Двадцать тысяч миль под водой

Автор:
Слепой Пью
Печать
дата:
28 февраля 2018 00:17
Просмотров:
1524
Комментариев:
1
Двадцать тысяч миль под водой


Двадцать тысяч миль под водой


Двадцать тысяч миль под водой




Середина 1960-х годов – время напряженных отношений между СССР и США. Наращивая оборонную мощь, советское государство особое внимание уделяло развитию подводного флота, в первую очередь – атомных подводных лодок. В океанских просторах, да еще на большой глубине, разворачивалось далеко не шуточное противостояние Советского Союза и Соединенных Штатов. Кругосветный поход советских подводных лодок в этом контексте имел очень большое значение для обороны страны. Поэтому подготовка к нему осуществлялась в атмосфере строгой секретности. Хотя само по себе событие было удивительным, уникальным, но советские средства массовой информации о нем не сообщили. Было чем гордиться, но соображения секретности оказались важнее.

О том, какая предстоит задача в готовящемся походе, не было проинформированы не только простые матросы и младшие офицеры, но и командование. Изначально для похода отобрали три атомные подводные лодки – К-116, К-133 и К-14, однако уже в самом начале пути у К-14 возникли технические неисправности с атомной энергетической установкой, в связи с чем в путешествие отправились только две подводные лодки К-133 и К-116. К-116 располагала 6 боевыми крылатыми ракетами и двумя крылатыми ракетами в инертном снаряжении, 10 боевыми торпедами, у К-133 было 20 боевых торпед.

Советские подводники должны были поставить настоящий мировой рекорд, совершив полностью подводное кругосветное путешествие. До них в 1960 году кругосветное путешествие совершила американская подводная лодка «Тритон», однако она поднималась на поверхность океана в Уругвае, где высадила заболевшего моряка. Кроме того, неоднократно в ряде СМИ сообщали и о том, что лодка периодически останавливалась на американских военно-морских базах, разбросанных по всему миру. Впрочем, в Пентагоне эту информацию, разумеется, не подтверждали, желая сохранить лицо.

Задача, поставленная перед советскими моряками, была куда сложнее. Во-первых, подводным лодкам категорически запрещалось всплывать на поверхность океана. Во-вторых, их путь пролегал по пустынным маршрутам мирового океана, чтобы их не смогли засечь американские станции. Наконец, советский поход был групповым и лодки должны были держать связь друг с другом и следовать организованно, что также было куда сложнее, чем одиночное путешествие.

Советские подлодки должны были совершить поход через Атлантический и Тихий океаны и прибыть на Камчатку. Длительность пути составляла 20 тысяч миль. Следует отметить, что кругосветный поход советских подлодок был не просто экспериментальной акцией или демонстрацией мощи советского подводного флота. Ставилась вполне конкретная и объяснимая задача – укрепить Тихоокеанский флот ВМФ СССР двумя подводными лодками. Как известно, подводные лодки, выпущенные в Североморске, поставлялись в порты Тихоокеанского флота Северным морским путем. Теперь решили попробовать другой, куда более сложный, но перспективный вариант.

Двадцать тысяч миль под водой


Изначально рассматривалось три возможных маршрута перехода. Первый маршрут подразумевал переход вокруг Южной Америки через пролив Дрейка, второй – вокруг Африки через Малакку и Сингапур, третий – вокруг Африки и Австралии мимо Сингапурского пролива, который считался достаточно сложным для подводных лодок. Если первый вариант был рассчитан на 78 суток в походе, второй – на 75 суток, то третий вариант был самым длительным и был рассчитан на 90 суток. Главнокомандующий ВМФ СССР адмирал флота Сергей Горшков остановил свой выбор на первом варианте – путешествии вокруг Южной Америки через пролив Дрейка.

Командиром отряда атомных подводных лодок в этом путешествии был назначен контр-адмирал Анатолий Сорокин – командующий 1-й флотилией подводных лодок Северного флота. К моменту начала похода Анатолию Ивановичу Сорокину было 44 года, он родился в 1921 году, в 1941 году окончил Черноморское военно-морское училище и с ноября 1941 года участвовал в Великой Отечественной войне – командовал взводом автоматчиков в 82-й отдельной морской стрелковой бригаде Северного флота, затем ротой автоматчиков в 510-м стрелковом полку Западного фронта, был дважды ранен. В 1945 г. Сорокин, окончив Каспийское высшее военно-морское училище, продолжил службу на флоте. В 1959 году он принял командование в 206-й отдельной бригаде подводных лодок Северного флота, затем командовал 31-й дивизией подводных лодок и 1-й дивизией подводных лодок Северного флота. Командир отряда находился на подводной лодке К-116.

Двадцать тысяч миль под водой

На фото (слева направо): А. Сорокин, В. Виноградов и Л. Столяров


Атомной подводной лодкой К-116, укомплектованной на Тихоокеанском флоте, командовал капитан 2 ранга Вячеслав Виноградов (на фото), а атомной подводной лодкой К-133 Северного флота – капитан 2 ранга Лев Столяров. Вячеслав Тимофеевич Виноградов, 36-летний капитан 2 ранга, в 1952 году окончил 1-е Балтийское высшее военно-морское училище, а командиром подводной лодки «С-349» был назначен в 1958 году, после окончания Высших специальных офицерских классов ВМФ СССР. Командиром крейсерской атомной подводной лодки «К-116», учитывая его незаурядные командирские качества и профессиональные знания, Вячеслава Виноградова назначили в 1964 году.

Лев Николаевич Столяров, тоже 36-летний капитан 2 ранга, в 1953 году окончил Тихоокеанское высшее военно-морское училище. С 1964 по 1965 гг. он командовал подводной лодкой «К-5», а в 1965 году был назначен командиром подводной лодки «К-133». Оба командира были типичными представителями советского офицерского корпуса – выходцы из народа, уроженцы небольших населенных пунктов (Лев Столяров родился в деревне Гремучий Ключ под Калугой в семье рабочего, а Вячеслав Виноградов – на станции Медведево Бологовского района, которая ныне входит в состав Тверской области, в семье железнодорожника). Советская власть дала им возможность получить высшее военное образование и сделать карьеру в Военно-морском флоте СССР.

Только 2 февраля 1966 года, на следующий день после выхода из залива Западная Лица в Баренцево море, экипажи подводных лодок услышали обращение главкома ВМФ адмирала Горшкова, который и рассказал о предстоящих задачах путешествия. Подводным лодкам удалось скрытно пересечь Фарерско-Исландский рубеж противолодочной обороны НАТО. Спустя 15 дней после выхода советские подводные лодки достигли экватора в Атлантическом океане. Этот рубеж экипажи отметили, как и положено, по традиции подводников.

Наиболее сложным для подводных лодок участком пути оказался пролив Дрейка. Это место издавна имело дурную славу среди мореплавателей. Еще со времен плавания Магеллана пролив Дрейка получил известность в качестве кладбища кораблей. Здесь затонуло огромное количество судов самых разных стран мира, пытавшихся пройти пролив против течения. Поэтому когда был открыт и запущен Панамский канал, подавляющее большинство каботажных маршрутов ушли туда. Но через пролив Дрейка продолжали ходить крупные военные корабли, для которых этот путь был относительно безопасным.

Двадцать тысяч миль под водой

Маршрут достойный Магеллана


Для подводных лодок прохождение пролива Дрейка было сложной задачей, поскольку в проливе было большое количество айсбергов, распознать которые под водой очень сложно. Для определения близости айсберга использовались температурные датчики, которые показывали резкое понижение температуры.

Чтобы обеспечить безопасный проход подводных лодок, советское командование приняло решение направить туда сначала танкер «Дунай» и экспедиционное судно «Гавриил Сарычев». Они вышли на связь с подводными лодками и провели субмарины между айсбергами. Семь дней потребовалось советским подлодкам, чтобы выйти за границу айсбергов. При этом и погода отнюдь не способствовала переходу – к тому времени, когда подлодки показались в проливе Дрейка, здесь бушевал очень сильный шторм. Тем не менее, переход пролива оказался успешным. Преодолев «кладбище кораблей», подводные лодки к 9 марта 1966 года вышли в южную часть Тихого океана и приблизились к острову Пасхи. В районе мыса Горн впервые в истории подводного флота советские подводники приняли радиосигнал сверхдлинных радиоволн на глубине 18 метров.

Советское командование располагало информацией, что на острове Пасхи, находившимся под управлением Чили, ВМС США собираются построить новую военно-морскую базу. Поэтому перед подводниками была поставлена задача изучить с помощью перископа берег, выявить особенности побережья. Но когда подлодки подошли к острову, К-116 стала уходить вниз. В результате происшествия полностью выполнить поставленную задачу не удалось.

Подводные лодки находились в Тихом океане, когда 24 марта 1966 года исполнилось 45 лет командиру отряда контр-адмиралу Сорокину. Подчиненные поздравили Анатолия Ивановича, подарив ему торт и бутылку шампанского, а заодно организовали ему связь с родными, что было для контр-адмирала самым важным подарком. Прошло еще 2 дня и утром 26 марта 1966 года советские подводные лодки в целости и сохранности прибыли на Камчатку. Остались позади около 21 тысячи морских миль, пройденных за 52 суток кругосветного плавания по Атлантическому и Тихому океанам.

Двадцать тысяч миль под водой

Усенко Н., Морозов И., Самсонов С.


Не так просто было морякам преодолеть этот путь – и дело не только в сложной службе, но и в морально-психологическом состоянии. Почти два месяца под водой, в отрыве от родных и близких, в замкнутом пространстве – это не шутка. И видимо не зря после окончания похода был по достоинству оценен вклад заместителя командира «К-133» по политической части капитана 2 ранга Николая Витальевича Усенко, который как мог старался повысить боевой дух и настроение сослуживцев – организовывал празднества, соревнования, показы кинофильмов. Один из самых старших участников похода, 49-летний Усенко был участником Великой Отечественной войны, во время которой добровольцем пошел на флот простым матросом и быстро дослужился до боцмана. Военно-политическое образование он получал уже после войны и службы матросом. Именно таких офицеров – воспитателей очень не хватало и не хватает и армии, и военно-морскому флоту.

Путешествие К-133 и К-116 вошло в историю ВМФ Советского Союза как одна из героических и удивительных страниц. Подвиг советских моряков не остался без внимания и наград со стороны государства. Уже 14 апреля 1966 года подводные лодки К-133 и К-116, впервые после окончания Великой Отечественной войны, получили почетные названия гвардейских. Личный состав подводных лодок получил награды. 7 мая 1966 года командовавший походом контр-адмирал Анатолий Иванович Сорокин получил звание вице-адмирала, а 23 мая 1966 года Указом Президиума Верховного Совета СССР ему было присвоено высокое звание Героя Советского Союза. По итогам похода 23 мая 1966 года звания Героев Советского Союза получили также командир подводной лодки К-133 капитан 2 ранга Лев Николаевич Столяров, командир подводной лодки К-116 капитан 2 ранга Вячеслав Тимофеевич Виноградов, заместитель начальника электромеханической службы соединения подводных лодок капитан 2 ранга Иван Морозов, заместитель командира подводной лодки «К-133» по политической части капитан 2 ранга Николай Усенко и командир боевой части – 5 (электромеханическая) подводной лодки «К-116» капитан 3 ранга Станислав Самсонов.

Двадцать тысяч миль под водой


Вице-адмирал Сорокин еще до 1969 года продолжал командовать 1-й Краснознаменной флотилией подводных лодок, а затем перешел на службу в Постоянную комиссию государственной приемки кораблей ВМФ СССР. Вячеслав Виноградов, командовавший К-116, получил в 1967 г. звание капитана 1 ранга, служил заместителем начальника Тихоокеанского высшего военно-морского училища имени С. О. Макарова, а в запас ушел с должности заместителя командующего Камчатской военной флотилии по тылу – начальника тыла флотилии. Лев Столяров, командовавший К-133, дослужился до контр-адмирала и в 1979—1990 годах был начальником Ленинградского Нахимовского военно-морского училища.

С 29 марта по 8 апреля 1966 года проходил XXIII съезд Коммунистической партии Советского Союза. На нем выступил и министр обороны СССР Маршал Советского Союза Родион Яковлевич Малиновский, который рассказал об уникальном походе советских подводных лодок. Для американской стороны это известие стало полной неожиданностью, заставив еще больше опасаться растущих возможностей советского атомного подводного флота.

0 не понравился
24 понравился пост
 
Незарегистрированные посетители не могут оценивать посты
 
 
 
 


 
 
 
 

Комментарии

 
 

 
 
 
kep
Дата:
(28 февраля 2018 16:06)
#1
Справедливости ради надо сказать, что мечту Жюля Верна воплотила в жизнь американская USS Triton (SSN-586), и прошла она именно по маршруту Магеллана. За 6 лет до нас: с 24 февраля по 25 апреля 1960 года лодка прошла 26 723 морских мили за 60 дней и 21 час со средней скоростью 18 узлов и четырежды пересекла экватор. Полный путь, проделанный В«ТритономВ» за 84 дня и 19 часов испытательного плавания составил 36 335,1 морских миль, из которых 83 дня 9 часов и 35 979,1 миль лодка находилась под водой.

Чернигов [ссылка]
1 / 3
 
 
 

 
 
 
 
 
 
 
 

Информация

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Оставлять свои CRAZY комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Пожалуйста пройдите простую процедуру регистрации или авторизируйтесь под своим логином. Также вы можете войти на сайт, используя существующий профиль в социальных сетях (Вконтакте, Одноклассники, Facebook, Twitter и другие)

 
 
 
 
 
Наверх