С подлодки в камеру Тауэра и обратно

Автор:
Слепой Пью
Печать
дата:
23 декабря 2016 00:07
Просмотров:
488
Комментариев:
0
С подлодки в камеру Тауэра и обратно


С подлодки в камеру Тауэра и обратно




Резервист кайзеровского флота


Вильгельм Кизеветтер (Wilhelm Kiesewetter) родился 22 октября 1878 года в Лейпциге. К сожалению, о его жизни до начала Первой Мировой войны известно мало. В 1900 году он был зачислен в списки личного состава военно-морских сил Германии и спустя год получил звание вице-штурмана резерва (Vizesteuermann der Reserve), аналогом которого являлось звание кондуктора в русском флоте до 1917 года.

В конце 1906 года Кизеветтеру было присвоено звание лейтенанта цур зее резерва, а спустя шесть лет он стал обер-лейтенантом резерва. Вероятнее всего, он получал свои звания, фактически не проходя службу в ВМС. Возможно, Кизеветтер был торговым моряком, и его служба в торговом флоте периодически прерывалась военными сборами.

С началом войны он был призван в военно-морской флот и назначен навигационным, а затем и первым офицером на корабль береговой охраны и защиты рыболовства «Цитен» (Ziethen). В июне 1915 года Кизеветтер, которому на тот момент было 35 лет, перевёлся в подплав. Он окончил курсы подготовки подводников в Киле с прохождением практики на учебных субмаринах U 1 и U 2, после чего был назначен вахтофицером на новую лодку U 45 капитан-лейтенанта Эриха Зиттенфельда (Erich Sittenfeld).

Служба под началом Зиттенфельда продолжалась до начала 1917 года. За этот период U 45 совершила несколько походов в Бискайский залив, в Северное и Ирландское моря, потопив 16 торговых и рыболовецких судов. Затем 1 февраля 1917 года Кизеветтер, получивший звание капитан-лейтенанта резерва, был назначен командиром UС 56 — подводного минного заградителя типа UC II. С 14 сентября по 10 декабря эта лодка действовала на Балтике против российского флота в составе Курляндской флотилии. За это время, находясь в море с 11 по 25 октября 1917 года, UС 56 принимала участие в операции «Альбион», широко известной в отечественной истории и литературе как Моонзундское сражение. После расформирования Курляндской флотилии лодка была переведена во Фландрскую флотилию в Бельгию.

С подлодки в камеру Тауэра и обратно

Подводный минный заградитель UС 56 принадлежал к
многочисленным лодкам типа UC II
(построено 64 экземпляра)


3 января 1918 года UС 56 пришла из Куксхафена в бельгийский порт Зеебрюгге, который был захвачен немцами и превращён в базу для подлодок. Спустя двое суток Кизеветтер вывел свою лодку в поход к восточному побережью Англии в район между мысом Фламборо-Хед и Сандерлендом. Единственным ярким моментом этого похода стал артиллерийский бой между UC 56 и вооружённым торговым судном, который Кизеветтер был вынужден прервать из-за приближающихся английских военных кораблей. 22 января лодка вернулась в Зеебрюгге.

13 февраля UC 56 снова вышла в море. Перед Кизеветтером была поставлена задача через Ла-Манш выйти в Ирландское море и поставить мины в заливе Фёрт-оф-Клайд (западное побережье Шотландии), а затем действовать против торгового судоходства противника. 18 февраля лодка поставила мины в шотландском заливе и начала охоту на торговые суда. Спустя неделю произошло событие, благодаря которому командир UC 56 вошёл в историю Первой мировой войны как военный преступник.

Роковая ошибка


26 февраля 1918 года после полуночи британское госпитальное судно «Гленарт Касл» (HMHS Glenart Castle) вышло из уэльского порта Ньюпорт, чтобы направиться во французский Брест. Там судно должно было принять раненых, поэтому на его борту находились только экипаж и медицинский персонал. Согласно правилам, корпус плавучего госпиталя был выкрашен в белый цвет и освещён, на обоих бортах были нарисованы зелёные полосы и большие красные кресты. По свидетельству очевидца, рыбака Джона Хилла (John Hill), в ту ночь «Гленарт Касл» выглядел следующим образом:

С подлодки в камеру Тауэра и обратно


С подлодки в камеру Тауэра и обратно

Пароход «Гленарт Касл» был построен в 1900 году как
«Галициан» (Galician), с началом войны реквизирован
и переоборудован


Судно было замечено с UC 56 приблизительно в 2 часа ночи, когда оно приближалось к острову Ланди на выходе из Бристольского залива. В одном из томов издания «Война на море 1914–1918», которое является официальным немецким историческим трудом, один из его авторов, Арно Шпиндлер (Arno Spindler) писал, что предписанные знаки госпитального судна были трудно различимы, и командир лодки слабо представлял, какой именно пароход он видит. Сам же Кизеветтер позже утверждал, что замеченное судно он принял за вспомогательный крейсер. Было это правдой, или командир лодки искал оправдание своим последующим действиям, неизвестно. Фактом является лишь то, что судно было потоплено, и это было военным преступлением.

После обнаружения цели Кизеветтер погрузился и продолжал наблюдать за ней в перископ. Заняв удобную позицию для стрельбы, лодка в 4:00 выпустила две торпеды (в некоторых источниках говорится об одной), которые попали в правый борт «Гленарт Касл». Судно затонуло уже спустя семь-восемь минут после попадания, и у людей на нём практически не было шансов выжить. Шлюпки правого борта были разрушены взрывом, или их не смогли аккуратно спустить на воду из-за быстро растущего крена. Большинство людей находилось в каютах, и в момент атаки они, вероятно, спали. Поэтому, когда на пароходе после взрыва погасло освещение, они не смогли выбраться на палубу.

С подлодки в камеру Тауэра и обратно

Потопленные госпитальные суда всегда были прекрасным
поводом для пропаганды. Этот австралийский плакат
призывает мстить за погибших медестер


Спасательной операции не было, так как судно не успело отправить сигнал о помощи и на берегу не знали о трагедии. По оценке британских историков Гибсона и Прендергаста, на «Гленарт Касл» погибло 153 человека:

С подлодки в камеру Тауэра и обратно


Выжить удалось лишь немногим. Спустя несколько часов после гибели плавучего госпиталя французский парусник «Ле Фан» (Le Faan) подобрал из полузатопленной шлюпки 22 человека. Это были те счастливцы из шлюпки № 8, которую чудом удалось спустить на воду. Кроме этого, девять человек были подобраны американским эсминцем.

С подлодки в камеру Тауэра и обратно

Британские медсестры из Королевского армейского сестринского
корпуса имени королевы Александры — на «Гленарт Касл»,
среди прочих жертв, их погибло восемь


Самый драматичный эпизод во время спасения людей с «Гленарт Касл» произошёл после полудня 26 февраля. К этому моменту уже стало известно о гибели госпиталя, и на место трагедии был отправлен эсминец ВМС США «Паркер» (USS Parker). По приказу командира из машин выжали всё возможное, чтобы максимально быстро добраться в район бедствия. Когда эсминец прибыл на место, с его палубы заметили человека на спасательном плоту. Командир корабля не мог отдать приказ остановить эсминец из-за возможной угрозы атаки подлодки и приказал бросить спасшемуся линь, когда «Паркер» проходил мимо него.

Человек успел схватить линь, но оказался слишком слаб, чтобы подняться по нему на борт. В результате его затянуло под винты. Один из американских моряков прыгнул в воду и помог поднять беднягу на борт, но тот вскоре умер от ран. В итоге все оставшиеся в воде люди были подняты на эсминец тем же способом: американцы прыгали на ходу в ледяную воду, обвязавшись верёвкой, и вытаскивали потерпевших крушение. Через месяц после этих событий парламент Великобритании выразил благодарность экипажу «Паркера», а Адмиралтейство отправило командованию ВМС США запрос о награждении героев. К сожалению, этого так и не случилось.

Любопытно отметить, что у гибели «Гленарт Касл» был свидетель. Им оказался рыболовный траулер, который находился в тот момент неподалёку. Однако члены его команды позже заявили, что видели, как пропали огни, но не знали, что это тонет судно. Также моряки с траулера утверждали, что заметили погружающуюся субмарину.

С подлодки в камеру Тауэра и обратно

Американский эсминец USS Parker


О том, что после ухода «Гленарт Касл» под воду на поверхности видели субмарину, которая не помогла им, несмотря на крики о помощи, говорили и двое выживших с госпитального судна. Это противоречит словам Кизеветтера, который после войны в интервью рассказал, что UC 56 оставалась под водой до 7:30 и лишь потом всплыла, чтобы отправить сообщение об успешной атаке. Появившиеся же в английской прессе сообщения о том, что лодка стреляла из пулемёта по шлюпке с выжившими, были откровенно ложными.


Узник Тауэра


После потопления «Гленарт Касл» UC 56 вернулась 2 марта в Зеебрюгге. Спустя 20 дней она снова была отправлена в море с тем же заданием. 29 марта Кизеветтер установил ещё одно минное поле в районе Фёрт-оф-Клайд, после чего начал охоту на торговые суда, но никаких успехов не имел. 2 апреля лодка была вынуждена прервать поход из-за поломки двигательной установки и вернуться в Бельгию.

После ремонта UC 56 была готова к следующему походу. Кизеветтер вышел в море 18 мая. Согласно полученному заданию, он должен был проникнуть через Ла-Манш в Бискайский залив и установить мины в районе устья Луары. Однако выполнить приказ не получилось. На лодке произошла серьёзная поломка: поочерёдно вышли из строя электромоторы правого и левого борта, что лишило её возможности погружаться. Устранить неисправность в море не представлялось реальным, и Кизеветтер, не имея возможности добраться до дружественного порта, принял решение идти в любой близлежащий испанский порт и там интернироваться. 24 мая 1918 года UC 56 вошла в гавань испанского города Сантандер. Война для неё закончилась.

С подлодки в камеру Тауэра и обратно

Подлодка UC 56 в гавани испанского Сантандера, 24 мая 1918 года


Кизеветтер пробыл в Испании год, дождавшись заключения перемирия, после чего решил вернуться в Германию. В Мадриде он получил «охранную грамоту» в виде письма французского посла, которое должно было обеспечить ему беспрепятственный проезд на родину через территории бывших противников Германии. Однако не все оказалось так просто, и попытка бывшего командира UC 56 вернуться на родину стала причиной большого скандала в Англии, отголоски которого услышали во всем мире. Вот что писала по этому поводу американская газета «Нью-Йорк Таймс» (перевод Е. Скибинского):

С подлодки в камеру Тауэра и обратно


Вероятнее всего, Вильгельм Кизеветтер не знал, что британское Адмиралтейство включило его в списки военных преступников. Поэтому для него было неожиданностью, когда его арестовали в Фалмуте и заключили в самую знаменитую тюрьму Англии, лондонский Тауэр. Неизвестно, кто способствовал распространению информации об аресте Кизеветтера, но неожиданное освобождение из Тауэра стало для него не меньшим сюрпризом, чем арест. Кизеветтера отправили в Германию с условием, что немецкие власти выдадут его по требованию.

С подлодки в камеру Тауэра и обратно





Табличка на мемориальном камне, установленном в 2002 году на
мысе Хартленд-Пойнт в графстве Девон, сообщает о том, что в
20 милях от него в море покоится «Гленарт Касл» и призывает
помнить о тех, кто погиб на судне


Как известно, страны-победительницы подготовили списки военных преступников, выдача которых впоследствии была обусловлена тремя статьями Версальского мирного договора. Всего суду трибуналов стран Антанты подлежало около 900 военных и гражданских лиц, начиная с кайзера Вильгельма II, которые обвинялись в военных преступлениях. В итоге новое правительство Германии отказалось передать этих людей в руки союзников и предложило судить их в Германии немецким судом, организовав процесс в Лейпциге в мае-июле 1921 года.

В результате же на процессе разбирались дела только трёх офицеров-подводников, так как Кизеветтер и другие моряки из списка туда просто не явились. При этом из Германии бежало только несколько человек, а другие скрылись на время, не уезжая за границу. Никаких репрессий в отношении них не последовало. Одной из причин этого «милосердия» союзников мог быть вышеупомянутый скандал с незаконным арестом бывшего командира UC 56 в Англии. Британское Адмиралтейство было настроено серьёзно и намеревалось покарать «немецких варваров», топивших госпитальные суда, но инцидент с Кизеветтером связал ему руки.

Командир-пенсионер


Кизеветтер оставил военную службу 21 января 1920 года, и, помня о том, что он считается преступником, в межвоенный период старался жить тихо. Однако, несмотря на то что ему шёл уже седьмой десяток лет, с началом Второй мировой войны Кизеветтер вернулся на военную службу. С августа 1939 по август 1940 гг. он служил в штабе командования береговой обороны в качестве советника по организации защиты портов и баз.
После этого ветеран подплава был направлен на курсы подготовки подводников, а затем, в ноябре 1940 года, принял командование над захваченной в апреле во время вторжения в Норвегию старой субмариной B-5. Лодка была введена в строй немецкого флота и получила обозначение UC 1. К этому моменту Вильгельму Кизеветтеру было 62 года, что сделало его самым возрастным командиром подлодки за всю историю военно-морских сил Германии.

За те полгода, пока Кизеветтер командовал этой лодкой, UC 1 в боевые походы не выходила и впоследствии использовалась для подготовки подводников как учебная. Тем не менее командир UC 1 стал, как Бруно Манн и Герман фон Ригеле, одним из немногих ветеранов Первой мировой, кто командовал подлодкой и во Вторую мировую.

С подлодки в камеру Тауэра и обратно

Из шести построенных норвежцами субмарин B-класса
при оккупации страны одна была затоплена экипажем, одна
сумела уйти в Англию, а четыре достались немцам


В мае 1941 года Кизеветтер передал свою лодку другому командиру, а сам был назначен на одну из руководящих должностей в Комиссию военно-морских сил по приёму построенных подлодок у верфей (U-Abnahmekommando). В функции Комиссии входило испытание субмарин, прошедших проверку на верфи, перед вступлением в строй флота. Комиссия была создана в январе 1940 года в Киле и имела 10 отделов в разных городах Германии на Балтийском море.

Кизеветтер руководил одним из отделов Комиссии до июня 1944 года. Затем он получил должность в команде по совершенствованию навыков торпедной стрельбы, после в течение месяца служил командиром учебно-артиллерийского корабля «Гектор» (бывший вспомогательный крейсер «Орион»). В декабре 1944 года он был переведён в распоряжение командования военно-морских сил «Восток» (Marine-Oberkommando Ost) и 28 февраля 1945 года уволился со службы в звании фрегаттен-капитана запаса. Дальнейшая судьба Вильгельма Кизеветтера, как и дата его смерти, неизвестна.

Такова удивительная история жизни человека, который за время службы в немецком флоте успел пройти путь от резервиста до офицера-подводника, оказаться военным преступником, избежавшим наказания, чтобы в итоге стать самым возрастным командиром подлодки времён Второй мировой войны.

0 не понравился
13 понравился пост
 
Незарегистрированные посетители не могут оценивать посты
 
 
 
 

 
 
 
 

Информация

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Оставлять свои CRAZY комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Пожалуйста пройдите простую процедуру регистрации или авторизируйтесь под своим логином. Также вы можете войти на сайт, используя существующий профиль в социальных сетях (Вконтакте, Одноклассники, Facebook, Twitter и другие)

 
 
 
 
 
Наверх