Семь дымных столбов в океане

Автор:
Слепой Пью
Печать
дата:
27 января 2017 02:01
Просмотров:
578
Комментариев:
1
Семь дымных столбов в океане


Семь дымных столбов в океане




Нефтяной кризис зимы 1942–1943 гг.


Когда союзники в ноябре 1942 года успешно осуществили свою стратегическую операцию «Факел» (Torch) по высадке в Северной Африке, они в первую очередь столкнулись с проблемой снабжения. Крупная группировка войск с большим числом механизированных и танковых подразделений требовала огромного количества топлива, продовольствия и боеприпасов, и всё это можно было доставить только морем. Зимние месяцы и так всегда были пиковыми по потреблению нефти в США, но зимой 1942–1943 гг. к этому добавилась ещё и проблема «Факела».

Для того, чтобы максимально увеличить отгрузку топлива на фронт, координатор правительства США Ральф Дэвис (Ralph Davies) распорядился все нефтепродукты, предназначавшиеся для внутренних поставок, направлять в военно-морскую базу Нью-Йорка, откуда максимально быстро грузить на танкеры и отправлять на восток.

Увы, чрезвычайные меры Дэвиса, осложнив жизнь населения, не помогли и фронту – самая жестокая военная зима Атлантики с чудовищными штормами внесла свои коррективы. Суда подвергались ударам стихии, получали повреждения, выбивались из графика и даже гибли. Немецкие подводные лодки также не упустили своего шанса и продолжали уничтожать танкеры союзников. В результате увеличения поставок в Англию и Северную Африку не произошло, а порт Нью-Йорка был перегружен запасами топлива, которое не успевало убыть к месту назначения.

Не менее тревожная ситуация сложилась в Великобритании, и в конце 1942 года положение с топливом стало настоящей головной болью для правительства. Запасы и так неуклонно снижались весь год, а «Факел» вынудил значительную часть танкеров переключить на снабжение высадившейся группы войск. Корсары Дёница в течение последних месяцев 1942 года топили минимум 600 000 тонн ежемесячно, и в их числе были и танкеры с грузом и опытными командами. Всё это привело к тому, что в конце ноября запасы нефти в Великобритании упали на 30% ниже минимально допустимого уровня, определенного в 4 000 000 тонн – его хватало на 16 недель потребления.

Ситуация продолжала ухудшаться: успехи немцев в Карибском бассейне, Мексиканском заливе и у восточного побережья США ещё больше снизили поставки и вызвали дальнейшее уменьшение запасов мазута – к середине декабря они упали до 300 000 тонн при ежемесячном потреблении 130 000 тонн. Это вскоре могло привести к жестокому выбору – снабжать военные корабли или торговые суда, питающие экономику страны.

Семь дымных столбов в океане

Горит торпедированный немецкой подводной лодкой U 571
американский танкер «Пенсильвания Сан» (Pennsylvania Sun).
Снимок сделан 15 июля 1942 года в 125 милях западнее Ки-Уэст,
южная Флорида


Танкеров и, самое главное, времени для их эффективной оборачиваемости не хватало. В 1942 году среднее время нахождения танкера в пути от места погрузки до пункта назначения составляло целых 82 дня, из них половину судно проводило в американских или канадских водах в ожидании формирования конвоя.

Специалисты Адмиралтейства подсчитали, что группировке в Северной Африке потребуется минимум 900 000 тонн топлива из фондов страны, что при сложившемся положении было чревато снижением минимально допустимого запаса уже не на 30, а на все 50%. Необходимо было срочно что-то предпринять, и выход был найден – вместо следования танкеров из мест погрузки в Новую Шотландию, а оттуда в составе конвоя в Англию, логисты Адмиралтейства решили отправить танкерный конвой непосредственно из Карибского бассейна прямо в Гибралтар. Замысел был крайне рискованным, но возражений не встретил. Жребий конвоя, который получил обозначение TM-1, был брошен.

Группа «Дельфин»


Несмотря на оптимизм высших чинов, обстановка в Северной Атлантике под новый 1943 год внушала тревогу опытным противолодочникам Адмиралтейства. Готовя к январю ежемесячный доклад, они предупреждали, что «катастрофа может произойти в любой момент».

Действительно, начиная с момента вторжения союзников в Северную Африку, адмирал Дёниц вёл изнурительную борьбу со Штабом руководства войной на море, отстаивая свою точку зрения – он считал, что нельзя прекращать давление на коммуникации союзников в Северной Атлантике. С началом операции «Факел» он немедленно отправил в районы высадки все пригодные подлодки для нанесения потерь десантной группировке. Когда же высадка закончилась, Дёниц стал категорично настаивать на возвращении лодок в Атлантику, чтобы они громили конвои снабжения там, а не караулили вблизи вражеских баз с сильным противолодочным охранением.

Семь дымных столбов в океане

Адмирал Карл Дёниц с офицерами своего штаба за работой


В результате Дёницу удалось настоять на своём и возобновить активные операции лодок в Северной Атлантике. 26 декабря 1942 года западнее Азорских островов немцами была сформирована «волчья стая», которая получила кодовое наименование «Дельфин» (Delphin). В неё вошли шесть лодок типа VIIC – U 381, U 436, U 442, U 571, U 575 и U 620. Для дозаправки группы была отряжена U 463 – «дойная корова» тип XIV, вошедшая в состав «Дельфина» с 11 января.

Группа получила приказ идти к берегам Бразилии широким фронтом по кратчайшему пути. Если представить Битву за Атлантику как шахматную партию, то нужно признать, что Дёниц безошибочно предугадал следующий ход противника – сказались годы войны, проведенные им и его штабом над картой и анализом обстановки. Английские исследователи предполагают, что Дёниц располагал агентурной информацией о конвое TM-1 или сообщениями службы радиоразведки кригсмарине B-dinst, но никаких доказательств этому пока нет.

По данным американского исследователя Клэя Блэйра, Дёниц получил от радиоразведки информацию о конвое, следующем из США в Гибралтар необычным маршрутом южнее Азорских островов. Поэтому Дёниц придержал группу «Дельфин» южнее Азор и только 2 января, после безуспешного ожидания, разрешил выдвижение намеченным маршрутом. Так или иначе, отправляя «Дельфин», Дёниц рассчитывал именно встретить конвои снабжения войск вторжения в Северной Африке, следовавшие на Гибралтар. Задача была непростой – по сравнению с интенсивным судоходством в Северной Атлантике, здесь проходило мало крупных конвоев, а английское командование имело больше возможностей для рассредоточения конвоев без большого удлинения маршрута.

Семь дымных столбов в океане

Подводная лодка U 436 и ее экипаж сыграли большую роль в
разгроме конвоя TM-1 — на счету лодки два потопленных танкера.
Снимок сделан в первой половине 1942 года, о чем свидетельствует
эмблема 7-й флотилии подводных лодок, «Разъяренный бык
Скапа-Флоу». Со второй половины 1942 года лодка действовала
уже в составе 11-й и 6-й флотилий


28 декабря, спустя два дня после того, как группа «Дельфин» начала свое движение на запад, конвой TM-1 вышел из Порт-оф-Спейна (Тринидад, Малые Антильские острова) в Гибралтар. Операция против конвоя станет последней, руководство над которой взял на себя лично Дёниц – спустя месяц он будет назначен главнокомандующим кригсмарине, а группа «Дельфин» поставит жирную кровавую точку на непосредственном руководстве адмирала немецкими подлодками.

Конвой выходит в океан


Конвой TM-1 состоял из девяти крупных танкеров под разными флагами, которые должны были перевезти в Гибралтар в общей сложности более 100 000 тонн нефтепродуктов (мазут, авиационный бензин, смазочные материалы и другие виды топлива):

Семь дымных столбов в океане


Охранение конвоя возлагалось на эскортную группу В5, состоявшую из эсминца «Хэвлок» (HMS Havelock) и трех корветов-«цветков» – «Саксифрэйдж» (HMS Saxifrage), «Годеция» (HMS Godetia) и «Пимпернел» (HMS Pimpernel) под общим командованием командира эсминца коммандера Ричарда Бойла (R.C. Boyle). На первые сутки движения конвоя американцы выделяли воздушное прикрытие «Каталинами».

Семь дымных столбов в океане

Корвет «Саксифрэйдж» сфотографирован в камуфляжной окраске
в 1942 году. После войны, в отличие от большинства «цветочных»
корветов, ему была уготована долгая жизнь — корабль был
передан норвежцам, которые использовали его
минимум до конца 70-х годов


Исходя из последующих событий, нельзя не отметить, что подготовка проводки такого важного конвоя была полностью провалена:

Семь дымных столбов в океане


На конференцию перед выходом прибыли только восемь капитанов танкеров – уже назначенный коммодором капитан «Эмпайр Литтона» Джон Эндрюс (John W. Andrews) передал, что не может присутствовать из-за неполадок в машинном отделении его судна. В итоге было принято решение назначить коммодором капитана «Олтении II» Артура Лэдди (Аrthur Laddie), а вице-коммодором капитана «Бритиш Виджиленс» Эвана Эванса (Evan O. Evans). Мало того – выяснилось, что имеются проблемы с котлами и у корвета «Годеция».

Семь дымных столбов в океане

Корвет «Годеция», снимок сделан летом 1945 года


В итоге конвой вышел из Порт-оф-Спейна двумя отрядами – основная группа из семи танкеров и охранения, позади которой ковыляли «инвалиды»: «Годеция» с одним неисправным котлом (его отремонтируют в пути), «Эмпайр Литтон» и «Ваня». TM-1 взял курс на северо-восток со средней скоростью 8,5 узлов, над ним барражировали американские «Каталины». Из-за всех неурядиц, связанных с выходом, оставалось надеяться только на то, что конвой ускользнет от разведки немцев. Но враг был ближе, чем кто-либо мог подумать.

«Журавль» Карла Дёница


Уже через шесть часов после выхода конвоя с Тринидада «Каталина» обнаружила впереди группы «Годеции» немецкую лодку в надводном положении и загнала ее под воду. Это была U 124 известного подводного аса капитан-лейтенанта Йохана Мора (Johann Mohr). «Годеция» отправилась по пеленгу, указанному самолетом, но ничего не нашла, что неудивительно – даже с исправными машинами корвет мог выдать не более 14 узлов, а U 124 делала все 18. Лодка тоже обнаружила маленький конвой, но из-за «Каталины» отказалась от атаки. Дёница этот эпизод тоже не заинтересовал.

Хотя неполадки с котлом у «Годеции» продолжались, на рассвете 29 декабря группа догнала конвой. Он развернулся в пять колонн, центральную из которых возглавлял танкер с многозначительным названием «Бритиш Виджиленс» – «Британская Бдительность». Оперативный разведывательный центр Адмиралтейства к этому времени уже вскрыл развертывание «Дельфина», но линия патрулирования группы оставалась неопределенной.

Семь дымных столбов в океане

Союзный конвой в океане


3 января командир охранения Бойл решил, пользуясь хорошей погодой и тем, что встречное течение замедляло скорость танкеров, дозаправить корабли эскорта. Его ждал неприятный сюрприз: фитинги системы перекачки танкера «Норвик» оказались непригодными для дозаправки, и удалось лишь принять немного топлива с «Клионы». Во второй половине дня из Адмиралтейства пришел приказ – с наступлением темноты немедленно уклониться к югу, изменив курс с 055 градусов на 085 градусов.

Предчувствие катастрофы не обмануло аналитиков в Лондоне – днем 3 января конвой уже был обнаружен U 514 капитан-лейтенанта Ханса-Юргена Ауфферманна (Hans-Jürgen Auffermann), который доложил в штаб о контакте и получил разрешение с наступлением ночи идти в атаку. Эта лодка не входила в группу «Дельфин» и вместе с U 125 следовала к берегам Тринидада. Как и предрекали специалисты по противолодочной борьбе Адмиралтейства, у Дёница теперь было достаточно «глаз» в океане – 164 лодки базировались в Атлантике, из которых около 100 были в море, поэтому уклониться от боя было сложно.

Около 22:30 «Хэвлок» получил неустойчивый радиолокационный контакт примерно в двух милях впереди по курсу конвоя и предпринял поиск, который не дал результатов. Ауфферманн вышел на траверз конвоя в самый его центр, и в 22:52 огромная огненная вспышка озарила ночной океан – «Британская Бдительность» вице-коммодора Эванса взорвалась. Удивительно, но в огненном смерче (танкер перевозил 11 000 тонн авиабензина) выжила ровно половина экипажа, 27 человек из 54, включая капитана, которых подобрал «Саксифрэйдж». Танкер не затонул и был брошен пылающим в океане. Спустя три недели, 24 января, его нашла и добила двумя торпедами лодка U 105.

Семь дымных столбов в океане

Горит растекшаяся по поверхности моря нефть, в то время как
торпедированный танкер медленно уходит на дно


После атаки в свете пожара U 514 была замечена с «Эмпайр Литтона», который обрушил на нее шквал огня из зенитных «эрликонов» и попытался протаранить. Также по лодке били из 102-мм орудия с танкера «Норвик». Эскорт попытался найти лодку в подводном положении позади конвоя, но успеха не имел. U 514 не получила серьёзных повреждений, хотя капитан «Эмпайр Литтона» клялся, что его «эрликоны» всадили в неё аж 200 снарядов, но в охоте и наведении на конвой больше не участвовала. Её рация вышла из строя, а неисправность дизелей не позволяла развить ход более 13 узлов.

U 514 сделала свое главное дело – Дёниц уже увидел конвой. Он не сомневался, что это важнейший конвой с топливом для союзников в Северной Африке, и был полон решимости уничтожить его. Группе «Дельфин» был отдан приказ идти навстречу TM-1, хотя 3 января расстояние между ними составляло 1560 км. Дёницу пришлось рисковать – вероятность разминуться была слишком велика. U 514 и U 125 получили приказ продолжать поиск в северо-восточном направлении, но вновь найти конвой им не удалось.

Ночью 5 января напряжение в штабе Дёница достигло апогея – группа «Дельфин» уже двое суток шла к цели, чье местоположение не было известно, как в 03:00 на её южном фланге был обнаружен конвой, следующий курсом на запад. Это был конвой GUS-2 из Гибралтара в США, и его атака была возможна всеми лодками группы в течение 10 часов. Оценив обстановку, Дёниц объявил, что охота за танкерами продолжится, а западный конвой пусть уходит. Офицеры штаба возражали ему – он сам учил, что «синица в руках лучше журавля в небе», но адмирал остался непреклонен.

Семь дымных столбов в океане





Спасение с горящего танкера было делом большого везения


Образовав из лодок «гребёнку» шириной 120 миль, Дёниц приказал им следовать навстречу конвою, после захода луны ложась на обратный курс со скоростью девять узлов, чтобы конвой не разминулся с группой в кромешной темноте. С восходом солнца лодки опять разворачивались на запад и шли со скоростью семь узлов. Наконец, 8 января 1943 года в 15:03 с лодки U 381 сообщили, что наблюдают конвой.

Между огнём и водой


Ричард Бойл не выполнил приказ Адмиралтейства уклониться к югу. Испытывая трудности с дозаправкой, он до 4 января дважды возвращал конвой к северу на курс 055, так как рассчитывал встретить там более благоприятную погоду. Эти соображения до сих пор приводят в недоумение английских историков, так как анализ погоды в эти дни показывает, что лучше условий в районе прохождения конвоя он и желать не мог: волнение океана и сила ветра были в пределах 3–4 баллов. Для середины зимы в Атлантике это было просто сказкой.

8 января конвой, экономя топливо и время, уже шел курсом прямо на Гибралтар, в центр немецкой завесы, не используя даже противолодочный зигзаг. На «Хэвлоке» периодически выходил из строя высокочастотный пеленгатор HF/DF, на «Годеции» и «Пимпернеле» вышли из строя радиолокаторы. Все это помогло немцам до наступления ночи ничем не выдать своего присутствия. В 22:35 «Хэвлок» засёк радиолокатором субмарину по курсу конвоя и ринулся в атаку. Лодка была визуально обнаружена на дистанции около мили, и британцы пошли на таран, но U 436 капитан-лейтенанта Гюнтера Зайбике (Günther Seibicke) мало того, что успела нырнуть, но и дала прицельный залп по головным судам конвоя.

Семь дымных столбов в океане

Танкер «Олтения II», потопленный 8 января молниеносной атакой лодки U 436


В 22:37 почти одновременно были поражены танкеры «Олтения II» и «Альберт Л. Эллсуорт». «Олтения» получила две торпеды и ушла на дно менее чем за две минуты, из экипажа в 60 человек погибли 17, в том числе коммодор конвоя Артур Лэдди. В норвежский танкер попала одна торпеда. Сильного пожара и угрозы затопления не возникло, но норвежцы испытывать судьбу не стали. Без потерь они спустились в шлюпку, предварительно остановив машину танкера. Экипаж «Альберта Л. Эллсуорта» принял в свои шлюпки и 20 человек с «Олтении», но некоторые из них были подняты уже мертвыми или скончались позднее.

Оставив «Годецию» защищать конвой, коммандер Бойл предпринял мощную контратаку. Корабли эскорта на полной скорости развернулись и пошли в район позади конвоя, где должны были прятаться немцы, уходя на глубину после атаки. В ходе маневрирования возникла неразбериха – «Пимпернел» был обстрелян танкерами, которые его приняли за немца, «Саксифрэйдж» еле избежал столкновения с «Хэвлоком». Атака глубинными бомбами по данным гидролокаторов результата не дала, хотя англичане и были уверены в обратном. «Хэвлок» подобрал всех выживших и вернулся к конвою. Бойл принял решение бросить «Альберт Л. Эллсуорт», так как не мог выделить ему эскорт, и в 20:43 следующего дня Гюнтер Зайбике нашел и добил своего «подранка».

Атакой U 436 ночь на 9 января для конвоя не закончилась: постоянные контакты локаторов и пеленгаторов после торпедирования двух танкеров говорили о том, что подлодки кружат рядом. Бойл назначил коммодором капитана «Бритиш Доминиона» Джозефа Миллера (Joseph D. Miller), который с огромным трудом восстановил ордер конвоя. К этому времени Дёниц привлек к атаке и другие лодки, действующие в Северной Атлантике или возвращающиеся с других театров, хотя большинство из них не успели к «дележке пирога».

Семь дымных столбов в океане

Танкер «Министр Ведель», ставший 9 января жертвой атаки подлодки U 522


Командир присоединившейся к охоте «девятки» U 522 капитан-лейтенант Герберт Шнайдер (Herbert Schneider) к своим 28 годам имел за плечами причудливую, но характерную для вермахта биографию. Будучи кадровым военным моряком, он в 1936–1940 гг. успел послужить летчиком в люфтваффе, повоевать в этом качестве в Испании и вернуться на флот. Шнайдер прошел отличную школу вахтенным офицером на U 123 у известного аса капитан-лейтенанта Райнхарда Хардегена (Reinhard Hardegen). Приняв под своё командование U 522, в первом же походе он добился внушительного результата: потопил четыре транспорта и повредил еще один.

Ранним утром 9 января 1943 года, оставшись незамеченным для эскорта, Шнайдер в 06:19 произвел трехторпедный залп, после чего наблюдал попадания в три танкера. На самом деле, были поражены две цели: одна торпеда попала в «Норвик», а две угодили в «Министр Ведель». Несмотря на то, что «Министр Ведель» охватил пожар, оба судна остались на плаву, жертвы были минимальные – на «Норвике» погибли два члена команды.

Контратака Бойла снова не имела успеха. Можно понять чувства командира эскорта, который попытался угнаться за двумя зайцами: оставшись с поврежденными судами, Бойл попробовал обнаружить противника под водой и произвел несколько неудачных атак по данным гидролокационных контактов, а затем решил высадить группу моряков на «Министр Ведель» с целью оценки возможности его спасения.

Семь дымных столбов в океане

Неизвестный художник, служивший на «Годеции», как умел
изобразил на щите носового орудия то, чего корвет не смог
добиться при эскортировании конвоя TM-1


В то время, пока Бойл возился с «подранками» и гонялся за U 522, а корветы охраняли конвой, враг снова нанес удар. В 07:27 U 442 корветтен-капитана Ханса-Йоахима Хессе (Hans-Joachim Hesse) торпедировала «Эмпайр Литтон». Танкер, загруженный авиабензином, не взорвался чудом – торпеда угодила в самый нос судна, буквально в нескольких футах от форштевня. Тем не менее, от попадания судно загорелось, а 15 моряков погибли. Команда под руководством капитана Эндрюса мужественно пыталась спасти судно, но, осознав безуспешность своих действий, перешла в шлюпки и была подобрана «Саксифрэйджем».

Оставшиеся три танкера после торпедирования «Эмпайр Литтона» сразу перешли на противолодочный зигзаг. Адмиралтейство сообщило Бойлу, что возле конвоя находятся 6–7 немецких подводных лодок. Он понял, что спасти поврежденные танкеры не удастся, снял моряков с «Министра Веделя» и попытался вместе добить поврежденные суда артиллерией, но ничего не добился. Три чадящих танкера остались дрейфовать в океане, ожидая своей судьбы. В итоге днем «Норвик» и «Министр Ведель» без помех были добиты Шнайдером. Такая же судьба ждала и «Эмпайр Литтон»: к вечеру своего «подранка» потопил Ханс Хессе.

Весь день 9 января остатки конвоя продолжали подвергаться атакам – норвежский «Ваня» еле увернулся от торпеды, несколько раз корабли открывали огонь по перископам немцев, контакты следовали один за другим. Капитан-лейтенант Гюнтер Хейдеманн (Günther Heydemann) на U 575 безрезультатно выпустил по конвою немецкую новинку – четыре маневрирующие торпеды FAT. Удача в этот день немцам не улыбнулась – командам танкеров и экипажам кораблей охранения после гибели шести судов не было нужды напоминать о внимательности и осторожности.

Семь дымных столбов в океане

Танкер «Бритиш Доминион», потопленный в ночь с 10 на 11
января совместными усилиями лодок U 522 и U 620


Постоянно маневрируя, суда упрямо шли к цели, а эскорт неустанно проводил атаки по любому контакту. Агрессивный командир «Годеции» лейтенант-коммандер Алан Пирс (Alan H. Pierce) сумел, наконец, добиться близкого разрыва глубинной бомбы рядом с U 134 обер-лейтенанта Рудольфа Шенделя (Rudolf Schendel), после чего немецкая субмарина была вынуждена прервать операцию и вернуться на базу.

Несмотря на частые сигналы пеленгатора «Хэвлока», указывающие, что враг по-прежнему рядом, ночь и день 10 января прошли относительно спокойно. В районе острова Мадейра конвой вошел в полосу редкого в это время года штиля – видимость и погода были просто отличными, что никак не способствовало атакам подводных лодок. С наступлением сумерек, когда суда стали отчетливо видны на фоне садящегося солнца, все изменилось. Бойл приказал отклониться от генерального курса на юго-восток, чтобы обмануть немцев.

В 00:30 11 января, думая, что его маневр удался, командир эскорта приказал снова повернуть на северо-восток, но уже через 10 минут всё тот же Герберт Шнайдер на U 522 жестоко разочаровал Бойла. Три торпеды одновременно попали в «Бритиш Доминион», и в адском пламени взорвавшегося авиационного бензина погибли 38 членов команды. Еще 16 моряков были спасены «Годецией» (один из них позже скончался). Шнайдер же сделал последний шаг к заветному Рыцарскому кресту, которым был награжден уже 16 января.

Семь дымных столбов в океане

Британская «Каталина» в патрульном полете над южной
оконечностью Гибралтара — мысом Европа


Гигантский костёр высветил на поверхности океана лодку Шнайдера, которую сразу начал обстреливать из орудия и пулеметов «Ваня». Эскорт предпринял привычную контратаку, которая привычно закончилась безрезультатно. В 03:00 пылающий танкер добила торпедами и орудийным огнём U 620 капитан-лейтенанта Хайнца Штайна (Heinz Stein). Атаки продолжались ещё сутки, прежде чем на помощь эскорту прибыл эсминец «Квентин» (HMS Quentin) и корветы «Пентстемон» (HMS Pentstemon) и «Самфир» (HMS Samphire), а в воздухе появились британские «Каталины» с Гибралтара.

Несмотря на попытки немцев добить остатки конвоя, 14 января 1943 года уцелевшие танкеры «Клиона» и «Ваня» встали на якорь в Гибралтаре. Их приход совпал с началом конференции союзников в Касабланке и явно не добавил оптимизма высоким чинам альянса. Видимо, не случайно во время первого же обсуждения начальник британского генштаба фельдмаршал Алан Брук высказался, что победа в войне невозможна без устранения угрозы со стороны немецких подлодок.

В Третьем рейхе эта победа была широко освещена пропагандой, а командующий немецкими войсками в Северной Африке генерал-полковник Ханс-Юрген фон Арним прислал Дёницу поздравительную телеграмму. Несмотря на завышенные доклады командиров лодок, успех был достигнут весомый – были потоплены семь танкеров общим водоизмещением 56 453 тонны, которые перевозили около 80 000 тонн дефицитного топлива. Вместе с ними погибли 99 опытных моряков торгового флота.

Семь дымных столбов в океане

Танкер «Клиона» — один из двух счастливчиков конвоя TM-1


Расследование этого разгрома в Гибралтаре превратилось в фарс: норвежские моряки «Вани» были заподозрены в наведении на конвой немецких лодок, с помощью специальных радиосигналов. В итоге параноидальную версию о «квислинговцах» спустили на тормозах, как и всё расследование – во всём оказались виноваты немцы. Измученным морякам отдыха не предоставили: ситуация с топливом в Северной Африке была плачевной. На пространстве от Гибралтара до Мальты у союзников было только 7000 тонн топлива на танкере «Кардиум» (Cardium) в порту Орана, поэтому «Клиона» и «Ваня» снова были отправлены во враждебные воды, в Алжир и Оран соответственно. Судьба продолжала хранить эти суда, и они благополучно пережили и этот переход, и войну.

Что касается судьбы конвоя TM-1, то для старых морских волков Королевского флота с их суевериями всё было ясно без расследований – конвой численностью в 13 вымпелов был просто обязан погибнуть в пути…

0 не понравился
16 понравился пост
 
Незарегистрированные посетители не могут оценивать посты
 
 
 
 

 
 
 
 

Информация

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Оставлять свои CRAZY комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Пожалуйста пройдите простую процедуру регистрации или авторизируйтесь под своим логином. Также вы можете войти на сайт, используя существующий профиль в социальных сетях (Вконтакте, Одноклассники, Facebook, Twitter и другие)

 
 
 
 
 
Наверх