Морская война на Каспии: в тупике

Автор:
Слепой Пью
Печать
дата:
5 марта 2017 02:10
Просмотров:
476
Комментариев:
0
Морская война на Каспии: в тупике


К середине лета 1919 года на Каспии установилось шаткое равновесие сил. После поражения в Тюб-Караганском заливе красные более не пытались проводить масштабных морских операций, англичане же, невзирая на требования белого командования, не горели желанием штурмовать Астрахань с моря. Основные боевые действия развернулись на суше…



Англичане уходят


В июне 1919 года британский парламент принял решение о выводе войск из России. Командор Норрис получил из Англии директиву о сворачивании деятельности своей флотилии и постепенной передаче судов белому командованию. 21 июля он информировал командующего Каспийской флотилией капитана 1-го ранга А. И. Сергеева о том, что готов передать белым все вооружённые пароходы, которые те смогут принять, — остальные суда будут разоружены и возвращены прежним владельцам.

Морская война на Каспии: в тупике

Генерал-майор Данстервиль и коммодор Д. Т. Норрис.
Каспий, 1918 год


До конца июля англичане передали белым вспомогательные крейсера «Европа» и «Азия», а также восемь 40-футовых торпедных катеров CMB месте с их плавбазой — большим пароходом «Кама» (1642 брт). 26 августа английские войска были окончательно выведены из Баку. На этот момент в составе белой Каспийской флотилии находилось уже семь больших вооружённых судов (вспомогательных крейсеров и канонерок), двенадцать торпедных катеров и некоторое количество транспортов. Громкие обозначения не должны вводить в заблуждение:

«вспомогательными крейсерами» именовались суда с артиллерией калибром не менее 102 мм, все остальные числились канонерскими лодками, сторожевыми либо посыльными судами. Кроме того, Уральская армия имела в Гурьеве два парохода («Степан Хрипунов» и «Туркмен»), а также более двух десятков мелких моторных и парусных судов.

Большие проблемы возникли при комплектовании команд: если морских офицеров с Балтики и Чёрного моря у белых было в достатке, то лояльных матросов (в особенности кочегаров) остро не хватало. Белые мемуаристы восторженно пишут об астраханских рыбаках, с радостью нанимавшихся на корабли воевать с ненавистными большевиками. Однако реальность была несколько иной: 20 августа командующий войсками Терско-Дагестанского края генерал И. Г. Эрдели в своём донесении Деникину сообщал, что надёжных матросов-добровольцев из рыбаков насчитывается всего сотня, а в основном «команды кораблей набираются из тех самых моряков, которые составляли прежнюю бичераховскую флотилию, разоружённую англичанами за большевизм».

Генерал Эрдели предлагал формировать команды из уральских казаков и сообщал, что уже распорядился на каждом корабле «для улучшения личного состава флотилии» разместить казачий гарнизон «под названием десантных команд». В ответ Деникин отправил генералу весьма показательное распоряжение:

Морская война на Каспии: в тупике


Морская война на Каспии: в тупике

Торпедный катер CMB. Именно такие катера, вооружённые
одной 450-мм торпедой, направили на Каспий англичане


Белый флот переходит в наступление


27 июля 1919 года белая флотилия провела первую самостоятельную крупную операцию — новую высадку в Лагани. В ней были задействованы вспомогательный крейсер «Азия» (четыре 102-мм пушки), вооружённые пароходы «Доброволец» (одна 75-мм английская пушка) и «Араг» (две 75-мм пушки), а также транспорт «Кизил-Агач» (перевозивший десант) и буксир «Крепыш». Высадиться удалось без проблем: красных войск в Лагани было мало, артиллерия у них отсутствовала. Правда, отчасти роль неприятельской артиллерии «сыграл» «Араг», умудрившийся при обстреле села накрыть белый десант, так что в его рядах возникла паника.

Около 13:00 «Араг» по морскому каналу подошёл к самой Лагани и только успел бросить якорь, как внезапно сам оказался под обстрелом: с севера по мелководью незаметно подошёл красный буксир с плавбатареей №4, которая открыла огонь из 152-мм орудий с дистанции в 60 каб. В рядах десанта опять вспыхнула паника, «Араг» обрубил якорный канат и отошёл в море. Прямых попаданий он не получил, но близкими разрывами была разбита шлюпка и повреждено одно из гребных колёс. Чуть позже в безрезультатную перестрелку с плавбатареей вступила и «Азия».

В итоге Лагань осталась за белыми, то есть операция увенчалась успехом. Но на «Азии» от сотрясений началась течь в трубопроводах, которую через два дня удалось устранить своими силами; «Араг» для ремонта повреждений ушёл в Петровск.
Одновременно с событиями в Лагани в конце июля Астраханская группа генерал-майора Д. П. Драценко начала новое наступление на Астрахань по суше, опять заняв Промысловую и Яндыково. По данным воздушной разведки красной флотилии, по состоянию на 15 августа линия соприкосновения проходила севернее Яндыково, на подступах к селу Михайловка. 22 августа командующий красной 11-й армией предписал флотилии ни в коем случае не оставлять Оранжерейного, обеспечив его надёжную защиту. Это село, лежащее на западном берегу главного рукава Волги, стало последним рубежом обороны дельты.

Ещё 5 августа Волжская и Астрахано-Каспийская флотилии были объединены в Волжско-Каспийскую флотилию под командованием Ф. Ф. Раскольникова. 14 августа на базе Астраханской группы войск вновь была восстановлена 11-я армия под командованием В. П. Распопова, насчитывавшая в своём составе 14 200 штыков, 3200 сабель, 40 орудий, 25 пулемётов, 2 бронепоезда, 2 броневика и 7 самолётов. 22 августа при флотилии создали постоянное командование, объединившее все десантные отряды, ранее являвшиеся временными формированиями, — его начальником стал И. К. Кожанов (впоследствии — командующий Черноморским флотом).

Морская война на Каспии: в тупике

Ф. Ф. Раскольников в рабочем кабинете, 1920 год


После того как в Москве было принято решение оборонять Астрахань любой ценой, флотилия Раскольникова резко увеличила свою активность. Драценко докладывал в штаб командующего войсками Терско-Дагестанского края, что красные корабли почти ежедневно обстреливают Лагань, где к тому моменту имелось всего три полевых орудия. 15 августа сюда выходила канонерка «Надежда» (два 102-мм орудия), имевшая артиллерийскую дуэль с красным пароходом и доложившая о его тяжёлом повреждении.

Морская война на Каспии: в тупике

И. К. Кожанов


20 и 21 августа у Лагани вновь происходили перестрелки с красными дозорными судами. Наконец 24 августа отряд белой флотилии («Европа», «Араг» и «Надежда») атаковал непосредственно 12-футовый рейд. После перестрелки дозорные корабли красных ушли в Волгу, а белые заняли остров Четырёхбугорный. В тот же день обеспокоенный начальник штаба Волжско-Каспийской флотилии В. А. Кукель сообщал командованию 11-й армии:

Морская война на Каспии: в тупике


25 августа генерал Драценко приказал флотилии войти в устье Волги и уничтожить красные батареи у села Оранжерейного, к которому подошли его войска. Однако по мелководью мог двигаться только «Араг» с его ничтожной осадкой, остальным судам нужно было идти каналом. Увы, местные рыбаки, о сочувствии которых так много писали белые мемуаристы, наотрез отказались служить лоцманами. В результате войска генерала Драценко в критический момент сражения остались без огневой поддержки…

Тем временем штаб белой Каспийской флотилии решил для удержания острова Четырёхбугорный поставить здесь самый мощный корабль (вспомогательный крейсер «Дмитрий Донской» с тремя шестидюймовыми орудиями), а также перебросить на остров полевую артиллерию. Однако пока в Петровске готовили крейсер и собирали артиллерию, красные смогли отбить остров у противника и восстановить контроль над выходом из канала.

28 августа «Араг» и «Надежда» вновь вели у Четырёхбугорного перестрелку с красными судами, причём последняя получила повреждение в машине. Кроме того, у «Надежды» вышли из строя оба орудия, после чего она ушла на ремонт.

Морская война на Каспии: в тупике

Вспомогательный крейсер «Европа» белой Каспийской
флотилии (бывший английский «Дублин Кастл»)


Однако и положение красных было тяжёлым как никогда. 2 сентября начальник обороны дельты Волги Ф. А. Поплевин докладывал Раскольникову о том, что передовая группировка белых численностью в 700–800 штыков и до 500 сабель при одном трёхдюймовом орудии находится уже в двухстах саженях от Оранжерейного и Образцового, белые разъезды замечены близ села Федоровского и на Бирючьей косе:

Морская война на Каспии: в тупике


Согласно этому донесению, всего в обороне дельты, растянувшейся по побережью от Икряного до Оранжерейного на 150 вёрст, находилось до 2000 штыков, но проблема заключалась в отсутствии координации действий между морским и сухопутным командованием. Связь со штабом Западного боевого участка поддерживалась лишь курьерами и была ненадёжной, а батальон 299-го стрелкового полка, прибывший для защиты Оранжерейного, не подчинялся морякам. Впрочем, сам Поплевин не горел желанием брать под своё руководство сухопутные части и просил назначить общего командующего. Он же отмечал, что «если же придётся вести операцию на Лагань, то необходимы пароходы с осадкой максимум до 8 четвертей и 4-дюймовым вооружением».

8 сентября «Араг» подорвался и затонул на минном заграждении, скрытно выставленном минным заградителем «Фридрих Энгельс» (бывший колёсный буксир «Кирсанов») на 12-футовом рейде; на судне погибло четыре человека. Теперь белые больше не имели хорошо вооружённого судна, способного ходить по мелководью (лишь 22 сентября в дельту Волги прибыла канонерка «Опыт» с двумя 75-мм пушками и осадкой 1,83 м).

Морская война на Каспии: в тупике

Оборона Астрахани летом 1919 года


Основные силы белой Каспийской флотилии в этот момент оказались отвлечены на другой театр боевых действий. Ещё летом 1919 года в Дагестане и Чечне вспыхнуло восстание горских мусульман, руководимое странной коалицией из местных имамов, турецких офицеров и большевиков. 19 сентября повстанцы ворвались в Дербент — один из двух портов западного побережья Каспия, контролируемых белыми. Выбить их из города не удалось из-за нехватки сухопутных сил, поэтому против повстанцев использовались корабли. В результате многодневной бомбардировки мусульманской части города было целиком разрушено несколько кварталов и прибрежных аулов. Как писал командующий белой флотилией А. И. Сергеев в донесении Морскому управлению Вооружённых сил Юга России 16 сентября, «полагаю уничтожить все селения, жители которых укрывают мятежников или выступают против наших частей». Позже в своём отчёте он повторял, уже несколько по другому поводу: «Ликвидация… киргизских большевистски настроенных аулов… в освещении местных уездных начальников… являлось просто разбойным нападением и влекла за собой судебное преследование… Пришлось объяснять подлежащим властям, что уничтожение большевистских аулов надо считать одним из эпизодов междоусобной войны». Естественно, всё это не прибавляло мусульманскому населению любви к белым…

Борьба за дельту Волги


Утром 16 сентября Фёдор Раскольников лично вывел отряд флотилии (пароходы «Альтфатер», «Володарский», «Прилив» и два дозорных судна, а также две плавбатареи с буксирами) от острова Четырёхбугорный по каналу на 12-футовый рейд. Подойдя к отмели Шмаковский осередок, красные обнаружили на горизонте белые пароходы, стоявшие возле места, где затонул «Араг», — это были крейсера «Америка», «Слава» и «Дмитрий Донской». В 10:30 началась перестрелка с предельной дистанции в 85 каб, к концу боя сократившейся до 65 каб. В итоге белые крейсера отошли к Лагани (в так называемую Лаганскую яму), а 12-футовый рейд остался за красными. По данным белых, одна из красных плавбатарей получила попадание, на ней возник пожар — впрочем, документы красной стороны этого не подтверждают.

Морская война на Каспии: в тупике





Населённые пункты дельты Волги. Карта из




«Богословской энциклопедии» 1901 года






23 сентября красные высадили на Бирючьей косе отряд моряков. Теперь флотилия Раскольникова вновь постоянно присутствовала на 12-футовом рейде. 5 октября во время выхода навстречу красным судам на минах неподалёку от затонувшего «Арага» взорвалась и затонула канонерская лодка «Надежда». В то же время попытка белых выставить в ночь на 28 сентября минное заграждение у входа в канал провалилась из-за того, что минный унтер-офицер, сочувствовавший красным, обезвредил взрыватели.





Тем временем для красных осложнилась обстановка восточнее Астрахани. С отступлением войск Колчака Уральская отдельная армия вошла в оперативное подчинение Деникина, а действовавшая в районе Гурьева Урало-Астраханская бригада была развёрнута в корпус, который возглавил прибывший от Деникина генерал-майор Н. Г. Тетруев. Из Петровска по морю было налажено регулярное снабжение казачьих частей вооружением, боеприпасами и обмундированием.





Непосредственно на Астрахань наступал 1-й Астраханский пехотный полк под командованием бывшего подъесаула Н. К. Сережникова, 26 августа развёрнутый в 1-ю Астраханскую бригаду — четыре полка и сводный артдивизион. К октябрю она уже имела 2500 штыков и 1500 сабель при 10 орудиях и 40 пулемётах; общая боевая численность доходила до 5000 человек. При штабе бригады был сформирован Гидроавиаотряд под командованием штабс-капитана Г. Блуменфельдта: три летающих лодки типов М-5 и М-9, а также переданный англичанами «Шорт-184».





К началу октября казаки дошли до Красного Яра у восточного края Волжской дельты, но взять его не смогли. Красным пришлось отменить уже подготовленную десантную операцию против Гурьева, а предназначенный для неё отряд военмора Кожанова (1000 человек) направить на Восточный участок. Наступление было отбито, казаки отошли на линию Утеры — Большая и Малая Сафоновка — Куйгунь. Тем не менее ситуация оставалась патовой: красные не могли выйти дальше 12-футового рейда, белые не могли продвинуться вверх по дельте. По словам Сергеева, «выманить красных на глубокую воду никак не удавалось; стреляли они в большинстве случаев на предельных дистанциях».





Морская война на Каспии: в тупике

Боевые действия на Каспии в 1919 году


Обе стороны устали от тупиковой ситуации и были готовы идти на любые ухищрения, если они давали шанс одержать победу. Так, начальник Астраханского порта бывший главный механик крейсера «Аскольд» В. Л. Бжезинский предложил использовать против белого флота диверсионное средство — рыбачью шхуну («рыбницу») с торпедой под килем. Управляемая изнутри «рыбницы», она должна была выпускаться в ничего не подозревающего противника с близкого расстояния. Увы, эксперимент закончился печально. Всего торпедами оснастили не менее четырёх шхун, но атаковать противника не сумела ни одна: импровизированный спусковой механизм раз за разом заедало. Как минимум три шхуны были задержаны белыми (две в октябре и одна в ноябре 1919 года), а их экипажи — подвергнуты «интенсивному» допросу и в итоге расстреляны.

Переломить ситуацию не помогло даже появление в начале ноября у белых своей плавучей батареи — баржи «Которост» с двумя дальнобойными 130-мм орудиями, шедшей на буксире у парохода «Доброволец». Выяснилось, что в условиях поздней осени жить на барже совершенно невозможно, а дебаркадеров-казарм, как и у красных, у белых не было. В результате команда плавбатареи оказалась небоеспособна из-за простуды, а её начальник мичман Г. А. Сукин (бывший командир «Арага») умер от воспаления лёгких.

Единственным успехом белых в этот период стал рейд двух быстроходных торпедных катеров под командованием лейтенанта Страутинга. 14 ноября они поднялись вверх по рукаву Волги, где у села Вахрамеево (чуть ниже Оранжерейного) одному из катеров удалось атаковать торпедой плавбатарею №4. Торпеда взорвалась на грунте под рулевым пером, повредив корму баржи, но не нанеся ей серьёзных повреждений. Начавшуюся течь удалось уменьшить поднятием кормы из воды путём перегрузки снарядов на нос, после чего баржа была отведена на ремонт к деревне Оля.

Морская война на Каспии: в тупике

Генерал от кавалерии И. Г. Эрдели


Боевой дух белой флотилии постепенно падал. Генерал Эрдели докладывал заместителю командующего Вооружёнными силами Юга России (ВСЮР) генералу А. С. Лукомскому:

Морская война на Каспии: в тупике


Далее Эрдели предлагал снять капитана 1-го ранга Сергеева с поста командующего флотилией (как недостаточно твёрдого начальника) и заменить его адмиралом Фабрицким. Сам Сергеев оправдывался, что «пьяные скандалы, к сожалению, бывали. Но участники их все имеют славное боевое прошлое и ныне действуют в боевой обстановке бесстрашно и блистательно», поэтому «в отноше­нии людей… жизнь свою отдающих на служение Родине, надо быть более снисходительными и не подрывать окончательно и без того надо­рванные их нервы».

Отступление белых от Астрахани


«Пружина распрямилась» в ноябре, когда красные войска Восточного участка начали наступление против Уральской армии генерала Толстова. Интересно, что обе стороны приступили к операциям одновременно: генерал Эрдели приказал новому (с сентября 1919 года) начальнику войск Астраханского направления полковнику Соколову прекратить наступление на Астрахань и отвести войска на Бирюзяк, за реку Куму. Каспийской флотилии предписывалось эвакуировать Лагань. Вместо этого Астрахань должна была атаковать с востока Астраханская бригада Сережникова.

Одновременно с этим белое командование планировало операции против Азербайджана, отношения с которым после ухода англичан окончательно испортились. Азербайджан поддержал восстание мусульман Дагестана против Деникина и не скрывал своего стремления при удобном случае присоединить Горскую республику. С другой стороны, попытка Азербайджана добиться признания со стороны Советской России грозила тем, что большевики получат доступ к бакинской нефти, чего белое командование допустить не могло. Поэтому в докладе капитана 1-го ранга Сергеева в Морское управление ВСЮР от 18 ноября предлагалось силами флотилии начать морскую блокаду Баку, имея в виду последующее начало «активных операций против Азербайджана». В начале декабря командование Добровольческой армии выставило Азербайджану ультиматум с требованием дать возможность военным кораблям пользоваться портом Баку и его ремонтными мощностями, в противном случае угрожая начать блокаду.

В наступлении красные упредили казаков буквально на пару дней: 6 ноября начальник обороны дельты Волги военмор Поплевин получил приказ поддержать наступление высадкой десанта в тылу казаков у села Ганюшкино (в 80 км восточнее Красного Яра). Для операции были организованы три группы мелкосидящих судов. Первая (плавбатарея «Сережа» с четырьмя 102-мм и одним 75-мм орудием на буксире у парохода «Сыновья») должна была обстрелять село Сафоновку в 50 км от Красного Яра и содействовать его захвату с суши. Вторая группа (два дозорных пароходика с пулемётами) отправлялась в бухту Синее Морцо, чтобы помешать белым отступить из Сафоновки по воде. Основную задачу выполняла третья группа (две небольших плавбатареи с одним 76-мм орудием на каждой и пароход «Смотритель») — она должна была обстрелять Ганюшкино и высадить здесь десант из 380 моряков.

Первая группа свою задачу выполнила: 11 ноября после двухдневного обстрела Сафоновка была занята сухопутными силами. Однако высадка десанта сорвалась из-за сгона воды и начавшегося ледостава — корабли третьего отряда обстреляли Ганюшкино, но не смогли подойти к берегу ближе 4–5 каб.

Уже на следующий день казаки Сережникова начали запланированное наступление и вечером 12 ноября вновь заняли Сафоновку. Однако удержаться здесь они не смогли: уже через шесть дней части Уральской армии начали отход по всему фронту. 22 ноября действовавший вдоль берега десантный отряд моряков под командованием военмора Кожанова подошёл к Ганюшкино по суше и 23-го завязал бой за него. Астраханская бригада оказалась отрезанной и от Уральской армии, и от своего штаба в Гурьеве, командование ею принял войсковой старшина Свешников.

26 ноября, пользуясь подъёмом воды, по морю сюда вышел красный отряд военмора Елисеева в составе взятой с Лаганского направления плавучей батареи №3 с буксиром «Великоросс», вооружённого парохода «Михаил I» и транспорта «Гурьевец» с десантом из 250 человек. Однако десант опять высадить не удалось из-за сгона воды и стоявшего на мелководье льда.

В итоге утром 29 ноября Ганюшкино было занято атакой с суши — в плен сдались два из четырёх полков Астраханской бригады. Всего с 20 по 29 ноября советскими войсками было захвачено 1500 пленных, 10 орудий, 40 пулемётов, 4 исправных самолёта, 3000 винтовок и радиостанция.

Тем временем белые оставили Лагань из-за невозможности её снабжения. 22 ноября село было занято красными сухопутными частями, которые обнаружили брошенный пароход «Ретвизан» и два гидросамолёта. Однако корабли белой Каспийской флотилии ещё находились в Лаганской яме — так именовался глубоководный плёс к югу от 12-футового рейда. Лишь 3 декабря Раскольников доложил командованию Юго-Восточного фронта о том, что противник покинул Лаганскую яму, выставив здесь минное заграждение. Одновременно он сообщил, что из-за ледостава дальнейшие морские операции невозможны, и нужно срочно возвращать корабли в Астрахань: вниз по Волге уже идёт лёд, грозящий закрыть фарватеры.

К 8 декабря все корабли красной Волжско-Каспийской флотилии прибыли на зимовку в Астрахань; в селении Оля на выходе из канала временно остались для сторожевой службы вооружённые пароходы «Бела Кун» и «Альтфатер». Морская кампания 1919 года в северной части Каспийского моря завершилась, но боевые действия на суше продолжались. Именно они определили исходные позиции для морской кампании 1920 года, а в конечном счёте — и её итог…

Продолжение следует...

0 не понравился
11 понравился пост
 
Незарегистрированные посетители не могут оценивать посты
 
 
 
 

 
 
 
 

Информация

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Оставлять свои CRAZY комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Пожалуйста пройдите простую процедуру регистрации или авторизируйтесь под своим логином. Также вы можете войти на сайт, используя существующий профиль в социальных сетях (Вконтакте, Одноклассники, Facebook, Twitter и другие)

 
 
 
 
 
Наверх