали два небольших форта с 13-ю и 9-ю орудиями. Всего в районе Дагу находилось около 25 000 воинов империи Цин.

Деревянные пушки Китая


Утром 1 августа 1860 года 38 канонерских лодок доставили в устье Бэйтанхэ шлюпки с десантом. Неспешно высадившись на южном берегу, союзники к ночи заняли деревню Бэйтан, имевшую около 30 000 населения (по европейским меркам это был город), и близлежащий форт. Никакого сопротивления они, к своему удивлению, не встретили – деревня и форт не были заняты китайскими частями. Лишь две сотни маньчжурских всадников издалека наблюдали за действиями десанта.

Третья «опиумная» война: деревянные пушки Китая

Высадка англо-французских сил у деревни Бэйтан 1 августа
1860 года. Европейская гравюра середины XIX века


Большая часть населения Бэйтана бежала. В некоторых домах интервенты обнаружили трупы женщин и детей, зарезанных своими мужьями и отцами, чтобы они не достались захватчикам. Заняв покинутый форт, союзники выяснили, что все установленные там пушки сделаны из дерева – выдолбленные брёвна скреплены обручами из железа и кожи. Европейцы сочли их муляжами орудий, не догадываясь, что и из таких «пушек» можно произвести по нескольку выстрелов – китайские партизаны будут использовать подобные орудия против японских оккупантов даже в годы Второй мировой войны. А в середине XIX века войскам империи Цин приходилось использовать деревянные пушки из-за острой нехватки железной и бронзовой артиллерии. Металлические пушки, стоявшие на фортах Бэйтана, годом ранее перевезли для усиления обороны фортов Дагу.

Форты оказались заминированы (пороховые заряды обнаружили сапёры). В течение двенадцати дней союзники накапливали в Бэйтане войска и перевозимые с кораблей запасы. Крупных боёв в это время не происходило, однако в ходе мелких стычек с разъездами маньчжуро-монгольской конницы интервенты потеряли несколько десятков человек.

Третья «опиумная» война: деревянные пушки Китая

Схема района боёв за форты Дагу в августе 1860 года. В верхней
части схемы хорошо видна деревня Бэйтан, где произошла
высадка англо-французских войск


На рассвете 12 августа союзники двинули свои части на юг, к реке Байхэ и фортам Дагу. На марше их атаковала рассыпавшаяся лавой монгольская конница, поддержанная редким огнём мушкетов и гингальсов. Атаку отбили британские драгуны и кавалеристы-сикхи, от которых монголы на более выносливых лошадях ушли без больших потерь.

Вскоре европейцы при поддержке полевой артиллерии атаковали защищённый земляным валом лагерь китайских войск у деревни Синьхэ. Китайцы отвечали беглым неточным огнём гингальсов и фитильных ружей, и вскоре, не приняв рукопашного боя, оставили свой лагерь и отошли к укреплённому посёлку Тангу, находившемуся на берегу Байхэ в нескольких милях выше фортов Дагу. В захваченном лагере союзники обнаружили фрагменты переписки Цэнгэринчи с пекинским двором, из которых сделали вывод, что штаб китайского главнокомандующего по переводам европейских газет изучал прения в британском парламенте по поводу планов и перспектив войны.

Посёлок Тангу окружал вал с 16-ю бронзовыми орудиями и два рва. В течение следующих суток (13 августа) союзники проводили разведку местности на северном, левом берегу Байхэ. 14 августа 1860 года в 4 часа утра англичане и французы начали наступление на Тангу. Английские части, двигавшиеся вдоль реки, подверглись артиллерийскому обстрелу с противоположного берега, но два нарезных орудия Армстронга быстро подавили этот огонь.

Союзники с дистанции в 400 м начали обстрел валов Тангу из полевых орудий и винтовок. Китайцы некоторое время отвечали огнём пушек, гингальсов, фитильных ружей и даже выпустили по противнику несколько пороховых ракет. Вскоре под убийственным огнём англо-французских войск они оставили Тангу и отступили к фортам Дагу. За валами союзники нашли много трупов китайских солдат, обезображенных разрывными снарядами.

Штурм Дагу


Командующий французским десантом генерал Монтобан предлагал с ходу переправиться на южный берег Байхэ и штурмовать наиболее крупный форт Дагу. Осторожный генерал Грант отклонил это смелое и почти авантюрное предложение. В течение нескольких дней европейцы вели разведку и подтягивали тылы. 18 августа генерал Монтобан, не послушав своего британского «напарника», переправил французских егерей, сапёров и матросов на правый, южный берег Байхэ. Генерал Грант был вынужден поддержать союзника, и интервенты, используя захваченные китайские джонки, начали строить наплавной мост через Байхэ. От быстрого штурма фортов, находившихся на южном берегу, союзники после долгих споров отказались.

Третья «опиумная» война: деревянные пушки Китая

Генерал Шарль Монтобан, командовавший французскими
сухопутными силами в 1860 году


На 21 августа был назначен штурм фортов левого, северного берега – пехота атаковала форт, расположенный выше по течению реки, который был прикрыт двумя рвами и заграждениями из деревянных кольев. Одновременно с этим канонерки должны были вести обстрел второго форта, находившегося возле устья. Все англо-французские канонерские лодки, способные действовать на реке Байхэ, были сведены в один отряд под единым командованием.

21 августа в 6 часов утра 23 полевых пушки союзников с полуторакилометровой дистанции открыли огонь по форту. Накануне китайцам пришлось снять часть орудий, предназначенных для обстрела реки, и приспособить их для сухопутной обороны форта. Среди этих пушек было и два крупнокалиберных орудия, поднятых с затонувших британских канонерок годом ранее. По союзникам вели сильный огонь и пушки с противоположного берега реки. Через час артиллерийского противоборства в фортах стали взрываться пороховые погреба – после нескольких минут замешательства китайцы смогли возобновить огонь. В это же время европейцы стали перемещать полевую артиллерию на позиции, находившиеся в пятистах метрах от валов форта.

Вскоре, под прикрытием стрелковых цепей, в атаку пошли густые колонны англичан и французов со штурмовыми лестницами. С 50–70 метров их встретил плотный и действенный с такого расстояния огонь китайских фитильных ружей. Несмотря на потери, европейская пехота переправилась через рвы и полезла на вал.

Третья «опиумная» война: деревянные пушки Китая

Европейцы атакуют форты Дагу, гравюра середины XIX века


Прекратив ружейный огонь, китайцы начали действовать пороховыми гранатами, стрелами, камнями и сыпать на головы атакующих известь. Некоторое время им удавалось сбрасывать все штурмовые лестницы. Генералу Коллино, командовавшему одной из двух французских бригад, пришлось лично повести в атаку резервы. Пехота союзников несла потери у валов, а внутри фортов китайцев косили разрывные снаряды европейских пушек.

Вопреки ожиданиям англичан и французов, солдаты Цинской империи в этот раз приняли рукопашный бой на укреплениях и внутри форта, когда атакующим всё же удалось с двух сторон взобраться на валы. Европейцы объясняли эту неожиданную стойкость тем, что командовавшие обороной форта высшие маньчжурские офицеры предпочли отступлению смерть – генерал Чэнь И пал в рукопашной схватке, а генерал Ша Чуньюань, видя неизбежное падение форта, со знаменем в руке перерезал себе горло.

Третья «опиумная» война: деревянные пушки Китая

Рукопашная схватка за один из фортов Дагу в 1860 году.
Европейская гравюра середины XIX века


Новые переговоры и путь на Пекин


Из-за немалых потерь и усталости солдат английский и французский командующие первоначально колебались – продолжать штурм обстреливаемого канонерками второго форта или отложить его на следующий день. Их колебания разрешили парламентёры, прибывшие от чжилийского наместника Хэн Фу, который предлагал союзникам прекратить военные действия в обмен на разрешение плавать по реке Байхэ. Союзные генералы потребовали безоговорочной сдачи всех фортов и оружия.

Не дожидаясь ответа, англичане и французы двинулись к последнему форту левого берега и беспрепятственно заняли его, разоружив две-три тысячи китайских солдат. В ходе дальнейших переговоров китайцы сначала отказывались сдать форты правого берега, но к вечеру Хэн Фу согласился сдать все укрепления с вооружением и запасами, а также направить к союзникам маньчжурских офицеров, чтобы показать места закладки мин в фортах и подводные заграждения на реке.

В итоге европейцам достались все форты Дагу с 518-ю орудиями и свободный доступ на реку Байхэ – важнейший путь на Тяньцзинь и далее к Пекину. В ходе штурма форта 21 августа цинские войска потеряли до 2000 человек убитыми и ранеными, англо-французские силы – около 400 человек.

Третья «опиумная» война: деревянные пушки Китая

Стены одного из фортов Дагу после обстрела
европейской артиллерией, фото 1860 года


Осмотрев форты устья Байхэ, союзники пришли к убеждению, что занятие их со стороны моря было бы делом невозможным. Особо прочными оказались и шесть рядов заграждений на реке – деревянные сваи, боны и металлические колья, чьи острия показывались над водой лишь во время отлива. Все форты были прикрыты рвами с заграждениями из кольев. Обращённые к морю валы фортов, сложенные из земли и тростниковых фашин, достигали 10 м в высоту.

Третья «опиумная» война: деревянные пушки Китая

Внутренняя часть одного из фортов Дагу после обстрела
европейской артиллерией и штурма, фото 1860 года


Третья «опиумная» война: деревянные пушки Китая

Та же часть форта с другого ракурса


Спустя сутки, 23 августа 1860 года, адмирал Хоуп на шести канонерских лодках достиг Тяньцзиня, сделав то, что у него не вышло годом ранее. Китайские войска уходили по направлению к Пекину. 25 августа передовые части английской и французской пехоты, прибывшие на канонерках, высадились в Тяньцзине. Остальные кавалерийские и пехотные соединения союзников двигались берегом вдоль Байхэ. Заняв богатый город, оккупанты не удержались от грабежей.

До 7 сентября англичане и французы вели в Тяньцзине переговоры с представителями императора Сяньфэна. Император соглашался на все экономические требования союзников, но отказывался платить контрибуцию и принимать европейских посланников, опасаясь, что они всё же не падут перед ним ниц (что тут же вызовет у китайских подданных обоснованное сомнение в его «божественном мандате»).

Не добившись от цинских сановников подписания требуемых соглашений, европейские генералы и дипломаты сочли, что китайцы затягивают переговоры, чтобы подготовить оборону своей столицы, и приняли решение двигаться от Тяньцзиня вдоль Императорского канала к городку Тун (Тунчжао). Этот населённый пункт располагался всего лишь в дневном переходе от столицы Китая.

Продолжение следует

0 не понравился
14 понравился пост
 
Незарегистрированные посетители не могут оценивать посты
 
 
 
 

 
 
 
 

Информация

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Оставлять свои CRAZY комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Пожалуйста пройдите простую процедуру регистрации или авторизируйтесь под своим логином. Также вы можете войти на сайт, используя существующий профиль в социальных сетях (Вконтакте, Одноклассники, Facebook, Twitter и другие)

 
 
 
 
 
Наверх