Жестокий маршал-карьерист, связанный с подавлением роялистских мятежей

Автор:
Evrocot
Печать
дата:
21 сентября 2019 00:02
Просмотров:
690
Комментариев:
0
Наполеоновский маршал Гийом Мари-Анн Брюн в какой-то мере оказался на своем месте случайно. Более того, армейская карьера бы ему и не пришла в голову, если бы не некоторые революционные события и хороший стартовый бросок. Не сумей он сразу пронырнуть в капитаны, военная история бы и не знала такого деятеля. Для этого карьериста как-то нехарактерно было начинать службу с низовых ступеней. Ему требовалось все и сразу. А потому компромиссов он не знал и не терпел. Не будучи при этом военным как таковым. Его роль сводилась, скорее, к роли трибуна, оратора, иногда демагога и только по остатку он становился служакой. Тонкости же тактики и стратегии в его трактовке сводились к одному – безапелляционным упрямству и решительности. Собственно, этими позициями ограничивались и любые вопросы принципиальности, поскольку ни порядочностью, ни высокими моральными качествами Брюн не блистал. Он делал карьеру.

Родился в семье адвоката, постепенно дослужившегося до должности королевского прокурора в провинциальном городе. Так что юный Гийом Мари-Анн решил идти по накатанной и повторить путь отца. Для чего закончил гуманитарный общий курс в колледже родного города, а потом переехал в Париж, став студентом юридического факультета Королевского колледжа. И там первое время все складывалось неплохо, вот только у будущего маршала обнаружился грешок – страсть к азартным играм и сомнительным увеселительным вечеринкам. Неудивительно, что вскоре появились немаленькие долги, которые требовалось рано или поздно отдавать. И с учебой пришлось завязать.

Брюн устроился простым рабочим в типографию – на большее его профессиональных навыков не хватало. Но эта профессия не тяготит к быстрому обогащению, так что по итогу все одно пришлось возвращаться в родные места и работать под надзором родителя клерком в тамошней прокуратуре.

Жестокий маршал-карьерист, связанный с подавлением роялистских мятежей

Художник: Maurir Paris




Мелким прокурорским чиновником герой пробыл недолго – случилась революция, и он решил, что в столице для быстрой карьеры на текущий момент возможностей больше. И убыл в Париж. Там по старой памяти стал трудиться журналистом, время от времени пробуя силы и в издательском деле. Революция не всегда вершится на площадях и улицах, а потому бойкие слогом графоманы любой политической направленности имели коммерческий успех – революции на тот момент требовалась развитая полемика.

Брюн довольно скоро выделился из общей массы пишущей братии – главным образом по причине гладкого и внятного слога. Собственно, этой своей деятельности он и обязан близкому знакомству с Дантоном и Маратом. А именно этот круг формировал истеблишмент Франции.

Брюну предложили вступить в ряды Национальной гвардии, причем сразу в чине капитана. Он, не долго думая, согласился – в издательском деле своеобразный потолок был достигнут, а тут для предприимчивого человека имелись вполне реальные перспективы. В капитанах ходил он не долго – вскоре его избрали (по первости в революционной армии на командирские должности выбирали общим голосованием, а Брюн мог уболтать любого собеседника) в подполковники. И почти сразу он стал полковником – довольно быстро для штатского, по сути, человека.

Жестокий маршал-карьерист, связанный с подавлением роялистских мятежей

Подавление восстания роялистов в Париже, октябрь 1795. Гравюра от John Smith


Особых выдающихся деяний на тот момент за Брюном не числилось – его функции сводились к карательным затеям на территории всей Франции. Он играл роль революционного гауляйтера, давившего с превеликой жестокостью все малейшие намеки на бунт. При этом стоит упомянуть, что при аресте Дантона его противники с превеликим опасением ждали, что Гийом Мари-Анн Брюн вступится за своего прежнего друга и покровителя и попутает игрокам лагеря Робеспьера все карты. И совершенно напрасно ждали – тот преспокойно смирился с потерей прежнего соратника и объявил себя поклонником нового курса. Особенно страшно Брюн проявил себя при подавлении роялистского восстания в Париже – в тот момент они и познакомился с Наполеоном.

Неплохо воевал в следующем году в Швейцарии. Вел себя храбро и показал прекрасные навыки исполнителя. Впрочем, особой воли не имел и инициативы не проявлял. После Швейцарии попал в Италию, а оттуда – главнокомандующим в Голландию. Где неплохо исполнил директивы Наполеона и удачно потрепал силы союзников – русские с англичанами по итогу эвакуировались с этих территорий, предварительно отпустив всех пленных без всяких условий.

Позднее за заслуги попал в Государственный совет, где заведовал военной секцией. Вроде бы считался крепким республиканцем, за что и оказался в стороне от Наполеона – он отправил его послом в Турцию. Быстро сообразив, что прежние убеждения грозят карьерному продвижению, стал прикладывать неимоверные усилия к признанию Наполеона в Стамбуле императором. Правда, цель оказалась не достигнута, зато рвение заметили в Париже. И последовала серия назначений на ключевые должности, да и звание маршала приспело.

Жестокий маршал-карьерист, связанный с подавлением роялистских мятежей

Смерть Брюна на улицах Авиньона. Гравюра из "Истории Франции" 1885 года


Воевал и командовал Брюн неплохо – все же организаторские способности у него имелись. Вот только вскоре заметили, что он сквозь пальцы глядит на потоки контрабанды (вероятнее всего, имел неплохую маржу с этого, но ничего доказать не удалось) и маршал-губернатор снова попал в опалу (1807 год) и удалился в собственное имение (успел получить в подарок) без каких-либо почетных регалий.

В 1814 о нем вспомнили Бурбоны, вручили орден и назначили губернатором Прованса. Что не помешало Брюну встать на сторону Наполеона во время его стодневного возвращения. Бонапарт принял услуги опального маршала, но больших дел так ему и не доверил.

Брюн дольше других держал знамя Наполеона на своей флотилии, а потом, когда уже стала очевидной опасность такой демонстрации, поспешил в Париж – заверить в своей преданности новую власть. И этот бросок ему почти удался. Вот только по дороге в Авиньоне его опознали роялисты и попросту пристрелили на месте из ружья. Затем уже мертвого искололи кинжалами, а тело подвесили под мостом. И использовали в качестве ружейной мишени. А позднее, совсем уже истерзанные останки, кинули в реку, рыбам. Так закончил свою карьеру маршал Брюн, не получивший на войне ни одной царапины – судьба берегла его до поры.

0 не понравился
1 понравился пост
 
Незарегистрированные посетители не могут оценивать посты
 
 
 
 

Смотрите также:

 
 
 
 

Комментарии

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Информация

 
 
 
 
 
 
 
 
 

Оставлять свои CRAZY комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
Пожалуйста пройдите простую процедуру регистрации или авторизируйтесь под своим логином. Также вы можете войти на сайт, используя существующий профиль в социальных сетях (Вконтакте, Одноклассники, Facebook, Twitter и другие)

 
 
 
 
 
Наверх