Трагическая судьба линкора «Бархэм»

Автор:
Слепой Пью
Печать
дата:
26 февраля 2017 10:26
Просмотров:
696
Комментариев:
0
Трагическая судьба линкора «Бархэм»


Трагическая судьба линкора «Бархэм»




Британский линейный корабль «Бархэм», названный в честь адмирала Чарльза Миддлтона, 1-го барона Бархэма (1726–1813), был четвертым кораблем типа Queen Elizabeth (в русскоязычных источниках этот тип линкоров известен как «Куин Элизабет» или «Королева Елизавета»). Всего же существовали пять линкоров этого типа (изначально планировалась постройка четырех кораблей, но правительство Малайи выразило желание оплатить постройку пятого корабля в качестве подарка метрополии):

Трагическая судьба линкора «Бархэм»


По первоначальному проекту линкоры должны были представлять собой несколько увеличенную версию заложенных в январе-мае 1912 года линейных кораблей Iron Duke (в русскоязычных источниках известны как «Айрон Дьюк»), но под влиянием возглавлявшего британское Адмиралтейство Уинстона Черчилля в проект были внесены существенные изменения. Именно эти изменения, казавшиеся поначалу авантюрными, в итоге повергли в смятение адмиралов и кораблестроителей всего мира: орудия нового скоростного линкора превратили первые дредноуты, не говоря уже о более ранних броненосцах, практически в беззащитные неподвижные мишени.

Тактико-технические характеристики


По своим габаритам новые линкоры незначительно отличались от предшественников типа «Айрон Дьюк»:

Трагическая судьба линкора «Бархэм»


Основными отличиями линкоров этого типа от их предшественников стали артиллерия главного калибра и ходовая установка.

Трагическая судьба линкора «Бархэм»

Линкор «Бархэм», 1915 год. Установка орудия в башню главного калибра «В»


Вооружение


Закладывая в 1905 году первый «battleship» под названием «Дредноут» (в русскоязычных источниках корабли этого класса называют «линейными кораблями» или «дредноутами»), ставший образцом для подражания для многих флотов мира, англичане посчитали вполне достаточным вооружить его 305-мм орудиями. Однако уже к 1910 году стало ясно, что 305-мм снаряд на дистанциях свыше 50 кабельтовых (9,2 км) не способен пробить броневой пояс кораблей противника, а следовательно, поразить их жизненно важные узлы (погреба боеприпасов, котельные и машинные отделения). Единственным выходом из ситуации было повышение огневой мощи орудий за счет увеличения калибра. Первыми по этому пути пошли англичане, принявшие на вооружение 343-мм орудия (корабли с подобным вооружением в русскоязычной терминологии фигурируют как «сверхдредноуты»). Первоначально четыре линкора типа «Куин Элизабет» предполагалось вооружить именно такими 343-мм орудиями. Однако появившаяся информация об испытаниях германской фирмой «Крупп» 350-мм орудий, которые якобы должны были поступить на вооружение новых линкоров типа «Кениг», заставила внести изменения в проект. Глава отдела вооружений Адмиралтейства контр-адмирал Мур при поддержке Уинстона Черчилля настоял на вооружении линкоров орудиями калибра 381 мм, в то время еще находившимися в стадии разработки.

Основные баллистические данные британских орудий главного калибра


Трагическая судьба линкора «Бархэм»


Линкоры типа «Куин Элизабет» предполагалось вооружить десятью 381-мм орудиями, но в итоге решили ограничиться восемью орудиями, которые расположили в двух носовых («А» и «В») и двух кормовых («X» и «Y») двухорудийных башнях. Начиная именно с кораблей этого типа подобное линейно-возвышенное расположение орудий главного калибра (башни «В» и «Х» вели огонь соответственно в нос и корму поверх башен «А» и «Y») стало стандартным для линкоров всего мира. Вооружение новых линейных кораблей недостаточно испытанными орудиями было довольно рискованным решением, но благодаря ему линкоры типа «Куин Элизабет» значительно превосходили предшественников по огневой мощи, что позволяет специалистам выделять подобные корабли в отдельную категорию (по русскоязычной терминологии – «сверхдредноуты второго поколения»).

Трагическая судьба линкора «Бархэм»

Линкор «Бархэм». Фото сделано после 1936 года. Хорошо видны
башни главного калибра «А», «В» и орудия правой 152-мм
казематной носовой батареи


В качестве противоминной артиллерии для линкоров выбрали шестнадцать 152-мм орудий. Выбор калибра с учетом последующего опыта двух мировых войн следует признать весьма удачным, чего нельзя сказать о расположении орудий, повторявшем проект «Айрон Дьюк». Двенадцать орудий размещались в носовой части на верхней палубе – по шесть в левой и правой казематных батареях, отделенных друг от друга переборкой толщиной в 50,8 мм, проходившей в диаметральной плоскости. Три передних 152-мм орудия каждой батареи имели сектор обстрела 1° от диаметральной плоскости к носу и 119° – к корме на борт, остальные – в секторе от 13° до 135° на борт. Орудия были отделены друг от друга переборками толщиной 38 мм, а доступ к ним обеспечивал проход, тянувшийся вдоль всей батареи. Главным недостатком подобных батарей было расположение передних орудий слишком близко к носу и ватерлинии, в результате чего при сильном волнении они захлестывались брызгами. Установка резиновых прокладок между орудийными щитами и бортом, а также стальных отражательных листов позади орудий несколько снизила остроту проблемы, но морская вода продолжала проникать в казематы. Неудачным оказалось и расположение на главной палубе четырех кормовых орудий. Фактически, ввиду затрудненности использования двух крайних кормовых орудий в открытом море, корабль изначально имел 90-градусную «мертвую зону» для ведения огня в кормовой части (в 1915–16 годах эти орудия демонтировали ввиду их полной бесполезности). Казематные батареи уже к 1912 году стали явным анахронизмом и на линкорах более поздних проектов были заменены на двух- или трехорудийные башни.

Линкоры типа «Куин Элизабет» получили довольно совершенную систему управления огнем. Управление огнем орудий главного калибра осуществлялось двумя постами центральной наводки, оборудованными дальномерами с базой 4,57 метра, кроме того каждая башня имела свой дальномер и открытое визирное устройство горизонтальной наводки. В случае крайней необходимости огнем всей артиллерии главного калибра можно было управлять из башни «В». Для управления огнем 152-мм орудий также предполагалось оборудовать два поста, но фактически приборы были получены линкорами намного позже вступления в строй («Куин Элизабет» получил их в ноябре-декабре 1916 года, «Малайя» и «Вэлиант» – в апреле, а «Уорспайт» и «Бархэм» – в июле 1917 года).

Зенитное артиллерийское вооружение линкоров типа «Куин Элизабет» состояло из двух 76-мм зенитных орудий, расположенных на баке по обе стороны от дымовой трубы. Слабость зенитного вооружения линкора стала ясна еще в ходе Первой мировой войны, поэтому в 1916 году было принято решение о замене 76-мм зениток на 102-мм и установке двух дополнительных 102-мм орудий, однако реализовали его намного позднее (так, на линкоре «Бархэм» 76-мм орудия заменили на 102-мм между ноябрем 1924 года и январем 1925 года, а дополнительные 102-мм орудия установили только в октябре-ноябре 1925 года). Минно-торпедное вооружение линкоров состояло из четырех подводных торпедных аппаратов калибра 533 мм.

В 1918 году на башнях главного калибра («В» и «X») всех кораблей типа «Куин Элизабет» установили взлетные площадки для самолетов. Теоретически каждый корабль должен был получить по одному разведчику и по одному истребителю, но на практике в общей сумме линкоры имели лишь 3 разведчика и 7 истребителей.

Трагическая судьба линкора «Бархэм»

Линкор «Бархэм», апрель 1934 года. Видны взлетные
площадки и самолет на башне «Х»


Силовая установка


Второй особенностью линейных кораблей типа «Куин Элизабет» была замена на них (впервые в истории строительства линкоров) котлов со смешанным угольно-нефтяным отоплением на нефтяные. Идея использования нефтяных котлов, обеспечивающих большую скорость и дальность хода, существовала относительно давно, но блокировалась интендантством и политиками, опасавшимися трудностей при снабжении кораблей нефтью, доставляемой с Ближнего Востока, вместо каменного угля из Англии, Уэльса и британских колоний. Окончательное решение об установке нефтяных котлов было принято в июне 1912 года (по легенде, при равенстве голосов окончательное решение было принято благодаря голосу председательствовавшего Черчилля, засчитанному за два голоса). Четырехвальная силовая установка новых линкоров состояла из четырех турбин, передававших вращение напрямую на гребные валы, а также двадцати четырех водотрубных котлов. В силу не до конца ясных причин корабли получали ходовое оборудование различных производителей, при этом фирма «Браун-Кертис» поставляла турбины с разной конструкцией сопел.

Трагическая судьба линкора «Бархэм»


Общая мощность силовых установок одного линкора составляла 75 000 л.с. (на «Вэлиант» – 71 112 л.с). Считается, что использование в составе силовой установки турбин «Браун-Кертис», аналогичных установленным на «Бархэм», а также котлов «Бабкок-Уилкокс» могло бы повысить ее мощность. Многие справочники говорят о максимальной скорости линейных кораблей этого типа в 25 узлов, но на практике максимальная скорость составляла лишь 23–24 узла (в качестве причины обычно называют обрастание днища). Максимальная дальность хода составляла 8600 миль на 12,5 узлах или 3900 миль на максимальной скорости. Использование силовой установки нового типа существенно улучшило ходовые характеристики корабля (для сравнения, максимальная скорость хода линкоров типа «Айрон Дьюк» составляла 21,3–21,6 узла, а максимальная дальность хода – 7780 миль при скорости в 10 узлов). Для энергоснабжения кораблей использовался постоянный ток напряжением 200 В, вырабатывавшийся двумя генераторами мощностью по 450 кВт, приводимых в действие нефтяными двигателями, а также двумя турбогенераторами мощностью по 200 кВт.

Трагическая судьба линкора «Бархэм»

Линкор «Бархэм» в Скапа-Флоу. Фото сделано до 1918 года


Бронирование


Схема бронирования надводной части линейных кораблей типа «Куин Элизабет» на первый взгляд повторяла схему бронирования линкоров типа «Айрон Дьюк»:

Трагическая судьба линкора «Бархэм»


Однако при проектировании основного броневого пояса конструкторами было принято решение, неоднозначно оцениваемое специалистами. Основная, наиболее толстая часть броневого пояса, предназначенная для прикрытия машинных отделений и погребов боезапаса, тянулась от барбета башни главного калибра «А» до барбета башни «Y» и состояла из трех полос общей шириной около 4 метров. На «Айрон Дьюке» толщина бронеплит верхнего, среднего и нижнего поясов составляла соответственно 203, 305 и 229 мм. На «Куин Элизабет» пропорция между толщинами плит была пересмотрена в сторону увеличения до 330 мм толщины брони среднего пояса за счет уменьшения толщины брони верхнего пояса до 152 мм и нижнего пояса – до 203 мм. Большинство специалистов, соглашаясь с уменьшением толщины нижнего пояса, находившегося при боевой осадке ниже ватерлинии, изначально высказывали сомнения в целесообразности ослабления верхнего пояса.

Отказ от угольных ям, интегрированных на более ранних линкорах в противоминную защиту, заставил радикально пересмотреть защиту подводной части линкоров типа «Куин Элизабет». Первоначальный проект предусматривал установку противоторпедных сетей, но в июле 1912 года от них было решено отказаться из-за большой массы стрел для сетей (до 120 тонн), к тому же моряки считали, что противоминные сети являются слишком сложными в эксплуатации и уязвимыми для артиллерийского огня. В окончательном варианте защита состояла из двух продольных переборок толщиной 50,8 см, тянувшихся от носового до кормового торпедного отсека и от средней палубы до днища на удалении 1,8–2,4 метра от борта. Их оконечности замыкали поперечные переборки толщиной также в 50,8 см. Примененная на кораблях двухуровневая защита (снаряд попадал непосредственно в борт корабля, что, в лучшем случае, приводило к погашению взрыва противоминной продольной переборкой и затоплению части отсеков) существенно уступала уже существовавшей к тому времени трехуровневой системе, предусматривавшей наличие противоминных утолщений или булей (снаряд попадал в противоминное утолщение, и оно должно было полностью поглотить энергию взрыва, не допуская попадания забортной воды внутрь корабля).

Участие в Первой мировой войне


В начале Первой мировой войны линейный корабль «Бархэм» являлся флагманским кораблем 5-й эскадры линкоров, включавшей также однотипные «Уорспайт», «Вэлиант» и «Малайя». Эскадра приняла участие в Ютландском сражении, в котором попала под сосредоточенный огонь всего германского Флота открытого моря (отмечено попадание 17 снарядов калибра 280 и 305 мм). Наиболее пострадали шедшие головным «Бархэм» (попало шесть 280-мм снарядов, убито и ранено 63 человека, ремонт занял 33 дня) и замыкающим – «Малайя» (попало семь 305-мм снарядов, убито и ранено 96 человек, ремонт занял 24 дня). При оценке результативности огня 5-й эскадры историки обычно ссылаются на Ю. Корбетта («Операции английского флота в мировую войну»):

Трагическая судьба линкора «Бархэм»






Однако по факту, получив 17 попаданий, английские линкоры ответили всего шестью. Оценить уровень повреждений только лишь от 381-мм снарядов довольно трудно. Точно известно лишь то, что в результате попаданий двадцати одного снаряда крупного калибра (в том числе пяти 381-мм снарядов) и одной торпеды германский линейный крейсер «Зайдлиц» принял 8500 тонн воды, но смог самостоятельно добраться до базы, а в результате шести попаданий (трех 305-мм, двух 343-мм и одного 381-мм снаряда) в линейный крейсер «Фон дер Танн» был затруднен накат орудий главного калибра в средних башнях и затоплено румпельное отделение, но, несмотря на принятые 600 тонн воды, корабль продолжил бой и в дальнейшем вернулся на базу. Анализ повреждений, полученных в Ютландском сражении, заставил англичан серьезно задуматься о системе бронирования линкоров типа «Куин Элизабет».

Трагическая судьба линкора «Бархэм»

Трагическая судьба линкора «Бархэм»


Усиленная средняя полоса броневого пояса и броневая защита башен главного калибра доказали свою способность выдерживать попадания 305-мм снарядов, основной же недостаток бронирования состоял в недостаточной толщине верхней и нижней полос броневого пояса и палубы. Недостаток бронирования палубы был особенно ясен в свете развития тогдашней авиации. Кроме этого, по опыту Первой мировой войны англичане пришли к выводу о неэффективности противоминной защиты существовавших британских линейных кораблей. Недостатки защиты надводной и подводной частей были опасны в равной степени, но британское Адмиралтейство решило сосредоточиться на противоминной защите:

Трагическая судьба линкора «Бархэм»


Но даже в части противоминной защиты Адмиралтейство ограничилось полумерами, аргументируя отказ от полной замены бронирования в пользу сооружения булей тем, что последнее мероприятие было существенно дешевле: 200 000 фунтов стерлингов против 350 000.

Трагическая судьба линкора «Бархэм»

Линкор «Бархэм». Фото сделано в 20-х годах


Модернизации межвоенного периода


На линкорах типа «Куин Элизабет» работы осуществлялись поочередно в два этапа и растянулись на период с 1922 по 1941 год. Линкор «Бархэм», оказавшийся пятым кораблем в очереди, успел пройти только первый этап модернизации в период с января 1931 по январь 1934 года.

В ходе модернизации «Бархэм» оборудовали противоторпедными булями, разделенными по горизонтали на верхнюю (прикрывала броневой пояс) и нижнюю (простиралась от днища до нижней кромки броневого пояса) части. Между внешней стенкой буля и противоторпедной переборкой располагались продольные пространства: полость буля, полость двойного дна и внешний отсек. Внешний отсек и междудонное пространство предполагалось использовать как топливные цистерны и одновременно – как часть защитной системы. Теоретически противоминная защита каждого корабля должна была выдерживать взрыв торпедной боеголовки массой 335 кг. В зоне главных артиллерийских погребов, где топливные цистерны отсутствовали (что снижало эффективность подводной защиты), к бортам были пристроены водозащитные отсеки. Эти отсеки, оборудованные насосами, располагались у бортов, в междудонном пространстве, а также во внешней полости буля. В ходе модернизации средняя палуба над погребами была усилена 102-мм броней, а тыльная сторона каждого каземата 152-мм орудий – перекрыта переборкой из 38-мм листа, которая, как считали, обладала достаточной прочностью, чтобы задержать осколки тяжелых снарядов и бомб.

Трагическая судьба линкора «Бархэм»

Линкор «Бархэм» в мальтийском порту Ла-Валетта. 1 сентября 1936 года


Стандартная модернизация артиллерийского вооружения британских линейных кораблей в межвоенный период предусматривала:

1. Увеличение угла подъема орудий главного калибра, что позволяло увеличить дальность стрельбы;

2. Замену противоминных орудий на универсальные орудия;

3. Установку зенитных автоматов;

4. Установку радаров.

Модернизация артиллерийского вооружения носила весьма ограниченный характер и свелась к:

1. Замене в 1938 году четырех 102-мм зениток на четыре двухорудийные 102-мм установки;

2. Установке трех восьмиствольных 40-мм зенитных автоматов (два установлены в 1936 году и один – в 1941 году) и четырех 12,7-мм пулеметов (по два в 1936 и 1941 годах).

Данные об установке на линкоре радаров отсутствуют. Модернизация британских линкоров, как правило, сопровождалась полным или частичным демонтажем торпедных аппаратов. Не стал исключением и «Бархэм», с которого в 1941 году были демонтированы носовые аппараты. Наибольшей модернизации подверглось авиационное вооружение корабля: в 1933–1936 годах на нем демонтировали взлетные платформы на башнях «В» и «Х», а вместо них установили катапульту типа «EI-Т», позволявшую осуществлять запуск гидросамолета «Фейри-IIIF» (в 1941 году катапульту приспособили для запуска гидросамолета «Суордфиш»).

В ходе модернизации стандартное водоизмещение корабля возросло до 31 350 тонн, а полное – до 35 970 тонн, что отрицательно сказалось на его скоростных характеристиках.Тем не менее, замена элементов силовой установки не проводилась, а полученная на ходовых испытаниях максимальная скорость в 22,3 узла также была объяснена плохим состоянием днища.

К началу Второй мировой войны линкор «Бархэм» являлся устаревшим кораблем, бронирование, противоминная защита и зенитное вооружение которого абсолютно не соответствовали новым требованиям, что и подтвердили последовавшие события.

28 декабря 1939 года «Бархэм», в первые месяцы войны привлекавшийся к сопровождению конвоев в Индийском и Атлантическом океанах, был атакован немецкой подводной лодкой U-30 к северу от Гебридских островов. Теоретически противоминная защита должна была свести к минимуму ущерб от попадания, но на практике попадание торпеды в левый борт на уровне носовых погребов боезапаса орудий главного калибра привело к образованию в буле пробоины длиной 9,75 м и шириной 5,2 м с последующим затоплением артиллерийских погребов и прилегающих отсеков. Крен корабля на левый борт, достигший 7°, удалось остановить и выпрямить только путем перекачки нефти (нечто подобное было проделано на однотипном линкоре «Малайя» в 1916 году). После трехмесячного ремонта в Ливерпуле линкор перевели в Средиземное море, где 27 мая 1941 года он был поврежден в результате воздушного налета немецких пикирующих бомбардировщиков. При этом самым опасным для корабля стало не прямое попадание 250-кг бомбы в башню главного калибра «Y», приведшее всего лишь к образованию отверстия диаметром 457 мм и потушенному через 20 минут пожару, а взрыв 250-кг бомбы в воде рядом с бортом. В результате взрыва в борте образовалась пробоина 6 на 4,9 метра, но возникший крен в 1,5° был оперативно компенсирован произведенной перекачкой нефти на другой борт. Работы по устранению повреждений заняли два месяца, после чего линкор вышел в свой последний поход.

Гибель линкора «Бархэм»


25 ноября 1941 года в 16 часов 25 минут (в англоязычных источниках упоминается время «4.25 p.m.», что иногда приводит к разночтениям) «Бархэм», следовавший в направлении Бенгази вместе с однотипными линкорами «Куин Элизабет» и «Вэлиант» в сопровождении восьми эсминцев, был атакован немецкой подводной лодкой U-331 у ливийского побережья в точке с координатами 32 градуса 34 минуты северной широты и 26 градусов 24 минуты восточной долготы. Немцы произвели залп из четырех торпед, три из которых попали в левый борт между дымовой трубой и башней «Y». После попаданий линкор быстро накренился и лег на борт, а в 16 часов 29 минут прогремел взрыв, буквально разрушивший корабль.

Трагическая судьба линкора «Бархэм»

Линкор «Бархэм» накреняется. 25 ноября 1941 года


Трагическая судьба линкора «Бархэм»

Линкор «Бархэм» лег на борт. 25 ноября 1941 года


Трагическая судьба линкора «Бархэм»

Взрыв линкора «Бархэм». 25 ноября 1941 года


Такой была гибель линкора. В результате взрыва погиб командир «Бархэма» капитан первого ранга Кук и 861 человек из команды. Причиной взрыва принято считать детонацию боеприпасов кормового погреба орудий главного калибра. По мнению комиссии, расследовавшей обстоятельства гибели «Бархэма», детонация была вызвана пожаром в погребах боеприпасов 102-мм орудий. По мнению же спасшегося при взрыве вице-адмирала Придхэм-Уиппела к катастрофе привело попадание торпеды. И все же истинной первопричиной гибели «Бархэма», скорее всего, стало желание британского Адмиралтейства сэкономить 150 000 фунтов на модернизации противоторпедной защиты корабля.

0 не понравился
21 понравился пост
 
Незарегистрированные посетители не могут оценивать посты
 
 
 
 

 
 
 
 

Информация

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Оставлять свои CRAZY комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Пожалуйста пройдите простую процедуру регистрации или авторизируйтесь под своим логином. Также вы можете войти на сайт, используя существующий профиль в социальных сетях (Вконтакте, Одноклассники, Facebook, Twitter и другие)

 
 
 
 
 
Наверх