Когда пропоют третьи петухи

Автор:
111qwe
Печать
дата:
26 января 2020 00:00
Просмотров:
550
Комментариев:
2
Когда пропоют третьи петухи




Баба Шура бросила в котёл последний листок, что-то пошептала, и перемешала варево большой деревянной ложкой.
- Когда пропоют третьи петухи...
- Я буду дрыхнуть, потому что ненормально вскакивать в четыре утра, только потому, что какая-то дурноватая ведьма триста лет назад так сказала.
- Вика, ну нельзя так. Это же наши традиции. Они просто так не появляются, - возмутилась бабушка. - В конце концов, вдруг не сработает, если вовремя не сделать.
- Встану в восемь. На телефоне будильник поставлю. Выпью кофе, умоюсь, зубы почищу. И к девяти в самый раз твои традиции. Если ваше страшное колдунство работает только по петухам, то хреновое оно. Это тебе не яйцо варить с таймером. Оно или пашет или нет. Всё остальное - дичь туземная.

- Эх, пропащая ты девка... - отмахнулась баба Шура от внучки, - не выйдет из тебя нормальная ведьма.
- Нормальная и не должна. Будет современная, продвинутая. Я на метле зад не отдавливаю. Проще UBER вызвать. Котов предпочитаю не чёрных, а вообще лысых - сфинксов. А эта всё твоя ритуалика у меня вызывает ассоциации с сериалом про Сабрину. Причём новым и неудачным...

Бабушка ещё раз помешала содержимое котла, сделала глоток, поморщилась, словно попробовала свежих поганок, и протянула Вике.
- Пей и не выкаблучивайся!

***
Проснулась Вика действительно с третьими петухами. Сама, без будильников. Как? Да кто его знает. Однако сонливости или усталости не чувствовала. Зато сила внутри играла, перетекала по каналам, заставляя ощущать лёгкий жар.

— Значит, бабкина бормотуха работает? — задала она вопрос вслух.
Кот, спящий на печи, приоткрыл один зелёный глаз, мурлыкнул и снова уснул.

Бабы Шуры дома не было, и Вика наспех впрыгнув в едва застёгивающиеся после местной кухни джинсы, и накинув ветровку, выскочила во двор.
Дверь за ней захлопнулась сама, и девушка была готова поклясться, что с обратной стороны кто-то задвинул засов. Впрочем, чему удивляться-то?

Она прошла дальше, вдыхая полной грудью чистый воздух и удивляясь, что стала несколько иначе видеть и воспринимать окружающий мир. Тоненькие нити, соединяющие деревья, теперь стали пульсирующими венами. Животные, спящие в хлеву, просвечивали, как через тепловизор. Она точно знала, кто и где находится.

Даже мелкие твари, вроде домовых, теперь отслеживались краем глаза. Зрение, слух, обоняние, обострились. Стоя у своей калитки, Вика слышала, как звенит цепь собаки в трёх хатах от её дома, как где-то далеко играет гармошка. Закрыв глаза и сосредоточившись, юная ведьма услышала даже плеск воды в озере, шёпот мавок, недовольное ворчание Лесного Хозяина в ельнике.

Вика чувствовала себя не просто девочкой, приехавшей в деревню, а частью этого дикого тайного мира. Своей. Здешней.

Деревья приветливо махали ей ветками, птицы щебетали над головой, словно в мультике про Золушку.

Она и сама не понимала, куда идёт и зачем. Только сейчас Вика заметила, что выбежала из дома босиком, и что волосы, которые она распустила перед сном, заплетены в тугую косу.

— Ба? — позвала она.
Голос отразился со всех сторон, словно она сейчас стояла в замкнутой комнате.

Ноги сами привели её к озерцу. Испуганные мавки сиганули в стороны, и Вика уселась на берегу, вглядываясь в отражение на прозрачной глади воды. В нём она видела себя совсем не такой, как в зеркале. Взрослой, сильной, с золотисто-рыжими волосами. Словно истинная ведьма в ней жила своей отдельной жизнью.

— Пришла? — раздался сзади голос.
— Баба Шура? — Вика оглянулась, и увидела её…
Она привыкла видеть бабушку уставшей, немного сгорбленной, в тёмном платочке. Сейчас же перед ней стояла совсем другая женщина.

Баба Шура расплела волосы, и они сейчас развевались на ветру. В глазах — озорные огоньки, на губах — улыбка. От той старушки с радикулитом не осталось ничего. Сейчас она стояла ровно, гордо глядя на внучку и протягивая ей руку.
— Пришло время, родная, пора!

Вика не понимала, что делает, но протянула бабушке ладошку, и та крепко за неё ухватилась.
— Держись и не отпускай! Что бы ни случилось!

Вика кивнула и в тот же миг перед ней появился костёр. Вокруг него танцевали голые девушки, а с ними плясал рослый загорелый парень с козлиными ногами. Он бил в бубен, а они водили вокруг огня хоровод. В небо взлетели яркие искры, превращаясь в тонкие паутинки, сплетающиеся в замысловатые узоры.

— Прыгай! Прыгай! — кричали девушки.
— Как прыгать? Они же вокруг пляшут! — непонимающе спросила Вика.
Она ощутила, как Баба Шура сжимает её руку ещё сильнее. Видимо, пока прыгать не стоило.

Не то чёрт, не то сатир подбежал к юной ведьме, пытаясь схватить ту за свободную руку, но баба Шура что-то прошептала, и тот с недовольной миной пробежал мимо, продолжив странную игру у костра.
— Иди к нам! — кричали танцующие, а из огня продолжали вылетать искры, рисующие узоры в рассветном небе.

В этот момент карман викиных джинсов завибрировал. Хоровод застыл. Баба Шура напряглась. Вика достала телефон, увидела надпись «Юра» и сказала три слова:
— Три дня поноса!

После чего с таким же невозмутимым видом передала гаджет офигевшей бабушке, отпустила её руку и, разбежавшись, прыгнула через костёр.

Оказавшись на другой стороне, она заметила свечение, исходящее от ладоней. Вика рассматривала свои руки, а «сатир» дружески похлопал её по плечу:
— Зря ты так с хлопцем. Любит он тебя и сожалеет.
— Пусть сожалеет и дальше, — хмыкнула юная ведьма, выхватила из рук нечисти бубен и пустилась в пляс вместе с голыми девицами.
— Далеко пойдёт, — кивнул в её сторону козлоногий.
Баба Шура довольно подмигнула старому знакомому:
— Моя девка! Сразу видно, чья кровь!

***
— Отныне ты равноправная со мной здесь. Но это не всё. Нужно будет сходить к Хозяевам. В лес, на речку и к старому кладбищу. Каждому надо передать подарок, выразить уважение. Только без новомодных словечек. И не надо предлагать им сделать с тобой эти ваши сопли!
— Селфи, бабушка, — улыбнулась Вика. — Обещаю быть до безобразия канонична. Хоть в музей ведьмовских традиций отправляй. Но пить твоё зелье больше не буду. У меня от него весь день живот пучило!

***
Вика пошла чистить зубы и умываться перед сном. Взглянув в старое зеркало, она даже отпрянула. Нет, из отражения на неё глядела не та, кого она видела в озере. Просто волосы, покрашенные две недели назад в «баклажан», сейчас были солнечно-золотыми.

— Хозяйка! — прошуршал из угла домовик. Вика улыбнулась, быстро умылась, и побежала в сени, чтобы набрать чашку молока.
— Не бойся, пей, — она подвинула молоко прямо к тёмному углу, из которого на неё таращились два глаза.

Оттуда потянулась волосатая рука, утащила кружку к себе, в прикрытую паутиной темноту, а через минуту поставила назад.
— На здоровье! — сказала Вика, и умчалась во двор, расспрашивать бабу Шуру, что дарить Лешему, Водяному и прочим местным жителям.

А ещё она теперь поняла, кто заботливо заплетал ей косу, сторожил сон, и даже отгонял назойливых комаров, залетающих в открытую форточку. Вика уже любила этот маленький уголок большого и загадочного мира. А мир потихоньку признавал Её. Новую Хозяйку.



© Владислав Безлюдный

3 не понравился
10 понравился пост
 
Незарегистрированные посетители не могут оценивать посты
 
 
 
 


 
 
 
 

Информация

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Оставлять свои CRAZY комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Пожалуйста пройдите простую процедуру регистрации или авторизируйтесь под своим логином. Также вы можете войти на сайт, используя существующий профиль в социальных сетях (Вконтакте, Одноклассники, Facebook, Twitter и другие)

 
 
 
 
 
Наверх